Библиографическое описание:

Нетесова М. В. Формирование образа врага в газетах Западной Сибири на начальном этапе Великой Отечественной войны (по материалам Томска и Новосибирска) // Молодой ученый. — 2009. — №11. — С. 229-231.

В условиях начавшейся войны советская журналистика была призвана показать коварные замыслы врага в отношении народов Советского Союза, раскрыть его захватнические планы. Всю свою агитационно-пропагандистскую и организаторскую деятельность прессе надлежало направить на то, чтобы разъяснить воинам Красной Армии и всему населению страны, что война, навязанная фашистской Германией, является для нас самой справедливой, ибо советский народ в этой войне защищает свое Отечество, его независимость. На начальном этапе войны в  прессе значительное внимание уделялось  воспитанию патриотизма,  с одной стороны, и  созданию представления образа врага, с другой стороны, как у мирного, так и у военнообязанного населения.

Патриотизм как возвышенное чувство, незаменимая ценность, важнейший мотив социально значимой деятельности наиболее полно проявляется в личности, социальной группе, достигшей высшего уровня духовно-нравственного и культурного развития. В своей основе патриотизм предполагает бескорыстное, беззаветное, вплоть до самопожертвования, служение Отечеству. А для народа идея Отечества  является безмерно ценной, так как именно в Отечестве вырабатывается способность жертвовать частным во имя общего[1]. На фоне истиной любви к Родине более ужасающим должен был  выглядеть образ врага.

Образ врага имел огромное значение в идеологии советского государства, поскольку является символом, управляющим душой, и он давал возможность трансформировать психическую энергию на отпор захватчикам. Самым доступным и распространенным источником агитации  и пропаганды являлась пресса, тема борьбы с захватчиками и возбуждение ненависти к врагу стала ведущей в  периодической печати: «Мы должны объединиться в одной воле, в одном чувстве, в одной мысли, — писал 28 июля в «Правде» А. Толстой, — для этого нужна ненависть. Но не такая ненависть, не черная, которая разрушает душу, но светлая, священная ненависть, которая объединяет и возвышает...» [2, c.1].

Одним из распространенных приемов  формирования  патриотических чувств и ненависти к врагу у населения стало обращение к прошлому, к отечественной истории. Примером может служить статья М. В. Постникова «Разгром немецких «Псов – рыцарей», рассказывающая о битве А. Невского «с предками современных немецких фашистов», которым «был дан урок. Но фашистские каннибалы ХХ века не сделали из этого урока выводов и свою кровавую лапу подняли на священные рубежи нашей великой, могущественной державы…» [3, с. 2].

С первых дней войны в газетах начали появляться статьи, заметки, очерки, рассказывающие о военных действиях, международной обстановке, в которых давалась оценка стране – агрессору и личностям противника, хотя последний преподносился не как отдельный человек, а некая однородная масса, делающая все возможное, чтобы стереть с лица земли  Россию. 

В газетных публикациях подчеркивался исключительно мирный характер советского населения, и, в противоположность ему, описывался коварный  враг: «… В войне против германского фашизма, воровски напавшего на нашу  мирную страну, советский народ защищает правое дело. Он защищает свою землю, свой  домашний очаг, свой кров от озверелой банды разбойников» [4, с. 2].

Газеты публиковали заметки о  положении стран, которые уже оказались захваченными Германией, либо находились в процессе порабощения. Особое внимание читателя обращалось на действия оккупантов против коренного населения этих стран:  «…Германская оккупация обрекла сербское население на голод… В Белграде начинается стрельба. Германские патрули открывают стрельбу без предупреждения…», «В норвежских газетах публикуются многочисленные распоряжения германских властей о репрессиях против населения», «…Как сообщило …Лондонское радио, в одной из деревень польского … губернаторства германские власти вытащили ночью из постелей 500 крестьян – женщин, стариков и детей и расстреляли их без допроса…» [5, с. 2]. Вот еще один пример нечеловечности по отношению к другим народам « … В еще более ужасающих условиях живут в Германии иностранные рабочие. Это – рабы, в принудительном порядке доставленные фашистами и оккупантами…» [6, с. 4], «…хозяйничанье германских оккупантов привело в полный упадок румынскую промышленность. Резко сократила производство текстильная и металлургическая промышленность. Германские оккупанты прибрали к рукам всю румынскую военную и нефтяную промышленность. …Румынские крестьяне превращены в подневольных рабов…» [7, с. 2].  Подобные сообщения встречались практически в каждом номере газет «Красное Знамя» (Томск) и «Советская Сибирь» (Новосибирск). Такие материалы воспитывали не только чувство ненависти к захватчикам  в людях, но и чувство страха, а вместе с ним и понимание необходимости защиты родной страны. Формировалась психология отношения личности к нравственным ценностям в условиях войны, когда всеми средствами оправдывалось убийство человека человеком.

  Страх  и отвращение к врагу вселялись в сознание населения так же и сообщениями об экономических последствиях «хозяйничанья» на захваченных территориях. В качестве примера можно привести  статью М. Розина «В фашистской кабале», опубликованной в июле 1941 года в газете Красное  Знамя. «… Одновременно со снижением заработной платы, - писал автор, -  фашисты довели  до крайних пределов интенсивность труда рабочих, истощенных недоеданиями … установленные с начала войны полуголодные нормы выдачи продуктов по карточкам были впоследствии дважды сокращены…» [8, с. 4].

 Формирование резко негативного отношения к немецким захватчикам происходило путем описания зверств и бесчеловечных поступков немецких солдат и их командования: «… В деревне Нерки фашисты изнасиловали и замучили насмерть крестьянок… В городе Ельске фашисты посадили на баржу и вывезли на середину реки … 500 местных жителей. Пять дней заключенным не девали пищи. Затем немецкие солдаты затопили баржу с находившимися на ней людьми» [9, с. 1]. Естественно, что после таких строк, тема возмездия была одной из центральных не только  в агитации и пропаганде [10, с. 115], но также в мыслях и чувствах советских людей. А «образ врага» сложился максимально четко.

Все газетные публикации имели яркую эмоциональную окраску. Нередко их насыщали конкретными подробностями, которые лучше запоминаются и лучше усваиваются: «…Каждый день приносит вести о чудовищных преступлениях, совершаемых извергами в мундирах офицеров и солдат … нет счета гнуснейшим издевательствам и пыткам, нет предела дикому насилию и  надругательствам, которым подвергаются советские люди везде, где хозяйничают фашистско-немецкие войска… В деревне Починок немцы загнали  стариков, старух и детей в помещение правления колхоза, окна снаружи завалили соломой и зажгли дом…» [11, с. 1]. Подобные статьи всегда вызывали соответствующий  резонанс у аудитории, сильные эмоции, направленные точно в цель – против бесчеловечного врага.

Помимо материалов, описывающих жестокость  немецких захватчиков, попадались публикации, говорящие об их жадности, скудоумии, призванные сформировать у советских людей восприятие врага как создания ничтожного, глупого. Типичным примером может служить статья, размещенная в декабре 1941 года в газете «Красное Знамя», с говорящим названием  «Жулики и шулера из игорного дома «Гитлер и компания»  Выполненная в жанре политического анекдота, она напоминала о хвастовстве Гитлера устроить парад фашистских войск на Красной площади в Москве. Венчали же статью триумфальные и величественные  слова об успехах советской армии: « …Парад состоялся, но то был  парад не разбойничьих гитлеровских орд, а парад  войск Красной Армии. Получив от советской армии  ряд чувствительных ударов, гитлеровские жулики перестали бахвалиться о параде…» [12, с. 1]. Подобная  статья от Совинформбюро была опубликована ранее -  «Скудоумные фашистские фальшивомонетчики»  снова дискредитирует немца в глазах народа. Статья разоблачает фальшивку с немецкой стороны о том, что,  попавший в плен сын М. В. Молотова, положительно отзывается о гитлеровцах. Реакция газеты «Красное Знамя» была следующая: «…поражают своей тупостью и скудоумием… устраивая этот балаган, гитлеровские заправилы не учли… что у В. М. Молотова сына нет» [13, с. 1].

Уже с июля 1941 года в газетах начинали появляться плакаты «Окон ТАСС» [14, с. 1]. Эти плакаты можно смело считать  одним из действенных  грозных видов идеологического оружия, беспощадно «разившего» немецко-фашистских оккупантов и их генералитет, как говорится, не в бровь, а в глаз. Эти плакаты делались, как правило, с большим мастерством и обладали необычайным воздействием на зрителя, рождая в нем пламя советского патриотизма, разжигая священный гнев и испепеляющую ненависть к жестокому и смертельному врагу, вероломно напавшему на нашу Родину [15, с. 1].  Плакаты  были хорошо известны  на фронте и в тылу, в подполье на оккупированной территории и в партизанских отрядах, во многих странах мира, в том числе, и в самой Германии.

Упоминание о враге, его нечеловечности можно было  встретить практически на каждой странице рассмотренных газет. Даже объявление - афиша  о детском кинофестивале несла в себе «непреднамеренную» информацию о злейшем враге: «…В первые дни фестиваля кинотеатр был переполнен. С огромным интересом посмотрели ребята художественный фильм «Всадники», показывающий разгром немецких оккупантов» [16, с. 2].

Резюмируя, можно сказать следующее:

1.  в годы Отечественной войны образ фашиста-агрессора соответствовал действительности и способствовал мобилизации народов СССР на отпор смертельному врагу;

2. «Образ врага» формировался в умах населения путем воздействия на эмоции и чувства.

В  первый год войны синонимичными по отношению к врагу стали следующие слова и выражения: звери, изверги человечества, кровожадные фашисты, фашистские изуверы, варвары и так далее. Эти синонимы часто употреблялись в газетах «Красное Знамя» и «Советская Сибирь» и наиболее ярко представляют образ врага того времени в умах советского населения.

Формирование «образа врага» носило непрерывный, постоянный характер; ежедневные сообщения о зверствах захватчиков давали новые и новые основания ненавидеть «нелюдей», пришедших на советскую землю.

 

Библиография

1. Прот. Восторогов И. Идея Отечества // Православная беседа. -  1994. - №1. - С. 15-19.

2. Правда. - 1941. - 28 июля.  

3. Красное Знамя.  - 1941 . -  №114.

4. Враг коварен и хитер // Красное Знамя. 1941. -   №109.

5. Красное Знамя.  - 1941.  - 1 июля. -  №106.

6. Красное Знамя.  - 1941. - 13 июля.  - №117.

7. Красное Знамя. - 1941. -  №116 .

8. Розина М. В фашистской кабале// Красное  Знамя. -1941.- № 117.

9. Красное Знамя. - 1941. - №194.

10. Сенявский А. С., Сенявская Е. С. Историческая память о войнах ХХ века как область идейно – политического и психологического противостояния // Отечественная история. 2003.  - №3. -  С. 107 - 121.

11. Мщение и смерть немецко-фашистским псам // Советская Сибирь. - 1941.- 14 сент. - №218.

12. Красное Знамя.  - 1941.  - 14 дек. - №204.

13. Красное Знамя.  - 1941. -  2 дек. -  №199.

14 Советская Сибирь.  - 1941. - 26 июля. -  № 175.

15. Ушаков А. П.  "Окна ТАСС" били врага не в бровь, а в глаз //

Независимое военное обозрение.  - 2003.  - 25 апреля.

16. Красное Знамя. - 1941. - №109.

 

 

 

 

Основные термины: Великой Отечественной войны, образа врага, образ врага, смертельному врагу, советского населения, Формирование образа врага, коварные замыслы врага, представления образа врага, советский народ, отпор смертельному врагу, Красной Армии, людей восприятие врага, Образ врага, умах советского населения, начальном этапе, бесчеловечного врага, начальном этапе войны, «Советская Сибирь», характер советского населения, деревне Нерки фашисты

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle