Библиографическое описание:

Колокольнева Ю. В. Социальная ответственность бизнеса и социальная отчетность: контент-анализ газеты «КоммерсантЪ» // Молодой ученый. — 2010. — №4. — С. 402-404.

С развитием средств массовой информации появились широкие возможности для предоставления и обсуждения мнений на различные тематики. СМИ несут в себе не только чисто информационную нагрузку, но формируют общественное мнение, косвенно и прямо влияют на содержание политики в стране. Как отмечают Г.Г. Карпова и Л.С. Рыгина, «открытая печать традиционно является самым емким и наиболее используемым каналом получения информации … влияя … на общественное сознание»[1, с.280].

Изучаемая проблема является актуальной, поскольку затрагивает как государственные властные структуры, бизнес-структуры и, главное, общество в лице наемных работников и их семей, жителей регионов присутствия. Проблемы политики и бизнеса для редакции современных солидных изданий являются наиболее предпочтительными. Исходя из всего этого, можно сказать, что изучаемая тема является социальной проблемой, поскольку отвечает ряду критериев - «…такими критериями, с конструкционистской точки зрения, являются драматичность, событийность …, новизна, соответствие политическим интересам правящих элит и культурным предпочтениям и т.д...»[2, c.45]. Целью контент-анализа было выявление формирования и развития направлений риторики публикаций такого периодического издания как «КоммерсантЪ»; анализ дискурсивных практик в контексте социальной активности современных российских предприятий; способов репрезентации практики социальной отчетности в печатном издании.

В газете «Коммерсантъ»   № 143 (2982) от 06.08.2004 в одной из статей было написано следующее «…Еще три года назад о социальной ответственности как одной из основных миссий российского бизнеса никто не говорил. Под социальной ответственностью в основном понималась благотворительная деятельность отдельных олигархов. Всерьез заговорили о социальной ответственности бизнеса прошлой осенью, после того как Владимир Путин выдвинул в качестве приоритета борьбу с бедностью. Но главное — 2 ноября был арестован Михаил Ходорковский, и это сделало бывших олигархов сговорчивее…»[3, c.23]. Исходя из цели исследования – выявить способы «говорения» или репрезентации в СМИ практик социальной политики и социальной отчетности предприятий, было выявлены следующие точки зрения: «…большинство промышленников не могли дать четкого определения социальной ответственности, а на вопрос о том, что же это такое, отвечали: социальная ответственность бизнеса — это своевременная и полная уплата налогов и создание рабочих мест…»[3, c.24], «…Заместитель гендиректора ГМК "Норникель" по персоналу и соцполитике Ольга Голодец считает, что социальная ответственность бизнеса заключается в уплате предприятием налогов, а все остальное — дело государства…»[13, c. 21]. Аналогичного взгляда придерживается замдиректора по связям с общественностью НК ЮКОС Александр Локтев. — «…Социальную деятельность нужно воспринимать как социальные инвестиции, и здесь очень важна эффективность этих вложений. Причем следует отделять социальную ответственность от благотворительности…»[13, c. 21]. Приведенные цитаты  свидетельствуют о сложившейся и наиболее преобладающей в СМИ прагматической точке зрения на социальную миссию предприятий, что бизнес помимо прописанных в законодательстве мер социальной защиты работников, уплаты налогов и прочих обязательств не обязан заниматься разработкой собственных социальных проектов и благотворительностью для улучшения развития региона присутствия. В данном контексте главной целью современного российского предприятия является увеличение и повышение прибыли путем сокращения расходов.

Была выявлена другая точка зрения на данный аспект проблемы – «…социальная ответственность бизнеса возможна только в том случае, если есть социальная ответственность государства и социальная ответственность общества… бизнес платит налоги в полном объеме и "вбелую"… социально ответственный бизнес должен платить экономически обоснованную зарплату - этом смысле для работодателя зарплата — это не издержки, а инвестиции (и очень выгодные) в человеческий капитал…социально ответственный бизнес на добровольной основе занимается благотворительностью. Для бизнеса это тоже очень выгодное дело. Это создание и поддержание репутации, которая стоит денег»[6, c.5].

Таким образом, в данном случае социально ориентированный бизнес репрезентируется как взаимовыгодный -  с одной стороны улучшаются условия жизни работников предприятия и жителей региона присутствия за счет развития социальной инфраструктуры, улучшения условий труда и повышения зарплаты, а с другой стороны – вклад в развитие в человеческий капитал, по мнению ряда экспертов, приносит прибыль не в финансовой форме, а форме статусных ресурсов – повышение доверия потребителей, инвесторов, почетное место в рейтингах социально-ответственных предприятий, уважение со стороны властей. «…Социальная ответственность бизнеса становится элементом нашей жизни. Помощь регионам, социальные программы для народа и филантропия являются неотъемлемой частью новой философии и практики предпринимательства. Сегодня российский бизнес вкладывает в благотворительность впятеро больше, чем международные фонды в России…»[8, c.4]. В статьях был сделан акцент на одобрение социально активного поведения предприятий со стороны властей – «…Минздравсоцразвития предполагает, что «эффект от укрепления корпоративной социальной ответственности может быть сопоставим с эффектом от нацпроектов»…» [7, c.12]. Однако была выявлена другая сторона взаимоотношений бизнес-власть – по мнению автора одной из статей «…крупные предприниматели и в своей личной филантропии, то есть той, средства на которую берутся из собственного, а не корпоративного кармана, вынуждены постоянно оглядываться на власть. Может ли, скажем, частный фонд оказать помощь беженцам с Кавказа? Или даже раздача молока и таблеток от простуды будет считаться пособничеством терроризму? На эти вопросы у нас нет однозначного ответа…»[8, c. 2]. Сложилось противоречивое положение, согласно которому власть хотя и поддерживает инициативу бизнеса, но в то же время удерживают свою позицию координатора – куда, сколько и когда нужно потратить бизнесу, чтоб достигнуть конесенсуса со властью.

Вторым по частоте употребления в текстах было слово «благотворительность», которое употреблялось в двух основных положениях – благотворительность – это неизменный спутник социально ответственного предприятия – «…благотворительность — один из механизмов развития человеческого капитала…»[12, c. 35] и «…помощь регионам, социальные программы для народа и филантропия являются неотъемлемой частью новой философии и практики предпринимательства…»[8, c.3] и другое благотворительность – никоем образом не должна быть связана с производственной деятельностью компании – «…благотворительность, не связанная с бизнес-интересами компании, "разведена" с социальной политикой или тем, что мы понимаем как социальные инвестиции…»[6, c. 6]. «…Альтруизм — не лучшая мотивация социальной деятельности коммерческих структур… следует отделять социальную ответственность от благотворительности…»[7, c.13]. Однако ряд исследователей и политических деятелей высказываются в одном мнении, что существует способ получения обратной выгоды от участия в социальных проектах – это публикация социального отчета – «…хороший отчет может улучшить восприятие компании инвесторами с точки зрения долгосрочных рисков и, таким образом, увеличивает капитализацию. А для российских предприятий важным моментом является и то, что подготовка социального отчета увеличивает прозрачность компании…»[3, c. 25], «сегодня у нас общество очень враждебно относится к бизнесу, вплоть до агрессии и ненависти. Конечно, коренным образом переломить ситуацию сложно, но показательно, что население, например, просто ничего не знает о социальных программах компаний… для российских компаний социальная отчетность в этом плане очень актуальна…»[3, c.25], «…По мнению старшего аналитика ИК "Атон" Дмитрия Лукашева, социальная отчетность сегодня российским компаниям может потребоваться в первую очередь в качестве инструмента защиты от претензий со стороны государства…»[3, c.25]. В номере № 203/ (3534) от 30.10.2006 прозвучало высказывание, что «…единые стандарты соцотчетности — шаг к систематическому вымоганию из компаний социальных платежей…» [7, c.12], подобная реплика неудивительна – ведь, несмотря на все плюсы и те плоды, которые принесет социальный отчет, его подготовка требует большого количества вложений и времени – «…Крупные компании потратят на отчет не более $100 тысяч…» [3, c.26]. Но, несмотря на это «…для компании лучше представлять социальный отчет в любой форме, чем никакого…» [3, c.25].

Таким образом, большинством признается введение практики социальной отчетности в функционирование социальной политики российских предприятий, причем данная практика должна быть внесена не сверху – то есть со стороны властей как  обязательная прописанная в законодательстве норма. На сегодняшний день законодательство об обязательном социальном отчете не принято, хотя на протяжении нескольких лет разрабатывались предложения – «…готовятся предложения по добровольному введению стандартных форм социальной отчетности. Мы возьмем западные образцы и попытаемся их адаптировать к российским условиям…» [6, c. 4]. На сегодняшний день при просмотре современной научной и публицистической литературы крайне редко можно встретить реплики о введении обязательной социальной отчетности для крупнейших предприятий России. В ходе анализа статей была выявлена проблема, связанная с различными стандартами социальной отчетности – поскольку в мире существует два основных стандарта социальной отчетности GRI и AA1000 возникает вопрос - какой же именно стандарт является наиболее признанным в мире. Мнения разделяются, однако были выявлены следующие предпочтения: «…Минздравсоцразвития предлагает унифицировать в России стандарты "социальной отчетности". В качестве стандарта предлагается использовать отчеты GRI…» [7, c.12], наиболее часто встречающимся в текстах стандартом является GRI – таким образом, можно предполагать дальнейшее развитие социальной отчетности пойдет именно по методике отчетности.

В качестве вывода можно сказать, что участились случаи дискриминации бизнеса со стороны властных структур – это находит описание в прессе. Это явление носит двойной характер, поскольку с одной стороны – существуют многие существенные проблемы в обществе региона присутствия, с другой стороны - власть, не имея больше ресурсов, обращается за помощью  к предприятиям путь даже в такой шантажной форме и предприятие вольно или невольно становится участником разрешения проблем в обществе.

Таким образом, современная российская пресса в своих публикациях говорит не только о достижениях, но и о проблемах возникших в сфере отношений между властью, обществом и бизнесом.

Современные СМИ в легкой степени утрируют посредством употребления специальной лексики тот факт, что социальная ответственность бизнеса является продуктом властных требований. В целом, в рассмотренных статьях показаны объективные сложившиеся ситуации – раскрыты как достигнутые плюсы, так и минусы. Данный факт мы можем обусловить выбором печатного органа, который был выбран в качестве источника материала для написания работы, поскольку газета «Коммерсантъ» является либеральной по своей направленности и допускает возможность публикации противоречащих мнений.

 

Библиографический список

1.   Карпова Г.Г., Рыгина Л.С. Репрезентация гендерных отношений  в аспектах социальной политики, законодательства, социального обеспечения и социальной работы в региональной прессе // Гендерная экспертиза социальной политики и социального обслуживания на региональном уровне. Саратов: Изд-во «Научная книга», 2003. С.280.

2.   Ясавеев И.Г. Конструкционистский подход к социальным проблемам // Журнал исследований социальной политики. Т.2. №4. 2004.

3.   Передовики социального соревнования // Коммерсантъ № 102 (2941) от 08.06.2004.

4.   Аркадий Вольский понес социальную ответственность      // Коммерсантъ  № 143 (2982) от 06.08.2004.

5.   Компании привлекут к социальной ответственности // Коммерсантъ   № 203/ (3534) от 30.10.2006.

6.     Интервью // Коммерсантъ   № 233 (2836) от 23.12.2003

7.   Компании привлекут к социальной ответственности // Коммерсантъ   № 203/ (3534) от 30.10.2006.

8.   Независимость наказуема // Коммерсантъ   № 144 (2747) от 14.08.2003.

9.   Бизнесмены готовы понести ответственность // Коммерсантъ   № 195 (2798) от 24.10.2003.

10.    Необходимая роскошь // Коммерсантъ   № 202 (4019) от 07.11.2008.

11.    Вам не дадут пропасть поодиночке // Коммерсантъ  № 194 (4011) от 24.10.2008.

12.    Интервью // Коммерсантъ   № 124 (3941) от 18.07.2008.

13.    Интервью // Коммерсантъ   № 195 (2798) от 24.10.2003.

14.    Тенденции //Коммерсантъ   № 102 (2941) от 08.06.2004.

15.    Равноприближение олигархов к власти // Коммерсантъ   № 18 (3594) от 07.02.2007.

16.    Присяга члена РСПП // Коммерсантъ   № 215 (3054) от 17.11.2004.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle