Библиографическое описание:

Положенкова Е. Ю., Бурменская Д. Н., Рязанская О. Б. Осмысление экзистенциального опыта К. Н. Леонтьева в контексте проблемы духовной безопасности современной России // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1323-1325.



Статья посвящена анализу духовной эволюции, пережитой выдающимся русским мыслителем и писателем Константином Леонтьевым. Он прошел сложный путь от первоначальной детской религиозности, последующего религиозного кризиса в молодости и, наконец, духовного пробуждения, возвращения к православной вере. Экзистенциальный опыт К. Н. Леонтьева осмысляется в контексте проблемы духовной безопасности российского государства.

Ключевые слова: мировоззрение, духовная эволюция, духовная безопасность, православие, секуляризация, религиозный кризис, страх Божий, спасение.

Обращение к жизни и творчеству выдающегося русского мыслителя и писателя Константина Николаевича Леонтьева связано, прежде всего, с необходимостью осмысления сложного духовно-нравственного состояния, которое переживает современное российское общество и его культура в последние два с половиной десятилетия, а также поискам путей преодоления кризисных явлений. Эти явления угрожают духовной безопасности России, а ведь общество только тогда жизнеспособно, когда представляющие его индивиды способны сотрудничать в рамках единой духовной традиции, воспринимая ее как ту необходимую ценность, которая обеспечивает стабильность социума и не ведет к его уничтожению. С точки зрения авторов работы путь преодоления кризисных явлений, консолидации российского общества и, соответственно, укрепления его духовной безопасности связан с развитием традиционных религиозных, в первую очередь, православных ценностей, утверждению которых посвящены не только многие работы К. Н. Леонтьева, но и его экзистенциальный опыт [См. 1, С.139–146, 2, С. 403–406, 3, С.48–53, 4, С. 118–122].

Постепенно начинают сбываться прогнозы и предсказания русского философа об историческом развитии России, о будущих экологических катастрофах и бедствиях, связанных с последствиями научно-технического прогресса. К тому же «мыслитель — наметил проблемы, ставшие особенно актуальными в XX веке, суть которых в унификации и обезличении человека, «омассовлении» его бытия и культуры, с чем связана предвосхищенная Леонтьевым угроза установления нового, невиданного ранее рабства — тоталитаризма, вестернизации национальных социокультурных общностей, вытеснения технической цивилизацией эстетики жизни» [5, с.98].

С точки зрения большинства исследователей творчества К. Н. Леонтьева, вся интеллектуальная работа мыслителя развивалась в границах его религиозного сознания, в котором необходимо искать главное основание построения системы его мировоззрения. Основы православного мировоззрения были заложены в сознание мыслителя ещё в раннем детстве. Мать Леонтьева, Феодосия Петровна, не была в полной мере воцерковленным человеком, но при этом через эстетическое восприятие православного обряда и искусства смогла привить сыну любовь к формальным сторонам церковности, русскому быту, воспитала в нем чувство патриотизма и преданности монархии, которые он сохранил на все жизнь. В этой связи неудивительно, что даже в период своего максимального отхода от Церкви в письме петербургскому издателю А. А. Краевскому, Леонтьев написал, «готов был удушить собственными руками такого человека, который стал бы говорить что-нибудь против пасхальной заутрени в Московском Кремле» [5, с.24].

Вместе с тем молодой Леонтьев, как и многие его современники — представители русской интеллигенции XIX века не смог избежать влияния секулярной культуры. По мнению историков русской философии, на молодого К. Н. Леонтьева большое влияние оказали идеи Дж. Ст. Милля и А. И. Герцена. В это время он был увлечен эллинской эстетикой, языческим восприятием красоты, синтезировал христианские идеи с нехристианскими воззрениями. В более поздний период жизни, рассматривая собственную духовную и интеллектуальную эволюцию, Леонтьев дал следующую характеристику своему мировоззренческому состоянию в юности: «Воспитанный на либерально-эстетической литературе 40-ых годов …, я в первой юности моей был в одно и то же время и романтик, и почти нигилист. Романтику нравилась война; нигилисту претили военные … Какой именно прогресс? … Разве я понимал в 20–25 лет ясно — какой? Прогресс, образованность, наука, равенство, свобода! Мне казалось все это тогда очень ясным» [6, с.122].

Глубокая религиозно-духовная трансформация, которую пережил Леонтьев, была связана с его мистическим выздоровлением от смертельной болезни. Это событие кардинально изменило мироощущение, и миропонимание философа. Отныне главным мотивом его деятельности, которому он не мог не подчинить и работу мысли, становится стремление к загробному спасению — или как Леонтьев называет это стремление — страх Божий, трансцендентный эгоизм. В этот период жизни мыслителя большое влияние на его мировоззрение оказали сочинения Апостола Павла, а также святоотеческая литература — трактаты Иоанна Златоуста, Иоанна Лествичника, Исаака Сирина Аввы Дорофея, митрополита Московского Филарета и, конечно, жития святых, жизнеописания и переписка оптинских старцев.

До религиозного кризиса и пробуждения православие Леонтьева, как уже отмечалось выше, было чисто внешним, основывающимся скорее на эстетических симпатиях. О характере своей религиозности он критически писал: «Я же, напротив того до 79-го года плохо верил и молился, не говел, состоя в Турции на службе». [7, с.26]. «Я до 1871 года … очень сильно любил и сердцем и воображением православие, его богослужение, его историю, его обрядность; любил и Христа, чтение Евангелия изредка и тогда, при всем глубоком разврате моих мыслей, меня сильно трогало» [6, с.12]. После религиозного кризиса мыслитель подчеркивал: «Я понял почти сразу и то, что я сам лично вне православия спасен за гробом быть не могу; и то, что государственная Россия без строжайшего охранения православной дисциплины разрушится еще скорее многих других держав, и то, наконец, что культурной самобытности мы должны по-прежнему искать в греко-российских корнях наших» [7, с.32].

Страх Божий стал причиной “первоначального откровения бытия”, возвращения к истокам личной веры, ставшей скрепой, стержнем, на который оказались нанизанными элементы прежнего мировоззрения Константина Леонтьева. Православная вера стала для Леонтьева движущей силой всего его последующего жизненного поиска. Между тем, уникальным явилось то, что эстетическая компонента сохранила своё присутствие, получив, однако, иную программу и жизненную направленность. Леонтьев теперь пытался увидеть эстетическое измерение положений христианского учения.

Итак, главной темой религиозной философии К. Н. Леонтьева явилась проблема личного спасения (трансцендентный эгоизм). Мыслитель предложил следующую трактовку личного спасения — избавление от вечных мук за земные грехи возможно при условии беспрекословного подчинения разума, воли, поступков Священному Писанию и Священному Преданию. Помимо этого, существует и ещё одно условие спасения — «неизбежные страдания и боль как следствие отпадение человека от Бога, совершения нравственного зла, и как средство наказания, вразумления и исправления людей» [8, с.6].

Мыслитель отмечает, что добро, милосердие, любовь возможно в обществе только как антиподы злу, неравенству, страданиям.

Личное спасение становится возможным вследствие сопротивления злу. Страдания, лишения, стеснения необходимы человеку, так как открывают перед умом другие перспективы, происходит своеобразная переоценка ценностей.

Так как одним из средств воспитания человека, согласно Леонтьеву, являются горести и обиды, то, следовательно, всегда будут существовать те, кто их причиняет, поэтому зло является неотъемлемой частью мироздания. Существование зла продиктовано необходимостью поддержания гармонии в мире. Здесь следует отметить, что данная трактовка зла не свойственна православному христианству, согласно которому зло есть результат свободного выбора человека, душа которого повреждена грехом. Развитие каждой отдельной личности, согласно Леонтьеву, осуществляется согласно её духовно-нравственному восхождению сообразно христианским нормам. Одной из основополагающих христианских заповедей, как известно, является любовь к ближнему. Мыслитель имеет собственную точку зрения относительно понимания любви. Для Леонтьева первичной является вера в Бога, а любовь воспринимается как плод, венец особый дар благодати. Настоящая христианская любовь — это сердечные порывы не только «сверху вниз» — к бедным и страждущим, но и «снизу вверх» — бескорыстное движение в пользу высших и власть имеющих» [8, с. 7]. Мыслитель считал необходимым проповедовать любовь в порочном обществе, особенно среди русских. Однако, хотя любовь необходимо проповедовать, её мало у людей, и она легко гаснет, «но не должно пророчить ее воцарение» на всей земле. В этой связи необходимо воздействовать на душу каждого человека посредством мистического страха и веры.

Что касается прогнозов будущего человечества, то Леонтьев утверждал, что христианская проповедь провозглашает конечность всего земного, силу торжества зла и принципиального несовершенства людей. Очень критично мыслитель отзывался о равенстве, считая его невозможным и губительным для любого общества. «Истинное христианство признаёт только одно равенство — равенство всех перед судом Божиим, одну только свободу — свободу воли личной в избрании добра и зла» [5, с.8]. Основой, доминантой душевного состояния Леонтьева, его мироощущения являлся уже не эстетизм, а чувства верующего человека — стремление к обретению загробного спасения, смирение перед Церковью...

Литература:

  1. Рязанская, О.Б., Положенкова, Е. Ю. Самобытность русской культуры в условия геополитических трансформаций современного мир //О. Б. Рязанская, Е. Ю. Положенкова / Социально-гуманитарные знания, М: 2014, № 7. С.139–146
  2. Рязанская, О.Б., Положенкова, Е. Ю. Религиозные истоки теории исторического процесса К. Н. Леонтьева // О.Б Рязанская, Е. Ю. Положенкова / Перспективы развития науки и образования: сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 31 января 2014г., Тамбов: 2014. С.118–122
  3. Рязанская, О.Б., Положенкова, Е. Ю. К вопросу о культурных детерминантах информационной безопасности России (по материалам творчества К. Н. Леонтьева) // О.Б Рязанская, Е. Ю. Положенкова / Научный альманах по материалам международной научно-практической конференции, Тамбов: 2015. С.403–406
  4. Рязанская О. Б., Положенкова Е. Ю. Особенности духовной эволюции К. Н. Леонтьева. // Актуальные проблемы социально-гуманитарных наук/ сб. научных трудов/ Институт сферы обслуживания и предпринимательства (филиала) ФГБОУ «Донской государственный технический университет» в г. Ростовской области (ИСОиП (филиал) ДГТУ). Шахты: 2014. С.48–53
  5. Леонтьев, К. Н. Восток, Россия и славянство / К. Н. Леонтьев. — М., 1995. 302с.
  6. Леонтьев, К. Н. Письма В. В. Розанову [Текст] / К. Н. Леонтьев. — Волга, 1992. — № 2. — 63–70 С.
  7. Тихомиров, Л. А. Тени прошлого. К Н Леонтьев / «Литературная учеба» [Текст] / Л. А. Тихомиров. — 1992. — № 1–3. — 143–144 C.
  8. Берговская, И.И Особенности субъективного понимания православия в философии К. Н. Леонтьева [Электронный ресурс] — URL: intelros.ru›…osobennosti-subektivnogo-ponimaniya… (дата обращения 16.04.2014)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle