Библиографическое описание:

Могилевская Г. И. Социальные сети как актуальный способ самовыражения массового человека // Молодой ученый. — 2012. — №4. — С. 517-520.

Неотъемлемой частью современной культуры стал интернет, в недрах которого возникли социальные сети, чье появление носило незапрограммированный и стихийный характер [2]. Возрастающая популярность социальных сетей делает актуальной проблему изучения этого культурного феномена, сформировавшегося в современном массовом обществе и оказывающее на него все большее влияние.

Популярность социальных сетей давно переросла потребность в интенсификации коммуникативных связей, поиске знакомых и незнакомых людей, поддержании постоянной связи с друзьями, поиске единомышленников. Социальные сети не обрели бы такую востребованность, если бы не реализовывали потребность современного человека в самовыражении. Человек массового общества, будучи включен в сложную систему унифицированного образования, коммуникации, путешествий, товаров массового производства, ощущает возрастающее одиночество и монотонность жизни. Желание вырваться за пределы этого единообразия порождает потребность в самовыражении, в желании быть услышанным, возникает импульс в передаче информации о себе и предъявлении другим собственного образа. Но самовыражение – это всегда посыл вовне, форма утверждения своего существования, желание обратить на себя внимание других людей, заявка на интерес окружающих к своей персоне, к тому образу, который человек создает. Но что хочет и может сказать о себе другим людям массовый человек, сущность которого была предметом исследования многих мыслителей ХХ века [7,8,9,12], нелицеприятно характеризовавших его как воплощенную посредственность, сформировавшуюся в условиях материального благополучия, которое и придало ему уверенности в достаточности своего умственого и нравственного уровня. «Эта самодостаточность повелевает не поддаваться внешнему влиянию, не подвергать сомнению свои взгляды и не считаться ни с кем… И массовый человек держится так, словно в мире существуют только он и ему подобные», что позволяет ему «вмешиваться во все, навязывая свою убогость бесцеремонно, безоглядно, безотлагательно и безоговорочно, то есть в духе «прямого действия»[9, с.98].

Основой ценностного мира массового человека является безграничное потребление и стремление к разлечениям. «Другие» интересуют современного человека чаще всего как средство удовлетворения своих потребностей. Массовая культура усиленно пропагандирует именно такое отношение к другому, «овеществляя» человека, ставя знак равенства между человеком и предметом потребления.

Массовый человек не терпит никаких ограничений, налагаемых на него извне, ведь ответственность за других и обязанности перед обществом – весьма обременительные ограничения. Это культура, в которой царит «перманентный дух отрочества»: «Его отличает недостаток чутья к тому, что уместно и что неуместно, недостаток личного достоинства, уважения к другим и к чужому мнению, гипертрофированное сосредоточение на собственной личности. Почву для этого подготавливает всеобщий упадок способности суждения и критической потребности. Масса чувствует себя просто замечательно в состоянии полудобровольного оглупления. Это состояние может в любую минуту стать крайне опасным из-за того, что больше не действуют тормоза моральных убеждений»[12, с.333].

Нарастающая виртуализация только умножает эти характеристики, ибо мир утрачивает способность восприниматься как непосредственно данная реальность, а опосредованно видится через призму средств массовой информации. Потому накапливающаяся осведомленность массового человека носит фрагментарный и тенденциозный характер, не выстраивается в целостный образ мира. Это влияет на способность человека к целеполаганию, «возникает соблазн утопически-демиургических проектов, связанных с прозрачностью границ между действительным и альтернативными мирами»[1,с. 59].

Социальные сети, возникнув в недрах этого виртуального мира, заявили о себе как о новом и устойчивом культурном феномене, генезис которого заслуживает отдельного разговора. Так, время возникновения социальных сетей следует отнести к 90-м годам появлением таких сетевых сервисов как eGroups/OneList, ICQ, Evite, предоставлявших базис для дальнейшего развития онлайн-услуг для общения [6]. Но их расцвет приходится на 2003-2004 годы с возникновением таких проектов как «LinkedIn», «MySpace» и «FaceBook», давших новый толчок в развитии коммуникативных возможностей интернета, ибо «MySpace» и «FaceBook» сделали ставку исключительно на общение [10], и хотя новые технологии и не внесли изменений в характер контактирования в силу традиционности коммуникативных форм, они заложили возможности для дальнейшего развития социальных сетей.

В стремлении привлечь пользователей социальные сети специализируются и дифференцируются, многие из них разрабатывают целую программу дополнительных, носящих развлекательный характер услуг и сервисов, в которых можно купить «подарки», открытки, букеты, сердечки, закрепив за пользователем роль пассивного потребителя.

Разрастающиеся социальные сети охватывают весь мир, когда вслед за США Азия и с некоторым опозданием Россия развивают свои проекты. Так, русскоязычные ресурсы «Вконтакте» и «Одноклассники» очень быстро обрели свою аудиторию, которая постоянно расширяется, составив в настоящее время 25 млн. человек.

Так почему же столь привлекательны для массового человека социальные сети? Да, в первую очередь соединением коммуникации и развлечения. Развлечение и игра – квинтэссенция массовой культуры, которая во всех феноменах культуры ищет игровое начало, выхолащивая из него свободный и творческих дух, оставляя только увеселение. Ибо любое прямое общение обогащено эмоциями, и даже не являясь познавательным, оно расширяет представления о другом человеке, который в общении является не средством, а целью. Социальные сети позволяют превратить собеседника в средство развлечения, ибо коммуникация доминирует над качеством общения и становится самоцелью. Социальные сети создают такой тип общения, при котором отсутствуют реальные наказания и реальные стимулы поощрения за то или иное действие, что позволяет массовому человеку избегать нежелательных санкций, без которых не обойтись в реальном общении, когда трудно игнорировать негативное мнение или возражения собеседника. Поэтому общение в социальных сетях выхолащивается, утрачивает качество, главными становятся количественные характеристики, что для массового человека является нормой жизни, ведь и общество его рассматривает только в количественном отношении, а не как личность. Социальные сети реализуют с одной стороны, потребность массового человека в общении, с другой, исключают из процесса общения ту необходимую духовную и интеллектуальную затратность, без которой невозможно взаимопонимание, тем самым превратив общение в развлечение.

Массовое общество, сделав основой своего существования гедонизм, превратив процесс общения в удовольствие в ущерб качеству коммуникации, создает с помощью социальных сетей огромные возможности для самовыражения массового человека, которое обычно сводится к самопрезентации. Но акт самовыражения и самопрезентация не совсем одно и то же. Ведь презентация – это маркетинговый ход, способ донести информацию или убедить в необходимости совершить те или иные действия. Массовое общество, пропитанное духом консюмеризма, делает социальные сети полем купли-продажи, на котором роль прибыли выполняет то количество друзей, которое вы можете набрать в сети, количество контактов и полученных букетов, сердечек и оценок, т.е. всего, что можно исчислить.

Социальные сети создают обширную арену для самовыражения, автоматически становящегося игрой, в которой, как полагает массовый человек, все козыри у него в руках. Социальные сети видятся массовому человеку игровым полем, где исчезает телесность, статусность, возраст, пол, финансовое положение, научный авторитет, а потому массовый человек чувствует себя равноправным игроком на этом поприще, ибо в таком случае можно слукавить, выдавая себя за другого, ограничивая информацию о себе. Вот где самовыражение становится безнаказанным и не всегда невинным развлечением, где человек может сформировать любой образ, где можно приписать те черты, которые ему и не присущи. Социальные сети становятся «чем-то вроде зеркала, верно являющего … не реальный, а желанный образ» [4,с.100], тем зеркалом, в которое глядит на себя массовый человек, но видит только то отражение, которое ему льстит. Не слишком богатый набор сервисов, которые предлагают социальные сети, позволяет пользователю создавать тот портрет, который лишь отдаленно напоминает оригинал, или попросту запускать в киберпространство симулякры. Выступая под маской, человек чувствует себя в полной безопасности, полагая, что он настолько замаскировался, что никто никогда не сможет его распознать, что позволяет ему вступать в любые коммуникации, представляться экспертом во всех областях жизни, хотя его знакомство с предметом ограничено Википедией. Коммуникация облегчается тем, что не нужно задаваться вопросом, кто там за монитором, ведь собеседник, Другой, перед нами как на ладони, он ведь написал о себе все в анкете. Все это делает процесс коммуникации таким лёгким, необременительным, ни к чему не обязывающим, что не может ни привлекать миллионы массовых людей, для которых состояние отчуждения перманентно.

Социальные сети как форма самовыражения удобна и тем, что они попустительствуют человеческим слабостям и даже комплиментарны к ним. Иначе, как можно отнестись к стремлению массового человека выкладывать бессчетное количество фотографий, с тайной надеждой, что кто-то обязательно просмотрит и оценит их, поставив плюсы или проявив иные знаки восхищения. Сети переполнены интимными фотографиями, выложенные пользователями в неком порыве откровенности, но обработанные предварительно в фотошопе. Но почему изображения, которые не всегда готовы показать друзьям, оказываются выложенными в социальных сетях? Видимо потому, что развлекательная функция социальных сетей доминирует над коммуникативной, что лишает Другого, собеседника, индивидуальности, сводит его к некой функции.

Но, пожалуй, наиболее ярко проявляется роль социальных сетей как формы самовыражения массового человека в таких сервисах как блоги, живые журналы, фотоальбомы, ведь именно они позволяют проявить себя в качестве творческой личности, не испытывая ни мук творческого процесса, ни его радостей. Ибо творчество представляется ему как признание, как слава, но отнюдь не как упорный труд. Впрочем, мир социальных сетей позволяет массовому человеку стать писателем, художником, музыкантом, режиссером. Он может даже найти людей, которым понравится его творчество, для этого достаточно просто войти в аудиторию нескольких других пользователей, похвалив творчество одного из них, и ожидая ответного комплимента в свой адрес. Некоторые исследователи усматривают в этом положительные тенденции, которые проявляются «в том, что люди готовы к сотворчеству, они не робеют и не довольствуются ролью пассивных наблюдателей, дистанционно вкушающих высокие (и непонятные) им образцы. Пусть пониже, зато я в этом участвую. Это другая логика человеческих ценностей, именно ею питается сетевая активность»[3]. Наверное, данная позиция заслуживала бы внимания, если бы за этим не стояло представление массового человека о том, что успех в любом творчестве возможен без особых усилий, тогда «стремление людей самим участвовать, а не просто внимать и наблюдать за тем, как это делают недосягаемые кумиры» [3], превращается в тщеславное желание быть замеченным, и неважно, в чем именно.

Впрочем, зачастую пользователь даже не нуждается в обратной связи, создавая для себя иллюзию общения, самореализации, общения посредством разговора в пустоту. Оставляя пост в блоге, пользователь потенциально запускает информацию, идею в информационное поле. Это создаёт условия для того, что, по выражению Т. Фридмана, «Сегодня маленький может вести себя как большой» [11, с.561], то есть в руки единиц, маленьких людей падают инструменты воздействия на огромные массы. Однако далеко не всегда информация доходит до потребителя, оставаясь лишь потенцией. Но этого достаточно для того, чтобы автору чувствовать себя высказавшимся, реализовавшимся.

Массовый человек, не испытывая уважения ни к кому, кроме себя самого и тех, кто готов подтвердить его значимость, не склонен проявлять пиетет к кому бы то ни было, что выливается в блогах и комментариях, в которых он весьма нелестно отзывается об авторах, подвергая сомнению их профессионализм и компетентность, зачастую не дискутируя по существу, а превращая в забаву так и не состоявшуюся дискуссию.

Превратив коммуникацию в развлечение, массовый человек даже не допускает мысли о том, что его сознанием можно манипулировать через социальные сети, которые видятся ему царством безграничной свободы, чем в настоящее время успешно пользуются рекламодатели и политики.

Таким образом, следует констатировать тот факт, что социальные сети, возникнув в 90-е годы ХХ века, превратились в социокультурный феномен, оказывающий влияние на массовую культуру и во многом определяющий ее развитие. Именно социальные сети становятся прибежищем массового человека, стремящегося к самовыражению. Эта роль социальных сетей обусловлена соединением в них коммуникативной и развлекательной функций, что и порождает иллюзорное ощущение принадлежности к сообществу, в котором господствует безграничная свобода творчества, дискуссии и интеллектуальной независимости. Иллюзорность эта предопределена устройством самих социальных сетей, которые, потакая слабостям массового человека, превращают эти духовно – затратные процессы в форму развлечения, что и делает и общение, и творчество, и дискуссию необременительными, не требующими напряжения интеллектуальных и душевных сил. Потому и самовыражение в социальных сетях превращается в развлечение, в котором исчезает главная цель общения, – восприятие другого человека как цели, а не как средства.


Литература:

  1. Апрелева В.А. Эстетика виртуальной реальности // Машины. Люди. Ценности. Материалы Международной междисциплинарной научной конференции. – Курган, 2006. – С. 204.

  2. Бард А., Зодерквист Я. Нетократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. [Электронный ресурс] URL: http://www.thenetocrats.ru (дата обращения: 21.01.2012).

  3. Беззвучный шум. (В обсуждении будущего социальных сетей участвуют: А. Долгин, Д. Кудрявцев, В. Санин, М. Ратгауз). URL: http://www.openspace.ru/society/world/details/3088/ (Дата обращения – 20.03.2012).

  4. Бодрийяр Ж. Система вещей. – М.: РУДОМИНО, 2001. – 218 с.

  5. В сетях Facebook // Chip. 2010. № 12. С. 110-112;

  6. Горник Д. Социальные Сети 3.0. URL: http://galleo.ru/articles/sw205 (Дата обращения – 24.03.2012).

  7. Каннети Э. Масса и власть. М.: АСТ. 2012. – 574 с.

  8. Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. М.: Академический проект, 2011. 396 с.

  9. Оргтега –и-Гассет Х. Восстание масс. – М.: АСТ, 2003.- 375

  10. Туз Г. В эти сети попадают взрослые и дети / «Ставропольская правда» от 9 октября 2010. URL: http://www.stapravda.ru/20100930/sotsialnye_seti_v_internete__dobro_ili_zlo_48398.html (Дата обращения – 20.03.2012).

  11. Фридман Т. Плоский мир. Краткая история XXI века.М.: Хранитель, 2006. -608 с.

  12. Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. М.: Прогресс, 1998.-464 с.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle