Библиографическое описание:

Мирошникова И. К., Скобина Е. А. Проблемы квалификации нарушения правил оборота наркотических средств или психотропных веществ // Молодой ученый. — 2016. — №21. — С. 624-629.



В статье рассматриваются особенности квалификации преступления, предусмотренного ст. 228.2 УК РФ, особенности изменения его объективной стороны в зависимости от общественно опасных последствий. На основании анализа судебной практики, в том числе постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, автор приходит к выводу о том, что трудности квалификации преступления заключаются в неопределенности понимания конструкции его состава правоприменителями.

Ключевые слова: нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ, постановление Пленума Верховного Суда РФ, статья 228.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, отграничение статьи 228.2 УК РФ от смежных составов

Актуальность темы правильной квалификации преступлений против общественной нравственности и здоровья населения состоит в том, что в условиях активного распространения наркомании и роста преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ в России, огромное значение имеет правильное применение уголовно-правовых норм действующего законодательства, которые предусматривают ответственность за совершение этих преступлений.

Следует отметить, что преступления, предусмотренные ст. 228.2 УК РФ имеют высокий уровень латентности, но, не смотря на это, правоохранительным органам удаётся выявить их и привлечь к уголовной ответственности лиц, их совершивших. Согласно данным Генеральной прокуратуры РФ [16] за период 2011–2015гг. наблюдается общая тенденция к снижению данного вида преступлений. Пик совершения виновными лицами данных преступлений по России пришёлся на 2014 год, а по Забайкальскому краю на 2013 год. На рисунке 1 представлена динамика рассматриваемых преступлений.

Описание: C:\Users\Ирина\Desktop\1.png

Рис. 1. Динамика преступлений, предусмотренных ст. 228.2 УК РФ

Удельный вес лиц, осужденных за нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ за указанный период составил от 1,2 % до 1,4 % по России, а по Забайкальскому краю от 1,1 % до 1,9 %, что представлено на рисунке 2.

Описание: C:\Users\Ирина\Desktop\22222.png

Рис. 2. Удельный вес лиц, осужденных по ст. 228.2 УК РФ

Сказанное выше подтверждает необходимость тщательного изучения проблемы в целях превенции неверной квалификации при расследовании преступлений, предусмотренных ст.228.2 УК РФ.

С момента принятия Уголовного кодекса РФ 1996 года, конструкция объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 228.2 УК РФ «Нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ», неоднократно изменялась с формальной на материальную (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ) [1] и снова на формальную (Федеральный закон от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ) [2].

В юридической литературе эти изменения оценивались неоднозначно. Одни авторы отмечали, что состав преступления является формальным [5;19], другие — формально-материальным [7;317]. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» от 15.06.2006 г. № 14 (в ред. от 23.12.2010), разъяснил, что состав указанного преступления является материальным, а последствия — обязательным признаком объективной стороны [4]. Эта позиция правоприменителя не изменилась даже после принятия Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ, которым общественно опасные последствия были исключены из объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.228.2 УК РФ. Вследствие чего в правоприменительной практике возникли разные подходы к определению места общественно опасных последствий в системе признаков данного состава преступления. Правоохранительные органы, исходя из буквального толкования ст. 228.2 УК РФ (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. № 87-ФЗ), признавали достаточным объективным основанием уголовной ответственности сам факт нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Например, действия Гоха были квалифицированы по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ. Он своевременно не списал, не изъял из обращения находящиеся у него на хранении с истекшим сроком годности промедола массой 1,029 грамма и кетамин общей массой 4,213 грамма и не принял мер к уничтожениях, хранил их в сейфе комнаты дежурного врача МУ <...> до момента их обнаружения и изъятия сотрудниками ОКЛОН управления ФСКН России. Сямженский районный суд Вологодской области отметил, что в результате допущенного Гохом нарушения правил оборота наркотических средств и психотропных веществ были созданы условия выбытия наркотических средств и психотропных веществ из владения МУ <...>. [10] То есть фактического выбытия (утраты) промедола и кетамина не произошло.

Следует признать, что позиция Пленума Верховного Суда РФ в этом вопросе в большей степени, чем позиция законодателя является социально обусловленной, так как именно последствия определяют вредоносность нарушений правил оборота наркотических средств и психотропных веществ — свойство, которое совместно с распространенностью таких нарушений придает этому деянию общественную опасность. Формальная конструкция состава данного преступления способствует избыточному применению уголовно-правового принуждения.

Вероятно, именно поэтому, осознавая ошибочность изменений, внесенных в ст. 228.2 УК РФ Федеральным законом № 87-ФЗ, законодатель в Федеральном законе от 1 марта 2012 г. № 18-ФЗ отказался от формальной конструкции состава рассматриваемого преступления, вновь включив в нее общественно опасные последствия в виде утраты наркотических средств, психотропных веществ, инструментов и оборудования для их изготовления или наркотикосодержащих растений. Тем самым, законодатель привел ст. 228.2 УК РФ в соответствие со сложившейся судебной практикой квалификации нарушений правил оборота наркотических средств и психотропных веществ и рекомендациями Пленума Верховного Суда РФ. Положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г. № 14 (с изм. от 30.06.2015) [3] об общественно опасных последствиях рассматриваемого преступления снова стало соответствовать тексту уголовного закона.

Вместе с тем, с законодательным определением материальной конструкции рассматриваемого состава преступления обострился вопрос о содержании закрепленных в ст. 228.2 УК РФ общественно опасных последствий в виде утраты предметов, указанных в диспозиции статьи. В литературе понятие утраты наркотических средств, психотропных веществ и других предметов, указанных в ст. 228.2 УК РФ, как правило, основывается на разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ подчёркивающих, что под утратой указанных предметов следует понимать: 1) их фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения; 2) такое повреждение оборудования или инструментов, которое исключает в дальнейшем их использование по прямому назначению (п. 21 постановления от 15 июня 2006 г. № 14). Исходя из этого определения, а также анализа судебно-следственной практики можно выделить три основные формы утраты.

Во-первых, это потеря наркотических средств субъектом рассматриваемого преступления. Например, Бабайлова, являясь старшей медицинской сестрой, по окончании операции не посчитав количество неиспользованных в операции наркотических лекарственных препаратов, положила их в сейф, не сделав необходимых записей в журнале учета наркотических препаратов. При подготовке смены к сдаче она обнаружила недостачу трех ампул наркотического лекарственного препарата фентанила 0,005 % — 2,0 %. Новосибирский районный суд Новосибирской области квалифицировал действия Бабайловой по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ как нарушение правил учета наркотических средств, повлекшее их утрату. [11]

Во-вторых, это хищение наркотических средств, психотропных веществ, инструментов или оборудования для их изготовления или наркосодержащих растений другими лицами. Так, Пущинским городским судом Московской области по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ были квалифицированы действия Калининой. Являясь лицом, ответственным за медицинское обеспечение вызова (медицинскую укладку с наркотическими средствами) и соблюдение правил хранения и использования наркотических средств, она оставила свою укладку с наркотическими средствами без присмотра, что повлекло их хищение. В приговоре суд отметил, что допущенным нарушением были созданы условия, при которых наркотическое средство было похищено другим лицом, что повлекло его утрату. [12].

И потеря, и хищение наркотического средства или психотропного вещества как формы утраты представляют собой фактическое выбытие этих средств и веществ из законного владения, пользования или распоряжения. То есть означают, что, наркотическое средство или психотропное вещество отсутствует в месте его постоянного хранения либо у конкретного лица, которому они были выданы и которое обязано соблюдать правила их оборота (хранения, учета и т. п.). Кроме того, законный владелец полностью лишен возможности осуществлять фактический контроль за выбывшими наркотическими средствами. И, наконец, появляется реальная возможность использования таких средств и веществ другими лицами.

Авиастроительный районный суд г. Казани, рассматривая уголовное дело в отношении дежурного врача ОАО «Городская клиническая больница №…» Чиркина, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228.2 УК РФ, в оправдательном приговоре от 11 октября 2010 г. указал, что утрата наркотического средства промедола не произошла в связи с изъятием его при попытке вынести из больницы. Как установил суд, Чиркин получил две ампулы наркотического средства промедола, передал их медсестре для выполнения инъекции больным. В его отсутствие медицинская сестра допустила изъятие промедола из процедурного кабинета другими лицами. Последние при выходе из больницы были задержаны, обнаруженный у них промедол был изъят. [13]

В приведенной ситуации больница, как законный владелец указанного промедола, не утратила полного контроля над этим наркотическим средством благодаря его своевременному обнаружению, а похитители в сложившихся обстоятельствах не имели реальной возможности воспользоваться изъятым промедолом.

В- третьих, возможной формой утраты предметов, указанных в рассматриваемой статье уголовного закона, является их повреждение. Пленум Верховного Суда РФ выделяет две специфические черты этой формы утраты:

1) предметом повреждения являются инструменты и оборудование, указанные в ст. 228.2 УК РФ;

2) повреждение исключает в дальнейшем их использование по прямому назначению (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года № 30). [3].

Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ в своём постановлении, во-первых, не распространяет данную форму утраты на наркотические средства, психотропные вещества и наркотикосодержащие растения. Во-вторых, сводит повреждение к уничтожению, что, вообще-то, не соответствует разграничению в уголовном законе понятий «повреждение» и «уничтожение имущества» (ст. ст. 167, 168) и их определениям, сложившимся в теории уголовного права: повреждение какого-либо предмета (имущества) предполагает возможность его использования в поврежденном виде и (или) возможность его восстановления до прежнего состояния, тогда как действия, в результате которых имущество приводится в полную негодность, не подлежит восстановлению и не может быть использовано по назначению, рассматриваются не как повреждение, а как уничтожение.

Повреждение, как вид утраты соответствующих предметов, Пленумом рассматривается как нарушение правил хранения, учета и использования прекурсора, повлекшее его фактическое уничтожение, квалифицируются следующие действия.

Приговором Лазаревского районного суда г. Сочи от 14 марта 2011 г. по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ осужден Мухамадиев. Являясь лицом, ответственным за хранение наркотических средств и психотропных веществ, он, находясь в помещении комнаты для хранения наркотических средств, выложил из сейфа на пол пять ампул промедола и девять ампул фентанила и, проявив небрежность, раздавил вышеуказанные ампулы с наркотическими средствами. Суд указал, что в результате небрежного отношения к своим должностным обязанностям и несоблюдения правил хранения вверенных ему наркотических лекарственных средств Мухамадиев совершил утрату наркотического средства. [14]

Однако, такое определение уничтожения, по нашему мнению, выходит за рамки рассматриваемого состава преступления и не может быть формой утраты. Как верно отмечает профессор А. В. Бриллиантов, в случае утраты наркотического средства этот предмет продолжает существовать, причем обладая теми же свойствами, что и до утраты, и именно существование предмета создает предпосылки возможности его дальнейшего использования. При уничтожении же полностью, т. е. без возможности восстановления, такие предметы утрачивают свои первоначальные свойства и, соответственно, уже не могут быть использованы во вред здоровью населения. Следовательно, уничтожение как последствие нарушения правил оборота наркотических средств не причиняет вред основному объекту рассматриваемого преступления — здоровью населения. [6]

В связи с этим обоснованным представляется решение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда по уголовному делу в отношении Огородниковой. Кассационным определением Судебной коллегии от 6 декабря 2011 г. отменен обвинительный приговор Химкинского городского суда Московской области от 23 октября 2011 г. в отношении Огородниковой, которым она была осуждена по ч. 1 ст. 228.2 УК РФ. Являясь медицинской сестрой-анестезиологом городской больницы, в соответствии с назначением врача ввела больному 75 мг психотропного вещества кетамин, а неиспользованные 25 мг указанного вещества уничтожила путем выливания в раковину без записей об уничтожении в соответствующем журнале. Судебная коллегия отметила, что остаток неиспользованного психотропного вещества в результате нарушения правил не вышел из законного владения Огородниковой, а был уничтожен. Она распорядилась им, уничтожив указанное средство, что сделало невозможным использование этого средства другими лицами. На основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления уголовное дело в отношении Огородниковой коллегией было прекращено. [9]

Таким образом, нарушения, приведшие к утрате психотропных веществ или наркотических средств, должны создавать общественно опасные условия для неправомерного завладения соответствующими объектами и их использования. Соответственно, применительно к ст. 228.2 УК РФ не является утратой наркотического средства или психотропного вещества его уничтожение, поскольку в этом случае указанное средство или вещество изымается из оборота и вред здоровью населения не может быть причинен.

С вопросами о содержании и формах утраты тесно связан вопрос о размере утраты наркотических средств, психотропных веществ и наркосодержащих растений.

Рассматривая этот вопрос формально, основываясь на содержании ст. 228.2 УК РФ, становится очевидным, что размер утраты не имеет значения. На это обращает внимание и Конституционный Суд РФ, отмечая в Определении по жалобе Мозолевой, что состав преступления, предусмотренный ст. 228.2 УК РФ, имеет место независимо от того, каковы размеры этой утраты. [10]

О малозначительности данного преступления нельзя говорить, так как посягательство осуществляется на здоровье населения, в этом и заключается общественная опасность данного преступления.

Полагаем целесообразным рассмотреть вопросы отграничения статьи 228.2 УК РФ от смежных составов.

Прежде всего, при привлечении к ответственности по ст.228.2 УК РФ не имеет значения размер наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и растений или частей, достаточно одного общественно опасного деяния, включая утрату.

В преступлениях, предусмотренных статьями 228 и 228.1 УК РФ, имеется квалифицирующий признак — крупный и особо крупный, размер наркотических средств. При этом состав преступления по статье 228 УК РФ включает в качестве обязательного признака объективной стороны значительный размер наркотических веществ.

Кроме того, отграничение указанных составов преступлений можно провести по объективной стороне преступлений. В ст.228.2 УК РФ объективная сторона преступления заключается в нарушении правил производства, изготовления, переработки, хранения, учета, отпуска, реализации, продажи, распределения, перевозки, пересылки, приобретения, использования, ввоза, вывоза, культивирования.

Пленум Верховного Суда РФ даёт определение понятия «утраты». Под утратой наркотических средств, психотропных веществ, оборудования, инструментов, растений следует понимать их фактическое выбытие из законного владения, пользования или распоряжения либо такое повреждение оборудования или инструментов, которое исключает в дальнейшем их использование по прямому назначению, если указанные последствия находились в причинной связи с нарушениями, допущенными лицом, в обязанности которого входило соблюдение соответствующих правил.

В то время как в статьях 228 и 228.1 УК РФ она заключается непосредственно в приобретении, хранении, перевозке, переработке, изготовлении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, производстве и сбыте, а также их пересылке (для ст.228.1 УК РФ).

Кроме того, отграничение следует провести по законодательной конструкции указанных составов преступлений. Статья 228.2 УК РФ сформулирована как материальный состав, преступление считается оконченным с момента утраты указанных в статье объектов. Преступление, предусмотренное статьёй 228 также имеет материальный состав, так как содержит указание на значительный размер предмета, а ст.228.1 УК РФ является формальным составом и считаются оконченными в момент совершения указанных действий.

Следующее отличие в субъективной стороне — по ст.228.2 УК РФ может характеризоваться неосторожной формой вины, то по статьям 228 и 228.1 УК РФ — только умышленной.

Кроме того, отграничение следует проводить и по субъекту преступления, который в статье 228.2 УК РФ является специальным. Это лицо, в обязанности которого входит соблюдение соответствующих правил или контроль за их соблюдением.

Неоднозначным является вопрос производства наркотических средств, так как ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» определяет как «действия, направленные на серийное получение наркотических средств или психотропных веществ из химических веществ и (или) растений», однако, серийное значит постоянное, систематическое, а это значит, что вопрос одного единственного производства остается открытым для законодателя.

Полагаем, что законодателю следует расширить название статьи, так как нарушение правил оборота наркотических средств и психотропных веществ напрямую связано с инструментами и оборудованием, которые находится под специальным контролем, используемым для производства наркотических средств и психотропных веществ.

Подводя итоги проведённому исследованию, следует отметить, что трудности квалификации преступления заключаются в неопределенности понимания конструкции его состава правоприменителями.

Литература:

  1. О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ (с изменениями и дополнениями) // Система ГАРАНТ
  2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу культивирования растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры: Федеральный закон от 19 мая 2010 г. N 87-ФЗ // Система ГАРАНТ
  3. О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 г. N 30 г. Москва // Система ГАРАНТ
  4. О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами: постановление Пленума Верховного суда РФ от 15.06.2006 г. № 14 (в ред. от 23.12.2010) // Российская газета. 2006. 28 июня.
  5. Аникин В. А. Нарушение правил оборота наркотических средств или психотропных веществ: анализ изменений ст. 228.2 УК РФ и некоторые перспективы законодательного описания состава // Российский следователь. — 2011. — № 13. — С. 19–21
  6. Бриллиантов А. Квалификация действий по уничтожению наркотических средств // Законность. — 2008. — № 6
  7. Уголовное право. Особенная часть / Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана и С. В. Максимова. — М., 2005. — С. 401
  8. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации В. М. Лебедев Изд. «Юрайт», 2004.- 1069с.
  9. Определение судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда от 6 декабря 2011 г. (извлечение). Дело N 22–8604 // Бюллетень судебной практики Московского областного суда за четвертый квартал 2011 года // РосПравосудие: http://rospravosudie.com (дата обращения 15.11.2015 года)
  10. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 г. N 806-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мозолевой Ларисы Николаевны на нарушение ее конституционных прав положениями статей 228 и 228.2 Уголовного кодекса Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Доступ из спра.-прав системы «Консультант Плюс» (дата обращения 15.10.2015 года)
  11. Постановление Сямженского районного суда Вологодской области от 29 марта 2011 г. Уголовное дело № 1–11/11 // РосПравосудие: [Электронный ресурс] // http://rospravosudie.com (дата обращения 15.10.2016 года)
  12. Постановление Новосибирского районного суда Новосибирской области от 26 апреля 2011 г. Дело № 1–436/11 // РосПравосудие: [Электронный ресурс] http://rospravosudie.com (дата обращения 15.10.2016 года)
  13. Приговор Именем Российской Федерации г. Пущино Московская область от 2 июня 2010 г. // СудАкт: [Электронный ресурс]// http://sudact.ru/regular/doc/7RsWlNrd0YQD/ (дата обращения: 10. 11. 2015)
  14. Приговор Именем Российской Федерации г. Казань от 11 октября 2010 г. // РосПравосудие: [Электронный ресурс] // https://rospravosudie.com/court-aviastroitelnyj-rajonnyj-sud-g-kazani-respublika-tatarstan-s/act-101764402/ (дата обращения: 15. 11. 2015)
  15. Приговор Именем Российской Федерации г. Сочи от 14 марта 2011 г. // Решения Судов: [Электронный ресурс] // http://resheniya-sudov4.ru/9/100872/ (дата обращения: 17.11.2015)
  16. Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ [Электронный ресурс] // http://genproc.gov.ru/ // (дата обращения:16. 10. 2016)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle