Библиографическое описание:

Скляр О. Ю. Проблема выявления вербальных и невербальных маркеров лжи в межличностном общении // Молодой ученый. — 2016. — №1. — С. 655-659.



 

Ложь постоянно обнаруживается в актах межличностного общения, в социальных отношениях и в государственных механизмах. Для успешного выявления признаков лжи важно очень хорошо понимать различия в видах лжи, в типах лжецов и в подходах верификаторов. Проявляется ложь в виде незначительных изменений в поведении и речи человека. Обнаружить ее — это навык, который формируется при помощи определенных знаний. Проблема выявления маркеров лжи на вербальном и невербальном уровне межличностного общения в данное время особенно актуальна, так как от качества получаемой людьми информации зависят принятые ими решения, поступки и выбор стратегии поведения в профессиональной и личной сферах. Актуальность обращения к анализу лжи определяется и тем, что знание приемов ее психологической диагностики в поведении и речи человека является важной предпосылкой для успешной профессиональной деятельности, может помочь понять многое в человеческих взаимоотношениях вообще, а так же для противодействия манипулированию. Знания об особенностях вербального и невербального поведения при ложном информировании могут быть использованы в специальных обучающих программах для профессий, участвующих в деятельности с высокой степенью риска. Цель настоящей статьи — представить феномен лжи в современных отечественных и зарубежных психологических исследованиях, а так же проанализировать описать основные вербальные и невербальные маркеры лжи в межличностном общении.

Проблема выявления лжи рассматривалась в трудах отечественных и зарубежных исследователей, таких как И. О. Вагин [3], С. В. Асямов [1], В. В. Знаков [6], Р. Р. Гарифуллин [4], Е. П. Ильин [7], О. Фрай [10], П. Экман [11].

В словаре Ожегова определение лжи звучит так: «Ложь — намеренное искажение истины, неправда, обман» [9]. В психологическом словаре ложь определяется как феномен общения, состоящий в намеренном искажении действительного положения вещей [8]. Ложь у В. В. Знакова рассматривается как преднамеренная передача сведений, не соответствующих действительности. Автор классифицирует ложь на полную (полный вымысел) и не полную (извращение истины). Полный вымысел встречается редко, поскольку любой случай может выдать лжеца. Неполная ложь включает три способа: 1) опущение; 2)преувеличение (с целью произвести эффект); 3) приукрашивание (часть фактов отбрасываются, а некоторые добавляются). В книге «Психология лжи» П. Экман определяет ложь как действие, с помощью которого один человек вводит в заблуждение другого, делает он это умышленно, без какого-либо уведомления о своих целях и без отчетливо выраженной со стороны жертвы просьбы не раскрывать правды [11]. Все вышеописанные определения раскрывают ложь как намеренное искажение действительного положения вещей, введение в заблуждение.

На другом полюсе шкалы подходов к данной проблеме находится теория О. Фрая, в которой ложь определяется как ложная коммуникация, предположительно приносящая выгоду коммуникатору [10]. Таким образом, в данном направлении лживость трактуется как составляющая общения, присущая человеческому обществу, ложь при этом является преднамеренным актом.

В трудах П. Экмана выделяется два основных вида лжи: умолчание и искажение [11]. При умолчании лжец скрывает истинную информацию и не передает ложной. При искажении лжец не только утаивает правду, но и предоставляет взамен ложную информацию, выдавая ее за подлинную. Нередко только сочетание умолчания и искажения приводит ко лжи, однако в некоторых случаях лжец может достигать успеха просто сообщая только часть правды.

Несколько иная классификация у О. Фрая:

                    самоориентированная ложь (ориентированная на себя) — направлена на то, чтобы представить лжеца в более положительном свете или получить превосходство;

                    ложь, ориентированная на других — ею пользуются, чтобы представить в более выгодном свете других или стремясь помочь им;

                    социальная ложь — способствует сохранению социальных отношений. Общение между людьми было бы дискомфортным, а основа социальных взаимодействий могла бы легко разрушиться, если бы люди постоянно говорили друг другу правду. Неискренние, но приятные замечания способствуют развитию взаимоотношений. Социальная ложь служит как собственным интересам лжеца, так и интересам других [10]:

Примерно в половине случаев ложь, которую используют люди, является самоориентированной. Ложь, ориентированная на других, как правило, говорится людям, с которыми лжец чувствует свою близость [10].

Спутниками лжи могут оказаться разного рода эмоции, но обычно встречаются такие как боязнь оказаться разоблаченным, чувство вины по поводу собственной лжи и чувство восторга, которое нередко испытывает лжец в случае удачи. В слабой форме страх разоблачения не опасен. Он может даже помочь лжецу избежать ошибок, не позволяя ему расслабиться. Но уже при среднем уровне страха начинают проявляться поведенческие признаки обмана, которые будут заметны опытному наблюдателю.

Боязнь разоблачения особенно высока в случаях, если:

                    у жертвы репутация человека, которого сложно обмануть;

                    жертва начинает подозревать обман;

                    у лжеца недостаточно опыта в практике обмана;

                    лжец предрасположен к боязни разоблачения;

                    ставки очень высоки;

                    на карту поставлены и награда и наказание; если имеется только что-то одно из них, ставкой является избежание наказания;

                    наказание за ложь или за поступок до такой степени велико, что признаваться не имеет смысла;

                    жертве ложь абсолютно невыгодна.

Чувство вины по поводу лжи имеет прямое отношение только к чувствам лжеца, но не к юридическому определению виновности или невиновности. Оно усиливается в таких случаях, как:

                    жертву обманывают против ее воли;

                    обман очень эгоистичен; жертва не извлекает пользы из обмана, а теряет больше, чем лжец приобретает;

                    лжец давно не практиковался в обмане;

                    лжец и жертва придерживаются одинаковых социальных ценностей;

                    лжец лично знаком с жертвой;

                    жертву трудно обвинить в негативных качествах или доверчивости;

                    у жертвы есть причина заподозрить обман или, лжец сам не хотел бы быть обманщиком.

В равной мере ложь может вызывать и положительные эмоции. Она может рассматриваться как достижение, что уже само по себе приятно. Лжец может ощущать эмоциональный подъем как от вызова, так и непосредственно в процессе обмана, когда успех еще не ясен.

Радость от обмана увеличивается, когда:

                    жертва ведет себя вызывающе, имея реноме человека, которого непросто обмануть;

                    сама ложь является вызовом;

                    присутствуют понимающие наблюдатели и ценители мастерства лжеца.

О. Фрай выделяет следующие способы выявления лжи:

                    наблюдение за невербальным поведением людей;

                    анализ содержания речи;

                    исследование физиологических реакций.

Ложь является одной из коммуникативных функций. Неверие человека в истинность того, что он говорит называется ложью в речи [5]. Говорящий передает дезинформацию, т. е. информацию, которую он считает ложной. Синхронно с дезинформацией, вопреки своей воли, невербально, он передает свое отношение к ней и свое отношение к речевому коммуниканту.

Внутреннее отношение человека к дезинформации негативное: мозг любую интеллектуальную неадекватность воспринимает отрицательно, нервная система входит в состояние стресса. На этом принципе построены детекторы лжи. Когда человек лжет, центральная нервная система оказывается в состоянии стресса, что регистрируется датчиками. Это же негативное состояние возбуждения невербально воспринимается слушающим без помощи детектора лжи.

Во время лжи происходит следующая коммуникативная ситуация: слушающий воспринимает информацию, не зная, подлинная она или нет; различает раздражение центральной нервной системы говорящего, данный факт его настораживает, вызывая ответную нервозность; чувствует отрицательное отношение.

Ответная реакция — аналогичная. Так как информация о лжи передается блоком бессознательного, то она и принимается блоком бессознательного. Сформированное человеком ответное отрицательное отношение не осознается им, но это уже произошло, в дальнейшем он будет действовать в соответствии со своим эмоциональным состоянием. Оба участника коммуникации сознают этот факт достаточно редко. Внутреннее психологическое состояние распространяется от одного участника коммуникации к другому и возвращается, попадая в сферу внутренних стихийных мотивов, которые обуславливают поведение человека.

Коммуникативная модель в ситуации лжи, разоблаченной публично выглядит иначе. Возникает опасная для говорящего ситуация, которая может привести к полной потери авторитета как в глазах того человека, который разоблачил его во лжи, так и в глазах всех присутствовавших при разоблачении [5]. Так же происходит потеря доверия. Авторитет и доверие относятся к категориям, которые трудно достигаются, достаточно легко теряются и не восстанавливаются.

Межличностное общение содержит в себе вербальную и невербальную стороны. Вербальное общение — общение посредством знакового (языкового) материала, невербальное — общение посредством образов и неязыковых конструктов. В процессе коммуникации информация может передаваться как по вербальному каналу, так и по невербальному, включающему в себя мимику, пантомимику и динамическую экспрессивную сторону речи (интонацию, тембр и т. п.).Различают невербальные и вербальные признаки лжи. Большинство исследователей наиболее информативными из невербальных маркеров лжи считают следующие:

1)                 Быстро меняющееся выражение лица. Такие реакции длятся доли секунды, появляются непосредственно после события, вызвавшего эмоцию. Асимметрия лица может стать признаком обмана. Если одна сторона лица искривляется сильнее, чем другая, это является достоверным показателем фальшивой эмоции.

2)                 Наличие межканальных несоответствий. Так как выражение эмоций нелегко контролировать по всем каналам одновременно, то несоответствие и несовместимость невербальных знаков могут послужить сигналом проявить осторожность.

3)                 Нарушение контакта глаз. Люди, которые лгут, чаще моргают, а их зрачки более расширены, чем у людей, говорящих правду. Они часто избегают контакта глаз или, наоборот, смотрят пристально, пытаясь притворяться честными.

4)                 Преувеличенное выражение эмоций. Чрезмерно широкая улыбка, преувеличенное выражение печали, радостные похлопывания по спине и т. д.

5)                 Защита, прикрывание рта рукой, которое может быть завуалировано покашливанием, почёсывание шеи, оттягивание воротничка рубашки, потирание пальцем века.

Из вербальных маркеров лжи наиболее информативными можно принимать следующие:

1)                 Неревалентная информация — информация, не имеющая отношения к контексту и не запрашиваемая.

2)                 Речевые ошибки и оговорки: междометия, например «гм», «ну» и «э-э»; повторы, например «я, я, я имею в виду, что я.»..; лишние слоги. Языковая оговорка может подвести даже осторожного лжеца. Оговорки, ошибочные именования и ошибки, совершаемые при чтении и письме, не могут быть случайностью и свидетельствуют о внутренних психологических конфликтах. Речевая ошибка оказывается своеобразным орудием, выражающим то, чего не хотелось сказать, которым лжец выдает самого себя. Однако в анализе оговорок должна присутствовать осторожность, так как не каждая ошибка в речи свидетельствует об обмане. Выдает оговорка ложь или нет, как правило, определяется по контексту.

3)                 Тирады — частый способ, которым обнаруживают себя лжецы. Тирада отличается от оговорки. Здесь ошибкой являются не одно-два слова, а целая фраза. Информация не проскальзывает, а изобильно распространяется. Эмоция «захлестывает» лжеца, и он не сразу осознает результат своих высказываний.

4)                 Люди, когда лгут, не дают прямых ответов, уклончивы, часто сообщают больше информации, чем требуется.

Более важным, чем слова маркером лжи в речи является голос. Паузы здесь являются наиболее распространенными признаками обмана. Они могут быть как слишком продолжительными, так и слишком частыми. Заминки перед словами зачастую наводят на подозрения. Короткие паузы в процессе самой речи тоже подозрительны, особенно если они встречаются довольно часто. Тон голоса также может выдавать обман, так как эмоциональные изменения голоса скрыть очень трудно. У лгущего человека часто повышается тон голоса, темп его речи искажается, ускоряется или намеренно замедляется.

Внутренний конфликт лгущего человека, объясняемый наличием в его психикеправдивых представлений, неизбежно отражается на вербальных или невербальных компонентах его поведения в процессе коммуникации. Отсюда можно предположить, что признаками лжи в человеческом поведении являются своего рода дисгармонии, рассогласованности отдельных вербальных и невербальных компонентов между собой. Рассогласованность вербальных и невербальных составляющих выражается в несоответствии слов интонации, с которой они произносятся, в противоречии между смыслом произносимого текста и позой, в которой в этот момент находится говорящий, его жестами, сопровождающими речь [2]. В отечественной психологии рассматриваются в основном невербальные маркеры лжи. Длительное время считалось, что данные признаки надежнее вербальных, но последние исследования зарубежных ученых заставляют все же усомниться в этом [12]. По мнению Aldert Vrij, вербальные маркеры лжи более достоверны, чем невербальные. Исследователь считает, это связано с тем, что ложь предполагает сильную когнитивную нагрузку, которая способствует уменьшению признаков волнения и подозреваемые выглядят спокойными.

Особый интерес представляют способы обнаружения лжи. И П.Экман, и О.Фрай считают, что обнаружение лжи представляет собой всего лишь предположение, основанное на информации. И это предположение значительно снижает возможность совершения ошибок веры лжи и неверия правде. Подозрение о лживости сообщения дает почувствовать и верификатору, и лжецу всю трудность предсказаний успешности или безуспешности процесса разоблачения [10,11].

Более информативными в обнаружении лжи можно назвать вербальные техники. Разработка эмпирических вербальных техник, которые позволяют измерять правдивость высказываний, началась в конце 80-х годов. В своей книге «Психология лжи» П. Экман описывает технику обнаружения лжи, позволяющую человеку, подозревающему обман, оценить, насколько основательны или безосновательны его подозрения. Она представляет собой опросный лист, состоящий из 38 вопросов. Чтобы обнаружить ложь, необходимо ответить на эти вопросы. Так же распространено использование в обнаружении лжи техники мониторинга реальности. Данный метод позволяет исследовать память о воспринятых (реально пережитых) и воображенных событиях. Сущность данной техники состоит в том, что воспоминания, основанные на реальных переживаниях, отличаются от воспоминаний, основанных на фантазиях и обмане. Методика подразумевает, что подлинное воспоминание будет качественно отличаться от воспоминания о вымышленном событии.

На настоящее время наиболее распространенной техникой обнаружения лжи является «Оценка валидности утвердений» (ОВУ).

ОВУ включает три основных элемента:

1)                 структурированное интервью;

2)                 контент-анализ на основании установленных критериев (КАУК), позволяющий, придерживаясь определенной схемы, оценить содержательные и качественные характеристики рассматриваемого утверждения;

3)                 оценка результатов КАУК с помощью ряда вопросов (проверочный лист для оценки надежности

В настоящее время данные ОВУ принимаются в качестве доказательств в судах Германии и других стран Европы [10].

Подводя итог, можно сказать о том, что ложь как особый психический процесс имеет своё выражение в поведении человека в виде некоторой совокупности вербальных и невербальных маркеров, которые могут быть замечены и определены в процессе коммуникации. Следует отметить, что ни один маркер лжи в межличностном общении не является универсальным, но в комплексе они могут помочь обнаружить ложь. Верификатор никогда не должен полагаться только на один маркер лжи, их обязательно должно бытьнесколько.

 

Литература:

 

  1.                Асямов С. В. Стратегия выявления лжи. / Щит. 2006. № 1. [электронный ресурс] http://www.yurpsy.com/files/stat/7.htm
  2.                Белянин В. П. Психолингвистика. М.: Флинта. 2009. 416 с.
  3.                Вагин И. О. Психология выживания в современной России. М.: АСТ. 2004. 352 с.
  4.                Гарифуллин Р. Р. Энциклопедия блефа. Манипуляционная психология и психотерапия. Казань. 1995. 160 с.
  5.                Зарецкая Е. Н. Риторика: Теория и практика речевой коммуникации. 4-е изд. М.: Дело. 2002. 480 с.
  6.                Знаков В. В. Психология понимания правды. СПб.: Алетейя. 1999. 282 с.
  7.                Ильин Е. П. Психология общения и межличностных отношений. СПб.: Питер. 2015. 592 с
  8.                Мещеряков Б. Г., Зинченко В. П.. Большой психологический словарь. — 4 изд. М.: АСТ. 2009–816 с.
  9.                Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. толковый словарь русского языка. Рос. ак. наук. — 4-е изд., дополненное. М.: ИНФОТЕХ. 2009. 944 с.
  10.            Фрай О. Детекция лжи и обмана. М: Прайм-Еврознак. 2005. 320 с.
  11.            Экман П. Психология лжи. С-Пб.: Питер. 2015.304 с.
  12.            Vrij А. Detecting Lies and Deceit: pitfalls and opportunities. Chichester: John Wiley & Sons. 2008. 504 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle