Библиографическое описание:

Ахъядов Э. С. Коррупция: практика борьбы в России и в Чеченской Республике в частности // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 709-711.



Статистические оценки этого явления обычно настолько условны, что почти ничего не могут сказать неспециалисту о действительном состоянии коррупции в стране. Отчасти этот недостаток уголовной статистики может быть компенсирован результатами научных исследований.

В 1999 г. в России было зарегистрировано немногим более 20 000 коррупционных преступлений в государственной и негосударственной сферах, в том числе: 6871 факт взяточничества и 1236 фактов коммерческого подкупа. По данным В. Н. Лопатина, общее количество зарегистрированных коррупционных преступлений (по 19 составам) в том же году составило 25211 (или менее 1 % от общего объема зарегистрированных преступлении), а по данным В. К. Максимова и Ю. Г. Наумова (по 11 составам), 72804 преступления (или 2,4 % от общего объема зарегистрированных преступлений). Соответственно в 2005 г. объем коррупционной преступности, рассчитанный по методике В. Н. Лопатина, едва превысил 31000 преступлений, а тот же показатель, рассчитанный по методике В. К. Максимова и Ю. Г. Наумова, — 106700 преступлений.

Ущерб от коррупционных преступлений в России за 2012 год оценивается почти в 21 миллиард рублей. Как сообщает агентство «Интерфакс», об этом на «парламентском часе» в Госдуме заявил генпрокурор РФ Юрий Чайка.

«Установлено свыше 49 тысяч посягательств, что почти на четверть превышает уровень 2011 года, на 13 процентов больше установлено лиц, совершивших такие деяния», — сказал генпрокурор. По словам Чайки, число преступлений, причинивших крупный и особо крупный ущерб, выросло еще сильнее — на 80 процентов.

В сфере госзакупок, по словам генпрокурора, за год было выявлено 83000 нарушений и возбуждено 343 уголовных дела.

После Чайки в Госдуме выступил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин, заявивший: «В истекшем году, несмотря на снижение на четыре процента преступности в целом, количество выявленных преступлений коррупционной направленности по линии Следственного комитета существенно возросло и составило почти 50000».

При этом и Чайка, и Бастрыкин признали, что эти цифры (относящиеся к зарегистрированным преступлениям) не отражают реальный объем коррупции.

Пугающие различия в статистической оценке регистрируемой коррупционной преступности в России убеждают в том, что нормативное закрепление перечня коррупционных преступлений является первым и совершенно необходимым условием для организации борьбы с коррупционной преступностью. Отсутствие такого перечня позволяет заинтересованным административным и политическим структурам произвольно манипулировать не только общественным мнением, но и бюджетными ресурсами для целей борьбы с коррупцией.

Следует также учитывать, что незарегистрированная часть коррупционных преступлений, по оценкам экспертов, уже в конце 1980-х гг. в среднем в 10 раз была больше зарегистрированной. Коэффициент латентности наиболее выявляемого вида коррупционных преступлений (взяточничества), по данным проведенного учеными в 1992 г. опроса экспертов из числа сотрудников подразделений органов внутренних дел по экономическим преступлениям (126 чел.), составил 18. Однако уже в 1995 г. уровень латентности взяточничества оценивался аналогичной группой экспертов коэффициентом, превышающим 2000.

Что касается практики борьбы с коррупцией в Чеченской Республике. Депутаты Парламента ЧР приняли во втором и окончательном чтении закон «О противодействии коррупции в Чеченской Республике». Как отметил председатель Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности Саид Юсупов, данный закон направлен на защиту прав и свобод человека и гражданина, а также общественных интересов.- Наряду с этим нормы законопроекта предусматривают обеспечение надлежащей деятельности государственных органов республики; лиц, замещающих государственные должности; выборные муниципальные должности, должности государственной гражданской и муниципальной службы ЧР путем предупреждения коррупционных правонарушений, — уточнил председатель комитета. В целом, по словам С. Юсупова, принятие закона «О противодействии коррупции в ЧР» будет способствовать созданию эффективной системы противодействия коррупции в республике. Как было отмечено, настоящий закон, состоящий из 18 статей, устанавливает задачи, принципы, меры предупреждения и противодействия коррупции в Чеченской Республике. В нем указаны полномочия всех ветвей власти по реализации антикоррупционной политики, меры по профилактике коррупции, правовое регулирование в данной области и программа противодействия данному социальному злу. Принятие закона позволит законодательно решить возникающие в этой сфере проблемы, — отметил в заключение председатель Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности. Пресс-служба Парламента Чеченской Республики.

Литература:

  1. Макаров А. М. Организованная преступность. СПб «Питер» 2012 г. С. 268.
  2. Максимов В. К. Коррупция (социально-экономические и криминологические аспекты). М.: Академия управления МВД России, 2011 г. С. 87.
  3. Галахова А. В. Уголовный закон в практике районного суда. М. «Норма» 2010 г. С. 205.
  4. Лунеев В. В. Преступность XXI века: мировые, региональные и российские тенденции. 3-е изд. М. «Волтере Клувер» 2011 г. С. 335.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle