Пандемия коронавируса COVID-19: государство, граждане и меры ответственности | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: 21. Политология

Опубликовано в

XIII международная научная конференция «Исследования молодых ученых» (Казань, октябрь 2020)

Дата публикации: 01.10.2020

Статья просмотрена: 14 раз

Библиографическое описание:

Кочергин, Д. А. Пандемия коронавируса COVID-19: государство, граждане и меры ответственности / Д. А. Кочергин. — Текст : непосредственный // Исследования молодых ученых : материалы XIII Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2020 г.). — Казань : Молодой ученый, 2020. — С. 56-59. — URL: https://moluch.ru/conf/stud/archive/380/15860/ (дата обращения: 07.03.2021).



Активное распространение по всему миру коронавируса внесла коррективы в жизнедеятельность всех стран. Экспансия инфекции повлияла на внутреннюю и внешнюю политику. Последствия пандемии новой болезни не ограничиваются негативными процессами в экономической и социальной сфере, но и приобрели вполне конкретные политические очертания. Прежде всего, усилилась ответственность государственных властей как гаранта стабильности функционирования системы, особенно во внутренне-политической сфере. В данном случае речь идет о сбалансированной координации деятельности всех субъектов политической системы как единого механизма в экстраординарных условиях жизнедеятельности.

Ключевые слова: пандемия, коронавирус, экономика, кризис, направления политики, правопорядок, охрана, права, свободы.

The active spread of the coronovirus throughout the world has made adjustments to the vital functions of all countries. The expansion of infection has affected domestic and foreign policy. The consequences of the pandemic of the new disease are not limited to negative processes in the economic and social sphere, but also have acquired very specific political outlines. First of all, the responsibility of state authorities as a guarantor of the stability of the functioning of the system, especially in the domestic political sphere, has increased. In this case, we are talking about the balanced coordination of the activities of all subjects of the political system as a single mechanism in extraordinary conditions of life.

Key words: pandemic, coronavirus, economy, crisis, policy directions, law and order, protection, rights, freedoms.

Пандемия коронавируса в 2020 году стала испытанием для многих стран и проверкой на прочность их политических систем. Борьба с новым вирусом показала все отрицательные и положительные стороны функционирования органов государственной власти зарубежных стран и России в частности. Стремительное распространение новой болезни повлекло за собой необходимость принятия скоротечных решений, показавших политическую грамотность руководства государств.

Перед политиками стояли такие задачи, как сохранение солидарных отношений в обществе, обеспечение сотрудничества его различных слоев, реализация на практике принципа социальной справедливости вне зависимости от выделяемых на это затрат. Именно коронавирус стал апробацией часто используемого термина в политике «социальное государство», как особого типа высокоразвитого государства, в котором обеспечивается высокий уровень социальной защищенности всех граждан посредством активной деятельности государства.

Политические режимы и формы государственного управления всех стран мира подверглись испытанию в период новой пандемии. Первостепенной задачей всех стран стояла защита собственного населения. Единственным методом, который показал свою эффективность, оказался методом принуждения. Им воспользовалось руководство Германии, Великобритании, Франции, Италии, Испании, США и ряда других государств. При беспрецедентно быстром распространении коронавируса лидеры либеральных демократий, такие как Д. Трамп, А. Меркель, Б. Джонсон, Э. Макрон и пр., как олицетворение власти национального государства исполняют, по Т. Гоббсу, функцию Левиафана. Именно они вынуждены были убеждать собственное население, невзирая на пол, возраст, сексуальную ориентацию отказаться на определенный период от части своих естественных прав (например, права на труд и на свободу передвижения во время карантина). По сути, на прочность проверяется фундаментальная легитимность избранных элит и принципиальное доверие к ним народа [3].

Одной из предпринятых мер стал режим самоизоляции. Закрытие торговых павильонов, приостановка работы предприятий и малого бизнеса, наложение обязанности на граждан находиться дома, все это привело к нарушению экономических процессов, и как результат нарушение правопорядка в некоторых странах. В связи с этим, во многих европейских странах встал вопрос его обеспечения, охраны прав и свобод человека и гражданина, в том числе в деле получения своевременной и качественной медицинской помощи.

Россия не стала исключением, экономические и другие процессы ординарной жизнедеятельности также были нарушены. В результате приостановления деятельности множества малых предприятий их владельцы понесли убытки, значительно пострадали сферы услуг, предприятия по обслуживанию населения общественным питанием. В связи с этим поддержка малого бизнеса в возникший трудный период было одной из поставленных задач перед государством. Для этого были разработаны направления по отсрочке по налогам и страховым взносам на 6 месяцев, кроме НДС; введения моратория на 6 месяцев на подачу заявлений о банкротстве для компаний из пострадавших от коронавируса отраслей; снижению страховых взносов с 30 % до 15 %. Безусловно, данные меры поспособствовали облегчению условий функционирования некоторым предприятиям, но их доля слишком мала, чтобы говорить об эффективности разработанного направления с настигнутым экономическим кризисом. В связи с этим, стоит предполагать, что защита прав граждан, владеющих малыми предприятиями, как правило, их число составляют индивидуальные предприниматели, оказались не защищенными государством и привели к вынужденному закрытию, поскольку нарастающие долги по кредитам, вынужденная оплата аренды неиспользуемых помещений и другие обязательства только все больше угнетали материальное положение.

Осуществляя противодействие пандемии коронавируса государство было вынуждено частично ограничить граждан в их конституционных правах, что, безусловно, вызвало много отрицательной критики.

Предпринимаемые меры, связанные с борьбой настигнувшей мир пандемией, порождают спорные вопросы применения законодательства. Наиболее остро стоит вопрос в сфере трудовых правоотношений.

В связи с продолжающимся распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории России Правительство Российской Федерации приняло распоряжение от 16.03.2020 № 635-р, которое предусматривает введение указанных ниже ограничений [5].

Меры, принимаемые в связи со вспышкой новой коронавирусной инфекции, затронули работодателей, обеспечивающих безопасность условий труда в рамках, в частности, Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» от 30.03.1999 № 52-ФЗ и Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» от 21.12.1994 № 68-ФЗ [3].

Конкретные меры по борьбе с распространением новой коронавирусной инфекции варьируются в разных субъектах Федерации. Каждый работодатель, действующий на территории субъекта:

− организует измерение температуры тела всех работников на рабочих местах с обязательным отстранением от нахождения на рабочем месте лиц с повышенной температурой;

− оказывает работникам содействие в обеспечении соблюдения режима самоизоляции на дому;

− при поступлении запроса Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека незамедлительно предоставлять информацию обо всех контактах лица, заболевшего новой коронавирусной инфекцией (2019-nCoV), в связи с выполнением им трудовых функций, обеспечивать проведение дезинфекции помещений, где находился заболевший.

Кроме того, лица, посещавшие территории в связи с исполнением своих служебных обязанностей, где зарегистрированы случаи новой коронавирусной инфекции обязаны:

− обеспечить самоизоляцию на дому на срок 14 дней со дня возвращения в Россию из государств — членов Европейского союза, Сербии, Албании, Соединенного Королевства, Республики Северная Македония, Черногории, Андорры, Норвегии, Швейцарии, Исландии, Монако, Лихтенштейна, Молдовы, Беларуси, Украины, Боснии и Герцеговины, Ватикана, Сан-Марино, Хорватии, Соединенных Штатов, а также граждан, в отношении которых приняты постановления санитарных врачей о нахождении в режиме изоляции. Однако с учетом требования Постановления главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18.03.2020 № 7 «Об обеспечении режима изоляции в целях предотвращения распространения COVID-2019», начиная с 19 марта с. г. следует обеспечивать самоизоляцию при въезде в Россию из любой страны. Помимо этого следует сообщать о своем возвращении в Российскую Федерацию, месте, датах пребывания в других странах;

− при появлении первых респираторных симптомов незамедлительно обратиться за медицинской помощью на дому без посещения медицинских организаций;

− соблюдать постановления санитарных врачей о нахождении в режиме изоляции на дому [5].

В случае нарушения российские граждане несут административную ответственность.

В связи с распространением коронавируса многие учреждения вводят дополнительные меры, направленные на охрану здоровья. Одной из самых распространенных мер, предпринимаемых в этой связи, стало измерение температуры работников. Вопрос о правомерности таких действий был прокомментирован в специальном разъяснении Роскомнадзора.

Роскомнадзор определил, что температура тела относится к специальной категории персональных данных как информация о состоянии здоровья. В соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации [2] работодатель вправе запрашивать информацию о состоянии здоровья работника без получения соответствующего разрешения в случае, когда такие данные необходимы для определения возможности выполнения работником трудовых функций (ст. 88). В случае если измерение температуры введено в организации, с которой лицо не связано трудовыми отношениями, считается, что посетители выражают свое согласие на сбор сведений о температуре тела (без идентификации) посредством конклюдентных действий, то есть непосредственно посещая организацию. Собранные показатели рекомендуется уничтожать в течение суток после их получения.

Схожей позиции придерживается Европейский совет по защите данных (European Data Protection Board). По мнению Совета, работодатели и компетентные органы здравоохранения обладают всеми правовыми основаниями, позволяющими им обрабатывать персональные данные лиц без получения согласий субъектов персональных данных в случаях, когда такая обработка необходима в связи с предотвращением угроз, связанных с распространением COVID-19, поскольку в данном случае речь идет о защите жизненно важных интересов. Напомним, что медицинские данные относятся к специальной категории персональных данных. Отличительными признаками этой категории данных является особый перечень оснований для их обработки, а также усиленные требования по защите [3].

Другой важной проблемой, возникающей в связи с эпидемией, является необходимость организации удаленной работы для сотрудников организаций. Работодатели должны учитывать, что в этом случае для передачи конфиденциальной информации необходимо использовать специальные защищенные информационные системы, которые не позволят работникам незаконно скопировать файлы, а также минимизируют риск утечки конфиденциальной информации иным образом.

Карантинные ограничения могут стать дополнительным поводом для обращений россиян в Европейский суд по правам человека. В Совете Европы напомнили, что вынужденные отступления от стандартов в области прав человека должны оставаться соразмерными угрозе распространения вируса и быть ограничены во времени.

Как мы видим, политика нашего государства в борьбе с коронавирусной пандемией направлена, прежде всего, на охрану здоровья населения. Несмотря на масштабность распространения данного вируса, государство, при принятии ограничительных мер, все же старается свести к минимуму нарушение прав человека, тем самым доказывая их приоритет, предусмотренный Основным законом — Конституцией Российской Федерации [1].

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации: [принята всенар. голосованием 12 дек. 1993 г.: с учетом поправок, внес. законами Рос. Федерации о поправках к Конституции Рос. Федерации от 30 дек. 2008 г. № 6-ФКЗ, 30 дек. 2008 г. № 7-ФКЗ, от 5 февр. 2014 г. № 2-ФКЗ, от 21 июля 2014 г. № 11-ФКЗ] // Рос.газ. — 2009. — 21 янв.
  2. Трудовой кодекс Российской Федерации: [от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ред. от 24.04.2020)] // Соб. законодательства Рос. Федерации от 7 янв. 2002 г. № 1, ст. 3.
  3. Жильцов С. С. Коронавирус ударил по странам постсоветского пространства / С. С. Жильцов // Проблемы постсоветского пространства. — 2020. — Т. 7. № 1. — С. 8–17.
  4. Как разные страны борются с коронавирусом — URL: http:// naukatv.ru›Статьи›732 (дата обращения 03.05.2020)
  5. О глобализации, коронавирусе и пандемии // Надежность и безопасность энергетики. — 2020. — Т. 13. — № 1. — С. 69–80.
  6. Права человека во время распространения коронавируса — URL: http:// un.by›Новости оон›…4951-prava-cheloveka-vo… (дата обращения 07.05.2020)
  7. Разъяснения о порядке реализации постановления главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 18.03.2020 № 7- URL: http:// aviaru.net›pr/57314/ (дата обращения 07.05.2020).
  8. Секлецова Е. М. Влияние коронавируса на мировую экономику / Е. М. Секлецова // Вестник научных конференций. — 2020. — № 3–1 (55). — С. 97–101.
  9. Суховская О. А. Коронавирус 2019-ncov (краткое сообщение) / О. А. Суховская // Медицинский альянс. — 2019. — Т. 7. — № 4. — С. 106–108.
  10. Таранец В. А. Кризис Евросоюза на фоне пандемии коронавируса / В. А. Таранец // Молодой ученый. — 2020. — № 15 (305). — С. 272–275.