Библиографическое описание:

Дзанхотова А. А. Историческая память // Молодой ученый. — 2015. — №24. — С. 657-660.



 

В мире не осталось однонациональных государств, этнические процессы стали характерным для всех без исключения обществ, обострились этнические противоречия в странах, которые издавна считались едиными с точки зрения одной нации, но располагающей этническими группами. Обострились проблемы крупных национальных групп, по тем или иным причинам не имеющих своей государственности: уйгуры, крымских татар, курдов. До сих пор кровоточат раны переселением целых народов. На современном этапе развития человечества есть целый ряд национальных проблем, которые обострились во многих странах. Безусловно, имеются особенности проявления национальных и этнических отношений. Есть общее, социальное положение человека как представителя нации, его национальное самосознание, национальная культура, язык, т. е. всё то, что определяет национальную самобытность людей.

Этнос — категория историческая и этническое сознание, соответственно, подвержено изменениям в ходе истории. Этническое сознание эволюционирует в рамках той научной парадигмы, согласно которой традиционная культура этноса — это способ и результат групповой адаптации к новым условиям. В современной науке описаны варианты этнических процессов, которые сопровождают добровольную и вынужденную миграцию народа. Это может быть интеграция, ассимиляция, сегрегация, маргинализация и т. д. Интеграция — сложный процесс, где индивиды и культурные группы связаны между собой. Свой образ жизни они приспосабливают к образу жизни принимающего общества в целом, в том числе в аспекте культурного измерения и по включению в структурное измерение общества [1, с.178]. В культурном измерении иммигранты приспосабливаются к условиям нового для них общества. Структурное измерение выражается в положении в новом обществе: их статус и престиж, права и власть.

В результате, завоевания Кавказа, этническое сознание перестраиваются к новым политическим, социально-экономическим, культурным и даже географическим условиям. В 1902 году Е. Марков пишет следующее: «Ничем невозможно так привязать к себе покоренную страну, как честным, решительным устранением исторического зла, накопившегося в ней в течение веков. Произвол победителя, как вообще всякий деспотизм, должен сколько-нибудь оправдать себя, но крайней мере, своею способностью достигать одним резким ударом таких результатов, которые при мирном и законном развитии страны, потребовали бы для своего осуществления вековой борьбы. Но когда военное насилие служит упрочению и даже к сильнейшему развитию старого местного зла, когда оно обостряет неравенство положений и прав, — тогда судьба покоренного народа достойна действительно жалости. Завоевывать, освобождая, уравнивая, обеспечивая — вот тайна прочных завоеваний, которой, к великому сожалению, мы не всегда держались, присоединяя к себе закавказские царства и завоевывая Кавказские горы» [2, с.48].

Прогрессивность русской культуры и русско-кавказских контактов демонстрировалась подчас далеко не прогрессивными методами. В 1891 году начальник Терской области писал, что «проникая нередко…в самые центры инородческого населения и оставаясь здесь на жительство…, переселенцы оказывают на коренных жителей немаловажное нравственное воздействие. Поэтому возможное внимание к нуждам переселенцев со стороны местной власти и содействие к водворению их в известной последовательности, — так именно, чтобы целая сеть русских хуторов разъединяла массу инородческих поселений, — должны служить для упрочения в области русской культуры и гражданственности» [3, с.27]. Однако уже в то время высказывались опасения о возможности перегибов и негативных последствий от такого рода насильственного «окультуривания». Апогеем ломки национности быта, культуры и сознания являются первые три десятилетия XX века. Политика царской администрации, имея типичную капиталистическую направленность, привела к обострению социально — политической обстановки, к постоянной политической нестабильности и к вовлечению горцев в общий поток революционного кризиса в России. Неравномерность темпов социального развития, преимущественно аграрная структура занятости населения и сохранение традиционных форм организации жизни и социального регулирования, вызвали развитие этносоциальных процессов, отличающих Юг России от других регионов. Наложение на традиционное этническое сознание иной, пришедшей извне, системы ценностей и мироустройства, привело к приобщению к иным цивилизационным ценностям, обогащающим традиционализм и этническое содержание общества. В образовавшиеся геополитические структуры привносятся элементы этноиндивидуальности покоренных народов, что особенно ярко проявилось в среде русских переселенцев на территории Северного Кавказа. Кавказская кампания царского правительства сопровождалась заселением равнинной части Северной Осетии не только осетинами, но и русскими и украинцами. События, следующие одно за другим, начиная со времени завоевания Северного Кавказа, образуют временной ряд, который не является простой совокупностью событий. Историческое мышление и сознание, как часть сознания этнического, основывается именно на предположении о существовании внутренних связей между событиями во временном ряду, так что одно событие необходимо ведет к другому, образуя непрерывный процесс. В бесконечной череде исторических событий выделяются события эпохальные. Социально значимое событие делает время социально значимым. Оно выступает как источник множества последующих событий. «Нет такого события или скопления событий, которые точно обозначали бы конец нашего времени, потому что историческая эпоха не исчезает полностью. Эпоха начинает подходить к концу раньше и длится дольше, чем может показать какой-либо разделительный знак» [4, с.68]. Заселение Северной Осетии в ХΙХ веке и начале ХХ века шло по классическим канонам капиталистической колонизации, что предопределило развитие промышленности и торговли, высокую товарность земледелия, возникновение банков и транспортных агентств.

Вместе с тем отдельные события могут либо замедлить, либо ускорить начавшиеся до него ментальные процессы. Репрезентация событий рассматриваемого периода и упорядочение причинных факторов, позволяет назвать революцию 1917 года и установление Советской власти «толчковыми событиями» в изменении траектории эволюционного развития этнического сознания. Социалистическая революция, начавшаяся в Петрограде, с октября 1917 по февраль 1918г., по образному выражению В. И. Ленина, успела проделать «свое блестящее триумфальное шествие в Европейской России, перекинуться в Финляндию, начать завоевывать Кавказ» [5,с.9]. Началась вторая волна завоевания кавказских народов. Если с присоединением Северного Кавказа к России, они были вовлечены, главным образом, в русло российской экономики, повлекшее возникновение очагов капиталистической промышленности и формирование отрядов рабочего класса, то на втором этапе последовало приобщение народов Кавказа к революционному движению и активное вовлечение их в водоворот российских политических катаклизмов. В канун Великой Октябрьской социалистической революции экономика Кавказа представляла собой пеструю картину социально-экономических укладов, начиная от патриархально-крестьянского натурального хозяйства и кончая частнокапиталистическим. Главным занятием, все же, как и раньше в данных областях было скотоводство. Оно составляло основу жизнеобеспечивающей системы народа.

К моменту победы Октябрьской революции, в регионе сложились сложные межнациональные отношения. Здесь проживало около 100 горских народностей и этнических групп. Этот фактор значительно осложнял внутриполитическую ситуацию в регионе.

Советская власть провозгласила политическое право нации на самоопределение, которое было утверждено в одном из первых правовых актов Советской власти — «Декларация прав народов» (2 ноября 1917 г.). В 1920г. на съезде народов Дагестана и Терека были провозглашены две автономные национальные советские республики — Дагестан и Горская Республика, обе учреждались как полиэтничные и имели административное деление на округа по этническому признаку. В Горскую Республику были преобразованы бывшие национальные округа Терской области: Чеченская, Назрановская, Владикавказская, Кабардинская, Балкарская, Карачаевская. Дагестанская Республика состояла из 14 округов, организованных также по этническому принципу. Горская республика просуществовала недолго и была упразднена в 1924г. из-за острых межэтнических противоречий. Народы, давшие своё имя названию автономий, тем самым получили статус титульных. Не менее важно для институционализации этноса имело создание национальной школы. Если в дореволюционной России образовательная политика была нацелена на русификацию народов, то политика Советской России была направлена на создание национальной письменности и сохранение национального языка. Важным фактом институционализации этничности было закрепление этнической принадлежности в паспорте. Но значительно более мощным по степени воздействия на сознание и закрепление этничности как важной характеристики личности стали трагические события в истории ряда народов — депортация 1944г. На Юге России ей подверглись балкарцы, греки, калмыки, карачаевцы, немцы, ингуши и чеченцы.

Человечество воевало во все времена. С ростом масштабов цивилизации росли и масштабы войн — от межплеменных до мировых. Параллельно усложнялась система сопутствующих явлений. Одним из таких явлений, относящихся к ХХ столетию и порожденных войной, является депортация северокавказских народов 1943–1944 годов. События, связанные с этими позорными страницами отечественной истории ХХ века, повлекли за собой массу серьезнейших и глубочайших изменений в национальном сознании депортированных народов, столкнув репрессированные этносы с многочисленными адаптационными проблемами. Любое здоровое общество нуждается, и стремиться к стабильности. Именно поэтому причины и следствия разнообразных исторических потрясений: войн, революций, демографических взрывов, миграций, депортаций и т. д. становятся главными в анализе социального поведения и национального самосознания каждого народа. Независимо от нашего желания, события подобного рода накладывают отпечаток на мировосприятие, как отдельной личности, так и целого народа. Меняется взгляд на жизнь, искажаются ценностные ориентиры, обостряются или притупляются отдельные черты, присущие данной этнической группе. В конечном счете — это формирует национальное сознание и самооценку народа. Н. А. Бердяев в свое время писал о русских, что они по своему духу непротивленцы. Причиной этого, по его мнению, является то, что в своей истории русские слишком много страдали от стоящей над ними силы. Из-за инстинкта самосохранения русский народ привык подчиняться внешней силе, чтобы она не раздавила его, но внутренне он считает состояние силы не высшим, а низшим состоянием. Таким создала русский народ история [6, с.188]. Такова оценка, данная русским философом своему народу, построенная с учетом многочисленных национальных катастроф в истории русского государства. Новый поворот истории и новые трагедии принес ХХ век. Ведущее место в процессе ломки старого мировосприятия сыграла Советская власть. Но все ли действия новой власти были нацелены на улучшение и укрепление национальных прав и свобод? К сожалению, нет. Народы, подвергшиеся репрессиям, яркий тому пример. К депортации целых народов и больших групп населения советское правительство прибегло сразу же после установления Советской власти. Терское казачество стоит первым в этом скорбном ряду.

Изгнание народа с родной земли неизменно сопровождается личной трагедией тысяч семей. Песни, сказания, баллады, сложенные в трагические для народа дни, не только выражают состояние национального духа, но выступают как компонент исторической памяти и исторического сознания этноса. Сохранение этнического самосознания является непременным условием самого существования этноса. Его утрата через ассимиляцию равносильна исчезновению.

С конца 80-х — начала 90-х годов в нашей стране начался процесс глубокой социальной и культурной трансформации. Кардинально менялись не только экономические основы общества, но и отношение к этническим ценностям, которые определяют современное состояние этничности этноса. После распада Союза понятие «диаспора» по разным причинам оказалась удобным для описания процессов постсоветского этнического размежевания, и стало широко использоваться в постсоветской литературе. Все диаспоры обладают некоторыми общими чертами, но между ними есть и очень большие различия, делающие каждую диаспору по-своему уникальной. Распад страны неодинаково сказался на динамике каждой из них. Он вызвал миграции, которые привели к сокращению или увеличению диаспор. На момент распада СССР у народов РСФСР уровень самоидентификации с Россией был чрезвычайно низок, большинство считало себя “советскими гражданами”. На постсоветском пространстве она воспринимается остро еще и потому, что вследствие распада Советского Союза народы были разделены границами, и для людей жизненно важным оказался вопрос: гражданами, какого государства они должны стать, т. е. будут ли они иммигрантами, временными жителями или меньшинствами в государствах, где они живут.

 

Литература:

 

  1.                Юдин т. н. Исследование миграционных процессов в России. — М., Академический проект, — 2006.
  2.                Марков. Очерки Кавказа. — СПб., 1902.
  3.                Отчет Начальника Терской области за 1891 г.
  4.                Herder Y. G. Metakritik zur Kritik der der reinen Vernunft. Berlin: Aufbau-Verlag, 1955.
  5.                Ленин В. И. Пол. Собр. соч. — Т. 36.
  6.                Бердяев Н. А. Судьба России. — М., 1918.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle