Библиографическое описание:

Окруадзе Г. М. К проблеме продления меры пресечения в виде заключения под стражу // Молодой ученый. — 2016. — №24. — С. 356-358.



Право на свободу одно из важнейших гарантий прав человека, закон, допускает его ограничение в связи со строго определенными целями, устанавливая специальную процедуры их применения.

Такое ограничение вызвано необходимостью обеспечения общественных интересов, если они являются соразмерными, отвечают требованиям справедливости, и необходимы для защиты, охраняемых законом общественных отношений.

Таким образом, решая вопрос о применении мер пресечения, в условиях действия презумпции невиновности необходимо соблюсти баланс между публичными интересами и гарантированным правом на свободу и личную неприкосновенность [3, с. 1].

Наиболее суровые меры пресечения, существенно ограничивающие права и свободы личности, такие как заключение под стражу и домашний арест применяются лишь в исключительных случаях судом в установленном законом порядке, при условии, что применение более мягкой меры пресечения невозможно.

Конституцией Российской Федерации допускается применение заключения под стражу только по решению суда так как она является самой суровой и влечет большое количество правоограничений для личности.

В связи с этим наиболее актуальным является вопрос о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Действующее законодательство предусматривает в ст. 109 УПК РФ:

Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца.

Верховный Суд РФ в постановлении пленума от 19.12.213 г. указал, что в случае если предварительное следствие невозможности закончить в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения, то срок может быть продлен судом соответствующего уровня в порядке, установленном ч. 3 ст. 108 УПК РФ, на срок до 6 месяцев. Последующее продление может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 УПК РФ, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

Свыше 12 месяцев срок содержания под стражей может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 УПК РФ, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти, при соответствующем федеральном органе исполнительной власти до 18 месяцев [2].

В настоящее время в правоприменительной практике складывается ситуация при которой более 90 % ходатайств следователя о продлении сроков содержания под стражей продлеваются. Мотивировка обстоятельств служащих основанием такого решения носит формальный характер.

Так исходя из статистических данных за период 2015 года в Калининском районном суде г. Тюмени было рассмотрено 322 ходатайства о продлении срока содержания под стражей, из которых не было удовлетворенно 4 ходатайства, в 3 случаях судом мера пресечения была изменена на домашний арест, а по 1 производство было прекращено в связи с отсутствием предмета разбирательства.

В месте с тем, ходатайств о продлении домашнего ареста было заявлено 17 ходатайств, в том числе в отношении одного и того же лица ходатайство рассматривалось 3 раза, из них неудовлетворенным осталось только 1 [4].

Исходя из статистических данных делаем вывод, о том, что при продлении заключение под стражей является наиболее распространённой и фактически безальтернативной мерой пресечения

Практическим примером может служить продление стражи в отношении Р. который обвинялся органами предварительного расследования по п. А ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Ходатайство о продлении срока содержания под стражей подавалось неоднократно и общий срок содержания под стражей продлился с 15.09.2012 по 03.10.2013 г., кроме того приговором от 3.10.2013 г. суд изменил квалификацию деяния Р. на п. А ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч. 2 ст. 330 УК РФ и на основании ст. 73 УК РФ ему было назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев условно с испытательным сроком три года [5].

Р. являлся гражданином Российской Федерации, был трудоустроен, так же ранее не судим, не привлекался к уголовной ответственности, у него имелась регистрация и постоянное место жительство по месту проведения предварительного расследования.

Не смотря на это он провел в общей сложности более 13 месяцев под стражей.

Основой мотивировки столь долгого продления срока содержания под стражей служило обвинение в особо тяжком преступлении, и никакие иные фактические данные положительно характеризующие личность Р. в своей совокупности не могли повлиять на решение суда.

Однако смена квалификации в приговоре на п. А ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч. 2 ст. 330 УК РФ — преступления относящееся к категории средней тяжести, в очередной раз показывает насколько опасно, не брать в расчет презумпцию невиновности.

Таким образом, в результате того, что 90 % всех заявленных ходатайств об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу удовлетворяется, и сроки содержания под стражей постоянно продлеваются, растет наполненность следственных изоляторов (СИЗО), тем самым нарушаются норм содержания граждан в СИЗО.

Переполненность следственных изоляторов также указывает на необходимость более широкого применения иных мер пресечения.

Верховный Суд так же неоднократно высказывался о продлении сроков содержания под стажей.

Продлевая срок содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу, суду необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса, предусмотренных статьей 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. Кроме того, суду надлежит учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, и другие обстоятельства, обосновывающие продление срока применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом обстоятельства послужившие для избрания меры пресечения, не всегда являются достаточными для ее продления.

Необходимым условием для законного и обоснованного применения заключения под стражу, является обоснованное подозрение в совершении лицом преступления определенной категории тяжести. Однако по истечении времени оно перестает быть достаточным.

Суд в каждом конкретном случае должен установить обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

При производстве предварительного следствия на первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок может служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу в связи с тем, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия. Вместе с тем в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения.

Кроме того, Верховный Суд разъяснил о том, что сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать единственным и достаточным основанием продления срока содержания обвиняемого под стражей. Решение суда о продлении срока содержания под стражей должно основываться на фактических данных, предусмотренных ст. ст. 97, 99 УПК РФ, подтверждающих необходимость сохранения этой меры пресечения [3, с. 3].

Однако понятия первоначального этапа производства по уголовному делу в законе не раскрывается, в связи с этим невозможно определить до какого периода сохраняется необходимость применения заключения под стражу.

Кроме того, видится необходимость учитывать, при избрании меры пресечения высокой вероятности назначения по приговору наказания не связанного с лишением свободы.

Для разрешения имеющихся противоречий, необходимо внести изменения в УПК РФ, а именно:

− ч. 3 ст. 108 УПК РФ — При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Тяжесть преступления не может выступать в качестве единственного основания для избрания или продления заключения под стражу.

− ч. 1 ст. 109 УПК РФ: Содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца, что является первоначальным этапом предварительного расследования.

Таким образом на наш взгляд, гарантии соблюдения прав и свобод будут надлежащим образом гарантированно, если деятельность органов уголовного преследования и суда будет в полной мере урегулирована не декларативными принципами, а реально действующими правовыми нормами, отвечающими требованиям практики.

Этому в значительной степени будет способствовать более продуманное и взвешенное сочетание на законодательном уровне оснований и условий избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом решающее значение для вывода о законности и обоснованности избрания в виде меры пресечения заключения под стражу — должно иметь требование, в соответствии с которым оценка указанных обстоятельств, основанная на фактах, формирующая у правоприменителя внутреннее убеждение о необходимости и правомерности избрания в отношении обвиняемого (подозреваемого) данной меры пресечения и невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения.

В связи с этим к избранию меры пресечения нужно подходить не менее тщательней чем к вынесению приговора, в связи с тем, что вина человека считается доказанной лишь после вступления в законную силу обвинительного приговора суда.

Поскольку обвиняемый не признан судом виновным, то в силу презумпции невиновности должна распространяться презумпция оставления его на свободе. А на органах обвинения лежит обязанность доказать в каждом конкретном случае, что оставлять обвиняемого на свободе невозможно, что иная мера пресечения не может обеспечить должного поведения обвиняемого на свободе.

Учет предложенных нами изменений законодательства будет способствовать соблюдению права на защиту, а также на свободу и личную неприкосновенность.

Литература:

  1. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ).
  2. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016).
  3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 (ред. от 24.05.2016) «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».
  4. Архив Калининского районного суда г. Тюмени (дата обращения 15.08.2016 г.).
  5. Приговор Ленинского районного суд г. Тюмени от 03.10.2013 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle