Библиографическое описание:

Кончина Д. П. Собрание народных песен Арзамасского уезда А. В. Карпова в контексте народознания ХIХ века // Молодой ученый. — 2016. — №11.2. — С. 45-49.



Изучение и собирание большого культурного пласта — народного творчества, фольклора — актуальные проблемы как на сегодняшний день, так и в прошлом. Данная информация несет в себе большую ценность, так как в ней заключен дух народа, его мудрость и быт. По этой причине проблема собирания и изучения фольклора встала еще в начале XIX века.

В 1830–40-е годы в России формируется широкое собирательское движение, охватившее самые разные слои русского общества и разные географические регионы страны. Инициатором этого движения стало Императорское Русское Географическое Общество (РГО). По программам РГО повсеместно собирались материалы исторического, статистического и этнографического характера [4].

Выдающимся организатором фольклорно-поисковой работы является П. В. Киреевский — создатель первого в России собирательского центра, сумевший привлечь к делу собирания фольклора многих выдающихся современников (А. Х. Востоков, Н. М. Языков, А. С. Пушкин, А. В. Кольцов, А. Ф. Вельтман, М. Н. Погодин, С. П. Шевырев, С. А. Соболевский, Н. В. Гоголь и др.). Многотомное «Собрание русских народных песен», изданное на основе материалов, собранных П. В. Киреевским (1834–1911) — выдающееся событие русской культурной жизни, представляющее богатейший материал для изучения фольклора [8].

Большой вклад в собирательную деятельность народной культуры внесла «Песенная прокламация» П. В. Киреевского, организационное и научное значение которой велико. Она содержит не только общие замечания о значении и важности собирания народных песен и духовных стихов, но и практические рекомендации по собиранию и обработке фольклорных произведений содержит следующие положения:

− Песни следует записывать сначала со слов информанта, а затем проверять данные с голоса;

− Записывать даже самое нескладное песенное содержание, потому что в некоторых случаях информант «смешивает» несколько песен в своем сознании и т. д.

Киреевский вложил большой вклад в собирательскую деятельность: «Киреевский, обрабатывая песню, дорожил всякой ее чертой и вносил мелкие изменения лишь в случае крайне необходимом, по его мнению; давая реконструированную им песню, он давал налицо и весь материал этой реконструкции: таким образом, ни одна записанная из уст народа песня, ни ее отдельное выражение не пропадали» (М. Н. Сперанский) [8].

Дальнейшей выработкой научных принципов собирания, обработки и публикации фольклорных произведений занимались следующие выдающиеся деятели в данной области:

− П. Н. Якушкин — разработчик «хождения в народ» как нового метода собирания, предполагающего знакомство с народным творчеством «изнутри». Он обозначил важность выявления вариантов, их ценности, строгое отношение к фольклорным текстам.

− П. Н. Рыбников — выдающийся собиратель, разработчик основ современной методики работы с текстами. Рыбников обратил внимание к реальной обстановке, в которой «обитает» произведение фольклора, к личности конкретных носителей и информантов фольклора. Именно он разработал структуру научного комментария к публикуемому фольклорному тексту: описание местности, условий исполнения, общая характеристика населения и отдельных исполнителей («Заметки собирателя» 1964). Записи северных былин, сделанные Рыбниковым — сенсация, изменившая представление о характере бытования героического эпоса.

− Развитие и уточнение основных принципов методики Рыбникова, оформление ее в стройную систему выявлено в трудахА.Ф. Гильфердинга(«Олонецкая губерния и ее народные рапсоды» 1872). Впервые в истории мировой фольклористики он использовал метод повторной записи, позволивший внести существенные уточнения в представление о характере бытования героического эпоса.

Методики Рыбникова и Гильфердинга использовались в процессе собирания и публикации других фольклорных жанров: «Загадки русского народа» Д. Н. Садовникова (1875), «Русские народные песни П. В. Шейна (1870), «Северные сказки» Н. Н. Ончукова (1909), «Великорусские сказки пермской губернии» (1914) И «Великорусские сказки Вятской губернии» (1915) Д. К. Зеленина и др. [8].

Нижегородский край также исследовался в данном направлении. По подсчетам В. М. Потявина, только в одной Нижегородской губернии активно работали более 150 корреспондентов РГО самого разного чина и звания. [7]

Традиционная культура Арзамасского края, до настоящего времени сохранившая многообразие жанровых форм, вобрала в себя фольклорные сокровища почти со всей матушки России. Неслучайно интерес к народной поэзии региона, прежде всего к песенному творчеству местного крестьянства, проявляли самые выдающиеся деятели русской литературы. Среди собирателей и знатоков народных песен края А. С. Пушкин и В. И. Даль, П. И. Мельников-Печерский и В. Г. Короленко.К 70-м годам XIX века песни Нижегородской губернии становятся известными в России благодаря сборникам П. В. Шейна и П. И. Якушкина.Однако помещенные в них немногочисленные тексты песен, в основном записанные на Нижегородской ярмарке, не позволяют представить подлинно несметные богатства народной лирики нашего края [4].

Важным фактором в развитии нижегородской фольклористики середины XIX века стала губернская периодическая печать. Уже в первом номере содержался призыв собирать памятники старины, в том числе образцы устного народного творчества. Редактором неофициальной части являлся П. И. Мельников с 1844 года. В 1847 году Мельников привлек к сотрудничеству выдающегося арзамасского краеведа и собирателя фольклора П. И. Пискарева. Записанные Пискаревым полные тексты песен, с сохранением лексических и фонетических особенностей местного говора, ярко демонстрируют богатейшую традицию народной лирики, активно бытовавшей на территории Арзамасского уезда в первой половине XIX века [4].

Оживление во второй половине XIX века краеведческой работы в Нижегородской губернии связано с именем Александра Серафимовича Гациского. Этот выдающийся организатор превратил Нижний Новгород в подлинный центр народоведения в Поволжье. В числе его помощников находился А. В. Карпов. Это имя несправедливо забыто в кругу современных краеведов и фольклористов, хотя он является крупнейшим исследователем народного песенного наследия среднего Поволжья. А. К. Орешников, также являвшийся помощником Гациского, писал о Карпове следующим образом: «Андрей Васильевич Карпов, умерший в мае прошлого года в г. Оренбурге, принадлежит к плеяде тех малозаметных тружеников на ниве родинознания, труды коих совершенно неизвестны массе и, сами по себе, не отличаются ни обилием новых данных, ни солидностью обработки, но они ценятся нашими известными учеными как необходимый материал при их исследованиях и, поэтому, составляют вклад в литературу, освещая непроглядный мрак «медвежьих углов» нашего отечества» [6].

Итак, Карпову принадлежит наиболее полное собрание песен, бытовавших во второй половине 19 века в Нижегородском крае. Скажем немного о биографии автора. Родился в небогатой крестьянской семье в 1857 г. Успешно окончил Арзамасское училище, в 1873 году поступил в нижегородскую классическую гимназию. Испытывая нужду в материальном обеспечивании он обращается к Гацискому с просьбой о помощи, тот предлагает ему собирать песенный фольклорный материал в районе малой родины Карпова с последующей документацией такового. С этого момента вплоть до самой смерти Андрей Васильевич занимается литературной деятельностью.

Нам, прежде всего, интересна собирательская деятельность Карпова, По поручению Гациского Карпов записывает в 1875–1877 годах в Арзамасском и Семёновском уездах, а также в некоторых мордовских поселениях 646 народных песен. Всего им было обследовано около 20-ти сёл и деревень: Кириловка, Быков–Майдан, Чуварлейка, Ямская слобода, Ивановское, Пуза Берёзовка, Пешелань, Никольское, Абрамово, Пушкарка, Морозовка, Выездная слобода, Новый-Усад, Гари, Протаповка, Микотинская, Аблемаево, Вечкусово и другие. Песенный репертуар исследованных поселений разнообразен в жанровом отношении. В связи с этим Карпов занимается систематизацией собранного материала. Он выделяет следующие разделы [2]:

− голосовые (420),

− игрищные (77),

− скоморошные (59),

− детские (29),

− хороводные (24),

− исторические (13),

− святочные (или обрядовые — 12),

− свадебные песни (11),

− заплачки (плачи о покойниках — 4),

− рассказ (1).

Данная систематизация не является научной. Она опирается на ту классификацию, которую предложил сам народ.

Описание имеющегося материала Карпов осуществляет по следующим пунктам [2]:

  1. Место записи текста.
  2. Данные информанта.
  3. Происхождение: авторское или народное.
  4. История создания песни.
  5. Широта распространения песни.
  6. История песни: существует ли до сих пор и т. д.
  7. Лексические данные некоторых слов.
  8. Манера исполнения песни.

Записи Карпова ценны как для изучения нижегородской фольклористики, так и для исследования устного народного творчества всей России. Анализируя данное творчество, четко просматриваются отношения арзамасского фольклора к фольклору соседних территорий.

Ученый В. Аникин высоко оценивает значимость труда, осуществленного А. В. Карповым: «Записи Карпова чрезвычайно ценны… На записях Карпова присутствует новизна, с которой обыкновенно неправильно связывают только упадок творчества. Записи являют и еще хорошо сохранившуюся и развиваемую традицию давней лирики… «Продвинутость» в эту сторону сама по себе свидетельствует о том, что лирика в пору фиксации ее Карповым отмечена не только забвением и нарушением, но и органическими новациями…» [3, С. 4]

Песни, собранные Карповым, удивительно многообразны и показывают богатство фольклорного наследия юга Нижегородской области. Со страниц книг как будто начинаешь слышать голоса далеких-далеких предков, живших на нашей земле. Это часть культуры, родной пласт, через который можно прикоснуться к прошлому. Перед нами разворачивается панорама бытия жителей прошлых столетий, из заботы, радости, печали и душа, частица которой присутствует в каждом из нас.

Записи Карпова представляют собой большую ценность тем, что сделаны в краю с особой историко-культурной ситуацией. В XIX веке еще свежи предания о мордовской культуре, синтез с которой наблюдается и по сей день, экономические и социальные явления, охватившие всю Россию. В песнях прослеживаются те области, которые связывают древнюю сельскую традицию с литературой, с культурной средой города.

Записи Карпова песен помогают понять историческую судьбу фольклора, его развитие, динамику, поскольку они являют собой панорамную картину русского села в переломный момент его истории, когда многие установки носителей культуры, в частности фольклора, резко менялись. [1, С. 585].

Литература:

  1. Морохин Н. В. Арзамасское многоголосье// Арзамасская сторона: альманах. Выпуск 5/АГПИ, Арз. отд. Нижегород. обл. орган. Союз писателей России. — Арзамас: АГПИ, 2012. — с. 583–585.
  2. Бугрова О. В. Принципы описания текста при изучении судьбы песенного репертуара за вековой период (на примере нижегородских материалов собрания А. В. Карпова и экспедиции В. М. Потявина «по следам» исследователя) / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.ruthenia.ru/folklore/ls04_bugrova1.htm (дата обращения: 14.04.2016).
  3. Карповские чтения: сборник статей. Выпуск 3/отв. ред. Е. П. Титков; АГПИ им. А. П. Гайдара. — Арзамас: АГПИ, 2010. — 457 с.
  4. Курдин Ю. А. Фольклорная сокровищница России/ Личность. Культура. Общество. — 2007. № 2. с. 410.
  5. Народная поэзия Арзамасского края. Народные песни, записанные в Арзамасском уезде Нижегородской губернии А. В. Карповым летом 1875 года. / авт. проекта Ю. А. Курдин; сост. Ю. А. Курдин, Э. К. Петри, А. В. Пряников; науч. Ред. Е. П. Титков; АГПИ им. А. П. Гайдара. — Арзамас: АГПИ, 2010. — 639с.:; ил.
  6. Орешников А. К. Несколько слов об Андрее Карпове. (Запоздавший некролог) // «Нижегородские губернские ведомости» № 40, 1 октября 1886 г., с. 2.
  7. Потявин В. М. Собирание и изучение фольклора Нижегородского Поволжья в XIX веке // Народная поэзия Горьковской области. Выпуск первый / Сост. В. Потявин. — Горький, 1960. — с. 377.
  8. Собирание фольклора во второй половине XIX-начале XX в./ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://studall.org/all3–45334.html (дата обращения: 14.04.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle