Библиографическое описание:

Никиточкина Ю. В. Эволюция производственных коллективов в России и ее особенности (на примере промышленных предприятий) (часть 3) // Молодой ученый. — 2016. — №20. — С. 389-399.



Трудовые коллективы промышленных предприятий Российской Федерации в 1990--2016гг.

Экономические реформы в конце 1980-х гг. были направлены на преодоление кризиса, начавшегося в последние годы существования СССР, обусловленного падением цен на нефть, неэффективной жесткой государственно-плановой системой экономики, чрезвычайно высокими затратами на оборонный комплекс. Распад СССР в декабре 1991 г. и, как следствие, разрыв экономических связей между республиками, в частности, их предприятиями, обусловил значительные затруднения в проведении преобразований.

Комплекс радикальных реформ правительства в начале 1990-х гг., направленных на оздоровление экономики и вывод ее из кризиса, базировался на теории «шоковой терапии». К таким реформам относятся моментальная либерализация цен, сокращение денежной массы, либерализация внешней торговли, приватизация убыточных государственных предприятий.

Реформы обусловили высокую инфляцию, опередившую рост денежной массы, и, как следствие, отсутствие у предприятий оборотных средств. Ускорилось падение экономического роста, возрастал объем бартерных операций. Обесценились сбережения населения и заработная плата, обострилась проблема нерегулярности ее выплаты др. К декабрю 1992 г. размер задолженности (дебиторской и банковской) предприятий-покупателей составил 4,1 трлн рублей (при общем объеме ВВП в данном году 15 трлн рублей). [66]

Среднегодовой темп промышленного производства в 1991–2000 гг. снизился до 10,05 % [21, с. 132]. К 2000 г. объем промышленного производство упал на 40 % в сравнении с показателем 1990 г. [49, с. 19]. В 1991--1999 гг. было разрушено и остановлено более 30 тыс. предприятий [21, с. 56].

На характеристиках производственных коллективов в значительной мере сказался процесс приватизации предприятий. Приватизация начала 1990-х гг. в российском обществе подвергается критике. Ее называют главной причиной значительной разницы в уровне денежныхдоходовразличных слоёв и групп населения. Многие воспринимает ее как аморальную.

По данным Госкомстата России, в 1993–2003 гг. было приватизировано 96,414 тыс. государственных предприятий [Коптев, В. И. Российская приватизация и формирование национальной модели управления предприятием / В. И. Коптев // Вестник Чувашского государственного университета. — 2011. — № 31. — С. 90].

Задачей приватизации являлось создание институтачастной собственностинасредства производства.

Законом (Закон РСФСР ОТ 03.07.91 N 1531-I «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991) предусматривалось несколько вариантов передачи предприятий в частную собственность. При этом коллективам предоставлялись широкие полномочия (в частности, предоставлялось право инициировать проведение приватизации, учитывалось их мнение при выборе способа приватизации, предоставлялись льготы — скидки с цены акции в размере 30 % от номинальной стоимости, рассрочка при оплате) Однако в сложной экономической, финансовой и политической обстановке члены коллективов не были готовы к статусу собственников акций предприятий (можно предположить, что у них отсутствовала такая заинтересованность) и становились лишь временными хозяевами организаций в результате процессов передачи активов промышленных предприятий производственным коллективам. Кроме того, государство на начальном этапе процесса приватизации было не способно эффективно контролировать свою собственность, а также ее переход в руки частных инвесторов. В таких условиях приватизация приобрела спонтанный характер — значительная доля ценных бумаг предприятий перешла в собственность их директоров или различных инвесторов, настроенных не столько на развитие предприятий, сколько на быстрое получение прибыли.

Значимость сотрудников организаций для их директоров в этот период была высокой, «поскольку, желая сохранить контроль над предприятием, руководители стремились оставить большую часть активов в руках производственных коллективов» [51].

Процесс приватизации в основном был завершен во второй половине 1994 г.

Это способствовало созданию предприятий новых форм собственности (см. Табл. 7), возникновению рынка труда, как следствие, появлению у членов коллективов возможностей самостоятельного выбора места и характера работы.

Создание предприятий новых форм собственности обусловило перемещение части работников государственного сектора в частный. Так, доля численности промышленно-производственного персонала предприятий в государственном и муниципальном секторах в общей численности персонала предприятий всех форм собственности сократилась с 83,36 % в 1992 г. до 12,03 % в 2014 г. (Табл. 7). Удельный вес численности работников организаций частного сектора в общей численности персонала всех форм собственности в 2014 г. достиг 63,37 % (Табл. 7).

Таблица 7

Структура показателей организаций разных форм собственности в 1992--2014гг.,%

Форма собственности

Удельный вес количества организаций вобщем количестве организаций всех форм собственности

Удельный вес объема отгруженных товаров вобщем объеме товаров, отгруженных предприятиями всех форм собственности

Удельный вес среднегодовой численности работников организаций вобщей численности персонала организаций всех форм собственности

1992

2001

2014

1992

2001

2014

1992

2001

2014

Государственная, муниципальная

51,70

5,40

8,77

85,80

9,30

4,37

83,36

15,60

12,03

Частная

47,40

85,60

84,85

14,00

43,20

53,44

15,94

46,10

63,37

Смешанная российская

6,60

2,56

29,90

16,87

-

29,60

11,04

Иностранная, смешанная

1,80

3,37

17,30

25,24

-

8,00

13,33

Источники: Российская Федерация в 1992 году: стат. ежегодник / Госкомстат России. –М.: Республиканский информационно издательский центр, 1993. — 645, информация со стр. 68; Российский статистический ежегодник. 2002: стат. сборник / Госкомстат России. — М.,2002. С. 349; Промышленность России. 2014. 2014: Стат.сб. / Росстат. — М., 2014. С. 19–21.

Возможность участия работников предприятий в собственности на средства производства не привела к повышению занятости молодых граждан в этом секторе. В 1992 г. доля работников в возрасте до 35 лет в общей численности безработных в стране достигла 73,5 % [53 с. 161]. Причем удельный вес рабочих, имеющих профессиональную подготовку и опыт работы, в общей численности безработных в этом же году достиг 79,9 % [52 с.20]. Таким образом, произошло «вымывание» молодых, квалифицированных специалистов из состава трудовых коллективов. Обновление персонала и профессиональный рост работников предприятий приостановились [51; 52 с.20].

В ходе реформ характеристики трудовых коллективов менялись. В начале реформ самостоятельность коллективов в организации своей деятельности существенно выросла, их члены были полны энтузиазма, надежд на улучшение жизни. Однако ориентация предприятий на максимизацию прибыли сказалась на политике компаний в управлении человеческим капиталом. Она утратила характер социальной защиты. Для решения задач обновления материально-технической базы предприятий или переориентации их на новую, более конкурентоспособную продукцию администрации вынуждены были увольнять работников, переводить на сокращенный рабочий день, расширять практику административных отпусков, задержку заработной платы, независимо от их квалификации, стажа работы на предприятиях. Таким образом, можно сделать вывод, что степень востребованности рабочих высокой квалификации на рынке труда в секторе приватизированных промышленных предприятий в начале 1990-х гг. снижалась.

В 1990-х гг. внимание к теме рабочих со стороны государства уменьшалось вследствие изменения его структурной политики (содействия росту конкурентоспособности национальных производителей в добывающих отраслях и отсутствия такого содействия в перерабатывающих), резкого роста сектора услуг и информации [44, с. 80]. Еще один фактор, обусловивший второстепенную роль собственно производства и, следовательно, связанных с ним рабочих в эпоху 1990-х гг. — это конверсия (переход оборонных предприятий с производства военной промышленности на производство гражданской), и, следовательно, резкое снижение предприятиями объемов производства [44, с. 86--87]. В этих условиях наличие работы стало новой ценностью. Кадровые рабочие, теряя свои привилегии, были готовы соглашаться на любую предлагаемую работу (как и любые другие работники, в частности, без какой-либо квалификации) [44, с. 86--87].

Крах надежд работников на возможность становления в качестве собственников своих предприятий и на возможность получения неограниченных доходов разрушил их уверенность в сплоченности коллективов при достижении поставленных целей. Этот крах надежд способствовал их самозанятости, повышению самостоятельности, налаживанию неформальных связей с другими членами коллектива, а также установлению неформальных норм организации и результатов труда. Таким образом сформировался наемный работник рыночного типа. В то же время сотрудники не были готовы к работе в условиях нестабильной занятости и риска потери заработка.

Функционирование предприятий разных форм собственности обусловили возможности рабочих находить работу и получать доходы за свой труд, не являясь при этом собственниками (акционерами) предприятий. Это стало одним из факторов гипердифференциации членов производственных коллективов по такому признаку как оплата труда.

Выход иностранных компаний на российский рынок (в частности, их участие в капитале российских корпораций) способствовал распространению в российских компаниях западного опыта управления коллективами и стимулирования их членов в условиях рыночной экономики.

Кадровые службы исходят из положения, что каждой организации и каждому члену коллектива необходима цель, определяющая смысл и содержание их деятельности. В условиях решения новых задач организация предъявляет особенные требования к коллективу своих сотрудников. Это -- осознание и разделение ими философии и ценностей компании, понимание смысла и важнейших принципиальных основ и содержания ее деятельности, выраженных в ее миссии.

Миссия компаний — одно из основополагающих понятийстратегического управления. Как отмечает С. Кови, «миссия организации, если она действительно отражает разделяемые каждым членом организации видение и ценности, рождает великое единение и необычайное чувство приверженности. Она создает в умах и душах людей такую основу, такой комплекс критериев или ориентиров, опираясь на которые, они будут управлять самими собой. Они не нуждаются в том, что, чтобы кто-то другой направлял, контролировал, отчитывал или помещал их на доску почета. Они проникаются теми неизменными ценностями, которые составляют суть, ядро организации» [64].

Таким образом, предприятия внедряли новые стили управления персоналом. В этих условиях в коллективах формировались новые отношения. Традиционную иерархическую организацию управления коллективами сменила функциональная организация управления этими группами людей, главным отличительным признаком которой является не подчинение одного работника другому, а их взаимозависимость. Каждый выполняет свою функцию и несет персональную ответственность за свои действия.

Помимо формирования идеологии конкурентоспособности компании и разработки стратегических планов компании обеспечивают своих сотрудников так называемым социальным пакетом (добровольное медицинское страхование, обучение (получение образования, повышение квалификации) за счет корпоративных средств и др.).

Разразившийся в 1998 г. экономический кризисв РФбыл одним из самых тяжёлыхэкономических кризисовв российской истории. Экономика испытала шок: курс рубля значительно снизился, произошёл существенный спад производства и уровня жизни населения, резкий скачок инфляции. Спад был краткосрочным и вскоре сменился масштабным экономическим ростом. По мнению экспертов, позитивным следствием кризиса 1998 г. стало повышение конкурентоспособности российской экономики. Вследствие девальвации рубля цены на импортные товары внутри страны повысились, стоимость отечественных товаров за рубежом снизилась. Это позволило отечественным производителям занять новые мировые рынки. Их экспортные возможности повысились.

Кризис 1998 г. способствовал повышению возможностей отечественных производителей в увеличении объемов производства и загрузки мощностей. В этих условиях актуальным для руководителей предприятий стал вопрос о подборе новых кадров с целью решения задачи роста производства, о пересмотре кадровых стратегий. В 1995--2001 гг. количество вакансий на промышленных предприятиях увеличилось в 2,5 раза [49, с. 124].

К началу 2000 г. экономика страны начала восстанавливаться. Государство стало оказывать содействие росту конкурентоспособности производителей в таких отраслях (помимо нефтегазового), как оборонно-промышленный комплекс и автомобилестроению.

В 2001–2005 гг. среднегодовой темп роста промышленного производства составил 5,6 %.

Мировой экономический кризис в 2008--2009 гг. обусловил замедление темпов развития российской экономики. В 2006--2010 гг. показатель составил 1,8 %, в 2011--2014 гг. -- 2,6 %. В России этот кризис стал частью мирового финансового кризиса. В списке специфических факторов его развития в стране -- значительный внешний долг российских компаний и резкое падение нефтяных цен. В кризисный период одним из основных направлений промышленной политики правительства являлась поддержка лишь крупных системообразующих компаний и компенсация потерь предприятий в наиболее уязвимых секторах экономики. Это стало одним из факторов ускорения инфляции.

Таблица 8

Инфляция вРФ с 1995--2016гг.,%

Показатель

1995

1998

2001

2004

2007

2010

2013

2015

2016 (1 полугодие)

Инфляция годовая

131,33

84,44

18,58

11,74

11,87

8,78

6,45

12,91

3,87

[Источник: данные Росстата. URL: http://www.gks.ru (дата обращения:10.10.2016)]

Доля числа занятых человек в промышленном секторе в численности экономически активного населениясократилась с 30,3 % в 1990 г. до 19,7 % в 2010 г.

В условиях нового финансово-экономического кризиса (начавшегося в 2014г.), падение промышленного производства в 2015 г. оставило 3,4 % [55, с. 32; 50, с. 38].

В целях повышения уровня качества продукции и выживания в кризисных условиях предприятия ускорили реализацию различных концепций управления производственными процессами. Среди них:

– система менеджмента качеств (СМК) — совокупность организационной структуры, методик, процессов и ресурсов, необходимых для общего руководства качеством);

– бережливое производства (БП) (от англ. lean production — стройное производство) — концепция управления производственным предприятием, основанная на постоянном стремлении к устранению всех видов потерь, предполагает вовлечение в процесс оптимизации бизнеса каждого сотрудника и максимальную ориентацию на потребителя. Возникла на базе идей производственной системы компании Toyota. Реализация концепции позволяет достичь повышения качества продукции, сокращения всех видов потерь (финансовых, временных), что способствует повышению эффективности основной деятельности предприятий и росту производительности труда;

– «шесть сигм» — подход к совершенствованию бизнеса, который стремится найти и исключить причины ошибок или дефектов в бизнес-процессах путем сосредоточения на тех выходных параметрах, какие оказываются критически важными для потребителя.

Особенно значимой для предприятий стала реализация концепции бережливого производства, поскольку внедрение принципов в рамках этой концепции обусловило создание в производственных коллективах так называемых «рабочих кружков» для обмена передовым опытом между их членами, а также в целях проявления их активности, творчества, дисциплины, ответственности, совершенствования навыков экономического мышления.

Кризисные условия повысили востребованность предприятий в планировании производственно-хозяйственной деятельности на микроуровне.

Как отмечает Г. Клейнер, в начале 1990-х гг. при ликвидации в ходе перехода к рынку практически всех институтов государственного планирования вместе с водой был выплеснут и ребенок — планирование производственно-хозяйственной деятельности субъектов рынка. «Между тем без такого планирования деятельности рыночных агентов не работает и рыночная экономика в целом. Практика бизнес-планирования (остающаяся в целом несовершенной вплоть до настоящего времени) стала складываться в буквальном смысле на обломках системы весьма изощренного оперативно-календарного, текущего и перспективного планирования деятельности предприятий», -- подчеркивает Г. Клейнер [65]. К началу 2000-х гг. планирование на микроуровне стало повсеместным, хотя разрыв между планированием и непосредственным управлением хозяйствующими субъектами имеет место и сейчас. «Однако без макропланирования планирование на микроуровне оказалось лишенным ориентиров. Задача современного этапа развития планирования в России — разработка интегрированной системы планирования, имеющей стратегическую направленность и охватывающей все подразделения и уровни народного хозяйства», -- отмечает Г. Клейнер. [65].

Становится очевидным, подчеркивает Г. Клейнер, что стране остро необходима система многоуровневого, многоаспектного и многоцелевого стратегического управления, охватывающего весь объем социально-экономического пространства и времени.

28 июня 2014 г. был принят федеральный закон № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

Период развития промышленного сектора в 1990–2016 гг. можно разбить на следующие этапы:

1990–1992 гг. — комплекс радикальных реформ (либерализация цен, сокращение денежной массы, либерализация внешней торговли, приватизация убыточных государственных предприятий), базирующийся на теории «шоковой терапии», разрушение советского строя, переход к капитализму, распад СССР;

1993–1998 гг. — подготовка и проведение процесса приватизации государственных предприятий, переориентация производства на максимизацию прибыли и конкурентоспособную продукцию, изменение кадровой политики предприятий (политика утратила характер социальной защиты), оптимизация состава производственных коллективов и организации труда, выход иностранных компаний на российский рынок (в частности, создание предприятий с иностранным участием), распространение в российских компаниях западного опыта управления коллективами и стимулирования их членов в условиях рыночной экономики;

1998--2000 гг. — позитивное следствие кризиса 1998 г. -- повышение конкурентоспособности российских предприятий на фоне девальвации рубля; в условиях повышения возможностей отечественных производителей в увеличении производства актуальным стал вопрос о привлечении новых кадров;

2000–2003 гг. — развитие рыночных институтов, структурные реформы;

2004–2008 гг. — диверсификация экономики, стимулирование инноваций (долгосрочное проектирование, создание институтов развития);

2008–2009 гг. — поддержка крупных компаний в кризисных условиях, ручное управление;

2010–2016 гг. — поиск новых источников роста (инновации, модернизация, структурная приватизация), реиндустриализация, возврат к плановой экономической политике, появление новых игроков, развитие новых технологий.

Сегодня российское правительство предпринимает усилия для ускорения промышленного производства и снижения инфляции; в условиях экономических санкций, введенных странами Европы и США, повысились возможности оптимизации отраслевой структуры (диверсификации) экономики, решения задач импортозамещения.

Активизируется процесс пространственно-временной консолидации управления экономикой, начался переход от «ручного» (ситуационно-ориентированного) к стратегическому (слабоситуационно-зависимому) управлению [56, с. 34]. Основой для такого перехода стал упомянутый выше закон № 172--ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», принятый в 2014 г., и государственная программа РФ «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности на период до 2020 года», утвержденная 14 апреля 2014 года.

Как отмечает Г. Клейнер, «главная цель стратегического управления — координация деятельности агентов на всей территории страны на обозримую перспективу. Это не означает директивного управления предприятием со стороны внешнего органа, однако делает экономическое пространство единым, непрерывным и связным. В принципе это способствует повышению эффективности экономики и продаж (htpp://colapsar.ru), снижению трансакционных, транспортных и транспериодных затрат (к числу которых относятся издержки, связанные со складированием и хранением экономических благ, восстановлением затраченных ресурсов и необходимых условий экономической деятельности), преемственности целей и тенденций в деятельности агентов и т. п. В данной ситуации складываются благоприятные условия для формирования системы мер стратегического характера, направленных на противодействие указанным трем негативным процессам и активизацию реиндустриализации, ресайентализации и промышленной институционализации. При включении этих целей в стратегию социально-экономического развития страны следует учитывать, что каждая из них требует серьезной проработки, детализации и выбора путей реализации с учетом внутреннего состояния м внешнеэкономического положения России» [56, с. 34].

Курс государства на модернизацию экономики, новую индустриализацию, задача создания к 2025 г. 25 млн высокопроизводительных рабочих мест предполагают решение проблемы рабочих кадров [57]. Как отметил Медведев Д. А. на совещании по вопросам социального положения рабочих и развития профтехобразования в апреле 2011 г., «чтобы ни делалось для привлечения капитала в Россию, очевидно, что он к нам вообще не придет, если он не будет понимать, что его инвестиции обеспечены квалифицированной рабочей силой» [58].

Наиболее очевидными препятствиями в модернизации экономики являются провалы в кадровой политике государства и предприятий. Анализ структуры персонала промышленных предприятий (Табл. 9) показал рост доли работников с высшим профессиональным образованием в этой структуре с 17,7 % в 2002 г. до 27,2 % в 2014 г. Заметно сократился удельный вес сотрудников со средним профессиональным образованием (с 32,1 % до 24,3 %) и упала доля работников с уровнем образования ниже общего среднего (с 33,1 % до 22,6 %).

Таблица 9

Структура численности занятых вроссийском промышленном секторе по уровню образования в 2002--2014гг.,%

Год

Удельный вес работников свысшим профессиональным образованием вобщей численности персонала промышленных предприятий

Удельный вес работников снеполным высшим профессиональным/послевузовским образованием вобщей численности персонала промышленных предприятий

Удельный вес работников со средним профессиональным образованием вобщей численности персонала промышленных предприятий

Удельный вес работников сначальным профессиональным образованием вобщей численности персонала промышленных предприятий

Удельный вес работников со средним (полным) общим образованием вобщей численности персонала промышленных предприятий

Удельный вес работников сосновным общим образованием вобщей численности персонала промышленных предприятий

Удельный вес работников не имеющих основного общего образования вобщей численности персонала промышленных предприятий

2002

17,70

2,00

32,10

15,20

26,10

6,40

0,60

2006

20,73

1,43

26,23

23,17

23,13

5,03

0,27

2010

23,00

0,10*

26,40

26,40

20,47

3,43

0,17

2012

24,83

0,10*

25,50

26,37

20,03

3,10

0,17

2013

25,93

0,07*

24,03

24,57

21,47

3,73

0,20

2014

27,2

25,3*

24,9

19,5

3,0

0,1

Примечание: *До 2010 г. -- неполное высшее профессиональное, с 2010 — послевузовское.

Источник: Российский статистический ежегодник. 2003: Стат.сб./Госкомстат России. — М., 2003. С. 143; Российский статистический ежегодник. 2007: Стат.сб./Росстат. — Р76 М., 2007. С. 151; Российский статистический ежегодник 2013: Стат.сб./Росстат. — М., 2013. С. 121; Российский статистический ежегодник 2014: Стат.сб./Росстат. — М., 2014. С. 109; Российский статистический ежегодник 2015: Стат.сб./Росстат. — Р76 М., 2015. С. 116.

Изменение структуры численности занятых в промышленной сфере по уровню образования в 2002–2014 гг. (Табл. 9) обусловила изменения в составе производственных коллективов. Сокращение доли персонала со средним профессиональным образованием обусловлено падением численности выпускников соответствующих учебных заведений (техникумов, колледжей). В 2014г. выпуск квалифицированных рабочих и служащих, имеющих профессии, востребованные в промышленном секторе, сократился на 41 % от уровня 2005 г. [59, с. 204]. В 2011--2014 гг. показатель ежегодно снижался в среднем на 8 % [59, с. 204].

Дефицит квалифицированного персонала на начальном этапе развития рыночной экономики был обусловлен отсутствием «внятной политики в их подготовке» [60, с. 15], упадком престижа профессий, востребованных в промышленном секторе, разрушением системы подготовки предприятиями квалифицированных сотрудников и повышения их квалификации [61, с. 110].

Это привело к кризисной ситуации в сфере кадров в промышленном секторе в начале XXI в.: потере молодых кадров, истощению (разрушению, деградации) кадрового ресурса (потенциала), ухудшению профессионально-квалифицированного состава рабочих кадров, его дефицит. Например, машиностроительные предприятия столкнулись с дефицитом станочников, слесарей, сварщиков и т. п. [61, c. 102]. К концу 2000 г. доля сотрудников с образованием ниже среднего или без образования в общей численности персонала промышленных предприятий составляла 49,3 % [49, с. 124].

Можно сделать следующий вывод. Сокращение числа выпускников профессионально-технических училищ и колледжей обусловлено снижением (до исчезновения) в структуре персонала промышленных предприятий доли квалифицированных рабочих. Сокращение или исчезновение квалифицированных рабочих может привести к деформации принципа преемственности поколений на промышленных предприятиях. Сокращается приток молодых квалифицированных рабочих за счет сокращения доли выпускников средних профессиональных заведений.

В последние годы стали возрождаться учебные комплексы для обучения граждан и получения ими рабочих специальностей, повышения их квалификации. Крупные корпорации и предприятия создают собственные учебные центры, в которых обучаются не только работники компаний, здесь проходят стажировку студенты и выпускники вузов и других учебных заведений с целью последующего трудоустройства в этих корпорациях.

В начале XXI веке сокращается доля женщин в структуре занятых в промышленном секторе (Табл. 10).

Таблица 10

Удельный вес женщин, занятых вроссийском промышленном секторе в 2000--2014гг.,%

Показатель

2000г.

2005г.

2010г.

2013г.

2014г.

Удельный вес женщин, %

40

40

37

36

35

[Источник: Российский статистический ежегодник. 2015 г. с. 49]

В структуре промышленно-производственного персонала снижается доля сотрудников в возрасте до 30 лет (Табл. 11).

Таблица 11

Структура численности занятых впромышленном секторе по возрастному признаку в 1995--2014гг.,%

Возраст работников предприятий промышленного сектора

1995

1998

1999

2000

2001

2005

2007

2014

до 19 лет

2,4

1,2

1,3

1,2

1,6

1

1

0

20–29 лет

19

18,5

19,9

20,7

21,2

22

21

20

30–39 лет

28,1

28,2

26,2

25,4

23

23

23

26

40–49 лет

32,8

34

33,3

32,9

31,9

30

28

24

50–59 лет

14,5

15,3

14,9

16

18,3

20

24

25

60 и более

3,2

2,8

4,4

3,9

4

3

4

5

Средний возраст занятых, лет

39,4

40,1

39,9

39,8

40

39,9

41,23

41,27

[Источник: Промышленность России 2002: статистический сборник / Госкомстат России. — М., 2002. — С. 124; Труд и занятость России. 2005: Стат.сб./ Росстат.  M., 2006. С. 73; Труд и занятость России. 2015: Стат.сб./Росстат  M., 2015.  С. 56]

Анализ социально-классовой структуры производственных коллективов в промышленном секторе дает основание сделать вывод, что удельный вес рабочих в общей численности занятых в экономике сократился, а доля служащих, руководящего состава выросла.

Рабочий класс являлся привилегированным классом в советском обществе. В результате трансформации экономики в рыночную эта группа населения приобрела статус отверженных, вынужденно гонимых с родных предприятий. [62, с. 116]. Квалифицированные рабочие оказались «депривированными» не только в экономическом смысле, но и в социальном и политическом.

В этих условиях нежелание молодежи приобретать рабочие специальности и рассматривать возможность трудовой деятельности в качестве квлифицированных рабочих несет высокие социальные риски и может иметь опасные последствия.

Гипердифференциация в оплате труда и в положении разных групп работников усиливает напряжение вотношениях между социальными слоями в обществе. Один из факторов дифференциации в оплате труда — единоличный контроль над предприятием со стороны руководителя и, как следствие, его возможность распоряжаться ресурсами предприятия, в частности, рабочей силой. Причем такие действия руководителя не подлежат какому-либо контролю.

Уровень вознаграждения за труд зависит не столько от уровня квалификации работников, сколько от роли производственных коллективов предприятий в производстве конкурентоспособной продукции. Такие структурные изменения в экономике меняют отношение населения к труду и обуславливают изменения в структуре трудовых ценностей. Ценность содержательности труда заменяется такими ценностями как гарантия занятости, коммуникации.

Спад промышленного производства в период проведения экономических реформ обусловили переориентацию в обществе в отношении ктруду.

В 1990—2015 гг. снизилась ценность ответственной работы членов коллективов и постоянного повышения их квалификации. Однако при этом выросла их заработная плата, нормализовались санитарно-гигиенические условия функционирования производственных коллективов. Повысилась гибкость коллективов в формировании взаимоотношений между их членами, увеличились возможности сотрудников в выполнении интересной работы, в повышении их самостоятельности, реализации способностей [62].

Нельзя не отметить следующий факт. В обозначенный период у рабочих производственных коллективов предприятий различных форм собственности не выявлены какие-либо существенные различия в структуре трудовых ценностей, в мотивации к труду [62; 63].

Благодаря усилиям правительства в 2014–2016 гг. в решении задачи ускорения темпов роста промышленного производства, повышению внимания к проблемам рабочих, восстанавливаются позиции производственных коллективов, повышается их устойчивость, формируются внутриколлективные связи, а также демократические отношения между коллективами и руководством предприятий.

Радикальные реформы в конце 1980-х гг. не остановили падение промышленного производства. Это привело к экономической и политической дестабилизации, ликвидации советского строя, переходу к капиталистической системе хозяйства, распаду СССР, разрыву экономических связей между промышленными предприятиями. В период реформ начал формироваться новый тип производственных коллективов -- с ориентацией на максимизацию прибыли.

Устойчивость коллективов снижалась по причине возможности у работников поиска работы за высокую плату, а также по причине уменьшения внимания со стороны государства к теме рабочих в условиях изменения его структурной политики (содействия росту конкурентоспособности производителей в добывающих отраслях и отсутствие такого содействия в перерабатывающих), резкого роста сектора услуг и информации [44, с. 80].

Процесс приватизации в 1993--2003 гг. способствовал созданию предприятий новых форм собственности, возникновению рынка труда, как следствие, появлению у членов коллективов возможностей самостоятельного выбора места и характера работы. Это обусловило перемещение части работников государственного сектора в частный.

Создание института частной собственности в стране обусловило формирование слоя работников рыночного типа, а также гипердифференциацию заработной платы в разных группах населения.

Выход иностранных компаний на российский рынок способствовал распространению в российских компаниях западного опыта управления коллективами и стимулирования их членов в условиях рыночной экономики и, как следствие, восстановлению устойчивости и сплоченности коллективов.

Предприятия реализуют различные концепции управления производственными процессами, в частности, концепцию бережливого производства, основанную на постоянном стремлении сотрудников к устранению всех видов потерь, предполагающую вовлечение в процесс оптимизации бизнеса каждого сотрудника и максимальную ориентацию на базе идей производственной системы компании Toyota. Это обусловило создание в производственных коллективах так называемых «рабочих кружков» для обмена передовым опытом между их членами, а также в целях проявления их активности, творчества, дисциплины, ответственности, совершенствования навыков экономического мышления.

Сегодня российское правительство предпринимает усилия для ускорения промышленного производства и снижения инфляции; повысились возможности оптимизации отраслевой структуры (диверсификации), решения задач импортозамещения в условиях действия экономических санкций со стороны стран Европы и США.

Активизируется процесс пространственно-временной консолидации управления экономикой, начался переход от «ручного» (ситуационно-ориентированного) к стратегическому (слабоситуационно-зависимому) управлению. В 2014 г. был принят федеральный закон № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», утверждена государственная программа РФ «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности на период до 2020 года».

В производственных коллективах растет заработная плата, нормализуются санитарно-гигиенические условия их функционирования, повышается гибкость в формировании взаимоотношений между сотрудниками, увеличиваются их возможности в выполнении интересной работы, в повышении самостоятельности, реализации способностей.

Благодаря усилиям правительства в решении задачи ускорения темпов роста промышленного производства, повышению внимания к проблемам рабочих, восстанавливаются позиции производственных коллективов, повышается их устойчивость, формируются внутриколлективные связи, а также демократические отношения между коллективами и руководством предприятий.

Заключение

Исследование процесса изменения характеристик производственных коллективов в период с 1880 г. по настоящее время дает возможность сделать следующий вывод. На качественные характеристики производственных коллективов в существенной степени влияют такие факторы, как политический строй, уровень внимания государства к рабочему классу, в частности, его социальному статусу, квалификации, условиям труда и пр. Изменение этих факторов за исследуемый обуславливало трансформацию качественных характеристики трудовых коллективов.

Успех развития промышленных предприятий в значительной степени зависит от количественного и качественного состава их трудовых коллективов.

Кроме того, на уровень производительности труда коллектива влияют, в частности, такие факторы как уровень квалификации и ответственности его работников. Успех процессов модернизации производства и повышения конкурентоспособности продукции зависит от степени устойчивости коллективов и силы связей между их членами (по горизонтали и вертикали). Устойчивость коллективов и, как следствие, улучшение и стабилизация финансово-экономического состояния предприятия зависит от внимания руководителей к особенностям членов коллектива и внутриколлективным отношениям.

Чем стабильнее политическая ситуация в стране, тем ярче выражена у членов коллективов желание не только получать высокие доходы, но и проявлять ответственность в ходе выполнения заданий, дисциплинированность, творчество, желание повышать свою квалификацию, ставить своей целью не только личный успех, но и успех всего предприятия.

Чем выше мобильность у членов трудовых коллективов, тем быстрее и безболезненнее они приспосабливаются к новым условиям труда.

На выбор профессии и квалификацию молодого поколения в высокой степени влияют такие факторы, как государственная политика, направленная, в частности, на поддержку отельных секторов экономики, реализация социально-экономических, образовательных программ, опыт и профессия членов его семьи.

Литература:

  1. Ковнир, В. Н. История экономики России: учеб. пособие / В. Н. Ковнир. — 2-е изд. — М.: Логос, 2011. — 472 с.
  2. Симчера, В. М. Федоренко, Н. П. Валовое промышленное производство России за 100 лет // Россия в окружающем мире. 2002 г.: аналитический ежегодник. — Режим доступа: http://www.rus-stat.ru/ stat/1352002–2.pdf (дата обращения: 10.10.2016).
  3. Грегори, Пол Экономический рост Российской империи (конец XIX -- начало XX в.): Новые подсчеты и оценки / Пол Грегори; Пер. с англ. И. Кузнецова, А. и Н. Тихоновых. — М.: РОССПЭН, 2003 (ГУП ИПК Ульян. Дом печати). — 255 с.
  4. Финн-Енотаевский, А. Капитализм в России (1890--1917) / А. Финн-Енотаевский. — М.: Финансовое издательство НКФ СССР, 1925. — Т. 1. — 400 с.
  5. Кафенгауз, Л. Б. Эволюция промышленного производства России / Л. Б. Кафенгауз. — М.: Эпифания, 1994. — 848 с.
  6. Гладков, И. С. Пилоян, М. Г. История мировой экономики: Справочник. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.:ИЕ РАН; Проспект, 2016. — 384 с.
  7. Рашин, А. Г. Формирование рабочего класса России: ист.-экон. очерки / А. Г. Рашин; под ред. С. Г. Струмилина; Акад. наук СССР, Ин-т истории СССР. — М.: Соцэкгиз, 1958. — 623 с.
  8. Погожев, А. В. Учет численности и состава рабочих в России / А. В. Погожев. — Санкт-Петербург: тип. Акад. наук, 1906. — 224 с.
  9. Иванова, Н. А. Структура рабочего класса России 1910–1914. / Н. А. Иванова. — М.: Наука, 1987. — 282 с.
  10. ГАРФ. Ф.7952. Оп.3. Д.377. Л.59.
  11. Гессен, В. Ю. Труд детей и подростков в России с XVII века до Октябрьской революции — М.: Ленинград, Т. 1, 1927. — 268 с.
  12. Бородкин, Л. «Не рублем единым»: трудовые стимулы рабочих-текстильщиков дореволюционной России [Текст] / Л. Бородкин [и др.]. — М.: РОССПЭН, 2010. — 534 с.
  13. Бородкин, Л. И. Штрафование рабочих на предприятиях дореволюционной России: наказание или возмещение ущерба? / Л. И. Бородкин, В. Т. Якубович, Ш. И. Вениаминовна // Историко-экономические исследования. — 2009. — № 2. — с. 5–24
  14. Крузе, Э. Э. Условия труда и быта рабочего класса России в 1900–1914 гг. / Э. Э. Крузе; под ред. Т. М. Китаниной. — Л.: Наука, 1981. — 143 с.
  15. Напалкова, И. Г. Рабочий вопрос в России в XIX — начале XX века: традиции социалистического патернализма: автореф. дис. канд. истр. наук: 07.00.02 / Напалкова Ирина Геннадьевна. — Саранск, 2005. — 21 с.
  16. Миронов, Б. Н. Отношение к труду в дореволюционный России / Б. Н. Миронов // Социологические исследования. — 2001. — № 10.- с. 99–108
  17. Новиков, А. В. К вопросу о причинах активизации движения в России в начале ХХ в. / А. В. Новиков // Новый исторический вестник. — 2005. — № 13. — с. 15–37
  18. Миронов, Б. Н. Трудовая этика российских рабочих в пореформенное время [Электронный ресурс] / Б. Н. Миронов. — Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/Labour/Article/mironov.pdf (дата обращения: 10.10.2016)
  19. Рабочие — предприниматели — власть в конце XIX — начале ХХ в.: социальные аспекты проблемы: Материалы V Междунар. науч. конф.: в 2 ч. / отв. ред., сост. А. М. Белов. — Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2010 — Ч. I. — 197 с.
  20. Кирьянов, Ю. И. Жизненный уровень рабочих России (конец XIX — начало ХХ в.) [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/Labour/Kiryanov/ (дата обращения: 10.10.2016)
  21. Симчера, В. М. Развитие экономки России за 100 лет / В. М. Симчера. — М.: Экономика, 2007. — с. 683
  22. История России с древнейших времен до наших дней: учебник / А. Н. Сахаров, А. Н. Боханов, В. А. Шестаков; под ред. А. Н. Сахарова. — М.: Проспект, 2011. — 768 с.
  23. Рогачев, А. Г. Исторические особенности сталинской модели государственной и правовой модернизации СССР в 1929–1953 годах / А. Г. Рогачев // Вестник Красноярского государственного аграрного университета. — 2014. — № 8. — с. 256--263.
  24. Народное хозяйство в СССР: Стат. ежегодник / ЦСУ при Совете Министров СССР. — М.: Госстандарт, 1956. — 296 с.
  25. Балабанова, Е. С. Особенности российской экономической ментальности/ Е. С. Балабанова // Мир России. — 2001. — № 3. — с. 67--77
  26. Кузнецов, В. М. Производственный коллектив: содержание и формы экономической деятельности / В. М. Кузнецов. — М.: Политиздат, 1985. — 320 с.
  27. Стримулин, С. Г. Очерки социалистической экономики СССР / С. Г. Стримулин. — М.: Госполитиздат, 1959. — 419 с.
  28. История рабочих Ленинграда. 1703--1965. / ред. коллегия: А. Р. Дзенискевич и др. — Ленинград: Наука, 1972. — Т. 2. — 460 с.
  29. Земсков, В. Н. Спецпоселенцы (по документам НКВД-МВД СССР) [Электронный ресурс] / В. Н. Земсков — 1990г. — Режим доступа http://ecsocman.hse.ru/data/680/927/1216/1_Zemskov.pdf (дата обращения: 10.10.2016)
  30. Большая Советская энциклопедия Т.12 с. 426--427
  31. Иванова, Г. М. История ГУЛАГа 1918--1958: социально-экономический и политико-правовой аспекты / Г. М. Иванова; Ин-т рос. истории РАН. — М: Наука, 2006. — 438 с.
  32. Неймер, Ю. Л. Из стабильности в кризис: исслед. и публицистика социолога в СССР, Украине и США / Ю. Л. Неймер. — М.: КноРус, 2004. — 543 с.
  33. Богданов, С. В. Коллективные трудовые конфликты в СССР в 1930–50-х гг.: причины возникновения, формы протекания, способы разрешения / С. В. Богданов // Историко-экономические исследования.- 2008. — № 1.- с.58--80
  34. Вопросы труда в цифрах: Стат. справочник за 1927--1930 гг. / Народный Комиссариат труда СССР. — М.: Гострудиздат, 1930. — 95 с.
  35. Труд в СССР: Стат. справочник / Госкомстат Т78 СССР. — М.: Финансы и статистика, 1988. — 302 с.
  36. Бляхман, Л. С. Производственные Коллективы. В помощь руководству. / Л. С. Бляхман. — М.: Политиздат, 1978. — 192 с.
  37. Здравомыслов А. Г., Ядов В. А. Человек и его работа в СССР и после: учеб. пособие для вузов по специальности «Социология» [Электронный ресурс] / А. Г. Здравомыслов, В. А. Ядов. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2003. — 485 с. — Режим доступа: http://www.isras.ru/publ.html?id=282 (дата обращения: 10.10.2016)
  38. Промышленность СССР [Текст]: Стат. сборник / Центр. стат. упр. при Совете Министров СССР. — М.: Статистика, 1964. — 495 с.
  39. Народное хозяйство СССР [Текст]: Статистический сборник / Центр. стат. упр. при Совете Министров СССР. — М.: Гос. стат. изд-во, 1964. — 889 с.
  40. Народное хозяйство СССР в 1988: Статистический ежегодник / Госкомстат СССР. — М.: Финансы и статистика, 1989. — 625 с.
  41. Народное Хозяйство СССР в 1990 г.: Статистический ежегодник / Госкомстат СССР. — М.: Финансы и статистика, 1991. — 752 с.
  42. Труд в СССР: Статистический сборник / Госкомстат СССР. — М.: Финансы и статистика, 1988. — 302с.
  43. Нуреев, Р. М. Командная экономика в индустриальную эпоху (на примере СССР) / Р. М. Нуреев // Terra Economicus. — 2012. — № 4. — с. 115--138
  44. Темницкий, А. Л. Рабочие реформируемой России как объект социологических исследований / А. Л. Темницкий // Мир России. — 2006. — № 2. — с. 79--107.
  45. Сорокин, П. А. Человек. Цивилизация. Общество / Общ. ред. А. Ю. Союмонов. — М.: Политиздат, 1992. — 543 с.
  46. Промышленность СССР. Статистический сборник / Госкомстат СССР. — М.: Финансы и статистика, 1988. — 286 с.
  47. Народное хозяйство СССР, 1922–1982: Юбил. стат. ежегодник / ЦСУ СССР. — М.: Финансы и статистика, 1982. — 623 с.
  48. Клейнер, Г. Б. Эволюция и реформирование промышленных предприятий: 10 лет спустя / Г. Б. Клейнер // Вопросы экономки. — 2000. -№ 5. — с. 62--74
  49. Промышленность России 2002: статистический сборник / Госкомстат России. — М., 2002. — 453 с.
  50. Россия в цифрах. 2016: крат. стат. сб / Росстат — М., 2016. — 543 с.
  51. Московская, А. А. Кадровые стратегии промышленных предприятий: по результатам выборочных обследований [Электронный ресурс] / А. А. Московская // Теория и практика управления. — 2003. — № 3. — Режим доступа: http://vasilievaa.narod.ru/18_3_03.htm (дата обращения: 10.10.2016)
  52. Максимов, Б. И. Рабочие в реформируемой России, 1990-е — начало 2000-х годов. / Б. И. Максимов. — СПб.: Наука, 2004. — 277 с.
  53. Труд и занятость в России. 2001: статистический сборник / Госкомстат России. — М.,2002–580 с.
  54. Гурков, И. Б. Практика управления человеческими ресурсами в российских подразделениях международных компаний в 2014 г. / И. Б. Гурков, Е. Б. Моргунов // Организационная психология. — 2015. — № 3. — с. 68--84
  55. Российский статистический ежегодник. 2015: Стат.сб./Росстат. — М., 2015. — 728 с.
  56. Клейнер, Г. Б. Реиндустриализация, ресайентизация, реинституционализация — ключевые задачи экономического возрождения России / Г. Б. Клейнер // Экономическое возрождение России. — 2015 — № 4 (46).- с. 34–39.
  57. Новый век — новая индустриализация (2011) [Электронный ресурс] / Астахова А. // национальный исследовательский университет «Высшая школа экономки». — 2011. — 20 мая. — Режим доступа: http://opec.ru/1358949.html (дата обращения: 10.10.2016).
  58. Совещание по вопросам социального положение 2011г [Электронный ресурс]. — 2011. — апрель. — Режим доступа: https://www.1tv.ru/news/2011/04/27/128510-prezident_rf_raskritikoval_vlasti_podmoskovnogo_lytkarino_za_vozvedenie_potyomkinskih_dereven (дата обращения: 10.10.2016)
  59. Труд и занятость в России. 2015: Стат.сб./Росстат  M., 2015.  274 c.
  60. Темницкий, А. Л. Мотивация интенсивного труда рабочих промышленного предприятия / А. Л. Темницкий, О. Н. Максимова // Социологические исследования. — 2008. — № 11. — с. 13--23
  61. Максимов, Б.И Рабочие в период реформ: положение, ориентации, коллективные действия / Б. И. Максимов // Мир России. — 2002.- № 3. — с. 96--121
  62. Темницкий, А. Л. Рабочие в реформирующейся России как объект управления и субъект труда / А. Л. Темницкий, Г. П. Бессокирная // Мир России. — 2013.- № 3. — с.115--151.
  63. Шиняева, О. В. Отношение рабочих промышленных предприятий к труду / О. В. Шиняева, Т. В. Артемьева // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. — 2013. — № 3 (27). с. 100--112.
  64. Кови, С. Миссия организации [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://rumagic.com/ru_zar/sci_psychology/kovi/2/j69.html (дата обращения: 08.10.16).
  65. Проблемы стратегического государственного планирования и управления в современной России: материалы постоянно действующего научного семинара. — М.: Научный эксперт, 2011. — Режим доступа: http://rusrand.ru/files/13/07/26/130726025630_Gos_upr_vyp_5(43).pdf) (дата обращения: 08.10.2016).
  66. Экономика и жизнь. 1992. № 6. № 13.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle