Библиографическое описание:

Гневышева И. В. Некоторые вопросы классификации участников в обязательствах из причинения вреда // Молодой ученый. — 2016. — №25. — С. 462-466.



Вопрос о классификации участников в обязательствах из причинения вреда поднимается нами неслучайно. Во-первых, классификация, представляющая собой распределение предметов по группам (классам), при которой каждый класс имеет свое постоянное, определенное место, позволяет систематизировать знания о каком-либо явлении.

В достижении этой цели ей способствует более устойчивый, в отличие от деления характер. Кроме того, впоследствии классификация может образовать и более развернутую систему, где каждый элемент деления может далее разветвляться и изучаться более глубоко.

Во-вторых, она выступает и методологическим приемом познания этих явлений. Классифицированные явления легче сравнивать со сходными, проще выделять в них уникальные черты, отслеживать их эволюцию.

Мы отдаем себе отчет в относительном характере классификаций, однако положительным в любой классификации является то, что с развитием знаний классификация, как правило, изменяется, дополняется, иногда заменяется новой, более точной. И это позволяет говорить, что ни одна классификация не может быть завершенной и абсолютной, с учетом того, что действительность, как и гражданско-правовые отношения, оформляющие определенное поведения людей, и знания о них, находятся в непрерывном процессе изменения и развития.

Классификация (классифицирование) (от лат. classis- разряд и facere-делать) — особый случай применения логической операции деления объема понятия, представляющий собой некоторую совокупность делений (деление некоторого класса на виды, деление этих видов и т. д.).

Для правильной классификации требуется выполнение следующих условий:

  1. Полнота деления, при которой обязательно перечисляются все элементы деления;
  2. Чистота деления, при которой разделяемые элементы ни в коем случае не должны стать пересекающимися понятиями.

Правила для осуществления классификации предполагают применение для одной классификации одного основания; объём членов классификации должен равняться объёму классифицируемого класса; члены классификации должны взаимно исключать друг друга; подразделение на подэлементы должно быть непрерывным.

Применение указанных рекомендаций применительно к гражданско-правовым отношениям вполне возможно, учитывая то, что они характеризуются не просто многообразием субъектов, которые принимают в них участие, но и, помимо этого, подчас имеют собственные, уникальные обозначения, позволяющие специалистам сразу определить правовой статус таких лиц. В отношениях купли-продажи это продавец и покупатель; в посреднических договорах — комитент и комиссионер; агент и поручитель и т. д.

Состав участников обязательств из причинения вреда также многообразен и обусловливается характером правонарушения, многообразием его объективных проявлений и юридическими различиями статуса.

Кроме того, зачастую одно правонарушение наносит вред значительному количеству субъектов, а также наносит ущерб различным благам. Некоторые авторы считают понятия «множественность лиц» и «множественность субъектов» тождественными [1], но мы разделяем позицию К. А. Сердюкова, полагающего, что в правоотношении всегда есть только один управомоченный субъект. Однако это не исключает появление в нем соуправомоченных лиц, которые являются элементами такого субъекта и их статус может не совпадать [2].

Мы не претендуем на терминологическую чистоту использования понятий и будем называть таких лиц участниками.

В правоотношениях по возмещению вреда может показаться, что определить состав участников не вызывает проблем: наряду с причинителями вреда, это — организации и граждане, чья имущественная или неимущественная сфера пострадали (потерпевшие или лица, которые в силу закона выступают получателями выплачиваемого возмещения).

Таким образом, первая глобальная классификация будет иметь в своей основе критерий, который мы обозначим «роль в обязательствах из причинения вреда». По этому критерию всех участников можно разделить на причинителей вреда и пострадавших. Учитывая ограниченный объем статьи, мы остановимся лишь на первой группе участников.

Однако уже на этом этапе более подробная оценка каждой из сторон порождает вопросы.

По общему правилу обязанность по возмещению вреда возлагается на причинителя вреда, то есть на лицо (юридическое лицо либо гражданина, публичное образование), которое своими действиями (бездействием) причинило вред.

Вместе с тем, с точки зрения права, физическое лицо, не достигшее возраста юридической ответственности либо не отвечающее всем необходимым для этого признакам (невменяемость, опосредованность причинения вреда и т. д.), не обладает деликтоспобностью. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина несовершеннолетним к ответственности привлекаются лица, обязанные обеспечивать надзор за таким несовершеннолетним (родители, усыновители, опекуны, попечители и иные лица).

Возмещение ущерба осуществляют их родители или лица, их заменяющие, а в случае причинения вреда здоровью граждан лицами, признанными в установленном законом порядке недееспособными, возмещение ущерба осуществляется за счет государства в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Законодательство также в отдельных случаях сохраняет ответственность причинителей вреда за другими лицами.

Так, за наследниками причинителя вреда-физического лица сохраняется обязанность возместить причиненный им имущественный вред.

В случае прекращения юридического лица, признанного в установленном порядке ответственным за вред, в связи с его реорганизацией или ликвидацией обязанность по возмещению вреда переходит к лицам, определенным в ст. 1093 ГК РФ (правопреемнику). К ним же предъявляются требования о возмещении вреда (п. 1 ст. 1093 ГК РФ).

При ликвидации юридического лица соответствующие платежи должны быть капитализированы для выплаты их потерпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 1093 ГК РФ). При этом исполнение обязательства ликвидированного юридического лица по требованиям о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью и др., возлагается на другое лицо (ст. 419 ГК РФ).

Кроме того, согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ, в случаях, предусмотренных законом, к ответственности за вред может быть привлечено лицо, не являющееся непосредственным причинителем вреда (ст.ст. 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 ГК РФ).

Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный:

а) его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, выполнявшим работу на основании трудового договора (контракта);

б) гражданином, выполнявшим работу по гражданско-правовому договору, заключенному с данным юридическим лицом либо гражданином.

Такая обязанность по возмещению вреда возникает при условии, что причинитель вреда действовал по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ (п. 1 ст. 1068 ГК РФ). В случае если вред причинен участником (членом) хозяйственного товарищества, производственного кооператива при осуществлении предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива, то вред возмещает такое товарищество или кооператив (п. 2 ст. 1068 ГК РФ).

Ответственность за вред, причиненный третьим лицам, арендованным транспортным средством, его механизмами, устройствами, оборудованием, несет арендодатель в соответствии с правилами, предусмотренными гл. 59 ГК РФ. Он вправе предъявить к арендатору регрессное требование о возмещении сумм, выплаченных третьим лицам, если докажет, что вред возник по вине арендатора (ст. 640 ГК РФ, п. 3 ст. 61 КВВТ РФ и др.) [3].

Лицо, причинившее вред, вправе представить доказательства, подтверждающие, что вред причинен не по его вине. В таком случае оно может быть освобождено от исполнения обязанности по возмещению вреда. В то же время законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (п. 2 ст. 1064 ГК РФ).

Просьба или согласие потерпевшего, при уже названных нами условиях могут служить основанием отказ в возмещении вреда (п. 3 ст. 1064 ГК РФ).

Таким образом, казалось бы, простая классификация начинает усложняться и в нее, на стороне «причинителей» включаются «посредственные причинители», а также лица, которых вследствие возложенной на них законом обязанности по возмещению вреда предлагают именовать компенсатором (возместителем) [4].

Кроме того, в случае, когда на стороне причинителей вреда участвует несколько лиц, классификацию следует дополнить и еще одной категорией — «сопричинители».

Считаем, что данную сторону правоотношений из причинения вреда можно именовать активной стороной.

При этом, причинители вреда впоследствии могут быть разделены в зависимости от статуса на физических и юридических лиц. Помимо сказанного, в этой группе следует выделить должностных лиц, а также лиц, выполняющих управленческие (административно хозяйственные или организационно-распорядительные функции). Кроме того, самостоятельную группу в этой категории образуют публично-правовые образования (Российская Федерация, ее субъекты, а также муниципальные образования, международные организации).

М. В. Жабреев и В. А. Хохлов, подчеркивали, что существуют особенности участия в обязательствах отдельных лиц, к которым следует отнести публичные образования, отдельные государственные органы [5].

Оценивая нормы, регламентирующие ответственность публичных образований, можно заметить неравную правовую регламентацию ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами (ст. 1069 ГК РФ) и ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК РФ) — в последнем случае ответственность за счет казны соответствующего уровня наступает независимо от вины.

Полагаем, что при сохранении в ГК РФ данного института требуется адекватная корректировка и аналогичная формулировка должна быть включена в ст. 1069 ГК РФ, поскольку вред, причиняемый названными в статье органами по своему характеру и многообразию последствий может не уступать вреду, причиняемому действиями дознания, следствия, прокуратуры и суда.

Оговорка о сохранении неслучайна, т. к. мы разделяем позицию Городиловой И. А. и Соколовой Т. Т., о том, что отношения по возмещению вреда публичными образованиями и их органами носят скорее публично-правовой характер и их помещение в ГК РФ не способствует эффективной правовой защите граждан. Более того, прописанный в ГК РФ и реализованный ГПК РФ механизм, приводит к тому, что вместо конкретного публичного образования ответственность несет казна соответствующего уровня, а причинитель вреда наделяется своеобразным судебным иммунитетом [6].

Это становится более очевидным, когда мы обращаем внимание на противоположный механизм: в случае причинения вреда публичным образованиям гражданином, обязанность по возмещению такого вреда носит публично-правовой характер. Таким образом, и процедуре ответственности публичных образований перед гражданами следует придать характер административно-юрисдикционного процесса, который бы устранил перекос в сторону интересов государства или муниципальных образований и в большей мере способствовал защите субъективных прав граждан.

С точки зрения субъективного отношения активной стороны к деянию, которое повлекло причинение вреда, все лица могут быть разделены на лиц, действовавших виновно и лиц, действовавших невиновно (однако эта категория несет ответственность только в случаях прямо предусмотренных законом).

В свою очередь, лица, действовавшие виновно, могут быть разделены на умышленных причинителей и лиц, причинивших вред по неосторожности.

Несмотря на то, что ГК РФ (ст.ст. 401, 404, 1064) не содержит указаний на формы и виды вины, мы считаем, что возможна и дальнейшая классификация на основании видов вины (действующие с прямым или косвенным умыслом; легкомысленно или небрежно; с грубой или легкой неосторожностью).

По порядку возложения ответственности (или объему), на наш взгляд, все причинители могут быть разделены на лиц, отвечающих персонально и лиц, отвечающих совместно с другими сопричинителями (солидарно или субсидиарно).

По мнению А. П. Золотарева, причинители вреда, в зависимости от оснований ответственности могут быть разделены на лиц, совершивших нарушение общих начал, смысла, норм гражданского законодательства, обычаев, неисполнение или ненадлежащее исполнение договорных и кондикционных обязательств, а также деликты [7].

Однако, на наш взгляд, более полной будет классификация, в основе которой положены основания возникновения обязанностей:

‒ допустившие нарушение договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему;

‒ издавшие (принявшие) акты государственных органов и органов местного самоуправления, которые нарушают гражданские права и законные интересы;

‒ причинившие вред другому лицу;

‒ неосновательно обогатившиеся;

‒ допустившие иные действия, повлекшие причинение вреда;

‒ подпадающие под действие закона или иного правового акта, порождающего обязанность возмещения вреда.

По объему и характеру присужденного возмещения причинители могут быть разделены на лиц, обязанных возместить имущественный вред; лиц, обязанных возместить моральный вред; лиц, обязанных уплатить штраф в бюджет; лиц, обязанных уплатить неустойку.

В зависимости от механизма причинения вреда, лица могут быть разделены на договорных и внедоговорных причинителей, по характеру причиненного вреда, можно разделить их на лиц, причинивших имущественный вред, а также нанесших вред неимущественной сфере (моральный/репутационный, физический).

В ряде случаев, отраслевое законодательство допускает значительное усложнение состава участников на стороне причинителей. Так, например, возместить ущерб, связанный с вредом, нанесенным здоровью человека вследствие применения лекарственных средств, обязаны субъекты обращения лекарственных средств [8].

Ущерб возмещает организация оптовой торговли лекарственными средствами или аптечное учреждение, по вине которых поступило в продажу или было отпущено лекарственное средство, если вред здоровью нанесен вследствие применения такого средства, пришедшего в негодность в результате нарушений правил оптовой торговли лекарственными средствами или правил фармацевтической деятельности аптечных учреждений.

Вред, причиненный жизни или здоровью гражданина вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, подлежит возмещению по выбору потерпевшего продавцом или изготовителем товара.

Вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу.

Вред, причиненный вследствие непредоставления полной или достоверной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению соответственно продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем) (ст. 1096 ГК РФ).

Более того, публично-правовые образования вообще могут не быть причинителями вреда, однако законодательство устанавливает их обязанность возместить такой вред -согласно ст. 66 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487–1 [9] вред, причиненный здоровью граждан в результате загрязнения окружающей среды, возмещается государством, юридическим или физическим лицом, причинившим вред.

Независимо от возложения ответственности на конкретные органы государственной власти или должностных лиц обязанность по возмещению вреда от экологических бедствий возлагается на государство, так как оно должно обеспечивать безопасность населения и защиту его от чрезвычайных ситуаций.

На государство, призванное в силу ст. 21 Конституции РФ охранять достоинство личности во всех сферах, возлагается обязанность предоставить гражданам эффективную поддержку как лицам, у которых в результате существенного неблагоприятного воздействия чрезвычайных техногенных обстоятельств невосполнимо утрачиваются (или резко сужаются) возможности самостоятельного обеспечения достойной жизни и свободного развития [10].

Литература:

  1. Ананьева К. Я. Исполнение обязательств с множественностью субъектов в них // Юридическая наука. 2012. № 2. — С. 47.
  2. Сердюков К. А. Правоотношения с множественностью лиц в российском праве: дис.... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2011. — С. 37.
  3. Российское гражданское право: учебник: в 2 т. / В. В. Витрянский, В. С. Ем, Н. В. Козлова и др.; отв. ред. Е. А. Суханов. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2011. Т. 2: Обязательственное право. — С.338.
  4. Шабунина И. С. Понятие и особенности возникновения обязательства вследствие причинения вреда: Дис.... канд. юрид. наук. — Ульяновск, 2004. С. 36.
  5. Хохлов В. А. Общие положения об обязательствах: учебное пособие. М.: Статут, 2015. — С. 128; Жабреев М. В. Публичные образования и их органы: гражданско-правовой статус и участие в гражданских правоотношениях // Цивилистические записки: Межвуз. сб. науч. тр. — М.: Статут, 2001. С. 178–218.
  6. Городилова И. А., Соколова Т. Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину государством: институт публичного права или частноправовая монополия? // Российский юридический журнал. 2016. № 1. — С. 115–122.
  7. Золотарев А. П. Некоторые особенности гражданско-правовой ответственности // Современное право. 2016. № 6. — С. 49–54.
  8. Колоколов Г. Р. Медицинское обслуживание: частные клиники, льготы, лекарства, рецепты, ответственность // Сам себе адвокат. Выпуск № 31. — М.: Юрайт-Издат, 2007. — С. 98.
  9. Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 33. ст. 1318; Российские вести. № 174. 1993
  10. Постановление Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2010 г. № 21-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 года № 5-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» в связи с жалобой гражданина И. В. Рузайкина» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 52. Ч. I. Ст. 7214.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle