Библиографическое описание:

Солдатова С. Э., Шаламов Г. Г. Перспективы и возможности использования теорий и методов менеджмента в подготовке специалистов по глобальному управлению // Молодой ученый. — 2015. — №21.1. — С. 69-74.

 

В статье дана оценка соответствия сформировавшихся на текущий момент теорий глобального управления потребностям практики решения современных глобальных проблем; рассмотрено одно из возможных направлений развития концепции глобального управления в русле теорий и моделей современного менеджмента, а также показана перспектива его реализации через профессиональную подготовку специалистов по глобальному управлению.

Ключевые слова: теории глобального управления, использование теорий и методов менеджмента в профессиональной подготовке специалистов по глобальному управлению.

На настоящий момент существует две ключевых трактовки глобального управления [2, с. 13-31]. Проблему создает неоднозначность понятия «governance» [5, с. 24-29], используемого в толковании глобального управления. Governance может означать и управление в рамках иерархии, и совместное, коллективное управление. В рамках данной статьи мы будем поддерживать вторую трактовку термина глобальное управление. Это означает, что предметом рассмотрения будет оценка функционирования существующих коллективных механизмов обсуждения и решения глобальных проблем, в работе которых важную роль играет ООН, и формулировка подходов к повышению их результативности.

ООН является легитимным представителем 193 государств. Однако, практика их взаимодействия в рамках ООН и Совета Безопасности ООН свидетельствует о том, что возможности данных международных организаций используются недостаточно результативно и эффективно. И мы попытаемся возложить часть ответственности за это на изъяны концепции глобального управления, которая в нынешнем виде не создает необходимых предпосылок к более успешному решению глобальных проблем, а также на практику подготовки будущих специалистов по глобальному управлению, которая сформировалась на этой теоретико-методологической базе.

Для обоснования наших намерений обратимся к примерам.

Как мы знаем, Совет Безопасности является важнейшим комитетом ООН, на который возложена задача принятия оперативных решений при наступлении кризисных событий [3, с. 104]. Однако в современных условиях он часто оказывается не способен выполнять эту функцию. Справедливость подобной оценки подтверждает, в частности, безрезультатность заседаний Совета, посвященных событиям на Украине, особенно войне на Донбассе. СБ ООН так и не принял решений по урегулированию конфликта.

При этом организационные предпосылки для успешного функционирования Совета, казалось бы, созданы. Он представляет собой широкую переговорную площадку. В его работе участвуют представители 15 стран, из которых 5 делают это на постоянной основе и обладают правом «вето». Совет Безопасности обладает легитимными полномочиями, закрепленными в Уставе ООН. Он имеет право применять принудительные меры к государствам, нарушающим безопасность, и страны-члены ООН, в соответствии со Статьей 25 Устава ООН, обязаны подчиняться решениям Совета. И только решения СБ ООН являются обязательными для всех государств, тогда как решения всех остальных органов носят лишь рекомендательный характер.

СБ ООН наделен полномочиями по принятию резолюций, которые являются законными основаниями по введению санкций против стран-нарушителей международного права, использованию миротворческих контингентов или организации постконфликтного урегулирования. Для принятия резолюции необходимо, чтобы 9 делегаций проголосовало «за», при этом ни один из постоянных членов не должен голосовать против. Но это означает, что работа Совета над какой-либо проблемой может оказаться и безрезультатной.

Практика показывает, что право вето существенно ограничивает способность СБ ООН принимать решения, однако сохранение данного принципа представляется необходимым. Во-первых, потому что он является некоторой гарантией поддержания коллегиальности в принятии решений [4, с. 45-57]. Во-вторых, он выражает меру власти и влияния стран, считающихся мировыми державами, чьи интересы невозможно игнорировать без существенной потери стабильности мировой системы отношений.

Вместе с тем наличие перечисленных выше предпосылок не препятствует единственной стране, - США, реализовывать свои модели международной безопасности. Это подтверждается фактами военного вторжения в Ирак и в Ливию, когда США сознательно проигнорировали нормы международного права, дающего полномочия на принятие соответствующих решений исключительно СБ ООН.

Таким образом, очевидно, что практика использования существующих механизмов решения проблем, имеющих международную значимость, с участием ООН во многом не отвечает современным потребностям. Исследователи управления на глобальном уровне выдвигают тезис о необходимости рационализации двусторонних отношений между государствами, поиске компромиссов по глобальным вопросам. Эти рекомендации во многом декларативны, поскольку для их технологической проработки не создана адекватная методология и кадровые предпосылки. Методология, в свою очередь, формируется в рамках определенных теоретических представлений.

Современные теории глобального управления на текущей стадии их развития, по преимуществу, формальны. Их создатели активно дискутируют вокруг понятий объекта и субъекта глобального управления, его целей, институтов, нюансов самого термина «управление» и т.д. Значительное внимание уделяется международным организациям как участникам глобального управления, а также формальным атрибутам их деятельности – правовым нормам, полномочиям, регламентам, процедурам, структурам. В отдельных случаях предметом рассмотрения становятся понятийные модели, заимствованные из экономической или институциональной теории и искусственно «натягиваемые» на иной объект.

Для выстраивания методологии важна содержательная сторона теории. В частности, необходимо понимание предназначения - функции глобального управления. Поддерживая системный подход, мы предлагаем вслед за Адизесом считать таковой управление изменениями.Изменение порождает проблемы: «…Любая система стремится к хаосу, если не получает энергии извне. Чтобы сделать изменение конструктивным, вы должны работать над ним» [1, с.248]. Неуправляемое общественное изменение становится источником деструктивных конфликтов.

Серьезное ограничение современных теорий глобального управления состоит в том, что они, по нашей оценке, являются преимущественно политическими, то есть сфокусированными на столкновении суверенных национальных интересов. Взаимозависимость сторон, неизбежная в рамках существования внутри единой среды обитания, общность долгосрочных интересов подвергаются теоретическому осмыслению в существенно меньшей степени или игнорируются совсем.

В целях повышения результативности и эффективности глобального управления нам представляется важным модернизировать его теоретическую базу за счет интеграции в более широкий управленческий контекст, образованный концепциями и моделями современного менеджмента, а также внедрить эти изменения в практику профессиональной подготовки специалистов по глобальному управлению. Теория менеджмента в ее нынешнем виде является систематизированным описанием технологии повседневной совместной деятельности, протекающей в условиях изменяющейся внешней среды. Ее несомненным достоинством является содержательная и детализированная проработка разных аспектов социальной кооперации, включая подходы к разработке и реализации совместно принимаемых решений.

В таблице 1 отражены выделенные нами различия теорий глобального управления и менеджмента, которые можно рассматривать и как направления предлагаемой модернизации теории глобального управления. Данные изменения представляется целесообразным реализовать прежде всего через профессиональную подготовку студентов-международников.

Таблица 1

Сравнительный анализ ключевых характеристик теорий глобального управления и теорий менеджмента

Критерий сравнения

Теории глобального управления

Теории менеджмента

Ключевая категория/акцент

Суверенный интерес/суверенитет

Совместная деятельность/взаимозависимость

Характеристика носителей интересов

Национальные государства – по преимуществу

Заинтересованные стороны – индивиды, группы

Характеристика участников деятельности

Международные организации, правительственные (по преимуществу) и неправительственные (реже) национальные организации

Кооперированные/организованные индивиды и группы

Содержание суверенного интереса

Национальные интересы государств, реализуемые, в том числе, через региональные организации в различных регионах мира

В зависимости от оснований организации

Содержание совместной деятельности

Борьба за реализацию суверенных интересов

Взаимодействие с внешней средой и решение проблем, порождаемых ее изменениями

Инструменты коллективного принятия решений

Полемика, риторика. ультиматумы

Обсуждение, аргументация, дискуссии

Критерии отбора участников коллективного принятия решений

Убежденность, способность выступать в роли представителя национальных интересов, компетентность

Личностные качества, наличие сбалансированного индивидуального стиля принятия решения

Критерии формирования группы для принятия решения

Наличие официальных полномочий у участников

Взаимодополняемость индивидуальных стилей принятия решений

Как долго участники обсуждают решение

Пока не придут к компромиссу или не убедятся в невозможности его достижения

Пока не выработают согласованный вариант решения

Требования к принятию решения

Может быть не принято

Должно быть принято

Критерии хорошего решения

Компромиссное

Согласованное, обеспечивающее краткосрочную и долгосрочную результативность

Критерий оценки индивидуального поведения

ролевой

личностный

 

Проанализируем существующую практику профессиональной подготовки специалистов по глобальному управлению на предмет необходимости и возможности осуществления предлагаемых изменений.

Одной из площадок, в рамках которой студенты-международники имеют возможность приступить к практическому формированию профессиональных компетенций, являются международные конференции, в рамках которых моделируется деятельность комитетов Организации Объединенных Наций. Подобная практика представляет собой аналог деловой игры.  Такие конференции проходят во многих городах мира -Лондоне, Париже, Нью-Йорке, Сеуле, Москве.В них может принять участие любой студент, даже не специализирующийся в сфере международных отношений. Приветствуется привлечение широкого круга участников к глобальной проблематике, но основную их долю, естественно, образуют будущие специалисты в области международных отношений.

Участники игры отбираются на основе конкурсного эссе по повестке дня конференции, новичков знакомят с процедурой ведения заседания, правилами написания резолюций. В большинстве моделей позицию страны формируют сами участники по согласованию с экспертом комитета, в котором они участвуют как делегаты.

В рамках подобных конференций моделируется принятие резолюций, направленных на решения заявленных глобальных проблем. В реальной практике ООН, а особенно в Совете Безопасности, успешному итогу переговорного процесса препятствуют различные факторы. Для того, чтобы их воссоздать в рамках моделирования деятельности организации, группой студентов факультета глобальных процессов при сотрудничестве с ЦИОТ МГУ были разработаны особые переговорные модели, направленные на тренировку навыков написания дипломатических нот, освоения легальных способов сбора информации о деятельности и позициях других стран, анализа текстов международных документов, четкого следования инструкциям и позиции страны, чьи интересы представляют участники. Кроме того, при проведении переговорных моделей, проводится обсуждение переговорного процесса, эксперты, которые проводят заседание, разбирают с участниками итоги работы, текст принятой, либо непринятой резолюции, объясняют нюансы переговорного процесса.

Переговорные модели призваны развивать навыки работы в многосторонних переговорах, которые имеют несколько существенных особенностей: необходимо учитывать интересы всех стран-участников переговоров, уметь принимать ответственные решения с учетом предыдущих договоренностей, при этом соблюдая интересы страны, находить баланс между общими интересами и интересами представляемого государства.

В рамках переговорной модели делегатам необходимо демонстрировать ораторские, лидерские, лингвистические, коммуникативные навыки, умение убеждать. Однако, заложенные в модель интересы государств отличаются настолько сильно, что навыков участников добиться компромиссного решения иногда оказывается недостаточно.

В модель закладывается несколько вариантов развития событий по повестке дня, один из которых является приоритетным, но для его достижения придется приложить больше усилий. Перед началом формальных дебатов делегаты получают дипломатические ноты от министерства иностранных дел своей страны, определяющие желательные результаты, которые должны быть отражены в итоговом документе Совета Безопасности. Выделяется наиболее желательный результат, менее желательный и неудовлетворительный. Деятельность участников конференции оценивается суммой очков, начисляемых пропорционально достигнутому результату.

Приведем в качестве примера модель переговоров в Совете Безопасности ООН по Югославскому конфликту конца 90-х годов. В основу моделирование были положены следующие гипотезы:

- за решениями государств в переговорном процессе лежат реальные политические интересы;

- политические процессы внутри страны и традиционные политические интересы оказывают непосредственное влияние на внешнюю политику государств;

- совокупность международных интересов различных государств приводит к формированию конфликтной системы международных отношений.

Для формирования позиций стран в рамках модели был собран материал по каждой отдельной стране на основе изучения резолюций Совета Безопасности, стенограмм заседаний комитета, рассматривались двусторонние отношения государств-участников. Учитывались внешнеполитические интересы, традиционные союзы, наличие спорных территорий.

В целях воссоздания переговорного процесса и для конструирования реально существовавших переговорных позиций была разработана ролевая таблица, в которой получили отражение интересы государств по решению конфликта. Интересы выражены в числовой форме, отражающей градацию приемлемости способа решения конфликта для той или иной стороны.

Необходимо напомнить, что роль ООН в рамках решения конфликта в Югославии была невысокой, при этом ведущую роль взяли на себя региональные организации.

Исходя из анализа таблицы 2, можно сказать, что возможностипринятия решения на основе преследования национальных интересов довольно ограниченны. Пункты «Референдум на территории Косово» и «Референдум на территории Югославии» не могут быть выдвинуты в одной резолюции. Также пункт «Косово – автономия в составе Югославии» не может сочетаться ни с одним из референдумов.

Таблица 2

Ролевая таблица для участников игры

Переговоры в рамках модели происходили следующим образом:

1) После процедуры общих прений были поданы и зарегистрированы 2 проекта резолюции, в одном из которых содержались рекомендации по вводу миротворческих сил под эгидой ООН и проведению референдума на территории Косово, в другом – по предоставлению Косово статуса автономии.

2) Ни один из проектов не стал рабочим проектом резолюции, так как не был поддержан всеми 5 постоянными членами.

3) Была собрана согласительная комиссия, в результате работы которой был предложен новый проект резолюции, в котором был пункт, касающийся проведения референдума на территории Косово, также пункт, призывающий отказаться от международного военного вмешательства в данный конфликт.

4) Рабочий проект резолюции, составленный согласительной комиссией, также не был принят.

5) Далее была проведена процедура написания резолюции с чистого листа. Было подано 6 поправок, 4 из которых были приняты Советом Безопасности. Ни один пункт не касался напрямую статуса Косово.

6) Итоговый проект резолюции не был принят Советом Безопасности при следующем результате голосования: за – 13 делегаций, воздержалась – 1 делегация, Соединенные Штаты Америки проголосовали против.

На рассмотренной модели заседаний Совета Безопасности удалось выделить следующие проблемы принятия решений, объясняемые установками участников процесса, сформированными на основе следования концепции глобального управления:

1)                 возможность принятия эффективных решений при условии пересекающихся национальных интересов серьезно уменьшается.

2)                 неспособность думать об общем благе и обо всем мире серьезно влияет на процесс переговоров, и, по сути, идет в разрез с основными принципами ООН.

3)                 подмена понятий и неспособность услышать оппонента также снижает возможность принятия эффективных решений.

Между концепцией глобального управления и современными концепциями управления существуют существенные различия (см. таблицу 2). Как следствие, различаются и методология решения проблем, формулировка целей и задач профессиональной деятельности и подходы к подготовке кадров. Особенности действующих подходов к профессиональной подготовке глобалистов можно увидеть на показанных примерах моделирования принятия решений в международной сфере. Установочные схемы поведения участников, сконструированные игротехниками, открывают мало возможностей для достижения согласованных решений.

В моделях отрабатываются ролевые схемы поведения официальных представителей государств, с заведомо зафиксированными позициями, отклонение от которых, даже ради общего блага, считается крайне нежелательным. Этим же схемам соответствует и стимулирование участников игрового взаимодействия, и критерии их отбора.

В теории менеджмента акцентируется внимание на взаимосвязанности долгосрочных интересов участников проблемной ситуации, именно поэтому они рассматриваются как кооперированные субъекты. Для формулировки и обсуждения решения, направленного на реализацию долгосрочного интереса, необходимо формировать команду, учитывая личные качества членов команды, их индивидуальный стиль принятия решений. Кроме того, необходимо, чтобы стили принятия решений участников команды дополняли друг друга. Обязательной стадией достижения согласованного решения является конструктивный конфликт и дискуссия как средство его разрешения.

В реальной и смоделированной практике современной дипломатии мы не увидели установки на конструктивный диалог. В международных отношениях хорошим решением проблемы принято считать решение компромиссное, когда интересы всех сторон в большей, либо меньшей степени учтены. Однако, трактовка желательного решения как компромиссного заранее обрекает его реализацию на неэффективность. Хорошее решение – решение согласованное. Компромисс означает, что ни одна сторона не удовлетворена мерой учета ее интересов.

Также, серьезным препятствием для результативной и эффективной профессиональной деятельности на международном уровне является необязательность принятия решения. Участники реальных и смоделированных переговоров всегда имеют возможности для того, чтобы отложить принятие решения на более поздний срок, либо принять резолюцию, которая не содержит никаких конкретных мер.

На настоящий момент фактическим препятствием для принятия резолюций, направленных на результативное и эффективное решение глобальных проблем, являются противоречия между постоянными членами Совета Безопасности. Как показал опыт модели по решению Югославского конфликта, уже на уровне исследования переговорных позиций становится понятным, что резолюции, предусматривающей конкретные меры, не может быть принято, потому что это противоречит интересам ключевых игроков. По сути, мы сталкиваемся с заранее запрограммированной неудачей, причина которой может заключаться в особенностях восприятия системы международных отношений как по преимуществу конкурентной, а способа принятия решений по глобальным проблемам как состязательного, оформления и фиксации этого восприятия в теории глобального управления и трансляции в образовательное пространство.

Мы предлагаем начать сближение позиций менеджмента и глобального управления с внесения изменений в общие теоретические установки и в практику профессиональной подготовки специалистов по глобальному управлению.

 

Литература:

  1. Адизес И. Управляя изменениями. Как эффективно управлять изменениями в обществе, бизнесе и личной жизни. М.: Манн, Иванов и Фарбер, 2014.
  2. Барановский, В.Г., Иванова, Н.И. Глобальное управление: возможности и риски. / Барановский, В.Г., Иванова, Н.И. М.: ИМЭМО РАН, 2015.
  3. Устав Организации Объединенных Наций и Статут Международного Суда / Орг. Объед. Наций, Департамент обществ. информ. Нью-Йорк: ООН, 1998.
  4. Федоров, В. Н. Организация объединенных наций, другие международные организации и их роль в XXI веке. / В. Н. Федоров- М.: Логос, 2007.
  5. Швейкина, Н.С. Глобальное управление как предмет политологического исследования // Пространство и время в мировой политике и международных отношениях: материалы 4 Конвента РАМИ. В 10 т. /; Рос. ассоциация междунар. исследований.под ред. А. Ю. Мельвиля. М.: МГИМО. Университет, 2007.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle