Библиографическое описание:

Диванкулиева Б. Х. Архивные материалы как источник для изучения этнографии туркмен (30-е годы XX в.) // Молодой ученый. — 2016. — №11. — С. 1105-1108.



Архивным материалам как этнографическим источникам принадлежит важная роль. Содержащиеся в них документальные сведения, которые относятся к различным эпохам истории и этнографии народа, отображают подлинные факты и события, позволяют ощутить дыхание и пульс исследуемого времени. Значение архивных материалов для этнографа отмечали С. А. Токарев [Анчабадзе 2010: 126.], А. М. Решетов [Решетов 2012] и другие ученые. Данная статья написана на основе документов, хранящихся в Центральном государственном архиве Туркменистана, многие из которых впервые вводятся в научный оборот. Эти материалы относятся к деятельности этнографической секции образованного в 1925 года Туркменского научно-исследовательского института культуры (Туркменкульт), а также созданному на его основе в 1936 году Института истории и его этнографического сектора.

В 30-е годы ХХ в. исследованиями по материально-духовной культуре туркмен занимались такие этнографы, как Г. И. Карпов, В. Г. Мошкова, А. П. Поцелуевский, Х. Каррыев, А. П. Фитуни, П.Иванов, Ч.Кулиев, П. В. Арбеков, А. А. Эйхенвальд, О. А. Черная, С.Судаков и другие. В июне-июле 1930 г. в Туркменистане в экспедиционной поездке побывал А. Н. Бернштам, сотрудник Государственной академии историко-материальной культуры г.Ленинграда. Об этом свидетельствует записка ученого, датированная 22 июля 1930 г.: «Посланный этнографическим разрядом Академии, я имел задание предварительного ознакомления с проведением работ по изучению жилища туркмен. Работой (с 10/VI-23/VII-30 г.) охвачен район Нохур (Южный Туркменистан. — Б.Д.). Работой выявлены типы домов от первично-оседлого до развитого капиталистического (понятие последнего еще условно). Попутно производилось ряд этнографических работ (аграрные отношения "ёвар», положение женщины). Сделаны за поездку планы (около 30), рисунки и 150 фотографий». [ЦГАТ. Ф-Р. 67. Оп. 1. Д. 210]. Эта работа была продолжена туркменскими этнографами во время этнолого-лингвистической экспедиции Туркменкульта, состоявшейся в сентябре-октябре 1930 г. В составе этой экспедиции собирал материалы по музыкальному искусству и песенному фольклору туркмен известный исследователь В. А. Успенский [более подробно об этой экспедиции см.: Диванкулиева 2015: 71–75].

В 1932–1934 гг. работа секции этнографии Туркменкульта кроме непосредственно научных, охватывала и просветительские, консультативные цели. Активно собирался материал по родословной туркмен, в том числе и для Музея народоведения г.Москвы, проводились экскурсии студентов по историческим памятникам, организовывались курсы по краеведению для преподавателей средних школ, консультировались работники Ашхабадской кинофабрики, снимавших документальный фильм о Туркмении [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52]. Научным сотрудником Туркменкульта Г. И. Карповым совместно с С. П. Толстовым была выполнена работа на тему «Туркменские роды», для чего было собрано более двух тысяч туркменских родовых названий. В отчете Г. И. Карпова от 6 марта 1934 г. говорится, что эта работа в размере 15 печатных листов была отправлена на изучение в Академию историко-материальной культуры [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52].

В 1934 г. туркменскими этнографами проводилась работа по изучению быта и других народов, проживающих в Туркменистане. В этом плане интересно заявление руководству Туркменкульта научного работника С.Судакова следующего содержания: «Работая последние два года научным сотрудником — этнографом, я приобрел навыки, столь необходимые в полевой работе. Тема, которую я могу предложить вашему вниманию, следующая: «Украинцы-переселенцы Туркменской ССР» (какие изменения в хозяйстве, экономике, быту можно констатировать у украинцев-переселенцев в связи с новыми природными условиями и культурно-историческим окружением, характер хозяйства переселенцев)" [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 40]. Также собирался этнографический материал и по другим народам [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52].

С 1934 г. этнографы Туркменкульта были заняты написанием разделов книги по истории туркмен, которую готовил к печати коллектив института. С этого же года секция этнографии института объединяется с секцией истории. В рамках секции истории этнографы вели исследования по нескольким направлениям, в том числе предполагались научные экспедиции по сбору материала за пределы Туркмении. В пояснительной записке к плану экспедиционных работ 1934 г. говориться: «Назрела необходимость написать историю туркмен от древнейших времен до наших дней. Мы располагаем богатейшими данными революционного периода. Что же касается периода XVII-XIX вв., то тут материал для этого периода отрывочный, не систематизированный, не обобщенный и критически не проверенный. Для заполнения пробела периода XVII-XIX вв. требуются дополнительные исследования путем изучения архивных данных, письменных и устных преданий на местах — по месту проживания туркменского населения как в ТССР, так и вне её. Особенно могут нас обогатить архивные документы бывшего наместника на Кавказе (Тифлис), архива Астрахани и Туркменского района Ставропольского края, а также сбор записей среди населения по аулам этих районов” [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52]. В связи с этим был составлен план экспедиционных работ. Предполагался сбор материалов в архивах Тифлиса и Астрахани, выезд в аулы Ставропольского округа, Северного Кавказа, где проживали этнические туркмены. Предполагалось, что на каждую точку продолжительность командировки будет составлять один месяц, расходы на одного человека в ценах того времени были назначены: проездные 500 р., суточные, квартирные 2400 р., перепечатка добытого материала на пишущей машинке (примерно 25 п.л. в трех экземплярах) 750 р., непредвиденные расходы 500 р., всего 4150 р. [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52]. Эта экспедиционная поездка была перенесена на 1935 г., а затем по разным причинам отменена. Лишь летом 1937 года научный сотрудник Рубин был направлен на Северный Кавказ, г.Дербент, для сбора материала среди этнических туркмен [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 86].

В течение 1934 г. состоялись кратковременные выезды этнографов секции истории Туркменкульта для сбора полевых материалов по Туркмении [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52]. Также этнографы секции принимали участие в организации отдела истории и этнографии Государственного музея Туркмении, проводили консультации и готовили рецензии по работам, выполненным как секцией истории института, так и других научных учреждений. По материалам Госмузея о туркменах В. Г. Мошковой были подготовлены этнографические этюды [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52]. Сотрудники секции истории Туркменкульта составили библиографический указатель литературы по истории Туркмении. Деятельное участие в данной работе принимали и этнографы. В списке личного состава Туркменкульта за 1934 год имеются данные об этнографах. Некоторые фамилии даны полностью с годами рождения, образованием, некоторые лишь пофамильно, без инициалов: Черная Ольга Антоновна, 1898 г.р., высшее образование; Поцелуевский Александр Петрович (зав.кабинета этнографии), 1894 г.р., высшее образование; Фитуни Аркадий Петрович, 1897 г.р.; Эйхенвальд Антон Алексеевич, 1875 г.р., Хангельды Каррыев, В. Г. Мошкова, Г. И. Карпов, Таимов, Стефанюк, Приходина [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 43]. В аспирантуре секции истории числилось 10 человек [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 52].

В 1935 г. на базе института, в частности, секции истории, были образованы комиссии по охране материальной культуры и искусства, по краеведению и фольклорная комиссия. В них состояли и активно работали этнографы. В частности, в фольклорной комиссии совместно с этнографами был и известный туркменский писатель Б.Кербабаев. Таким образом, этнографические исследования расширялись, дополняясь фольклорными, краеведческими изысканиями.

Постановлением ЦИК Туркменской ССР 14 июня 1936 г. на базе Туркменского научно-исследовательского института культуры был образован Туркменский государственный научно-исследовательский институт истории и определены его научные задачи. В составе института открылись отделы истории материальной культуры, общей истории Туркмении, научная библиотека, издательство. С 1 января 1938 года начинает свою работу сектор этнографии. Судя по письмам, рассылаемым на места, сектор испытывал нехватку в этнографических кадрах. Так, руководство института обращалось к председателям райисполкомов с письмами такого содержания: «При Институте истории Туркменской ССР с 1 января 1938 г. открыт сектор этнографии, в задачу которого входит изучение истории, быта, обычаев, искусства, семейных отношений и т. д. туркменского народа и национальных меньшинств. Сбор этих сведений Институт проводит двояким путем: путем посылки своих сотрудников в колхозы, на предприятия для сбора материала, и путем вербовки постоянных или временных корреспондентов из числа людей, работающих в районе, колхозе, на заводе и т. д. (инженеры, врачи, агрономы, агротехники, учителя, секретари аульных советов или яшули старики — знатоки истории своего колхоза, аула). Настоящим письмом обращаемся к Вам с просьбой указать нам людей, работающих и живущих в Вашем районе, которые смогли бы взять на себя труд по сбору этнографического материала и присылку его в Институт истории» [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 32].

Письма похожего содержания отправлял на места и заведующий сектором этнографии института Г. И. Карпов: «Дарган-Ата, райздравотдел, доктору Урсуловой. Обращаюсь к Вам с просьбой: не сможете ли Вы взять на себя труд по выполнению некоторых наших поручений по собиранию этнографического материала в районе Дарган-Ата? (Восточный Туркменистан. — Б.Д.). По получению от Вас ответа-согласия быть членом-корреспондентом нашего Института истории, я немедленно вышлю Вам поручения с указанием: что именно требуется для нас, где и как собирать просимый материал» [ЦГАТ. Ф-Р. 67. Оп. 2. Д. 32]. Такое же послание было адресовано в райздравотдел Ташаузского округа (Северный Туркменистан. — Б.Д.) Туркову: «Обращаюсь к Вам с просьбой. Не сможете ли Вы взять на себя собирание этнографического материала среди туркмен емрели и карадашлы (история, быт, нравы, обычаи, семейные отношения и др.)?" В деле нет данных о том, согласились ли эти люди сотрудничать с Институтом истории. Но интересна сама практика-привлечение жителей для сбора этнографического материала на местах, преимущественно врачей по профессии, так как по долгу своей службы они часто бывают среди населения. Так, профессор Н. В. Брюллова-Шаскольская в своем отчете о первой туркменской этнографической экспедиции 1926 г., которую она возглавляла, пишет, что привлечение в экспедиции медработников сулило половину успеха, так как «им больше доверяют и рассказывают» [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 1. Д. 70].

В связи с открытием в Институте истории сектора этнографии Институт этнографии Академии наук СССР направляет в январе 1938 года письмо, где, в частности, говорится: «Институт этнографии Академии наук СССР с удовлетворением отмечает организацию в составе Вашего Института секции этнографии. В плане дальнейшей взаимной связи наших учреждений Институт этнографии считает крайне желательным участие представителей Вашего института в работе пленума Института этнографии, созыв которого намечается на апрель с. г. Кроме того, в связи с восстановлением в Институте кандидатской аспирантуры, с открытием с осени 1938 г. этнографического отделения на филологическом факультете ЛГУ, Институт обращается к Вам с просьбой оказать ему содействие как в подборе кандидатов, из числа окончивших вузы, и в вербовке молодежи на этнографическое отделение. Директор академик В. В. Струве, ученый секретарь С. М. Абрамзон. Ленинград, 25 января 1938 г». [ЦГАТ. Ф-Р. 67. Оп. 2. Д. 32].

В марте 1938 г. Институт этнографии АН СССР принимает решение об издании сборника «Народы СССР». Для подготовки в этом сборнике статьи «Туркмены» Институтом этнографии направляется письмо Институту истории при ЦИК ТССР, датированное 22 апреля 1938 г. с тем, чтобы сотрудники сектора этнографии активно подключились к этой работе (сбор материала, написание и т. д.). Туркменские этнографы начинают сбор материала к этому сборнику [ЦГАТ. Ф-Р. 67. Оп. 2. Д. 32]. Таким образом, налаживались научные связи двух институтов.

Одной из граней научной деятельности сектора этнографии Института истории была работа с музеями. Так, институтом была составлена научная фототека по этнографии, для чего осуществляется пересъемка фотоматериалов из Туркменского государственного музея. Также, сектор этнографии активно сотрудничал с музеем краеведения и со своей стороны предоставлял имеющиеся материалы для пополнения экспонатов музея предметами быта, привезенными из экспедиций [ЦГАТ. Ф-Р. 67. Оп. 2. Д. 32]. В 1939 г. работа сектора этнографии проводилась по нескольким направлениям: состоялась этнографическая экспедиция в Мерв и Байрам-Али; составлен краткий очерк по истории туркмен и Туркмении (с древнейших времен до конца XIX в.) для Малой советской энциклопедии; подобран и передан издательству материал для первого туркменского отрывного календаря; подготовлены и переданы Верховному совету республики справки о названиях некоторых населенных пунктов на предмет их переименования; в рукописный фонд Института истории были переданы для хранения выполненные в секторе этнографии коллекции художественных рисунков орнаментов ковров, кошм, паласов, переметных ковровых сумок — хорджунов, вышивок в количестве 9-ти папок [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 101].

Этнографами сектора разрабатывались различные темы по исследованию быта туркменского народа. Так, исполнителем темы «Новый быт в туркменском ауле» являлась старший научный сотрудник В. Г. Мошкова. В ЦГАТ хранится её рукописный отчет о проделанной работе за период 1 января — 30 мая 1939 года: «Работа за указанный промежуток времени заключалась в проработке программы по порученной мне теме. В результате этой проработки проделано следующее: 1.Составлена программа к указанной теме. 2.Намечены конкретные темы, которые будут представлены к печати в этом году и для которых будут использован вновь собранный оригинальный этнографический материал. 3.Проведена подготовка к предстоящей в июне с. г. командировке в Мервскую группу районов для сбора этнографического материала по намеченным темам (составлены опросники и план обследования, выработаны формы фиксации материала)" [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 101]. Также В. Г. Мошковой 17 апреля 1939 года было сделано сообщение на Ученом совете института на тему “О методах полевой работы в области этнографии” [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 101].

Младший научный сотрудник сектора этнографии Таимов собирал материал по теме “Очерки по борьбе с религиозными пережитками и представлениями у туркмен в современном советском ауле”. Так, им были описаны бытовое и материальное значение опускания кушака через дымовой ход дома детьми по окончанию праздника Ахыр чаршенбе; передача шкуры барана более влиятельному духовнику во время отдельных религиозных праздников [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 101].

Сотрудники сектора участвовали в подготовке Всесоюзной переписи населения 1939 г. Так, в письме из Управления народно-хозяйственного учета ТССР значилось: “Бюро Всесоюзной переписи населения прислало нам составленный Институтом этнографии АН СССР проект списка национальностей для разработки предстоящей Всесоюзной переписи населения 1939 г. Просим Вас дать свои замечания по этому проекту” [ЦГАТ. Ф-Р. 67. Оп. 2. Д. 32].

В 1940 г. Институт истории приступает к подготовке издания книги-альбома “Изобразительное народное творчество Туркмении” в издательстве “Искусство”. В книге предполагалось разместить 130 цветных репродукций, 100 фоторепродукций. Съемку экспонатов предполагалось производить в музеях Ашхабада, Москвы, Ленинграда. Сотрудники сектора этнографии деятельно включились в этот проект. В Туркменском государственном музее начались работы по зарисовке вышивок, ковров и кошм [ЦГАТ. Ф. 67. Оп. 2. Д. 104]. Осуществлению этого, в полном смысле слова, масштабного этнографического проекта помешала война.

Список сокращений

ЦГАТ — Центральный государственный архив Туркменистана

Литература:

  1. Анчабадзе Ю. Д. С. А. Токарев: начало пути// ЭО, № 3, 2010.
  2. Диванкулиева Б. Х. К истории развития этнологической науки в Туркменистане// Лавровский сборник. Материалы XXXVIII и XXXIX Среднеазиатско-Кавказских чтений 2014–2015 гг. СПБ, 2015.
  3. Решетов А. М. Материалы к библиографическому словарю российских этнографов и антропологов. XXвек. СПБ.: Наука, 2012.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle