Библиографическое описание:

Захаров А. А., Ильина Н. А. Изменение микрофлоры толстой кишки при бластоцистной инвазии // Молодой ученый. — 2010. — №8. Т. 2. — С. 193-196.

В последние годы в РФ отмечается напряженная эпидемиологическая обстановка по паразитарным болезням [2, с. 3-102]. Среди микроорганизмов, вызывающих патологические процессы, стали чаще выявляться различные виды условно-патогенных возбудителей. В стране ежегодно регистрируются более 1,3 миллионов больных различными паразитозами, среди которых отмечается рост заболеваемости кишечными протозоозами [3, с. 63]. В связи с этим особую актуальность приобретает широко распространенная «новая» протозойная инвазия – бластоцистоз, обусловленная паразитированием преимущественно в толстой кишке простейших Blastocystis spp.

Известно, что слизистая оболочка кишечника является входными воротами для многочисленных патогенных и условно-патогенных микроорганизмов и местом первого контакта с большим числом потенциальных антигенов (эндотоксинов, вирусов, протеингликанов бактериальной оболочки и др.) [1, с. 72]

Нами было обследовано 263 свиней свиноводческих ферм Ульяновской области. Эксперименты проводили на нелинейных лабораторных мышах массой 23 - 25 г, которых содержали в условиях постоянного температурного режима (20о-25°С) и стабильной освещённости.

В серии опытов было изучено влияние простейших Blastocystis spp. на микрофлору кишечника экспериментальных животных.

В результате исследования количественного и качественного состава основных представителей микробиоценоза кишечника у животных контрольной группы нами обнаружено, что в фекалиях преобладали бесспоровые облигатные анаэробы – бактероиды и бифидобактерии. Показатель их содержания составил 7,2±0,12 lg КОЕ/г и 5,2±0,16 lg КОЕ/г соответственно. Лактобактерии обнаруживались в количестве 2,4±0,09 lg КОЕ/г. Уровень содержания кишечных палочек во всех пробах интактных животных составил 4,6±0,01 lg КОЕ/г.

Спороносные анаэробные палочки были обнаружены в количестве 0,14±0,01 lg КОЕ/г. Представители условно-патогенной микрофлоры такие как, бактерии рода протея, клебсиеллы и грибы рода Candida у контрольных животных выявлены не были.

У инвазированных животных достоверное изменение количественных показателей (десятичной логарифмической шкалы) микрофлоры было выявлено на 6-е сутки эксперимента (рис. 1).

Исследования микробиоценоза кишечника в эти сроки обнаружило следующие изменения. Микробное число основных анаэробных симбионтов кишечника – бифидобактерий и бактероидов составило 4,5±0,21 lg КОЕ/г и 5,1±0,22 lg КОЕ/г соответственно, в контрольной группе животных средняя арифметическая величина высеваемости бифидобактерий составила 5,2±0,16 lg КОЕ/г (p<0,01), бактероидов – 7,12±0,12 lg КОЕ/г (p<0,001) – здесь и далее приведены единицы.

 

Рис. 1. Изменение микрофлоры кишечника у животных

на 6-и сутки эксперимента

 

Уровень содержания бактерий рода Lactobacillа составил 2,0±0,16 lg КОЕ/г (в контроле – 2,4±0,09 lg КОЕ/г, p<0,001). Штаммы кишечной палочки обнаруживались у всех экспериментальных животных, отмечалось снижение их количества до 3,14±0,15 lg КОЕ/г (в контрольной группе 4,6±0,11 lg КОЕ/г, p<0,001).

Было отмечено значительное увеличение средней плотности обсемененности для клостридий. Показатель их содержания составил 1,9±0,14 lg КОЕ/г, тогда как у интактных животных – 0,14±0,01 lg КОЕ/г (p<0,001). У инвазированных животных также были обнаружены бактерии рода Proteus, Klebsiella и грибы рода Candida, 1,2±0,13 lg КОЕ/г, 1,0±0,13 lg КОЕ/г и 0,8±0,11 lg КОЕ/г соответственно.

Анализ полученных данных установил, что в экспериментальной группе на 12-е сутки происходят наиболее выраженные изменения микробиоценоза кишечника (рис. 2). У животных значительно снижается количество лактобактерий, бифидобактерий и бактероидов до 1,9±0,11 lg КОЕ/г (p<0,001), 2,8±0,14 lg КОЕ/г (p<0,001), 3,1±0,17 lg КОЕ/г (p<0,001) соответственно. Уровень содержания кишечных палочек снизился до 1,9±0,17 lg КОЕ/г (p<0,001). Дефицит облигатной микрофлоры в микробиоценозе кишечника подопытных мышей способствовал качественным и количественным изменениям сопутствующей микрофлоры.

Рис. 2. Изменение микробиоценоза кишечника у животных на 12-е сутки

от начала эксперимента

 

Однако необходимо отметить, что плотность колонизации условно-патогенной флорой была представлена весьма высокими концентрациями. Доминирующие положение занимали клостридии, составив самую многочисленную группу по плотности колонизации 2,5±0,16 lg КОЕ/г (p<0,001). Также высокая обсемененность была установлена для протеев – 2,2±0,18 lg КОЕ/г, клебсиелл – 2,0±0,20 lg КОЕ/г и дрожжеподобных грибов рода Candida 1,7±0,14 lg КОЕ/г (p<0,001).

При изучении уровня содержания представителей облигатной флоры у животных на 21-е сутки эксперимента, данный показатель составил: для бифидобактерий – 3,7±0,22 lg КОЕ/г (p<0,001); лактобактерий – 1,8±0,12 lg КОЕ/г (p<0,001); бактероидов – 5,9±0,24 lg КОЕ/г (p<0,001) (рис. 3). Количество кишечных палочек составило 3,4±0,21 lg КОЕ/г (p<0,001).

Рис. 3. Изменение микробиоценоза кишечника у животных

на 21-е сутки эксперимента

 

Следует отметить, что была обнаружена выраженная тенденция к увеличению этих показателей в сравнении с 12-ми сутками опыта.

 

Рис. 4. Изменение микроэкологии кишечника у животных

на 28-е сутки от начала эксперимента

 

Спектр высеваемых условно-патогенных микроорганизмов в значительной мере превышал таковые показатели в контрольной группе. В наибольшем количестве обнаруживали бактерии рода Clostridium 1,1±0,12 lg КОЕ/г и рода Proteus lg 0,9±0,11 КОЕ/г (p<0,001). Показатель содержания дрожжеподобных грибов рода Candida составил 0,7±0,08 lg КОЕ/г.

К 28-е суткам эксперимента количество основных представителей нормальной микрофлоры несколько возросло по сравнению со значениями, полученными на 21 сутки, однако статистически достоверно было ниже значений контрольной группы (рис. 4).

Уровень содержания бактерий рода Bifidobacterium и Lactobacillus составил 4,8±0,11 lg КОЕ/г (5,2±0,16 lg КОЕ/г в контроле; p<0,05) и 2,2±0,14 lg КОЕ/г (различия с контролем недостоверны, p>0,05) соответственно. Микроорганизмы рода Bacteroides были обнаружены во всех испражнениях подопытных мышей в количестве 6,8±0,15 lg КОЕ/г. В контрольной группе средняя арифметическая величина данного показателя составила 7,2±0,12 lg КОЕ/г, p<0,05. Количество кишечных палочек составило 4,2±0,12 lg КОЕ/г (p<0,05).

Спорообразующие анаэробные палочки были обнаружены в количестве 0,3±0,06 lg КОЕ/г, (p<0,05), протеи – 0,2±0,04 lg КОЕ/г. Уровень содержания клебсиелл был незначительным – 0,09±0,03 lg КОЕ/г. Дрожжеподобные грибы рода Candida, в эти сроки, у экспериментальных животных нами не обнаружены.

Следовательно, анализ результатов, полученных при изучении микробиоценоза кишечника, связанной с бластоцистной инвазией показал, что у экспериментальных животных происходит смена ценотипа микроорганизмов, проявляющиеся в изменении их иерархии. Наблюдалось значительное снижение количества представителей нормальной микрофлоры, таких как бифидобактерии, бактероиды. Напротив, содержание транзиторной микрофлоры (клебсиеллы, клостридии, протеи др.) увеличивалось, что могло быть следствием ингибиции облигатной микрофлоры кишечника.

Установлено, что наиболее выраженные изменения микробиоценоза кишечника наблюдались в экспериментальной группе на двенадцатые сутки, что коррелировало с внешними проявлениями бластоцистной инвазии у животных и с количеством обнаруженных у них при микроскопии бластоцист.

В дальнейшем обозначалась тенденция к нормализации микрофлоры кишечника у подопытных, но к 28 суткам от начала эксперимента некоторые дисбиотические изменения в составе микробиоценоза сохранялись.

Таким образом, в ответ на введение экспериментальным животным вакуолярных форм Blastocystis spp. у мышей развивалась бластоцистная инвазия, характеризовавшийся клиническими проявлениями в виде диареи, вялости, потери аппетита и др., а также лейкоцитозом, морфологическими изменениями толстой кишки и дисбиозом кишечника.

 

Литература:

1. Ардатская М.Д., Дубинин А.В., Минушкин О.Н. Дисбактериоз кишечника: современные аспекты изучения проблемы, принципы диагностики и лечения// Терапевтический архив. - 2001. - № 2.

2. Онищенко Г.Г. Заболеваемость паразитарными болезнями в Российской федерации и основные направления деятельности по ее стабилизации // Медицинская паразитология. - 2002. - №4.

3. Романенко Н.А., Малышева Н.С. Среда обитания человека и паразитарные болезни // М.: 2002.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle