Автор:

Рубрика: История

Опубликовано в Молодой учёный №9 (143) март 2017 г.

Дата публикации: 06.03.2017

Статья просмотрена: 30 раз

Библиографическое описание:

Димаева Ф. В. Анализ взаимоотношений власти и общества в Чечне в конце XIX века // Молодой ученый. — 2017. — №9. — С. 253-259. — URL https://moluch.ru/archive/143/40195/ (дата обращения: 23.05.2018).



Царская администрация не только в период ведения Кавказской войны применяет двойные стандарты по отношению к горским народам Северного Кавказа, но и после ее завершения продолжает искоренять народы с их исконной земли, чтобы включить эту землю в государственный реестр и стать ее собственником. Завершением Кавказской войны не прекращается истребление чеченцев, этот процесс носит характер хронического изуверства над чеченским народом. Исследование проблемы взаимоотношения власти и общества выявило не только многие теневые аспекты ведения Кавказской войны и ее форм, но и политики царизма на Кавказе. Данная проблема и сегодня актуальна, т. к., борьба за природные ресурсы только наращивает свои обороты.

Ключевые слова: колониальная политика, теневая система-масонство в царской России, Кавказская война — доступ к нефтяных ресурсов Чечни, истребление чеченцев ради корыстных целей

The Tsar's administration applied double standards in relation to the mountain people of the Northern Caucasus not only in the period of the Caucasian war pursuance, but also after its completion continuing to uproot these peoples from their ancestral lands to include this land on the state register and become its owner. After the completion of the Caucasian war, the genocide of the Chechens did not stop, this process has the character of chronic humiliating treatment of the Chechen people. The investigation of the relationship between the authorities and the society has revealed not only many shady aspects of the Caucasian war pursuance, but also the policy of tsarism in the Caucasus. This issue is relevant today too, because the struggle for natural resources is becoming even more severe.

Keywords: colonial policy, shadow system of Masonry in the Tsarist Russia, Caucasian war as an access to the oil resources of Chechnya, genocide of the Chechens for selfish purposes

Кавказская война – это не только большой геополитический, но и экономический проект царской России, целью которой стало установить выход на Каспийское море и контроль над шелковым путем, который проходил по землям Северного Кавказа. Эта война обозначена «самым крупным и значимым общественно-политическим и государственным событием в истории России XIX в». [1]. И это не вызывает никаких сомнений, финансовые вливания на ведение этой войны говорят сами за себя. «В Кавказскую войну царская России вкладывала только в «период правления имама Шамиля (1840–1859гг.) 1/6 часть государственного дохода и потеряла в живой силе солдат, офицеров (с1801–1864гг.) почти 400 человек» [2]. Одна из важнейших задач царской России, которая находилась в условиях войны с горским населением Чечни и Дагестана, состояла в выявлении численности народонаселения, военных и природных ресурсов края. Весь период Кавказской войны связан с внедрением в чеченский социум российских норм управления, реформированием местных устоев народов края.

В 1860 г. по Указу императора Александра II административно-территориальная система подверглась новой реформе. Была упразднена Кавказская линия, а на территории Северо-Западного Кавказа созданы Кубанская и Терская области. Царское руководство уходит от политики сотрудничества с местными сообществами к политике местного администрирования. В состав Терской области первоначально вошли 6 округов: Кабардинский, Владикавказский, Чеченский, Ичкерийский, Аргунский, Кумыкский. Владикавказ стал областным центром и назначение генералов-управленцев представлялось из Петербурга.

Царское властвование перенесли к подножию Кавказского хребта, включив 5 округов Кубанской области, Дагестанскую область, также Сухумский и Артвинский отделы Кутаисской губернии (западное Закавказье). Таким образом, горские общества были включены в общую систему администрирования. Пленением Имама Шамиля не заканчивается война на Кавказе. И первая половина XIX в. это еще не завершение Кавказской войны.

Начиная с 1860г. и до самого конца Х1Х столетия наблюдается период социального отчаяния в чеченском обществе, вызванным тяжелым материальным положением большинства чеченских крестьян, духовным и экономическим кризисом порожденным крахом имамата, восстаниями и борьбой за существование. В 1861г. в России отменили крепостное право, и освободившиеся крепостные хлынули на Кавказ, вследствие этого земельный вопрос встал во всей своей остроте.

− в 1860 г. в горной Чечне острый земельный голод заставил с оружием в руках подняться жителей горной Чечни. В последствие восстание распространилось и на соседний Аргунский округ. Возглавили восстание бывшие наибы Шамиля Бойсунгур Беноевский, Ума Дуев, Атабай Атаев. Длилось восстание два года. И в протяжение двух лет между восставшими и царскими войсками происходила непрерывная ожесточенная борьба. Повстанцы использовали тактику партизанской войны, т. е. изматывая противника. К 1862 г. восстание подавлено самыми жестокими мерами, только в Ичкерии (Нохч-мохк) было сожжено 15 аулов. Руководители были пленены и отправлены в ссылку;

− наряду с этим шло активное переселение мятежных жителей горной Чечни в плоскостные районы. Репрессивные меры «были направлены на всё население восставших округов» [3, С. 299].

«Особенно тяжелым и жестоким было переселение, предпринятое в декабре 1860г., когда 120 семей из мятежных сел лишились своих домов и в сильный мороз в течение 2 дней были переселены на плоскость. «За зимний период 1861года на чеченскую равнину было переселено 1500 горных жителей Чечни. При этом в ходе зачистки каратели угонял и домашний скот, увозили хлеб и домашний скарб крестьян в царские крепости, взрывали башни, уничтожали хлеб на полях, а аулы сравнивали с землей. В результате переселенческой политики царизма в Чечне в конце 1860 г. из 7 выселенных чеченских обществ: Нашхоевского, Терлоевского, Дышниевского, Мулкоевского, Чинхоевского, Хачароевского, Чантиевского возникли новые аулы: Хайбах — 60 дворов, Буало – 48 дворов, Мечиг — 35 дворов, Тусхорой – 70 дворов, Итум-Кале – 70 дворов, Гучум-Кале – 70 дворов и др». [4, С. 31.]

− в 1962 г. выступает с новым учениям кадирийского толка, Арест Кунта-Хаджи вызвал новые вооруженные столкновения. Зимой 1864 г. несколько тысяч мюридов-зикристов собрались под Шалинским укреплением, требуя освободить шейха Кунта-Хаджи. Мюриды, побросав ружья, пошли в рукопашную, но были расстреляны залпами винтовок и картечью.

− самое крупное крестьянское восстание в пореформенный период, охватившее Чечню и Дагестан, в котором принимали участие десятки тысяч людей, произошло в 1877–1878 гг. В Чечне его возглавляли Алибек-Хаджи Алдамов (он был провозглашен имамом) и Ума Дуев. Это массовое движение было чисто крестьянским и не имело религиозных лозунгов. Повстанцы требовали земли и свободы от царских властей. Руководители стремились и к большему — к достижению политической независимости края. Восстание было потоплено в крови, руководители повешены [5].

Российская администрация, озабоченная восстаниями чеченцев прибегает к опробованной и на период ведения Кавказской войны стратегии — периселения населения Чечни в Турцию. В 1864 г. Россия ведет с Турцией переговоры о принятии переселенцев-чеченцев. И Турция согласилась принять до пяти тысяч новых переселенцев. Поддавшись российско-турецким обещаниям в 1865 г. в Турцию ушло из Чечни и Ингушетии около 23 тыс. человек. Внедрено было несколько видов эмиграции чеченцев из Чечни: в Мекку на паломничество; для офицерского состава военная командировка и т. п. приказ по армии от 15 февраля 1861 г. за № 544 закрепил положение исключать со службы и лишать прав на содержание от казны [6, С. 92]

Царское правительство заинтересовано было в широкой колонизации Кавказа русским и украинским населением.

Таким образом, численность населения значительно уменьшилась вследствие военных действий репрессивных мер к восставшим и переселения целых обществ в Османскую империю. В результате переселения полностью исчезла одна из вайнахских этнических групп — орстхой (Карабулаки). Шел активный процесс выдворения чеченцев с их исконной земли. Более того, в 1861г. вышло распоряжение не препятствовать переселению «Россия никогда не оспаривала у других держав право принимать в подданство россиян без разрешения российского правительства» [7, С. 84].

В1871 г. в Терской и Кубанской областях вводится общероссийское гражданское администрирование. В результате в военно — народном управлении произошли «некоторые изменения в судебной и общинной организации мусульман» [8, c. 402–403].

Реформа преследовала решение нескольких задач:

− ослабление власти мусульманских руководителей сельских общин (шариатских судей кади, суфийских шейхов) и создание светской администрации, пользующейся авторитетом у мусульман региона и послушно исполняющей решения центральных российских властей области;

− ослабление шариата и модернизация адатного права и процесса с целью подготовить постепенный переход чеченцев к российскому судопроизводству и законодательству [9, л. 7];

− запретить ряд архаичных уголовных норм адата, прямо противоречащих российским законам. Начальникам округов было вменено в обязанность, не допускать применение в народных судах «решений по шариату и адату, которые противоречат общему духу наших законов» [10, с. 13].

Земельные реформы.

Кавказская война губительно сказалась на развитии сельского хозяйства края. Земледелие и скотоводство являлись у чеченцев, ингушей и терского казачества основными отраслями хозяйства. И если до войны земля была источником существования, то после войны она превратилась в товар. Мирное время после Кавказской войны, чеченцы и ингуши вновь приступают к усиленному труду расширению земледелия, развитию скотоводства и других отраслей хозяйства. С этого момента начинается острая борьба за землю между аулами и внутри аулов.

Для чеченцев и ингушей земля традиционно оставалась жизненно важным вопросом этим широко пользовалась царская администрация, если раньше, в 1859 г., князь Барятинский (польский еврей, член масонской ложи) в «Прокламации» чеченцам от имени царя писал: «Вам отведутся земли на каждый аул соразмерно числу жителей, и каждому аулу будет дан акт и план на вечное владение землей», то по завершению Кавказской войны царская администрация вводит новый порядок землепользования местным населением. Норма земли на 1 двор (дым): для надтеречных чеченцев — 33 десятины, для ингушей Назрановского участка — 18 десятин. Размежеванием земель горцев занималась Сословно-Поземельная комиссия. Естественно, «Прокламация» это был очередной обман. Наиболее большие наделы земли были у крестьян, проживавших по Тереку и Сунже. Ближе к горам земельные наделы крестьян уменьшались. Здесь крестьянам отводились совершенно непригодные для земледелия и выпаса скота земли. Даже надтеречные чеченцы на равнине не получили обещанные 33 десятины земли на двор. В 1869г. Сословно-Поземельная комиссия по Терской области была упразднена. Крестьяне никаких актов на приобретение земли не получили. Между тем население росло, малоземелье крестьян увеличивалось. По наделу удобной земли в Терской области на душу населения чеченцы, и ингуши стояли на самом последнем месте. Так, например, если равнинные чеченцы и ингуши имели соответственно по 4,5 и 3,7 десятины земли на душу населения, то в горах положение было еще более тяжелым. На малоземелье крестьян влияли самовольные захваты со стороны местных старшин и помещиков. Положение крестьян значительно ухудшилось после того, как власти стали поощрять местных землевладельцев «за заслуги их или их предков». В 1895 г. в Чечне и Ингушетии насчитывалось 126 владельцев из числа чеченцев и ингушей, имевших в собственности в общей сложности 14164 десятины земли» [11].

Во многих чеченских и ингушских селах были семьи, которые имели один дом или саклю, а другие — по одной корове или быку. В то же время были бездомные чеченцы и ингуши, которые не имели никакой собственности.

Крайний земельный голод испытывали многие горные чечено-ингушские села. Здесь были семьи, которые не имели возможности за счет своей земли прокормить себя и свой скот. Так, например, в горной Чечено-Ингушетии в конце XIX — начале XX вв. на душу населения приходилось: земли пахотной — 0,9 и 0,3 дес., покосной — 0,5 и 0,55 дес., пастбищной — 2,5 десятины.

Тяжелое экономическое положение заставляло чечено-ингушских бедняков идти в кабалу к своим помещикам-односельчанам или соседним кулакам-казакам. Отдельные обездоленные чеченцы и ингуши навсегда порывали с сельским хозяйством и уходили работать на промышленные предприятия в города. Богатые семьи чеченских и ингушских старшин, владельцев и помещиков безжалостно эксплуатировали своих односельчан-батраков.

На период 50 годов XIX века на Кавказе отмечается два направления развития политики России.

− территория Чечни подверженная российскому администрированию;

− Чечня, вступающая в капиталистические отношения, т. е. борьба за природные ресурсы края (на первом месте нефтяные промыслы).

Чечня — девственный, нетронутый цивилизацией край — лакомый кусок в плане природных ресурсов:

− рудные ископаемые в гористой части Чечни позволяли пользоваться серебром, медью, свинцом, серой, железом, углем;

− равнинная часть кладезь минеральных и горячих источников, нефтяных ресурсов, выступающих на поверхность и доступных для использования местным населением.

Как в горной, так и на низменной местности население вело разработки полезных ископаемых кустарным способам, в крайне малых масштабах.

Вторая половина XIX — начало XX вв. в истории народов Чечни характеризуется вовлечением края в экономическую систему России. Проведенные реформы (административная, земельная, судебная) мало способствовали развитию новых отношений. Однако российский капитализм, вопреки всему развиваясь вширь и вглубь, втягивал местные народы в рыночные связи. Лицемерная, двойственная политика царской России использовала двойные стандарты на Северном Кавказе.

Кавказская война, борьба за ресурсы и капиталистические отношения на Кавказе цели и задачи царского правительства:

10 мая 1818 г. «генерал Ермолов заложил крепость Грозную, а уже через 5 лет Василий Дубинин с братьями устраивают в ближайшем к Грозному населенном пункте, лежавшем на торговой дороге в Россию, Моздоке, завод для перегонки нефти. Вели они это дело свыше 20 лет. Дубинины видели свои заслуги «в обучении тому ремеслу армян и других русских людей и в вывозе сего материала в течение 20 лет многими тысячами пудов во внутреннюю Россию, чем сильно стеснили заграничный привоз, сей потребности, с унижением цены, которая от 120 руб. сделалась 40 руб. ассигнациями за пуд». Перегнанные нефтепродукты применялись для освещения и как лечебное средство. В 1847 году в награду за свою производственную деятельность Василий Дубинин был награжден серебряной медалью на Владимирской ленте» [12, С. 15–16].

По мнению промышленников и геологов той эпохи, каждый район, вне зависимости от его рельефа и расположения, заслуживал пристального внимания. Территория Терской области тщательно изучалась в связи с поисками новых месторождений нефти.

«Еще велись активные военные действия в ходе Кавказской войны, когда «первые крупные партии нефти начали обменивать и продавать...В 1848 году на Северном Кавказе насчитывалось 12 Меновых дворов, из которых самыми значительными были Кизлярский, Дачи — Юртовский и Червлёнский. Из отчёта о меновой торговле за 1846 год видно, что чеченцами, аварцами и представителями других народов было привезено на Меновые дворы нефти, или «горного масла», как они его называли, на сумму в 10500 рублей. Взамен нефти местное население получало хлеб, ситец и другие товары. Разработкой нефтяных залежей казённых и частных земель Терской области, за исключением земель Терского казачьего войска (на которых и располагалось Грозненское месторождение), было разрешено заниматься иностранцам и евреям каждый раз с особого разрешения Министерства госимуществ, по соглашению с министром внутренних дел и финансов, а также Главноначальствующего гражданской частью на Кавказе. Слово «керосин» впервые появляется и начинает часто употребляться при продаже уже в 1846 году. Сбыт керосина до отмены откупной системы производился как на местном, так и на центральном рынке России.

И уже к 1905 году нефтяной бизнес в России в основном контролировался двумя крупнейшими компаниями («Братья Нобель» и «Мазут»). Общество «Мазут» (сбыт нефтепродуктов) наряду с «Русским Стандартом» (нефтепромыслы в Грозном) и «Каспийско-Черноморским обществом» (добыча и переработка нефти в Баку) входило в нефтяной концерн парижских Ротшильдов» [13, C. 431].

Начиная с 1896 года, грозненская нефть стала большими партиями отправляться в крупные торгово-промышленные центры России. «Уже в 1897 году грозненская нефть вытеснила поставщиков бакинской нефти в Ростове на Дону. В 1895 году грозненские фирмы продали в Англию 20 млн. пудов нефти» пишет З. Ибрагимова в своей работе «Мир чеченцев XIX века».

Всероссийский промышленный подъем 90-х гг. XIX в. вызвал растущий спрос на нефтепродукты. Крепость Грозная превращается в город, где совершается настоящий нефтяной бум. Нефтяные месторождения Чечни, известные еще с давних времен, теперь стали чрезвычайно привлекательными для вложения капиталов. Бурное развитие в экономической и социальной сфере, с внедрением технических новшевст, обусловили прогресс буржуазных реформ 60–70-х гг. XIX в. не только в области промышленности. Они ускорили изменения буквально во всех сферах жизни чеченцев. На смену устаревшему кустарно-ремесленному производству пришли новые технологии, которые произвели переворот в промышленных отраслях как налаживании инфраструктуры для разработки нефтяной отрасли — это скважины, нефтехранилища и заводы. Особенно активно развивается железнодорожная отрасль, как необходимая сфера перевозок природных ресурсов. А также в сельском хозяйстве, в просвещении и в образовании.

Технический прорыв в Чечне ознаменовался — рабочими местами, новыми профессиями и новым образом жизни. Грозный буквально начал разрастаться за счет нефтяных промыслов за счет притока русских переселенцев — профессиональных рабочих, а также избыточного сельского контингента, что привело к многократному увеличению населения города. Неграмотное население первоначально выполняло всю черновую работу. Но адаптировавшись, быстро осваивали новые рабочие специальности как токарная, слесарная, связистов и т. п. Терская администрация и здесь вела двойственную политику и строго следовала инструкции сверху «приток чеченцев в грозненскую промышленность сдерживался административными барьерами. Действовало постановление, запрещающее чеченцам поселяться на территории города. Запрет этот не всегда строго соблюдался, но время от времени власти вспоминали о нем, проводя выборочные высылки из города «незаконно» проживающих чеченцев» [14].

Потенциальные возможности чеченцев как умельцев не были востребованы новой администрацией, их мало привлекали к общественной работе и на производстве, что препятствовало их активному врастанию в современное капиталистическое производство. Чаще всего администрация открыто препятствовала доступу чеченцев к новым технологиям. Цель должна была быть оправданной, колониальная политика царской России, направленная на ограбление земельного фонда Чечни и на ограничение прав и свобод основной массы чеченцев, высвобождения большей части чеченской земли от чеченцев оправдала себя. Прогрессивные процессы для развития чеченцев не входило в планы новой власти.

Конец Кавказской войны вроде бы и принесший прорыв, и облегчение чеченскому народу, проявился новым жизненным вызовом в политическом, экономическом, сельскохозяйственном и социальном плане.

Терская администрация вроде бы и прилагает активные усилия по налаживанию в Чечне общественных институтов, но все предпринимаемые усилия носят в себе двойственный характер как — бы вопреки всему, что характерно чеченскому обществу. Целью всего является изменить, искоренить традиционный образ жизни чеченцев. Все это вызывало противостояние и мешало адаптации чеченского общества к новым реалиям, быстрой трансформации традиционных институтов Чечни. Более того, переломному периоду мешали как внешние, так и внутренние противоречия:

− внешние — активное внедрение и вмешательство западного капитала в патриархальные отношения чеченцев;

− внутренние — разделение и расслоение чеченского общества на два непримиримых лагеря — горные чеченцы (приверженцы идей имама Шамиля) и равнинные чеченцы- сторонники интеграционных процессов с русскими. К большому сожалению, обе группы плохо представляли себе, что таит в себе западная цивилизация и исламизация (на принципах «чистого шариата»).

Бунтари не хотевшие мириться с традиционными ценностями своих обществ создали западную цивилизацию. А восточная деспотия, напрочь отметает свободу, которая в каждой капле крови чеченца, которая милее жизни, и за которую они сражались, отстаивая свои интересы.

Одним словом говоря консервативное, патриархальное чеченское общество не успевало за происходящим, как в период Кавказской войны, так и после ее завершения. Но не воле, силе и мужеству чеченцев, с их требованиями на свою независимость и свободу, были подвластны происходящие процессы, слишком разными были интересы и возможности претендующих на сферы влияния в этом крае воюющих сторон. Я. З. Ахмадов и Э. Х. Хасмагомадов в одной из своих работ оценивают события так «Главная причина длительной Кавказской войны в XIX в., корпоративные интересы дворяно-помещичьев и торгово-буржуазных сословий. Это «расширение» осуществлялось преимущественно силой — за счет захвата территорий малых народов». Стоит обратить внимание на то, что даже в 2005г. в период издания своего труда авторы этой работы не отмечают истинных причин Кавказской войны, давая формулировку «корпоративные интересы дворяно-помещичьих и торгово-буржуазных сословий». Почему не называется истинная причина ведь она в том, что обанкротившиеся дворяне и помещики не в состоянии были содержать крепостной люд и вместе с торгово-буржуазным сословием и царским двором, военными высшего ранга погрязли в долгах и инвестициях Запада и просто расплатились с ними Кавказом в счет своих долгов. Чего боятся авторы работы спустя более 200 лет после окончания Кавказской войны?

Исследование показало, что у начала и конца этой войны есть два существенных различия — это несколько тенденций развития, в том числе и мирового процесса:

− внешнее это — западное инвестирование в край для закрепления России на Северном Кавказе, т. е., экономический интерес Запада к ресурсам края;

− экономическое расширение зоны влияния России на Северный Кавказ и выход к Каспийскому морю. Следовательно, геополитическое влияние в этом крае.

− методы решения задачи — столкновение сил внутри региона для длительного участия в войне для наибольшей зачистки, ослабления внутреннего потенциала аборигенных сообществ (автор. замеч.), использование опыта колониальных войн западных стран Испании, Англии, Франции и. т.д.;

− религиозные и этнические предпочтения России на Северном Кавказе;

− внутренние — неготовность к длительной войне, отсутствие опыта противостояния колониальных войн, внутренние противоречия вызванные политикой, как царской властью, так и имаматом Шамиля и неготовность к коренному перелому в образе жизни;

− и желание отстоять свой сложенный тысячелетиями мир, образ жизни и духовные ценности ценой любых потерь.

Внутренние противоречия решались в рамках трех идеологий в период ведения кавказской войны:

− имам Шамиль (называл себя Шамуил, следовательно еврей по национ.) 25 лет насаждал шариат и строил теократическое государство. Часть населения поддалась на эту идеологию (провокацию) и с оружием в руках отстаивала эти ложные идеала;

− российская администрация настойчиво, в грубой форме, навязывала собственные государственные правила администрирования;

− чеченское общество, управляемое системой-адатами, налаженной многовековым опытом системой, для мирного сосуществования внутри сообществ и с соседними народами.

Эти разнохарактерные триединства действовали одновременно в период, когда шла длительная по своему периоду жестокая война не на жизнь, а на смерть, с большими потерями военных сил и мирного населения. В основном страдало мирное население, так как репрессиям как с одной стороны, так и с другой подвергалось именно мирное население. Мы знаем, что царские генералы брали в заложники целые села и целенаправленно неоднократно истребляли их, были села, которые истреблялись по несколько раз в разные периоды разными генералами.

И имам Шамиль брал в заложники целые семья и села, требуя преданности ему, а за ослушание убивал. Статистика такова, например, если в канун 1708 года нас (чеченцев) было в пределах 3.5- 4 мил. Человек, то по переписи 1861года, проведенной в России по приказу Александра II,… осталось 125 тыс. человек мужского и женского пола [15]. По сведениям другого источника численность чеченцев за время первой Русско-Кавказской войны сократилось от 1,5 млн. человек до 116 тысяч [16].

На период Кавказской войны ни одна идеология из перечисленных выше не дала способа выхода из войны с малыми потерями. Не успев начать жить по одним законам, чеченцам приходилось вынужденно приспосабливаться к другим законам. Более того, сбивала с толку постоянная дезинформация «царские войска придут, отберут оружие», «русские хотят сделать чеченцев русскими» и т. п., что на время отключало сознание, да, и выбор то был не велик: уйти к Шамилю или податься к русским во вновь отстроенные крепости.

И там и там жизнь в кабале, это и заставляло чеченцев пускаться во все тяжкие. Одновременно настораживало и пугало, что уже «дважды, в течение 1840 года, во время передвижений генерал — майора Пулло по Чечне, с населения было взыскано более 10 тысяч рублей серебром штрафа и изъято до полутора тысяч ружей. Распространялись слухи о предстоящем разоружении и обращение всех чеченцев в податное сословие и о введение у них отбывания воинской повинности в российской армии» [17].

Несправедливо навязанная война. Несправедливо ведущий захват территории разрушал мир, веками налаженный мир чеченцев. Любая властная структура того времени требовала беспрекословного одностороннего подчинения. Но безоговорочное подчинение не гарантировало сохранение жизни, экономической стабильности и главное мира.

И ход исторического развития событий на мировой арене, наконец-то осветил истинный сценарий, учитывая, что война в Чечне имела не только геополитическое, но и экономическое предназначение. Мало кто из историков обращал внимание на то, что уже к 1840 годах в Чечне интегрируется совместный России и Запада инвестиционный проект по использованию природных ресурсов края, т. е., добыче и транспортировке нефтяных ресурсов из Чечни.

Кавказская война очень выгодное предприятие не только для участников- претендентов на владение Кавказом Персии, Ирана, Турции и России с его природными ресурсами, но и для отдельных представителей народов, западных евреев, которые на протяжении многих веков выстраивали свою систему управления миром. Они к тому времени накрепко закрепились в управленческих и общественных структурах западного мира. И финансирование России для ведения войны на Северном Кавказе (автор. замеч.) входило в их интересы.

Международное право XIX века имело свою точку зрения на народные восстания, особенно если они происходили на территориях, занятых во время военных действий, т. е. оккупированных. Учёные, подавшие в Брюссельской конференции свои отзывы на Конгрессе института международного права в Гааге, в 1875 году считали, что если после оккупации население продолжает борьбу, которую они начали при вторжении в страну врага, даже без разрешения на то правительства, без сомнения, продолжают быть честными воинами, которые в случае попадания в плен, пользуются правами военнопленных. Оккупант не имеет права требовать от населения присяги верности, даже на время оккупации. Брюссельская Декларация оккупанту прямо отказывает в подобном праве [18, с. 37.]. Население имеет право восстать против оккупанта. Совершённые при таких случаях преступления наказываются уголовным законом [19, С. 88].

Литература:

  1. Ахмадов Я. З., Хасмагомадов Э. Х. История Чечни XIX-XX вв. — М.: 2005.
  2. Там же.
  3. Сигаури И. М. Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времён. — М.,1997. — С.299.
  4. Ибрагимова З. Мир чеченцев XIX в. М.: 2005. С. 31.
  5. Вайнахи второй половины XIX – начале XX века. http://yandiyev.narod.ru/vtpoXIX.html
  6. Колосов Л. Н. Очерки истории промышленности и революционной борьбы рабочих Грозного против царизма и монополии (1893–1917). – Грозный, 1962. — С. 92.
  7. Шигабудов М. Ш. «Паспортные книги» как источник по проблеме отходничестве среди крестьянства Северо-Восточного Кавказа // История и историография аграрной истории Северного Кавказа. — Ставрополь, 1983, С. 84.
  8. Энциклопедический словарь. Изд. Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон. СПб., 1897, т. ХХII, с. 402–403.
  9. РФ ИИАЭ, ф. 5, оп. 1, д. 22, л. 7.
  10. Комаров А. В. ук. соч., с. 13.
  11. http://haaman.com/news/2015–06–24/e-20–20–20–20–20–20–7
  12. Сельский Л. А. Начало Грозненской Нефтяной Промышленности // Известия Научного Общества Чеченской Автономной Области. — Грозный, 1930. — № 2. — С.15–16.
  13. Баддели Джон. Завоевание Кавказа русскими 1720-1860 // Центрполиграф. 2011. с. 490.
  14. Ибрагимова З. Мир чеченцев XIX в. М.: 2005. С. 431.
  15. Ахмадов Я. З., Хасмагомадов Э. Х. История Чечни XIX-XX вв. Глава IX. Вовлечение Чечни в экономическую систему Российской империи в пореформенный период. М., 2005. http://refdb.ru/look/2212100-pall.html
  16. http://haaman.com/news/2015–06–24/e-20–20–20–20–20–20–7
  17. Журнал «Революция и горец», 1932, № 6–7, Ростов-на-Дону, с. 95, и 10 лет социалистической Чечни. Ростов-на-Дону, 1935. С. 75. //см. Усманов Л. Непокоренная Чечня. – М.: «Парус», 1997 г. http://vk.com/doc-324149_279818230?dl=4f5b76158f584cc45e
  18. Максимов Е. Чеченцы. // Терский сборник. Вып.2. Кн.2. СПб., 1900. — С. 28.
  19. Брюссельская декларация. С. 37.
  20. Эйхельман О. Военное занятие неприятельской территории. — Ярославль,1879. — С. 88.
Основные термины (генерируются автоматически): Кавказской войны, период Кавказской войны, ведения Кавказской войны, царской России, период ведения Кавказской, Кавказская война, жителей горной Чечни, Терской области, Кавказской войны связан, политика царской России, Завершением Кавказской войны, Caucasian war, завершение Кавказской войны, Кавказской войны царская, Кавказской войны стратегии, Северном Кавказе, ходе Кавказской войны, длительной Кавказской войны, окончания Кавказской войны, истребление чеченцев.


Ключевые слова

колониальная политика, теневая система-масонство в царской России, Кавказская война — доступ к нефтяных ресурсов Чечни, истребление чеченцев ради корыстных целей

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос