Библиографическое описание:

Потапова И. А. Специфика определения критериев готовности учащихся к мультикультурному поведению // Молодой ученый. — 2011. — №2. Т.2. — С. 58-63.

Межэтнические отношения являются одной из самых важных сфер жизни общества. Ими чрезвычайно сложно управлять и очень трудно прогнозировать их формирование и развитие. В последнее время усилившиеся миграционные процессы, связанные с политическими и экономическими реалиями, во многом изменили этнический состав населения многих регионов России. Контингент учащихся общеобразовательных школ стал более полиэтничным. В большей степени эти процессы коснулись приграничных территорий России. Так, результаты социологического исследования, проведенное в г. Астрахани, указывает на увеличение количества школ, контингент учащихся которых стал более многонациональным, чем 10-15 лет назад. Кроме того, в г. Астрахани и Астраханской области появились поселения компактно проживающих переселенцев, дети которых, как правило, учатся в одной школе, общаются только между собой, что затрудняет освоение ими культуры принимающего общества. С другой стороны, учащиеся–коренные жители допускают в отношении «новичков» поведенческие поступки, которые не способствуют налаживанию межэтнических отношений. Поэтому необходимо выявить те условия, при которых возможно решение данных проблем.

С точки зрения оценки изучаемого явления важно определить критерии и показатели, по которым будут оцениваться те или иные реалии. Критерий является средством для суждения, признаком, на основании которого производится оценка, определение или классификация чего-либо; мерило суждения, оценки. Критерий выражает сущностные изменения в развитии объекта и представляет собой знание предела, полноты проявления его сущности в конкретном выражении. В этой связи, необходимо определить компоненты изучаемого явления и критерии их оценки.

Критерий (от греч. сriterion) – средство для суждения, признак, на основании которого производится оценка, определение или классификация чего-либо; мерило суждения, оценки. Критерий выражает сущностные изменения в развитии объекта и представляет собой знание предела, полноты проявления его сущности в конкретном выражении. Критерий объективен, он предстает как обнаруженная сущность. Критерий является понятием более обобщенным, находящимся на более высоком уровне, нежели «показатель» (В.Г. Зазыкин). «Показатель» же выступает как оценка состояния или уровень развития исследуемой реальности по выделенному критерию (А.Н.Ситников). Критерии разделяют на конкретные и интегральные; показатели – на конкретные, интегральные и детальные.

Критерий должен отражать три вещи: почему и во имя чего субъект действует, что он совершает и как, какими средствами пользуется и при каких условиях. Исследуя далее предмет, мы обнаруживаем отдельные элементы его содержания, структуры, каждый из которых следует рассматривать: во-первых, как часть объекта, и тогда обнаружение сущности этой части представляет собой «частный критерий» целостного предмета; во-вторых, как самостоятельный предмет, в свою очередь, имеет свои элементы содержания и структуру. Следовательно, образуется иерархическая структура критериев предмета.

Итак, критерий представляет собой средство, необходимый инструмент оценки, но сам не является оценкой. Функциональная роль критерия заключается в определении или не определении сущностных признаков предмета. Критерий – не только средство обнаружения и оценивания предмета, но и основание для классификации, систематизации предметов.

Результаты теоретического анализа показывают, что показатели выступают по отношению к критериям как частное к общему, т.е., каждый критерий включает группу показателей, которые его конкретизируют качественно и количественно. Критерий более стабилен, хотя и отражает развитие знания сущности. Показатели динамичны. На определенном этапе своего развития предмет может изменить внутреннее содержание, тогда необходимо новое уточнение показателей для измененного предмета. Критерий и показатели выражают закономерности возникновения предмета или явления, его строения, поэтому обладают устойчивостью при многократном измерении в данном отрезке времени.

Под мультикультурным поведением следует понимать внешние проявления психической деятельности индивида, заданные социальной ситуацией, опосредованные личностно-общественными отношениями; основанное на сформированном поведении взаимодействующих друг с другом или воздействующих на поведение друг друга субъектов или социальных групп, принадлежащих к разным культурным (этническим) группам, основанное на социальных нормах (стандартах поведения), положительно оцениваемое взаимодействующими субъектами или социальными группами.

Важно выяснить насколько установки влияют на поведение. В психологии термин «установка» понимается как «…сложившееся положительное или отрицательное отношение к людям, предметам и идеям» [3, c. 871], «…готовность, предрасположенность субъекта к восприятию будущих событий и действиям в определенном направлении; обеспечивает устойчивый целенаправленный характер протекания соответствующей деятельности, служит основой целесообразной активности человека» [7, с. 540]. Т.е., установка относится к периоду предшествующему деятельности.

В общей психологии проблема установки была специальным предметом исследования в школе Д.Н. Узнадзе. Внешнее совпадение терминов «установка» и «социальная установка» приводит к тому, что иногда содержание этих понятий рассматривается как идентичное. Тем более что набор определений, раскрывающих содержание этих двух понятий, действительно схож: «склонность», «направленность», «готовность». Вместе с тем, сферу действия установок, как их понимал Д.Н. Узнадзе, и сфера действия «социальных установок» различны. Д.Н.Узнадзе понимал установку как целостное динамическое состояние субъекта, состояние готовности к определенной активности, состояние, которое обусловливается двумя факторами - потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией» (Узнадзе, 1901). Таким образом, в его концепции установка касается реализации простейших физиологических потребностей и связывается со «склонностью», «готовностью» реагировать на основе бессознательного (англ. set). В таком понимании установки не отражают сложных форм деятельности людей и не могут быть использованы для их понимания.

Сама идея выявления особых состояний личности, предшествующих ее реальному поведению, присутствует у многих исследователей. Прежде всего, этот круг вопросов обсуждался И.Н.Мясищевым в его концепции отношений человека. Отношение, понимаемое «как система временных связей человека как личности-субъекта со всей действительностью или с ее отдельными сторонами» [6, с.150], объясняет как раз направленность будущего поведения личности. Отношение и есть своеобразная предиспозиция, предрасположенность к каким-то объектам, которая позволяет ожидать раскрытия себя в реальных актах действия. Отличие от установки здесь состоит в том, что предполагаются различные, в том числе и социальные объекты, на которые это отношение распространяется, и самые разнообразные, весьма сложные с социально-психологической точки зрения ситуации.

В специфической теоретической схеме эти процессы анализируются и в работах Л.И. Божович (Л.И Божович, 1969). При исследовании формирования личности в детском возрасте ею было установлено, что направленность складывается как внутренняя позиция личности по отношению к социальному окружению, к отдельным объектам социальной среды. Хотя эти позиции могут быть различными по отношению к многообразным ситуациям и объектам, в них возможно зафиксировать некоторую общую тенденцию, которая доминирует, что и представляет возможность определенным образом прогнозировать поведение в неизвестных ранее ситуациях по отношению к неизвестным ранее объектам. Направленность личности сама по себе может быть рассмотрена также в качестве особой предиспозиции – предрасположенности личности действовать определенным образом, охватывающей всю сферу ее жизнедеятельности, вплоть до самых сложных социальных объектов и ситуаций. Такая интерпретация направленности личности позволяет рассмотреть это понятие как однопорядковое с понятием социальной установки.

С этим понятием можно связать и идеи А.Н.Леонтьева о личностном смысле. Когда в теории личности подчеркивается личностная значимость объективных знаний внешних обстоятельств деятельности, то этим самым ставится вопрос также о направлении ожидаемого поведения (или деятельности личности) в соответствии с тем личностным смыслом, который приобретает для данного человека предмет его деятельности. Не вдаваясь сейчас в подробное обсуждение вопроса о месте проблемы установки в теории деятельности, скажем лишь, что предпринята попытка интерпретировать социальную установку в этом контексте как личностный смысл, «порождаемый отношением мотива и цели» [1] .

Традиция изучения социальных установок сложилась в западной социальной психологии и социологии [4, с.54]. Отличие этой линии исследований заключается в том, что с самого начала категориальный строй исследований, расставленные в них акценты ориентированы на проблемы социально-психологического знания. В западной социальной психологии для обозначения социальных установок используется термин «аттитюд», который в литературе на русском языке переводится либо как «социальная установка», либо употребляется как калька с английского (без перевода) «аттитюд».

Изучение установок обычно сводится к изучению убеждений, чувств, возникающих в связи с каким-нибудь человеком или событием, и как следствие, готовности вести себя определенным образом. Вместе взятые, благоприятные или неблагоприятные оценочные реакции на что-либо, независимо от того, в какой форме они выражены (в форме убеждений, чувств или готовности к действиям), определяют установку человека (Olson & Zanna, 1993).

Установки – эффективный способ оценки мира. Оценивая что-либо, человек обращается к одному из следующих параметров: чувствам, действиям, мыслям. Связь между мыслью и действием, характером и поведением, внутренним миром человека и его общественными деяниями в течение длительного времени привлекала внимание ученых. «В основе большинства учений, подходов к консультированию и методик воспитания детей лежит мысль о том, что наше поведение в обществе определяется нашими убеждениями и чувствами, и для того, чтобы изменить поведение, нужно изменить сердце и разум» [5, с.161]. Изначально психологи сошлись на том, что знание установок людей позволяет прогнозировать их поведение. Однако, Леон Фестингер пришел к следующему выводу: свидетельства в пользу того, что изменение установок приводит к изменению поведения, отсутствуют. По мнению Фестингера, – автора теории когнитивного диссонанса, которая нашла применение в педагогике, все наоборот: поведение обуславливает установки, т.е. установки рождаются вслед за изменением поведения. С помощью когнитивных методов возможна выработка у ребенка определенного отношения, например к расизму, агрессии и т.д. Создавая у него чувство дисгармонии на нежелательное поведение, педагог тем самым подталкивает его к установлению определенного мнения.

Эта «когнитивная» педагогика является своеобразным противовесом педагогике «бихевиористской», которая утверждает, что аспекты поведения можно построить при помощи простой схемы «стимул - реакция». Не отвергая достижения бихевиористов, Фестингером было доказано, что далеко не всему можно научить таким способом, и что изменение сознания, иногда, более действенно в достижении цели изменения поведения.

Исследование, проведенное Алланом Уикером, подтвердило научные результаты Фестингера. Проведя метаанализ нескольких десятков исследований, объектами которых были разные люди, установки и действия, он пришел к выводу, что невозможно предвидеть поведение людей на основании тех установок, которые они формулируют. В частности, сообщение о расовых установках слабо прогнозируют поведение человека в конкретной ситуации (Wisker, 1969). Именно этот разрыв между и действиями был назван Даниэлем Бэтсоном и его коллегами «моральным лицемерием», т.е. претензией на обладание такими моральными качествами, которых на самом деле нет (Batson et al., 1997, 1999).

Специалисты в области психологии личности нашли, что и анализ личностных черт столь же неэффективен для прогноза поведения (Mischel, 1968). Тесты самооценки, тревожности, способности к самозащите малоэффективны для прогнозирования поведения.

Поведение и выраженные установки отличаются вследствие влияния множества факторов. Так, насчитывают до 40 разных факторов, осложняющих их взаимосвязь (Triandis, 1982; Kraus, 1995) [5, с. 163].

В социальной психологии измерение установок осуществляется путем измерения выраженных установок, однако действия, выражающие установки, как и другие проявления поведения, подвержены внешним влияниям (Jones, Sigall, 1971). При любых обстоятельствах людьми руководят не только внутренние установки, но и сама социальная ситуация, в которой они оказываются, т.е., предсказание поведения на основе только внутренних установок, неэффективно. Однако, усреднение поведения позволяет предсказать общее количество поведенческих реакций за определенный промежуток времени (Fishbein & Ajzen, 1974).

Подобные исследования позволяют сформулировать принцип совокупности: влияние установок на поведение становится очевидным, если мы принимаем во внимание не отдельные поступки человека, а его совокупное, т.е. обычное поведение.

Известны и другие условия, при которых прогностическая точность установок повышается. Как отмечают Айзенк Эйджен и мартин Фишбейн, когда измеряется некая общая установка (например, отношение к представителям иной этнокультурной группы), а поведение весьма специфично (например, помогать ли конкретному представителю иной этнокультурной группы), не выявляется тесная корреляция между вербальным высказыванием и фактическим поведением человека. Однако, во многих исследованиях подтверждена соответствующая корреляция, если измеряемая ситуация была непосредственно связана с конкретной ситуацией.

Более 500 исследований подтверждает вывод о том, что конкретные релевантные установки действительно прогнозируют поведение (Six & Eckes, 1996; Wallace et al., 1996). Таким образом, вместо того, чтобы изменять установки людей вообще, необходимо изменить их отношение к конкретным действиям.

Известно, что при совершении привычных поступков, сознательные намерения не активизируются (Quellette & Wood, 1998). В новой ситуации, если установки осознаются, они начинают управлять поведением (Snyder & Swann, 1976). Люди с развитым самосознанием, обычно не теряют связи со своими установками (Miller & Crush, 1986). Следовательно, второй способ (концентрация внимания на внутренних убеждениях) заключается в том, чтобы научить их осознавать свои действия.

Сила установки заключается в способе их приобретения. Результаты серьезных исследований, выполненных Расселом Фазио и Марком Занной, позволяют сделать следующий вывод: если установки являются следствием опыта, вероятность того, что они сохранятся надолго и будут направлять поведение, значительно возрастает (Fazio & Zanna, 1981). По сравнению с пассивно сформировавшимися установками, полученные на основе опыта более осмысленны, определенны, стабильны, менее подвержены влияниям, более доступны и более насыщены эмоциями (Millar & Millar, 1996; Sherman et al., 1983; Watts, 1967; Wu & Shaffer, 1987).

Подводя итог, можно сказать, что связь между выраженными установками и поведением зависит от обстоятельств и может варьировать в широких пределах – от полного ее отсутствия до очень сильной (Kraus, 1995).

Итак, установки и поведение взаимно подпитывают друг друга. И выраженные установки и поведение подвержены многочисленным влияниям.

Вместе с тем, установки могут прогнозировать поведение при следующих условиях:

  • если эти «другие влияния» минимизированы;

  • если установка в большой степени релевантна прогнозируемому поведению;

  • если установка специфична для данного поведения;

  • если установка сформировалась на основе собственного опыта.
Таким образом, очевидна связь между осознанием, чувствами и поступками.

Ряд ученых придерживаются следующего мнения: напротив, установки зависят от поведения. Большая часть исследований, результаты которых послужили основанием для этого вывода, вызвана к жизни социально-психологическими теориями. В основе этих теорий лежит убеждение в том, что мысль является основой действия.

Известны три конкурирующие теории, объясняющие влияние поведения на установки. Теория самопрезентации исходит из того, что люди, особенно те, которые постоянно наблюдают за своими действиями, стремясь производить на окружающих впечатление, формулируют установки, не противоречащие их поведению. Есть экспериментальные доказательства того, что люди формулируют свои установки с оглядкой на окружающих. Эти же данные свидетельствуют, что изначальная установка несколько меняется (Leary, 1994; Bond & Anderson, 1987; Paulhus, 1982; Tedeschi et al., 1987.)

Согласно двум другим теориям, поступки запускают механизм подлинного изменения установки. Сторонники теории когнитивного диссонанса (Л. Фестингер, 1957) объясняют это изменение тем, что человек, совершивший поступок, противоречащий его убеждениям, испытывает определенное напряжение. Чтобы оправдать его прибегает к внутреннему оправданию своих действий. Таким образом, когнитивный диссонанс – это состояние внутреннего конфликта, переживаемое человеком после принятия решения, осуществления поступка или ознакомления с информацией, которые противоречат прежним представлениям, чувствам или ценностным ориентирам. При этом важную роль играют внешние факторы, оправдывающие нежелательные поступки.

Диссонанс обладает побудительной силой: чтобы ослабить неприятное ощущение, он понуждает человека предпринять действие. (Wood, 2000). Побуждение к смягчению диссонанса усиливается с ростом того диссонанса, создаваемого осознаваемой непоследовательностью действий. Чем сильнее диссонанс, тем сильнее побуждение ослабить его.

Чем большую ответственность за поступки чувствует человек, тем сильнее диссонанс и заметнее изменение установки (Breahm, 1956; Youger et al.,1977; Cialdini, 1984 и др.).

В основе теории самовосприятия (Д. Бем, 1972) лежит предположение о том, что, когда установки слабы, человек просто наблюдает за своим поведением и его последствиями, «выводя» из них установки. Согласно теории самовосприятия, человек догадывается о своих внутренних состояниях (представлениях, установках, мотивах и чувствах) или понимает, какими им положено быть, наблюдая за своими настоящими действиями и, вспоминая, как он действовал в аналогичной ситуации в прошлом. Это знание используется для поиска наиболее вероятных причин или условий, обуславливающих поведение (Laird, 1974, 1984; Duclos et al., 1989 и др.). Одним из аспектов теории самовосприятия является «эффект сверхоправдания»: вознаграждая за деятельность, которая и так нравится, есть риск превратить труд в бремя. (Lepper & Green, 1979 и др.)

Теории самовосприятия не хватает мотивационного компонента, который есть в теории диссонанса. Поскольку наблюдение за собой заполняет место отсутствующих установок – человек обращает внимание на свое поведение, чтобы определить чувства – наблюдает за собой главным образом тогда, когда оказывается в неоднозначных ситуациях или имеет дело с непривычными событиями (Fazio, 1987).

Экспериментально подтверждено, что в зависимости от конкретных условий «работает» либо одна, либо другая теория.

Психические последствия поведения проявляются во многих социально-психологических феноменах. Так, освоение новой социальной роли приводит к изменению поведения. Не реальная, искусственная роль (в исследовании, игровая) может превратиться в реальную, т.е. роль формирует установки. (Zimbardo, 1971; Zimbardo, 1972; Haney & Zimbardo, 1998).

По своим последствиям исполнение роли аналогично феномену «высказанное становится убеждением». Так, выявлены склонности адаптировать свои высказывания таким образом, чтобы они понравились собеседнику (Manis et al., 1974; Tesser et al., 1972; Tetlock, 1981; Tetlock, 1983; и др.). И еще очень важный факт - утверждение, сделанное в отсутствии внешнего давления становится убеждением (Klaas, 1978).

Принцип, согласно которому поведение формирует установки, распространяется и на безнравственные поступки. Нередко это становится результатом постепенно нарастающих уступок. Незначительный некрасивый поступок может облегчить совершение более тяжкого проступка. Дурные поступки расшатывают нравственность того, кто их совершает. Жестокость разъедает совесть того, кто проявляет ее. Причинение вреда людям в форме оскорбительного высказываний или нанесение ударов – как правило, приводит к тому, что агрессоры начинают унижать свои жертвы: это помогает им оправдывать собственное поведение (Berscheid et al., 1968; Daviis & Jones, 1960; Glass, 1964).

Если безнравственные поступки формируют личность, то и нравственные оставляют след в личности человека. Есть мнение, что о человеке можно судить по тому, как он поступает, когда его никто не видит. Моральный поступок как проявление доброй воли делает мышление более нравственным (Freedman, 1965).

Итак, связь «установка - поведение» очевидна. Человек не только действует сообразно своим мыслям, но и начинает мыслить в соответствии с теми или иными совершаемыми поступками. Действуя, человек усиливает идею, лежащую в основе действия, и, прежде всего, в тех случаях, когда чувствует ответственность за свое действие.

Справедливость этого принципа подтверждается результатами многих исследований. Установки исполнителей социальных ролей формируются под влиянием поступков, предписываемых этими ролями. Социальное сознание помогают формировать поступки в таких сферах как межрасовые, межэтнические отношения. Человек отстаивает то, во что верит и верит в то, что отстаивает.

В феномене «установка – следствие поведения» нет ничего необычного. Для того, чтобы сформировать установку необходимо действовать. В связи с этим утверждение, что «нет никакого восприятия без реакции, никакого впечатления без связанного с ним выражения – эта величайшая максима, которую никогда не должен забывать учитель» (У. Джеймс, Принципы психологии, 1899) весьма актуальна для нашего исследования.

Результаты теоретического исследования детерминации установок на поведение, а также возможности прогнозирования поведения относительно установок сводятся к следующему:

  • установки управляют поведением только тогда, когда они осознаются;

  • установки сохраняются и направляют поведение в случае, если они являются следствием опыта;

  • установка закрепляется, если вербально сформулирована;
  • установка становится убеждением в отсутствии внешнего давления;
  • условием формирования установки является деятельность /действование;
  • установка «укрепляется» в случае осознания ответственности за результат действия;

  • установки могут прогнозировать поведение при условии минимизации отрицательных внешних влияний.

Влияние установок на поведение становится очевидным, если мы принимаем во внимание не отдельные поступки человека, а его совокупное, т.е. обычное поведение.

Проведенный анализ исследований, посвященных выявлению условий, при которых установка прогнозирует поведение, позволяет сделать вывод о наличии связи между готовностью к определенному поведению и реальным поведением индивида.

Под этнической установкой понимается «…готовность личности воспринимать явления национальной жизни и межэтнических отношений, и соответственно этому восприятию действовать в конкретной ситуации». [7, с. 543]. Этнические установки фокусируют в себе убеждения, взгляды, мнения людей об истории и современной жизни их этнической общности и взаимосвязей с другими народами, с людьми иных национальностей.

Таким образом, сформированность у учащихся положительных этнических установок будет способствовать решению проблем мультикультурного поведения.

Под готовностью учащихся к мультикультурному поведению следует понимать сформированное положительное отношение к субъектам или социальным группам, принадлежащим к другим культурным (этническим) группам и готовность осуществлять в отношении них поведение, основанное на социальных нормах (стандартах поведения), так, чтобы оно (поведение) положительно оценивалось субъектами или социальными группами, на которые оно направлено.

Исходя их вышеизложенного, необходимо сформулировать основные положения, которыми следует руководствоваться для формирования установки как готовности к мультикультурному поведению учащихся общеобразовательных школ:

  • установки управляют поведением только тогда, когда они осознаются;

  • установки сохраняются и направляют поведение в случае, если они являются следствием опыта;

  • освоение новой социальной роли приводит к изменению поведения;
  • установка закрепляется, если вербально сформулирована;
  • утверждение, сделанное в отсутствии внешнего давления становится убеждением;
  • для того, чтобы сформировать установку необходимо действовать;
  • установка «укрепляется» в случае осознания ответственности за результат действия;

  • установки могут прогнозировать поведение при условии минимизации отрицательных внешних влияний.

Формирование этнической идентичности тесно связано с формированием этнических установок, а сами этнические установки как готовность к мультикультурному поведению могут служить детерминантой мультикультурного поведения личности. При этом установка как готовность к мультикультурному поведению становится критерием сформированности мультикультурного поведения.

Влияние установок на поведение становится очевидным, если мы принимаем во внимание не отдельные поступки человека, а его совокупное, т.е. обычное поведение. Таким образом, наблюдение за поведением может служить методом оценки сформированности готовности к мультикультурному поведению.

Так как исследования социальной установки не выявили тесной корреляции между вербальным высказыванием и фактическим поведением человека, методы письменного опроса во многом являются неэффективными методами оценки сформированности готовности к мультикультурному поведению.

Между тем, во многих исследованиях подтверждена соответствующая корреляция, т.е., если измеряемая ситуация непосредственно связана с конкретной ситуацией, то конкретные релевантные установки действительно прогнозируют поведение. Это позволяет разработать методики оценки готовности к мультикультурному поведению в связи с социальной ситуацией.

Кроме того, для разработки методик необходимо учитывать следующие данные, полученные исследователями установок.

Одним из свойств установок, по которым можно предсказать поведение относится быстрота доступа к установке – прочность ассоциации между объектом и существующим к нему отношением (Fazio, 1995), т.е. чем быстрее респондент даст ответ на вопрос, направленный на изучение поведения, тем вероятнее совпадение установки и поведения. Скорость доступа к установкам увеличивается в том случае, если они (установки) опираются на непосредственное впечатление, т.е. субъект сам должен непосредственно получать информацию, а не опосредованно через «вторых лиц». Данное исследование позволяет предположить, что проективные методики наиболее эффективны при диагностике готовности к мультикультурному поведению.

По установкам можно с большей уверенностью предсказывать поведение, когда установки и поступки измеряются на одном и том же уровне специфичности, т.е., чем специфичней вопрос, тем выше корреляция (Davidson & Jaccard, 1979). Концепция специфичности применима и к конкретным лицам и предметам, которые ассоциируются с установившимся отношением. Кроме того, если одни и те же установки субъекта с течением времени не меняются, это может служить основанием для прогнозирования вероятного поведения. Т.е., при разработке методик измерения готовности к мультикультурному поведению необходимо формулировать специфические вопросы и учитывать время - чем быстрее ответ респондента, тем вероятнее его будущее поведение; чем устойчивее установка во времени, тем вероятнее поведение. Таким образом, устный опрос позволит получить исследователю более достоверную информацию, чем письменный, и может быть использован для оценки готовности к мультикультурному поведению.

Критериями сформированности мультикультурной установки при опросе являются:

  • скорость ответов респондента;

  • неизменность содержания ответов респондента в течение длительного периода времени.

Данные положения положены нами в основу разработки методик оценки готовности к мультикультурному поведению учащихся общеобразовательных школ.


Литература:
  1. Асмолов А.Г. Ковальчук М.А. О соотношении понятия установки в об­щей и социальной психологии // Теоретические и методологические проблемы социальной психологии. М., 1977.

  2. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1969.

  3. Герриг Р., Зимбардо Ф. Психология и жизнь – СПб.: Питер, 2004.

  4. Дэвис Дж. Социальная установка // Американская социология. Перспек­тивы. Проблемы. Методы. Пер. с англ. М., 1972.

  5. Майерс Д. Социальная психология. – СПб.: Питер, 2002.

  6. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л., 1960.

  7. Психологический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. /Авт.-сост. Копорулина В.Н., Смирнова М.Н., Гордеева Н.О. – Ростов н/Д: Феникс, 2004. (Серия «Словари»), 2004.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle