Библиографическое описание:

Ткаченко И. Г. Концепт Meer в интертекстуальном пространстве художественного мира Новалиса [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы Междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 84-87.

К настоящему времени в лингвистике сложилось две различные традиции употребления термина «смысл»: 1) смысл как синоним или часть значения; 2) смысл как оппозиция значению. В рамках нашего исследования в целом и данной статьи в частности, вслед за учеными-лингвистами (М.М. Бахтин, А.В. Бондарко (1978), Г.И. Богин (1993), А.А. Потебня (1993) и др.), мы разграничиваем понятия «значение» – «смысл».

Рассмотрим взгляды исследователей на данную дихотомию. Работая над проблемой разведения значения и смысла, А.А. Потебня писал: «Не трудно вывести из разбора слов какого бы то ни было языка, что слово, собственно, выражает не всю мысль, принимаемую за его содержание, а только один ее признак (...)» [9, с. 114]. По нашему мнению, исследователь ведет речь о разграничении значения и смысла по принципу объективности/субъективности, где объективное относится к значению, субъективное – к смыслу.

М.М. Бахтин в своих исследованиях говорит о смысле высказывания и о смысле слова как аббревиатуры высказывания. Исследователь утверждает, что высказывание как единица речевого общения в отличие от языковых единиц имеет «не значение, а смысл» [2, 305].

В.П. Литвинов рассматривает значение как «принадлежащее языку средство для выражения внеязыкового смысла» [8, с. 23]. Под смыслом исследователь понимает «любую информацию, получаемую в процессе отражения объективной действительности в человеческом сознании (не обязательно мышлении!). Смысл принадлежит практике» [8, с. 23]. Значение и смысл, по мнению ученого, находятся в привативном отношении. Значение является средством на службе смысла [8, с. 24].

В свою очередь А.В. Бондарко, говоря о значении, имеет в виду содержание единиц и категорий данного языка, включенное в его систему и отражающее ее особенности, план содержания языковых знаков. В отличие от значения, смысл - это содержание, не связанное лишь с одной формой или системой форм данного языка, - то общее, что объединяет синонимичные высказывания и высказывания, сопоставляемые при переводе с одного языка на другой [4, с. 51-63].

В своей работе «Переход смыслов в значения» Г.И. Богин четко разграничивает значение и смысл, повествуя о том, что смысл всегда ситуационен, обусловлен контекстом, принадлежит речи и первичен по отношению к значению, которое, в свою очередь, внеконтекстно, неситуационно, принадлежит языку, производно от смысла, социально институционализировано и формулируется, в отличие от смыслов, создаваемых всеми и каждым, исключительно составителями словарей [3, с. 9].

Обобщая взгляды исследователей на дихотомию значение-смысл, отметим, что противопоставление значения и смысла осуществляется на основе принадлежности разным языковым носителям: значение относится к слову, смысл – к предложению. Другими словами о смысле слова можно говорить только в контексте. В отличие от значения смысл принадлежит не только сознанию, но и подсознанию. Бессознательное есть одна из ипостасей смысла, наиболее необходимая при освоении художественных текстов.

В процессе изучения дихотомии «значение-смысл» вскрывается третье понятие – концепт. Появление термина «концепт» произошло вследствие того, что «возникла необходимость выработки нового термина для обозначения содержательной стороны языкового знака, так как традиционные «значение» и «смысл» функционально ограничены» [5, с. 64]. Кроме того, как отмечает в своих исследованиях P.M. Фрумкина, введение в рамки лингвистических исследований термина «концепт» явилось результатом сдвига в ориентациях: «от трактовки смысла как абстрактной сущности, формальное представление которой отвлечено и от автора высказывания, и от его адресата» [15, с. 30], к изучению смысла, «существующего в человеке и для человека» [16, с. 89].

Изучая вопрос о природе индивидуальных концептов, мы отмечаем, что они довольно разнообразны. В качестве индивидуальных концептов, как замечает И.П. Черкасова, могут выступать концепты, «репрезентированные в художественных текстах и образующие авторскую концептосферу» [14, с. 6]. Другими словами, речь идет о художественном концепте, который рассматривается как единица индивидуального сознания, авторской концептосферы, вербализованная в едином тексте творчества писателя. [11, с. 77-78] Более того, по замечанию И.П. Черкасовой, художественный концепт, являясь вариантом индивидуального, обладает рядом особенностей, предопределенных художественным дискурсом, в рамках которого существует [14, с. 6].

Материалом нашего исследования как вариантом художественного произведения послужили литературные сказки Новалиса, которые несут в себе некий смысл или даже совокупность смыслов. Ю.С. Райнеке отмечает: «Автор играет с текстом, играет с читателем. Игровое отношение к слову позволяет находить новые его смыслы, спрятанные в нем» [10, с. 73].

Для постижения смысла (концепта) в литературной сказке необходимо «формирование слова с однозначно очерченным смыслом» [14]. Возникновение смысла слова в тексте, представляющий собой процесс кристаллизации был подробно исследован в работах И.П. Черкасовой [13, 14]. Согласно концепции исследователя ключевое слово в тексте играет роль точки кристаллизации, является «центром», «фокусом», от которого потом «расходятся круги» понимаемого содержания, оно постепенно обрастает смыслом, вбирая в себя все контекстуальные значения. Изучение процесса кристаллизации позволяет не только определить базовые смыслы, но и проследить процесс их взаимодействия, а иногда и вытеснение одних смыслов другими» [14, с. 82].

В рамках данной статьи мы представляем процесс кристаллизации смысла концепта Meer (море) в сказке Новалиса «В давние времена…».

Meer – море, океан – в тексте Новалиса представляется как море жизни, которое предстоит пересечь человеку, это хаос, материальное существование. Поэту-страннику предстояло пересечь земную жизнь, чтобы попасть в неизведанный, таинственный мир (ein fremdes Land): «…dass also dieser Tonkünstler übers Meer in ein fremdes Land reisen wollte…» [12, с. 220].

Темные силы зла стремятся утопить человека в «водах» рутинной жизни, подчиняя его инстинктам и уничтожая в нем все духовное, оставляя лишь материальное: «…dass sie unter einander verabredeten, sich seiner zu bemächtigen, ihn ins Meer zu werfen…» [12, с. 220-221], «Wie sie also mitten im Meere waren…dass er sterben müsse, weil sie beschlossen hätten, ihn ins Meer zu werfen…» [12, с. 221].

Ограниченность земного мира поглощает человека и превращает его в своего раба, который неустанно трудится во благо материальности, забывая о духовном: «…vor ihren Augen freiwillig ins Meer springen…» [12, с. 221]. Но сильный духом человек – властелин своей судьбы – способен выбраться из жизненных сетей (оков, пучины) материальности и отыскать свой «берег», где царит гармония и единство: «Nach einiger Zeit ging er einmal am Ufer des Meers allein…» [12, с. 221]. Земная жизнь скрывает в себе духовные сокровища, суть которых заключается в человеческом стремлении приблизиться к своей истинной природе и ее постижению: «…das die Schätze im Meere aufsuchte…» [12, с. 222].

В результате мы обнаруживаем следующие смыслы „Meer“ (море):

  1. Жизнь земная суть хаос, ограниченность, материальность.

  2. Материальные блага превращают человека в марионетку, подчиняя его себе.

  3. Материальное богатство не сравнимо с духовным сокровищем, которое присуще каждому живущему на земле.

  4. Лишь сильный духом, целеустремленный человек способен к духовному совершенствованию и познанию себя и Бога в себе.






















Схема 1. Система базовых концептов Новалиса в сказке „In den alten Zeiten...“

Вследствие выше изложенного концепт Meer представляется нам как символ обыденности и повседневности мирской (земной, материальной) жизни, что отражено в схеме 1, где пограничную зону являет собой Sänger, разделяющий мир на духовный и материальный. Человек (Sänger) растворяется в обыденности и повседневности мирской (земной) жизни (Meer), сливаясь с толпой, массой (Menschen). Его жизнь ничтожно коротка (Leben) и ограничена временем. Но у Sänger есть иной путь выбраться из жизненной бездны, пучины. Прислушиваясь к своему внутреннему «Я», он способен возродить в себе новую жизнь, достичь гармонии и единства (Gesang) и устремиться (Land) к миру совершенному, вечному, истинному (Kunst).


Литература:

  1. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. – М.: Искусство, 1979. – 423с.

  2. Богин Г.И. Переход смыслов в значения // Понимание и рефлексия. Ч.2. Тверь, 1994. С. 8–16.

  3. Бондарко А.В. Общее языкознание и теория грамматики: Материалы чтений, посвященных 90-летию со дня рождения С. Д. Кацнельсона. - СПб., 1998. - С. 51-63.

  4. Воркачев С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филол. науки. 2001. № 1. С.64–72.

  5. Литвинов В.П. Типологический метод в лингвистической семантике. — Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1986. — 168 с.

  6. Потебня А.А. Мысль и язык. — СПб., 1892

  7. Райнеке Ю.С. Исторический роман постмодернизма и традиции жанра (Великобритания, Германия, Австрия). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. - М.: 2002. - 212 с.

  8. Тарасова И.А. Идиостиль Георгия Иванова: когнитивный аспект. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2003.

  9. Черкасова И.П. Лингвистический анализ элегий Р. М. Рильке (лексика и синтаксис «Дуинских элегий»): Дисс. канд филол. наук. — Пятигорск, 1997. — 242 с.

  10. Черкасова И.П. Лингвокультурный концепт «ангел» в пространстве художественного мышления: Монография. Армавир: Ред.-издат. центр АГПУ, 2005. 256 с.

  11. Фрумкина Р.М. Есть ли у современной лингвистики своя эпистемология? / Язык и наука конца ХХ века. Под ред. Ю.С.Степанова. М., ИЯЗ РАН- РГГУ, 1995.С. 74 -117.

  12. http://www.zeno.org/Literatur/M/Novalis/Romane

Основные термины (генерируются автоматически): ein fremdes land, кристаллизации смысла концепта, Возникновение смысла слова, процесс кристаллизации, «от трактовки смысла, смысле слова, термина «концепт», ihn ins, значения смысл, zu werfen…», пространстве художественного, взгляды исследователей, службе смысла, сильный духом, повседневности мирской, ипостасей смысла, Черкасова И.П, постижения смысла, изучению смысла, употребления термина «смысл».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос