Библиографическое описание:

Герасимова Н. Р., Палаткина А. С. Проблема эффективности юридической ответственности // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 580-582.



В статье рассматривается категория «эффективность» юридической ответственности. Анализируются точки зрения, имеющиеся в юридической науке на понятие и сущность эффективности юридической ответственности, выделяются факторы, влияющие на её эффективность.

Ключевые слова: юридическая ответственность, эффективность, составляющие эффективности, норма права, правосознание, неотвратимость наказания

Категория «эффективность» все чаще встречается в текстах нормативно-правовых актов Российской Федерации, которые регулируют общественные отношения в различных сферах жизни. Самые разнообразные общественные институты подвергаются оценки с точки зрения эффективности. Вопрос о применении категории «эффективность» к институту юридической ответственности является одним из активно обсуждаемых и исследуемых в юридической науке.

Проблема определения эффективности юридической ответственности тесно связана с развитием, функционированием и совершенствованием общества и государства в целом. Для более точного и правильного определения эффективности юридической ответственности необходимо рассмотреть исторический аспект развития категории «эффективность».

Ф.Н. Фаткуллин отмечал, что первоначально, когда обсуждение эффективности права только начиналось, под этим понятием нередко понимались правильность, обоснованность юридических норм, их целесообразность и результативность, степень реализованности необходимой правовой возможности [1, с. 318].

В советский период учеными была выработана концепция, согласно которой категория «эффективность» рассматривалась как соотношение между поставленными перед нормой права социальными целями и фактически достигнутым результатом. При этом в качестве целей принятия правовой нормы устанавливалось достижение политических, экономических, идеологических и иных целей социалистического строительства.

Позднее, подобное понимание эффективности подверглось критике как не соответствующее формирующемуся в постсоветский период новому типу нормативно-правового регулирования, существо которого состояло в понимании законотворчества как согласования различных социальных интересов, при котором свобода реализации одних интересов не ущемляет свободы других. В качестве показателя эффективности законодательства в новой теории вместо соответствия между предполагаемой и фактически достигнутой целью было предложено считать степень конфликтности урегулированных данной нормой общественных отношений оптимальной степени конфликтности в данной сфере. При этом оптимальная степень конфликтности ситуации в приведенной теории означает, что существующее правовое регулирование обеспечивает необходимую и достаточную меру свободы в реализации правомерных интересов субъектов социального общения.

В.В. Лапаева определяет понятие эффективности, исходя из категории социального интереса. Она указывает на то, что было бы неверно продолжать трактовать эффективность закона как соотношение между результатом действия нормы и предписанными ей неправовыми (экономическими, политическими, идеологическими и т.д.) целями. В русле современного понимания сущности закона в условиях формирующейся правовой государственности эффективность законодательства следует измерять его вкладом в укрепление правовых начал государственной и общественной жизни, в формирование и развитие элементов свободы в общественных отношениях, в реализацию прав и свобод человека и гражданина. То же самое можно сформулировать и в привычных терминах соотношения цели и результата, поскольку эффективность — это всегда мера целенаправленного воздействия. Только речь пойдет не о внешних по отношению к праву экономических, политических, идеологических и иных целях, об имманентной ему правовой цели, заключающейся в согласовании социальных интересов на базе правообразующего интереса и в обеспечении, таким образом, максимально возможной всеобщей меры свободы для развития соответствующей сферы общественной жизни [2, с. 504].

О.Э. Лейст под эффективностью права понимает его принципиальную осуществимость, предопределенную общеизвестностью, понятностью и непротиворечивостью правовых норм, их системностью, соразмерностью социальных целей норм и юридических средств достижения этих целей, обеспеченностью права действенной системой органов правосудия и правоохранительных органов [3, с. 93].

На сегодняшний день в юридической науке отсутствует единый подход к определению понятия «эффективность юридической ответственности». Ряд авторов, рассматривают эффективность юридической ответственности как правовую категорию, отражающую достижение определенной законодательно смоделированной цели посредством достижения социально положительного результата в регулировании общественных отношений.

Н.В. Витрук под эффективностью юридической ответственности понимает эффективность норм права, которыми устанавливается тот или иной вид юридической ответственности [4, с. 246].

Ч. Беккариа считал, что эффективность юридической ответственности определяется вовсе не её жестокостью, а её неотвратимостью [5, С. 318].

По мнению О.М. Ивановой, в рамках концепции юридической ответственности за правонарушение, в которой юридическая ответственность сводится только к наказанию, эффективность юридической ответственности можно представить как соотношение между результатом применения наказаний и целями их законодательного установления [6, с. 83].

В этой связи, необходимо, прежде всего, обратиться к тем целям, которые заложены в институте юридической ответственности. Таких целей несколько. Во-первых, это предупреждение совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами, во-вторых, это обеспечение правомерного поведения, в-третьих, это восстановление нарушенного правопорядка и в-четвертых — это наказание лица, совершившего правонарушение. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что эффективность юридической ответственности будет достигнута, когда все цели, стоящие перед институтом юридической ответственности будут реализованы.

В.В. Кожевников, Н.В. Витрук отождествляют эффективность юридической ответственности с эффективностью норм права, которые устанавливают данную ответственность [7, с. 118]. Критикуя эту точку зрения, можно отметить что, если рассматривать проблему эффективности юридической ответственности только с позиции эффективности норм права, которыми устанавливается ответственность, то тогда очевидно, что эффективность юридической ответственности будет полностью зависеть от уровня реализация норм права, устанавливающих ответственность. Подобного рода подход говорит, что чем выше вероятность привлечения виновного лица к ответственности, тем выше её эффективность. Но на практике все обстоит иначе. Можно повысить вероятность привлечения лица к ответственности до 100 %, но тем не менее не добиться высокой эффективности юридической ответственности. Ярким тому примером может служить высокий уровень рецидива в нашей стране. Проблема данного подхода состоит в сведении всех функций юридической ответственности только к карательной, при этом не принимаются во внимание другие функции, которые также влияют на эффективность юридической ответственности. Должное внимание необходимо уделить функции предупреждения совершения правонарушений, как самим правонарушителем, так и другими лицами. Важную роль здесь будет играть психологическая реакция лица на совершенное им правонарушение. Действительно, если отношение привлеченного к ответственности лица к своему поступку будет носить отрицательный характер, то вероятность совершения этим лицом правонарушения в будущем сокращается. Если же лицо, привлеченное к ответственности, не осуждает себя, а наоборот гордится этим, то эффективность юридической ответственности резко падает.

Следует отметить, что эффективность юридической ответственности не должна ставиться в прямую зависимость исключительно от согласия или несогласия с ней общества. Установление законодателем жестких мер ответственности зачастую вызывает негативную оценку в обществе, однако, вряд ли подобная реакция будет означать неэффективность юридической ответственности, равно как и одобрение со стороны большинства граждан не делает норму праву автоматически эффективной. Эффективность принятого нормативно-правового акта, устанавливающего ответственность можно определить путем сопоставления целей, которые были поставлены при принятии данного акта и фактически достигнутых результатов.

В рамках исследования проблемы эффективности юридической ответственности нерешенным является вопрос относительно тех факторов, которые оказывают влияние на её эффективность. Одним из таких факторов может являться правосознание.

Правосознание граждан как совокупность убеждений, взглядов и чувств, отражающих их отношение к праву и правовым явлениям, является неотъемлемой составляющей эффективности права и юридической ответственности. Но для должного его уровня нужно выяснить не только общее отношение граждан к праву, но и знание каждым человеком запретов и ограничений, установленных законом. Ведь недаром общеизвестным является выражение: «Незнание закона не освобождает от ответственности». Поэтому для того чтобы не подвергнуться мерам юридической ответственности нужно знать грань дозволенного.

Высокий уровень правосознания будет выступать гарантом того, что каждый гражданин будет остерегаться совершать любое неправомерное деяние, осознавая, что за всяким нарушением закона последует неизбежная оценка проступка и соответствующие неблагоприятные последствия личного, имущественного или организационного характера.

На наш взгляд, эффективность юридической ответственности будет достигнута тогда, когда в полной мере будет реализован такой её принцип как неотвратимость наказания. Данный принцип означает неизбежность наказания. Любое правонарушение должно влечь реакцию со стороны государства, которая выражается в неотвратимой каре правонарушителя и в восстановлении общественных отношений. Кара как неотвратимая реакция осуществляется для того чтобы в последующем субъект не нарушал установленных законом запретов. Правонарушение, за которое не наступила предусмотренная законом ответственность, подрывает авторитет закона и наносит урон общественному порядку.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что проблему эффективности института юридической ответственности можно рассматривать с разных сторон. Повышению эффективности юридической ответственности в первую очередь, будет способствовать достижение тех целей, которые положены в основу данного института, неотвратимость наказания за совершенное деяние, а также высокий уровень правосознания общества.

Литература:

  1. Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права. — Казань: Изд. КГУ, 1987. — 336 с.
  2. Проблемы общей теории права и государства: учебник для вузов / под общ. ред. В.С. Нерсесянца. — М.: Норма, 2004. — 832 с.
  3. Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. — М.: Зерцало, 2002. — 288 с.
  4. Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности: монография. — М.: Норма, 2009. — 432 с.
  5. Перевалов В.Д. Теория государства и права: учебник для бакалавров. — М.: Юрайт, 2013. — 428 с.
  6. Иванова О.М. Основания, цели и задачи юридической ответственности: диссертация канд. юрид. наук. Самара, 2009. — 212 с.
  7. Осипов М.Ю. Основные подходы к исследованию проблем эффективности юридической ответственности // Методология права и правовых исследований. — 2015. — № 1. — С.117-120.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle