Библиографическое описание:

Аглиуллина К. С., Семенова Э. Р. Прагматизм как философия науки // Молодой ученый. — 2016. — №23. — С. 584-586.



На современную философию США заметное влияние оказали идеи Чарльза Сандерса Пирса, которого некоторые европейские философы называли американским Кантом. Его термином «прагматизм» называется одно из крупных философских течений, которое в США занимает видное место. Основы философии Пирса изложены в книгах «Начала прагматизма», «Принципы философии» [1; 2]. Начало научной деятельности Пирса приходится на 1870-е годы. Вторым по значимости лицом в прагматизме считают У. Джеймса, философа и психолога. Его основные работы «Прагматизм», «Психология», «Многообразие религиозного опыта». Третьим по значимости своих философских идей считают Дж. Дьюи, который обрел необычайную популярность в США в ХХ веке. Он модернизировал прагматизм Пирса и Джеймса, назвав свое учение инструментализмом. Его основными философскими работами считаются «Реконструкция в философии. Проблемы человека», «Общество и его проблемы». Кроме этих работ, написал немалое количество книг по педагогике, развивая свою новую — «инструментальную педагогику».

Сегодня прагматизм в США является господствующим философским течением. «Инструменталистская педагогика» Дьюи рассматривается как ключевая парадигма образования, а сам прагматизм является чуть ли не официальной философией США, отвечающим американскому образу жизни. Здесь мы рассмотрим лишь те идеи прагматизма, которые имеют отношение к философии науки [3; 4; 5].

Пирс считал главной задачей своей философии избавление от идей, не имеющих отношение к реальной жизни. Например, нет смысла решать вопрос о первичности или вторичности материи, который Ф. Энгельс считал основным вопросом философии. этого вопроса мы выбрали, его не возможно проверить. Значимы лишь те философские проблемы, которые имеют прямое отношение к человеческой жизни, поэтому они должны излагаться и рассматриваться в терминах человеческого действия и его успешности.

Фундамент прагматизма образует концепция «сомнения-веры» Пирса, согласно которой для человека характерны два состояния: состояние сомнения и состояние веры, (под верой Пирс имел в виду убежденность). В первом состоянии человек испытывает беспокойство, неудобство, дискомфорт. Он недоволен собой, состоянием дел вокруг, ему быстрее хочется выйти из этого неравновесного состояния. Оно может быть вызвано критикой в его адрес, неудачей, не удовлетворенными физиологическими потребностями и т. д. Для того, чтобы выйти из такого состояния, человеку нужно что-то делать, но для этого сначала нужно решиться это сделать. Поиск решения до его принятия и есть познание. Оказывается, мышление человеку необходимо именно для этого: искать и находить эффективные решения. В этом случае, основная задача науки — решение человеческих проблем. Знакомый с идеями конструктивизма, Пирс, так же как и Кант, отрицает концепцию знания как отражения, способного привести к объективной истине. Познавательная деятельность рассматривается основателем прагматизма как деятельность направленная на обеспечение интеллектуального комфорта субъекту познания. Ваши проблемы стали бы намного проще, если бы вместо того, чтобы говорить, что вы хотите познать истину, вы просто сказали бы, что хотите достигнуть состояния веры, не подверженной сомнению, замечает он. Таким образом, он отказывается от классической концепции истины как знания соответствующего действительности. Согласно Пирсу, истина — это то, во что человек верит. Если другой в это не верит, то это означает лишь то, что для него такое знание истиной не является [6; 7; 8].

Если человек находит удовлетворяющее его решение, состояние сомнения исчезает и приходит состояние веры, убежденности. В этом случае человек обретает уверенность, он готов действовать, принимать решения, ибо точка опоры найдена. Ему нравится это состояние, но оно продолжается недолго: опять возникает ситуация, нарушающая наше внутреннее равновесие. И все начинается сначала. Таким образом, наш разум ищет не истину, а средство, которое может нас снова ввести в состоянии убежденности и спокойствия. Одним из важнейших инструментов преодоления состояния сомнения и выступает наука.

Устойчивость верования отдельного человека повышается, если его верование поддерживается и другими людьми. Такой способ повышения убежденности человека Пирс называл «методом авторитета». Но этот метод не гарантирует от ошибок, поэтому говорить об абсолютной истине нельзя. Даже «Начала» Евклида, пользовавшиеся безусловным авторитетом научности, оказались неточными с точки зрения математики ХХ века. Всякое знание, включая и научное, принципиально погрешимо. И с этим нужно смириться: допускать возможность ошибочности нашего знания, но если пока нет оснований для сомнения, следует считать его истинным.

Размышляя о природе человеческого знания, Пирс создает семиотику — науку о знаках; развивает семантику — учение о значении, смысле. Согласно Пирсу, каждый знак есть воплощенное значение, связанное с последствиями практического применения объекта, который он означает. То есть объект есть то, что он для нас значит [9].

Чтобы иметь правильное представление об объекте, его нужно представить в структуре нашей деятельности. Какое место он там может занять или уже занимает — это и есть его значение. Поэтому разговоры об абсолютной истине, о сущности чего-то совершенно бессмысленны: можно говорить лишь о значении для кого-то, сущности как существенности для чьей-либо деятельности. Нет абсолютных значений, как нет и независимых от нашего существования сущностей. Эти рациональные компоненты вносятся в мир субъекта оценивающей деятельностью его разума. Отсюда следует такой вывод: из того, что значит объект для меня, вовсе не следует, что он имеет такое же значение и для другого. Это положение легло в основу концепции «языковых игр» Витгенштейна, который хорошо знал философию Пирса.

Эту и другие идеи Пирса популяризовал У. Джеймс. Он усилил прежде всего прагматистский аспект учения об истине. Согласно Джеймсу, всякая теория есть орудие, а не ответ на загадку. Поэтому она и должна оцениваться как орудие: по ее эффективности для достижения определенной цели. Если теория приводит к цели, то мы называем ее истинной, считает Джеймс. Таким образом, истина — это то, что приносит пользу при его практическом применении. Мы можем утверждать, что прагматизм дал много идей для становящегося в ХХ веке деятельностного подхода в науке [10; 11; 12].

Еще больший акцент на развитие этой идеи прагматизма сделал Джон Дьюи. Он сравнивает науку с ящиком для инструментов. Когда человеку нужно выйти из состояния сомнения («проблематической ситуации»), он ищет то, что может ему в этом помочь. Если применив какую-то теорию, он решает свою проблему, значит, теория хорошая. Но это вовсе не означает, что эта теория подойдет другому человеку или для другой ситуации. Ибо не существует универсальных теорий, так как нет абсолютно одинаковых ситуаций. Молотком нельзя пилить доски, а ножовкой забивать гвозди. Но это вовсе не означает, что молоток плохой инструмент. Так же обстоят дела и с научными теориями: их нельзя выстраивать в колонну по одному по степени их истинности. Теорию следует оценивать не с точки зрения ее истинности, а исходя из ее способности решать ту или иную задачу, объясняет Дьюи.

В отличие от своих идейных предшественников Дьюи уделял большое внимание социальным проблемам. Его философия — попытка применить прагматистскую методологию в социологии. Он пишет о бесперспективности попыток создания модели будущего идеального общества, направления усилий людей на реализацию этой утопии. Социальную жизнь он представляет себе как лишенный рациональности хаос, в котором одни события влияют на другие, вызывая третьи. И никакой закономерности тут нет: сегодня на жизнь общества влияет политика, завтра — стихийное бедствие, а через месяц — война [13]. Огромное количество факторов, влияющих на общественную жизнь, делают маловероятными какие-либо долгосрочные прогнозы или общесоциологические законы. Поэтому разум и наука должны помогать решать людям конкретные социальные проблемы, а не создавать утопии.

Литература:

  1. Пирс Ч. Начала прагматизма. СПб.: Алетейя, 2000. 318 с.
  2. Пирс Ч. Принципы философии. В 2 т. Спб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. 224 с.
  3. Аймурзин В. А., Семенова Э. Р. // Философия науки прагматизма // Вестник научных конференций. 2015. № 4–4 (4). С. 12–14.
  4. Rakhmatullin R. Pragmatism: general characteristics // Nauka i studia. 2015. Т. 11. С. 152–197.
  5. Пятибратов В. В., Рахматуллин Р. Ю. Основы прагматизма // Вестник научных конференций. 2015. № 4–3 (4). С. 113–114.
  6. Рахматуллин Р. Ю. Истина как гносеологическая категория // Теоретические и прикладные аспекты современной науки. 2014. № 2–1. С. 156–157.
  7. Рахматуллин Р. Ю. Истина: проблема определения // NewsofScienceandEducation. 2016. Т. 6. С. 90–93.
  8. Лукманова Р. Х., Столетов А. И. Проблема истины в философии Хайдеггера // Философия и общество. 2008. № 4. С. 166–174.
  9. Семенова Э. Р. Проблема понимания в научном познании // NovaInfo.Ru. 2016. Т. 2. № 45. С. 241–245.
  10. Семенова Э. Р. Эмпирическое и теоретическое в научном познании // Вестник научных конференций. 2015. № 2–4 (2). С. 135–136.
  11. Лукманова Р. Х., Столетов А. И. Об особенностях философского знания // О вечном и преходящем. Сборник научных статей. Уфа, 2012. С. 27–36.
  12. Рахматуллин Р. Ю., Хабибуллин Р. М. Эксперимент в научном познании // Молодежь. Образование. Наука. Материалы VI Российской ежегодной научной конференции аспирантов и молодых ученых. Уфа: Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия (Академия ВЭГУ), 2011. С. 36–38.
  13. Рахматуллин Р. Ю. Историческое знание в контексте философии науки // Вестник ВЭГУ. 2015. № 3 (77). С. 129–137.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle