Библиографическое описание:

Щедрова И. А. Инновации и традиции в образовании — как их совместить? Вигоросность и вопросы религиозного воспитания // Молодой ученый. — 2012. — №2. — С. 323-325.

В современном мире неотступно идут процессы, меняющие цели и задачи образования. Появилось новое понятие «человеческий капитал», образование фактически стало отраслью экономики и воспринимается как часть понятия «качество жизни». Однако, многочисленные примеры истории говорят о том, что пренебрежение духовной «вертикалью» в образовании приводит как отдельных индивидов, так и народы в целом к историческим поражениям. Современное же духовное состояние российского общества оставляет желать много лучшего. Наше общество вдруг узнало о себе правду: вымирает русский этнос, разрушена семья и её устои, преступность, алкоголизация и наркотизация населения достигли немыслимых масштабов, размыты базовые ценности, коррупция на внутриличностном уровне уже перестала быть преступлением, а стала просто благодарностью и проч.. И немалая роль в этом проводимых Министерством образования реформ, благодаря которым школа, ВУЗ из воспитательно-образовательных учреждений окончательно превращаются в заведения по оказанию учебных услуг.

Современная Гуманитарная Академия — ВУЗ, активно пропагандирующий инновационные методики образования, провела ряд исследований, направленных на выявление наиболее прогрессивных и перспективных образовательных технологий, в результате которых был сформулирован новый объяснительный принцип социальной активности человека — вигоросность. Основываясь на идеях В.И. Вернадского и Л.Н. Гумилева, используя данные проведенных исследований, научный коллектив СГА под руководством проф. М.П. Карпенко определил вигоросность как «психологическое качество личности, характеризующееся высокой активностью деятельности, стремлением к достижению цели и преодолению препятствий, преобразованию себя и внешней материальной и социальной среды».1 По мнению авторов, в какую бы сферу деятельности ни направлял свою активность вигорос, постоянным признаком его деятельности будет успешность, более высокие результаты, чем у окружающих. Таким образом, человеческий капитал складывается из трех основных компонентов — здоровье индивида (т.е. физическое, психическое и социально благополучие, согласно определению ВОЗ), образование и вигоросность. При этом, главным содержанием образования является усвоение людьми тех культурных орудий, которые выработало человечество, и формирование компетенций — способности решать различные задачи. Однако, наличие компетенций не вполне определяет успешность деятельности. Истории известны примеры, когда цивилизации гибли, растворяясь под натиском менее цивилизованных народов. Именно вигоросность определяет, с какой направленностью и интенсивностью будут применяться имеющиеся знания и умения. Таким образом, хорошим специалистом, в современном понимании, можно считать человека с развитыми компетенциями, хорошим здоровьем и высоким уровнем вигоросности. Однако, вигоросность, наряду с «положительными» характеристиками, такими как — энергичность, напористость, готовность к риску, возвышенность идей, романтизм, имеет и ряд «отрицательных» качеств. К ним можно отнести установку на игнорирование других в процессе достижения цели, «умение» не принимать их в расчет и просто «переступать». Способность к риску у них может выразиться в склонности к преступлениям, несгибаемость и сильная воля — в непослушание и недисциплинированность, энергичность в конфликтность2. А если учесть, что людям с высокой вигоросностью свойственна азартность, воинственность, наличие вредных привычек, то становится очевидным, что рядом с высокой вигоросностью непременно должно идти высокое образование и культура. Карпенко М.П. в своем исследовании так же говорит о том, что «дикая» вигоросная энергия не «окультуренная» образованием, не снабженная должными инструментами преобразования мира (знаниями), может быть растрачена впустую или направлена на социально деструктивные движения (революции, терроризм)».

Что же может на сегодняшний день предложить система образования в плане морально-нравственной компоненты, способной направить деятельность личности в нужном русле? К сожалению, ничего. Времена пионерской идеологии безвозвратно ушли. Пример Павки Корчагина, безусловно вигоросной личности, давно не актуален. Сейчас чаще говорится о необходимости религиозного воспитания: «Без основ религиозных знаний и элементарных навыков духовной жизни не может состояться полноценная личность, творческая, компетентная и способная инновационно мыслить и действовать, исповедующая принципы гуманизма, правового гражданского общества и демократии3".

Действительно, без личности, наполненной духовным содержанием, невозможна никакая модернизация. Именно духовность способна стать мерилом любых достижений, чтобы в основу мотивации жизнедеятельности индивида не лег лозунг «цель оправдывает средства». Но сегодняшняя школа не способна научить духовности. Существующие разногласия о месте и роли религиозного воспитания в формировании личности и духовно-нравственном воспитании детей и юношества (которое, по убеждению одних, невозможно без усвоения элементарных знаний о вере и религии, а по мнению других, может состояться и вне религиозных доктрин и вероучений) обостряют проблему и раскалывают общество. На мой взгляд, следует различать религиозное образование и религиозное воспитание. Первое дает знания, без которых невозможно понять ни историю, ни культуру страны. Как можно читать Достоевского, если ты не знаешь, что такое христианство? Не разбираясь в тематике христианства, что можно понять в Толстом? Разве только поверить, что он – «матёрый человечище», – и больше ничего. Молчит для атеистов и русская живопись, не говоря уже об иконописи, молчит музыка. Европейская музыка начиналась с церковной музыки. Бах – церковный музыкант, и разве можно говорить о Бахе, о его «Страстях по Матфею» или «Страстях по Иоанну», если ты не знаешь, что такое Евангелие? Но, как мне кажется, религиозное воспитание — это совсем иное. Это не набор знаний об обрядах и традициях, Православных или каких-то иных, не умение участвовать в ритуалах. Это процесс встраивания христианских (или иных) ценностей в систему личных ценностей, а потом жизнь по этим нормам. Любое религиозное воспитание можно считать удавшимся, если человек не разделяет свою личную жизнь и «просто книгу — Евангелие», если жизнь по Евангелию для него так же естественна как сама жизнь. Уроки истории учат, что просто религиозные знания не делают человека лучше — в канун революции 1917 года все школы преподавали Закон Божий, все дети читали Евангелие и Псалтырь и это не помешало им уничтожать храмы, истязать священников, глумиться над святынями и могилами предков — в любой религии считающимися святыней. И сегодняшний ажиотаж по введению обязательного религиозного образования в школы, на мой взгляд, не решит проблемы нравственности. Не случайно, среди людей церковных очень горячо обсуждается вопрос — почему дети, воспитанные в церковных семьях, закончившие Православные гимназии уходят из Церкви. Потому что знаний у них предостаточно, а вот Живого Бога они не встретили, жизнь с Богом не стала для них реальностью. А соблюдать ритуалы просто потому что «так надо» подростки не умеют. И это даже не протест пубертатного периода, а скорее подростковый максимализм и честность.

В настоящее время в Министерстве образования и науки есть понимание того, что «религия, история религии, культура религии является неотъемлемой частью истории развития страны, истории развития мира», - и это верно. А вот место воспитателя в системе образования до сих пор вакантно. «История религии», как школьный предмет, нравственности не научит. Вполне обоснованы высказываемые рядом авторов опасения о том, что курсы истории религии и основы этики могут явиться новым, перелицованным атеизмом.

Проблема религиозного образования и воспитания в России представляется не частным учебно-методическим вопросом, важным только для узкой группы специалистов – педагогов, катехизаторов или священнослужителей, а глобальной для России на ближайшие десятилетия задачей государственного значения. Сможет ли Россия и её народ выстоять в эпоху очередных преобразований, пройдя путь революций, реформ и инноваций в XX столетии, пережив поводырей, ведущих страну то к коммунизму, то к капитализму? В состоянии ли нынешняя Россия ответить на вызовы современного мира, как это делала прежде? Сбережёт ли себя, восстановит и сохранит ли нравственную глубину, чистоту и высоту? Для русского народа сила и спасение состояли не столько в законах или материальном богатстве, государственной мощи или эффективной экономике, сколько в христианской вере. Ф.М. Достоевский верил в духовные силы народа, неисчерпаемость которых видел в приверженности и обращённости к Православию4. Нравственное разложение в обществе приводит к уничтожению цивилизаций. Поэтому вопрос о возрождении духовности, а не только религиозном образовании, это вопрос развития будущего страны, ее государственной безопасности.


Литература:

    1. Вигоросность и инновации (человеческий фактор как основа модернизации)/ Под. Ред. М.П. Карпенко. М.: Изд-во СГУ, 2011

    2. Синельников С.П. Уроки из истории религиозного образования в России первой трети XX в. // Социальное учение Церкви и современность: Материалы Международной научно-практической конференции «Социальное учение Церкви и современность» (12–13 мая 2011 г.). – Орёл, 2011. – С. 367–370;

    3. Достоевский Ф.М. Дневник писателя за 1877 год. Январь-август // Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. в 30 тт. Т. 25. – Л., 1983. с.14-168

    4. Кузьмин В., Латухина К. Верой и правом // Российская газета. 2009. 23 июля;

    5. Елков И. Священников – в армию, религию – на урок // Российская газета. 2009. 23–29 июля

1Вигоросность и инновации (человеческий фактор как основа модернизации)/ Под. Ред. М.П. Карпенко. М.: Изд-во СГУ, 2011

2Там же

3Синельников С.П. Уроки из истории религиозного образования в России первой трети XX в. // Социальное учение Церкви и современность: Материалы Международной научно-практической конференции «Социальное учение Церкви и современность» (12–13 мая 2011 г.). – Орёл, 2011. – С. 367–370;

4Достоевский Ф.М. Дневник писателя за 1877 год. Январь-август // Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч. в 30 тт. Т. 25. – Л., 1983. с.14-168

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle