Библиографическое описание:

Валиахметова И. Д. Российская императрица Елизавета Петровна в оценках отечественных историков // Молодой ученый. — 2016. — №2. — С. 721-723.



 

Особенность отечественной исторической литературы состоит в том, что елизаветинское царствование серьезно не рассматривалось. Чаще всего политику Елизаветы считали производной от политики отца. Соответственно, те историки, которые высоко ценили преобразования Петра, считали возможным говорить о возврате к петровской национальной политике в годы правления его дочери. С другой стороны, многие историки, занимавшиеся исследованием второй половины XVIII в., вынуждены были в большинстве своем признать, что многое из сделанного Екатериной было начато во время правления Елизаветы.

Ключевые слова: Елизавета Петровна, Российская империя, XVIII век, историография, оценка правления.

 

XVIII век был периодом, когда окончательно оформился российский абсолютизм, имела место сложная, зачастую очень противоречивая его эволюция, что неизбежно приводило к изменениям государственного аппарата, усилению личностного начала в управлении страной, а поскольку в это время вся власть персонифицировалась в особе государя-императора, то его личность имела зачастую определяющее влияние на проведение внутренней и внешней политики. Слабое внимание времени правления Елизаветы Петровны, как в исторической литературе, так и по линии школьного образования, побудили меня взяться за эту сложную и важную проблему. Целью работы является анализ комплекса взглядов и выводов, представленных отечественными историками по отношению к российской императрице Елизавете Петровне и ее эпохе.

На сегодняшний день накоплено достаточно большое количество публикаций научного, учебного и научно-популярного характера, в центре внимания авторов которых находились российские императоры, в том числе и Елизавета Петровна. Многие историки высказывались о Елизавете Петровне и ее времени в своих работах. Кто-то высказывался положительно, у некоторых было противоположное мнение.

C. B. Ешевский впервые попытался дать целостный обзор событий правления дочери Петра Великого, подробно остановившись на характеристике самой императрицы, а также ее экономических и социальных преобразований. За двадцать лет правления императрицы, утверждал историк, не произошло каких-либо важных изменений в государственной системе управления. Нет также оснований говорить о том, что у Елизаветы Петровны был какой-либо общий план развития страны [4, c.18].

Подобной оценки елизаветинского царствования придерживался и другой историк середины XIX в. — М. И. Семевский. В своем очерке «Царствование Елизаветы Петровны» автор писал, что императрица обладала ужасным характером, совсем неподходящим для управления государством: была женщиной беспечной и легкомысленной. По мнению исследователя, история России этого времени представляла собой исключительно борьбу честолюбцев, пользовавшихся всеми средствами, чтобы отобрать друг у друга власть и могущество, что весьма негативно отразилось на состоянии государства [12, c.103].

Иную точку зрения отстаивал Е. С. Шумигорский. Автор отмечал, что хотя Елизавета и не имела собственного плана дальнейшего развитая страны, а лишь следовала заветам своего отца, она сумела даровать государству и народу «...то успокоение, какое он не имел ни до нее, ни долгое время после нее». С положительной оценкой царствования дочери Петра Великого был согласен историк И. И. Петров. Отметив преобразования императрицы, автор подчеркивал, что Елизавета Петровна сделала много добра для России [10, c.126]. Исследователь П. П. Гершунин склонен был идеализировать правление всех преемников Петра I, в том числе и Елизаветы Петровны. Упоминая реформы императрицы, автор подчеркивал, что все ее мысли и деяния склонялись к одной цели — утверждение порядка, установленного ее отцом, в результате чего императрица сумела заслужить признание со стороны своих подданных [2, c.112]. О благодарной памяти в народе о царствовании Елизаветы Петровны писал и историк С. П. Даль. В своей работе автор отмечал, что в государстве царило спокойствие и процветание [3, c.49].

Со второй половины XIX в. появились фундаментальные труды, в которых ученые исследовали обширный материал по истории Российского государства. В поле их интересов оказалось и правление дочери Петра. Историк С. М. Соловьев, посвятивший периоду правления Елизаветы четыре тома «Истории России…», выступил против представлений о том, что вторая четверть XVIII в. есть темный период в русской истории. Он видел в ее политике возврат к принципам своего отца, в результате чего «Россия пришла в себя». Оценивая результаты елизаветинского царствования, автор отметил благоприятные явления в экономике, в том числе в связи с отменой внутренних таможен и основанием банков для купечества и дворянства, а также достижения в духовной сфере. Автор особо подчеркивал значение елизаветинского правления как этапа по отношению к царствованию Екатерины II [13, c.591,603].

В. О. Ключевский в своем лекционном курсе лишь бегло затронул сюжеты елизаветинского царствования. Историк показал противоречивость натуры Елизаветы, а также особую любовь императрицы к банкетам, балам и прочим развлечениям вместо «проявления интереса к государственным нуждам». Подводя итог правления Елизаветы, автор делает вывод (не аргументируя его) о том, что «...с правления Софьи никогда на Руси не жилось так легко, и ни одно царствование до 1762 г. не оставляло по себе такого приятного воспоминания» [6, c.340].

Н. И. Костомаров привел подробный очерк всего периода правления Елизаветы Петровны, затронул вопросы как внешней, так и внутренней политики. Он отметил лишь два важнейших мероприятия елизаветинского царствования в области внутреннего управления: распространение просвещения и уничтожение внутренних таможен, «сильно парализовавших» русскую торговлю. Кроме этих двух новшеств, автор не видел каких-либо серьезных перемен при Елизавете Петровне по сравнению с правлением предшественников [7, c.610].

Мне хотелось бы отметить схожесть взглядов Соловьева и Ключевского, хотя бы с той точки зрения, что правление Елизаветы они считают благоприятным. Этих людей сближает и то, что они жили примерно в одно время, и оба они одного социального происхождения — родились в семьях священнослужителей. Вопрос о страшном положении крепостничества, кажется, мало волнует авторов, а политическую линию правительства Елизаветы считают удачной для России.

В ряде работ, вышедших в постсоветский период, продолжаются споры о подготовленности реформ, проводившихся Елизаветой Петровной. Историк Е. В. Анисимов подчеркивает, что Елизавета, придя к власти, не имела определенной программы в области внутренней и внешней политики. Рассматривая внутреннюю политику первых лет царствования императрицы как «реставрационную», автор приходит к выводу о ее неудаче и объясняет это тем, что она следовала не духу, а букве законодательства Петра [1, c.136]. В. П. Наумов, политику императрицы считал весьма успешной и особо подчеркивал, что именно Елизавета ввела Россию в русло неторопливого развития после грандиозных потрясений петровской эпохи [9, c.65]. Осторожную позицию о подготовленности реформ Елизаветы занял А. Б. Каменский. Историк отметил, что в своих преобразованиях государыня стремилась продолжать линию, намеченную Петром I, прежде всего в вопросах взаимоотношения власти и подданных, а также экономической политики. Однако не все из задуманного было реализовано на практике; многие проекты так и остались на бумаге [5, c.173]. Б. Н. Миронов применительно к XVIII в. обосновал тезис о наличии в России «дворянской патерналистской монархии». Монархия эмансипировалась от церкви, обычаев и традиций, делалась все более самостоятельным институтом по отношению к дворянству. Конечный вывод Б. Н. Миронова — государственные учреждения сословной патерналистской монархии были ограничены административным правом и сословными правами подданных — кажется нам излишне категоричным [8, c.131].

После рассмотрения некоторых исторических работ, связанных с именем Елизаветы Петровны, можно отметить, что в большинстве трудов дается положительная оценка ее деятельности. Не смотря на некоторые негативные оценки историков и современников о ее правлении, я считаю, что императрица была готова к царствованию. Следует отметить, что в период правления императрицы Елизаветы Петровны (1741–1761) в стране происходили значительные перемены как во внутренней политике, так и во внешней политике: мирные наклонности правительства во внешней политике, гуманное направление во внутренней — повлияли на нравы русского общества, подготовив его к деятельности екатерининского времени.

 

Литература:

 

  1.      Анисимов Е. В. Елизавета Петровна. М.: Молодая гвардия, 2002. — 426 с.
  2.      Гершунин П. П. Русское царство от Петра Великого до Екатерины II: От 1725 до 1762 года. СПб., 1891. — 232 с.
  3.      Даль С. П. Императрица Елизавета Петровна. М.: Общество распространения полезных книг, 1894.- 162 с.
  4.      Ешевский C. B. Очерк царствования Елизаветы Петровны // Отечественные записки. 1868. № № 5–6. С.15–110.
  5.      Каменский А. Б. От Петра I до Павла I. Реформы в России XVIII в.: Опыт целостного анализа. М., 2001.
  6.      Ключевский В. О. Сочинения: В 8 т. М., 1958. Т.4. 390 с.
  7.      Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 1993. 626 с.
  8.      Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи: В 2 т. СПб.: Издательство Дмитрий Буланин, 1999. — Т.2. — 568 с.
  9.      Наумов В. П. Елизавета Петровна.//Вопросы истории. 1993. — № 5.- С. 51–72.
  10. Петров И. И. О преемниках Петра Великого (до Екатерины II). СПб., 1884. — 310 с.
  11. Платонов С. Ф. Полный курс лекций по русской истории. СПб., 2000. 380 с.
  12. Семевский М. И. Царствование Елизаветы Петровны // Русское слово. 1860. № № 1–2. 280 с.
  13. Соловьев С. М. Сочинения: в XVIII кн. Кн. XII. М., 1994. — 650 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle