Библиографическое описание:

Галиева О. С. Правовые проблемы формирования института потребительского банкротства в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 498-502.



Статья посвящена анализу и исследованию новых положений Закона о банкротстве на первоначальной стадии правоприменения с целью выявления правовых проблем.

Ключевые слова:банкротство физических лиц, несостоятельность граждан, судебная практика.

1 июля 2015 года в законную силу вступили положения Федерального закона от 29.12.2014 N 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника» в отношении процедур банкротства (несостоятельности) физических лиц. Изменения в главу X Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) о банкротстве гражданина внесены Федеральным законом от 29.06.2015 № 154-ФЗ «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и вступили в законную силу с 1 октября 2015 года.

Социально-экономическим фактором введения выступил высокий уровень потребления в условиях рыночной экономики в РФ. Граждане-потребители являются участниками самых различных правоотношений и нередко имеют значительный объем обязательств и кредиторов. В связи с этим появилась необходимость применить институт именно потребительского банкротства по отношению к гражданам, не являющимся предпринимателями. Данный институт является значительной новеллой в отечественном праве, и его анализ представляет большой научный и практический интерес.

Исторические юридические памятники говорят об отсутствии в русском законодательстве системы норм, регулирующих отношения из несостоятельности, ограничиваясь лишь зачатками соответствующих положений Так, Русская Правда, Псковская судная грамота, Судебники 1497 и 1550 гг., Соборное уложение 1649 г. разделяли виновное и невиновное банкротство, определяли преимущества в удовлетворении требований кредиторов [1, c.16].

Во всем мире есть цивилизованная процедура признания должника — физического лица банкротом, и Российская Федерация не должна стать в этом смысле исключением. Мы присоединились к правовым системам ведущих государств с рыночной экономикой, которые уже давно проверили на практике действие данного института.

Например, в ФРГ вступившее в силу с 1 января 1999 г. Положение о несостоятельности допускает открытие судебного производства в отношении физических лиц, не осуществляющих предпринимательскую деятельность, в том числе и в тех случаях, когда масштабы их деятельности незначительны. [2, с.62].

Интересен также опыт США, где давно применяется концепция, на которой строится банкротство потребителя в США, — “Freshstart”, концепция “начала с нуля”, определенная Верховным судом США как “новая возможность для жизни, свободной от давления существовавших ранее долгов”. Именно она послужила базисом в том числе и для отечественного законодателя [3, с. 283–285]

Итак, институт потребительского банкротства появился в РФ, законодатель выполнил свою функцию — урегулировал данный институт в первоначальном виде, но для дальнейшего эффективного применения необходимо, чтобы данные нормы прошли непосредственно сквозь правоприменителей.

Важно подчеркнуть, что на сегодняшний день данный институт находится только на стадии становления, поскольку прошло недостаточно времени для подведения каких-либо глобальных итогов практики применения нового института в современном отечественном законодательстве о несостоятельности. Тем не менее, система нуждается в поэтапном анализе института потребительского банкротства в РФ, который предполагает исследование и выявление проблем уже на первоначальной стадии правоприменения.

В связи с этим, как и в отношении любого иного законопроекта, профессиональный интерес автора вызывают именно «слабые места» нормативного акта и его дальнейшее изменение. В реализации поиска правовых проблем нам помогут теоретические воззрения и первоначальная правоприменительная практика, с которой столкнулся автор работы по долгу службы в Арбитражном суде г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

1.Ожидания иправовая реальность: итоги

Введение в действие института потребительского банкротства в РФ планировалась достаточно давно, и относительно его дальнейшей правовой судьбы представители профессиональных сообществ высказывались не раз. Данный факт подтверждает с одной стороны важность предстоящих изменений, с другой стороны — противоречивость: новеллы видятся многим в качестве нового нестабильного механизма, вызывающего лишь затруднения как в сфере правового, так и в сфере экономического регулирования РФ.

Очевидно, что не бывает идеальных законов, однако для эффективного применения законодателю в любом случае необходимо устранять коллизии. Обратимся к наиболее существенным проблемам, которые, по мнению автора, могут помешать эффективному действию данного института уже на первоначальном этапе правоприменения:

1.1. Потребительское банкротство: право или обязанность должника? Врамках обсуждения стадии подачи заявления и инициирования производства по делу о несостоятельности (банкротстве) прежде всего необходимо обратить внимание на формулировку п.1 ст. 213.4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)" (далее Закон о банкротстве), которая предусматривает обязанностьгражданина обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом. На взгляд автора данные положения лишены правового смысла: норма об обязанности не имеет какого-либо принудительного механизма, более того, не урегулированы юридические последствия в случае неисполнения обязанности обращения в арбитражный суд.

В связи с этим законодателю необходимо обратить внимание на формулировку положений данной статьи с целью устранения правовой неопределенности и установления последствий за неисполнение обязанности обратиться в суд с заявлением должника.

1.2. Критерии неплатежеспособности потребителя. Анализируя положения, регулирующие признаки банкротства, мы видим, что в данном случае законодатель повысил планку долга для возбуждения процедуры банкротства по сравнению с юридическими лицами. Так, согласно п. 2 ст. 213.3 Закона общая сумма долга гражданина должна превышать 500 тыс. руб. Следует отметить, что в первоначальном законопроекте речь шла о 50 тыс. руб. Законодатель умышленно увеличил сумму кредиторской задолженности, проанализировав среднюю сумму задолженности в РФ (примерно 50–60 тыс. руб.), чтобы нагрузка на суды не была столь объемной по количеству обратившихся, и в экспериментальном порядке обобщить первую судебную практику и успеть, при необходимости, внести изменения в Закон.

Представители юридического сообщества высказывали предположения о том, что сумма долга завышена: при таких требованиях общество не избавится от основной массы должников-потребителей, и сумма общей потребительской задолженности в РФ уменьшится незначительно. [4, с.13–16]

Однако на сегодняшний момент в РФ эта сумма не является высоким долговым порогом, поскольку в российском обществе существует социальная напряженность, вызванная невозможностью исполнить свои обязательства вследствие потери работы или снижения доходов.

Особенно это отражается на должниках, чья кредиторская задолженность образовалась в результате ипотеки в иностранной валюте. Так, в недавно прошедшем заседании суда первой инстанции о рассмотрении вопроса об обоснованности заявления о признании должника банкротом по делу А56–74407/2015 года представитель заявителя-должника пояснил, что сумма задолженность порядка семи миллионов рублей появилась после резкого изменения курса рубля, в связи с чем увеличились общая сумма долга, и должник был вынужден обратиться к процедуре банкротства. Подобного рода заявления, возникшие из валютного кредитования, с каждым днем появляются все чаще, и единственный выход, который представляется должникам обоснованным и действенным — процедура банкротства.

Таким образом, повышение суммы долга до 500 тыс. руб. уменьшило количество обратившихся, однако уже на сегодняшний день можно сказать, что даже такая сумма не является завышенным показателем общей потребительской задолженности в РФ.

1.3. Доступность правосудия. Вопрос о подведомственности споров в отношении потребителей-должников был дискуссионным: суд общей юрисдикции или арбитражные суды. Окончательный выбор законодателя остановился на арбитражных судах, что является обоснованным и правильным решением, поскольку споры о банкротстве представляют собой особую категорию дел повышенной сложности, и арбитражным судам не требуется больших временных затрат для освоения новой категории дел по банкротству в отличие от судов общей юрисдикции.

С другой стороны, в качестве арбитражных судов первой инстанции выступают суды субъектов РФ (ст. 3 ФКЗ от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации»), которые находятся в центральных регионах, поэтому возникают сомнения относительно доступности правосудия для жителей отдаленных населенных пунктов. Представляется, что это достаточно затруднительно будет как для самих должников, так и для финансовых управляющих, в связи с чем увеличатся транспортные расходы граждан на судебные процедуры.

Тем не менее, для изменения сложившейся ситуации потребуется значительное бюджетное финансирование, чего законодатель пока не планирует.

1.4. Заявление иприложенные кнему доказательства. Чтобы воспользоваться правом на банкротство, должнику придется доказать суду, что он действительно не способен исполнить свои обязательства. Во исполнение ст.213.4 Закона, кроме заявления с разъяснением сложившейся ситуации, он должен будет представить документы, свидетельствующих об обоснованности заявленного требования о признании банкротом.

В связи с отсутствием опыта обращения в суд с заявлениями о признании банкротом должника-физического лица примерно в 90 % случаев поступившие в арбитражные суды заявления в оставляются без движения (особенно это касается заявлений от самих должников). Как показывает анализ определений Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по данной категории дел, нередки случаи, когда заявители-должники не предоставляют элементарные документы такие, как копия листов паспорта, СНИЛС, документы, касающиеся имущественного состояния: выписки по банковским счетам, справки по форме 2-НДФЛ, описи имущества и списки кредиторов. Так, по делу А56–86711/2015 должником — физическим лицом пенсионного возраста не представлено ни одного документа, предусмотренного ст.213.4 Закона о банкротстве, а само заявление содержало эмоциональную оценку обстоятельств, вызвавших неспособность погашать долги, и декларативную просьбу признать банкротом. Многие заявители игнорируют требование закона об указании саморегулируемой организации арбитражных управляющих, из числа которых предполагается назначение финансового управляющего.

Наибольшие затруднения у заявителей вызывают требования о предоставлении документальных доказательств наличия имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве, и его стоимости. (Определение АC г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.12.2015 по делу А56–86779/2015 об оставлении без движения заявления о признании банкротом; Определение АС г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.12.2015 по делу А56–86825/2015 об оставлении без движения заявления о признании банкротом).

Статья 213.4 содержит достаточно подробное описание документов, прилагаемых к заявлению должника (пункт 3). Однако ввиду правовой неграмотности и правового нигилизма, распространенных в обществе, элементарные требования закона не выполняются.

Другим фактором видится ложное представление о целях законоположений о банкротстве граждан, созданное средствами массовой информации. Соответствующие новеллы представлялись как исключительно направленные на освобождение граждан от долгов и защиту от посягательств коллекторских агентств.

Вполне возможно, что требования к документальному подтверждению несостоятельности для гражданина, который не обладает юридическими познаниями, чрезмерны. Представляется возможным предложить законодателю расширить перечень бесплатной правовой помощи, оказываемой отдельным категориям граждан. В частности, так называемым обманутым дольщикам. Это могут быть специальные программы или мероприятия, проводимые органами Роспотребнадзора.

1.5. Финансовый управляющий. Немаловажную роль, независимо от категории банкротства, играет арбитражный управляющий. В случае с процедурой потребительского банкротства — это финансовый управляющий.

Возникает две проблемы, которые отмечали многие исследователи института потребительского банкротства:

– неподготовленность арбитражных управляющих осуществлять свою деятельность в качестве финансовых управляющих;

Следует понимать различия в деятельности арбитражного управляющего, проводящего процедуры банкротства юридических лиц и выполняющего мероприятия при банкротстве должников-физических лиц. Среди основных профессиональных барьеров Виктор Майданюк, председатель правления Общероссийской общественной организации потребителей «ФинПотребСоюз» отмечает следующее: «Процедура выдачи кредитов (займов) юридическим и физическим лицам регулируется разными нормативными актами. Права граждан имеют дополнительную законодательную защиту. В розничном и корпоративном кредитовании применяются разные формы обеспечения и виды залогов. Сама практика работы с гражданами и юридическими лицами требует от управляющих совершенно разных навыков и умений».

Таким образом, финансовый управляющий должен иметь дополнительную подготовку в областях права, регулирующих отношения с участием физических лиц: семейного и трудового законодательства, законодательства о защите прав потребителей и т. п.

– отсутствие материальной заинтересованности

Существуют также большие сомнения, что действующие арбитражные управляющие будут материально заинтересованы в исполнении обязанностей финансовых управляющих, поскольку вознаграждение финансового управляющего установлено в размере 10 тыс. руб. единовременно. Естественно, финансовый управляющий и по процентам от возвращенного долга или проданного имущества будет получать значительно меньше, чем арбитражный управляющий, специализирующийся на банкротстве юридических лиц. Тем более, требуется получение новых знаний в области потребительского кредитования и особенностей защиты интересов физического лица и прохождение подготовки по специализированным программам.

Представители саморегулируемых организаций не раз сами высказывались о своей неготовности к процедурам банкротства физического лица-потребителя. [5, с.17]

На данный момент вышеобозначенные проблемы нашли свое отражение в реальности. Так, существуют случаи отказов саморегулируемых организаций арбитражных управляющих от предоставления кандидатуры для утверждения финансовым управляющим должника-физического лица со следующей формулировкой: “Ни один из арбитражных управляющих не изъявил желание быть утвержденным финансовым управляющим должника ФИО”.

1.6. Банкротство должников, укоторых отсутствует достаточно имущества. На сегодняшний день большинство обращений о признании банкротом поступает в арбитражные суды от самих должников, которые оказались в безвыходной ситуации и решили в отношении себя инициировать процедуру банкротства.

После введения в Закон о банкротстве положений, регулирующих банкротство физических лиц, Верховный Суд РФ в Постановлении Пленума от 13.10.2015 N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» дал рекомендации судам по вопросам применения новелл законодательства. Так, в абз. 2 п.19 Постановления указано, что если должник обращается с заявлением о признании его банкротом, он обязан применительно к статье 213.4 Закона предоставить доказательства наличия у него имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. В этом отношении прослеживается влияние правовых подходов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлениях Пленума № 91 от 17.12.2009 «О порядке погашения расходов по делу о банкротстве» (пункт 14) и № 67 от 20.12.2006 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц» (пункт 4).

Согласно первым судебным актам по итогам рассмотрения обоснованности заявления о признании должникам банкротом следует, что именно это требование является основополагающим при решении вопроса о целесообразности и обоснованности введения процедуры реструктуризации долгов после принятия заявления к производству. Так, в Определении Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 09.12.2015 по делу А56–74409/2015 суд указал следующее: «Как следует из описи имущества, у гражданина отсутствует имущество и доходы, которые могут служить источником финансирования процедур банкротства. При этом суд полагает, что получаемая должником пенсия за выслугу лет в силу своей природы и размера, а также установленного в Санкт-Петербурге размера прожиточного минимума для пенсионеров (6 270,5 руб.) не может быть признана источником финансирования процедур банкротства. Во всяком случае, пенсия не является имуществом должника, в отношении которого может быть применена процедура реализации в деле о банкротстве».

В постановлении Пленума ВС РФ № 45 требование к наличию у должника имущества, сформулировано исключительно применительно к погашению судебных расходов по делу о банкротстве, однако отдельные суды идут дальше и в случае непредставления соответствующих доказательств признают заявления должников-граждан необоснованными и прекращают производство по делу о банкротстве «поскольку в отсутствие у должника имущества применение процедур банкротства не позволит достигнуть предусмотренных статьей 2 Закона о банкротстве целей (восстановление платежеспособности должника и погашение задолженности перед кредиторами (норма абз.17), соразмерное удовлетворение требований кредиторов (норма абз.18) либо достижение соглашения между должником и кредиторами (норма абз.19)». (Определение АC г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.12.2015 по делу А56–76085/2015).

Таким образом, заведомое отсутствие у должника имущества (именно имущества, а не заработной платы, которая вполне может быть направлена на финансирование процедур банкротства) будет приводить к тому, что итогом производства по делу о банкротстве гражданина будет составление подробного реестра его кредиторской задолженности в отсутствие каких-либо перспектив ее погашения либо реальной реструктуризации. На текущий момент уже обнаруживается необходимость доктринального исследования целей и возможности применения института несостоятельности должников-граждан в условиях отсутствия у них имущества, на которое может быть обращено взыскание. Становится очевидным, что данная процедура будет доступна исключительно гражданам со стабильным доходом выше среднего, и возможность банкротства малообеспеченных должников-потребителей, которые составляют большую часть обратившихся, пока остается под большим вопросом.

Временной отрезок действия закона в три месяца не является достаточным для обобщения судебной практики в РФ, но вполне возможным для проведения анализа на уровне арбитражного суда города федерального значения, что и преследовал автор данной статьи.

Литература:

  1. Хрестоматия по истории государства и права России: Учеб. пособие / Сост. Ю. П. Титов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2007.
  2. Суслова, Т. М. Социально-экономические факторы, требующие введение норм о банкротстве граждан.// Адвокат. 2004. № 1.
  3. Бадахова Л. Р. Некоторые аспекты банкротства граждан в США // Общество и право. 2010. N 4.
  4. В. Майданюк. Шанс для финансового оздоровления или путь в яму?//Юрист спешит на помощь, 2015, № 7.
  5. Рыков И. Ю., Вдовин О. Ф., Цыганков А. В., Нехина А. А., Вышегородцев И. А., Василега М. Ю., Суворов Е. Д., Качин С. В., Замалаев П. С., Адушкин Ю. А., Викторова А. А., Цветкова И. Закон о банкротстве физических лиц//«Арбитражный управляющий», 2015, N1.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle