Антикоррупционный опыт Финляндии как ориентир для России | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 17 августа, печатный экземпляр отправим 21 августа.

Опубликовать статью в журнале

Библиографическое описание:

Суворкина Ж. А., Суворкин А. С., Куреневский А. С., Дряев М. Р. Антикоррупционный опыт Финляндии как ориентир для России [Текст] // Исследования молодых ученых: материалы VIII Междунар. науч. конф. (г. Казань, март 2020 г.). — Казань: Молодой ученый, 2020. — URL https://moluch.ru/conf/stud/archive/363/15650/ (дата обращения: 22.02.2020).

Препринт статьи



В настоящей статье рассмотрена проблема высокого уровня коррумпированности в Российской Федерации, выявлены основные причины неэффективности проводимой антикоррупционной политики, проанализирована антикоррупционная политика Финляндии.

Ключевые слова: коррупция, индекс восприятия коррупции, антикоррупционная политика, взяточничество.

За первые восемь месяцев 2019 г. органами правоохранительной системы было выявлено 18,4 тыс. преступлений коррупционной направленности, из которых 5,5 тыс. были совершены в крупном или особо крупных размерах. В результате данных преступлений был нанесен ущерб в размере 102 млрд. рублей. [4]

К декабрю 2019 г. на скамье подсудимых оказалось 6902 человека, 6468 уголовных дел о 11 664 преступлениях было направлено в суд. Самыми распространёнными статьями стали: «дача и получение взятки», «мошенничество», «присвоение и растрата».

По словам главного экономиста Европейского банка реконструкции и развития Сергея Гуриева, по таким параметрам как эффективность правительства, качество госрегулирования, верховенство права и контроль над коррупцией Россия уже давно отстает от стран с сопоставимым уровнем дохода. Отмечая, что «Россия гораздо более коррумпирована, чем можно было ожидать, учитывая ее уровень развития и тем более уровень образования», экономист подчеркивает необходимость интеграции России в глобальную экономику и предлагает властям уделять пристальное внимание защите прав собственности и усилению независимости судов в целях снижения уровня коррупции. [3]

Высокий уровень коррупции в России препятствует эффективному функционированию механизма уголовно-правового регулирования, поэтому вопрос изучения мер по ее противодействию в зарубежных странах представляет особый интерес.

Международная неправительственная организация Transparency International провела исследование Индекса восприятия коррупции за 2019 г. Согласно опубликованным данным, в числе наименее коррумпированных стран находятся Дания, Новая Зеландия, Финляндия, Сингапур, Швеция и Швейцария. Россия, набравшая 28 баллов по шкале, где 0 — самый высокий уровень коррупции, а 100 — самый низкий уровень коррупции, заняла 137 место из 180 и разделила его с Доминиканой, Кенией, Ливаном, Либерией, Мавританией и рядом других стран. [5]

В числе основных причин столь высокого уровня коррумпированности стоит выделить отсутствие политической воли к реальным изменениям, сопровождающееся лишь точечными мерами в области противодействия коррупции и поправками в законодательстве.

Поскольку коррупция во многом способствует расширению теневой экономики, которая по итогу 2019 г. составила 20 % ВВП, и подрывает эффективность функционирования экономики необходимо пересмотреть проводимую антикоррупционную политику и обратиться к опыту стран, в которых уровень коррумпированности значительно ниже российского.

За примером такой страны далеко ходить не нужно. Республика Беларусь, входящая в состав СНГ и являющаяся географическим соседом России, занимает 67 место в рейтинге коррумпированности и имеет 45 баллов, что в 1,6 раз больше результата России.

Президент Республики Беларусь А. Г. Лукашенко отмечал: «жизнь показала, что мы были правы, сделав главным приоритетом нашей политики ее антикоррупционную направленность…в коррумпированной экономике нет ни эффективного хозяйствования, ни социальной защиты».

В процессе рассмотрения Закон РБ «О борьбе с коррупцией» от 15 июля 2015 г., захотелось отметить, что уже в самом названии закона фигурирует именно понятие борьбы с коррупцией. Слово «борьба» 21 раз встречается в названии глав и статей, что делает очевидным расставление приоритетов. [2]

Если открыть оглавление ФЗ РФ «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г., то слово «борьба» мы не встретим ни в названии самого закона, ни в названии глав. Согласно первой статье данного закона, противодействие коррупции — это деятельность по профилактике, борьбе и минимизации последствий коррупции. Заметим, что на первый план выходит именно профилактика, а не борьба. [6]

Акцентируя внимание на таких мелочах, мы стремимся показать стремление некоторых государств комплексно бороться с проблемой коррупции, обеспечивая защиту прав, свобод и законных интересов граждан, а также государственной и частной собственности.

Однако несмотря на довольно высокую позицию Беларуси в общем рейтинге, о заимствовании её опыта и его привнесении в российскую практику речь пока не идет, поскольку данная страна еще сама находится в активной стадии совершенствования антикоррупционной политики. Чего нельзя сказать о Финляндии — стране с наименьшим уровнем коррумпированности.

На текущий момент в Финляндии ежегодно рассматривается не более 10 дел с обвинениями во взяточничестве и взяткодательстве. Более того, в Уголовном кодексе Финляндии, который, кстати говоря, действует с 1889 г., термин «коррупция» не встречается. Однако, там упоминается взяточничество чиновников и рассматриваются предусмотренные для таких случаев наказания от штрафа до тюремного заключения сроком не более 4 лет.

Финская система построена так, что если чиновник обвинен во взяточничестве, то ему не удастся избежать наказания: не поможет ни общественная популярность, ни высокое положение, ни связи.

К примеру, в 1993 г. выяснилось, что председателя Социал-демократической партии Ульф Сундквист, считавшийся одним из наиболее вероятных кандидатов на пост президента Финляндии, поспособствовал выдаче кредита под правительственные гарантии банку, успех функционирования которого представлял особый интерес для Сундквиста. В последствии он выплатил денежную компенсацию за причинённый ущерб и добровольно покинул пост председателя СДПФ. [1]

Статья 3 ФЗ «О противодействии коррупции» в числе основных принципов противодействия коррупции также провозглашает «неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений». Но так ли все обстоит в реальности?

В октябре 2012 г. чиновница Министерства Обороны Евгения Васильева была обвинена в проведении коррупционных схем, которые нанесли ущерб государству в размере 650 миллионов рублей. В мае того же года женщину на 5 лет посадили в тюрьму, однако уже в августе, спустя 4 месяца, выпустили по УДО за хорошее поведение.

Основным принципом государственной службы в Финляндии является прозрачность, публичность и открытость. Все протоколы и записи обсуждений, проводимых государственной администрацией, доступны для ознакомления любым желающим гражданином. Совсем иная практика наблюдается среди многих стран Евросоюза. [1]

Еще одним фактором, сдерживающим коррупцию в Финляндии, является материальная и социальная обеспеченность сотрудников. Средний уровень зарплаты руководителя в государственном секторе превышает 7300 евро по месяц (508 062 рубля по курсу ЦБ на 01.02.2020).

Несмотря на минимальный уровень коррупции в стране, Финляндия продолжает активно использовать международно-правовые инструменты и подстраивает свое законодательство под рамки международных стандартов. Она подписала и ратифицировала такие документы, как Конвенция ЕС о борьбе с коррупцией, Конвенцию ОЭСР о борьбе со взятками, конвенции Совета Европы по уголовному и гражданскому праву, касающиеся коррупции, Конвенцию ООН против коррупции. [1]

Россия тоже подписала конвенцию по уголовному праву, касающемуся коррупции (при этом воздержавшись от конвенции по гражданскому праву в этой же области), однако до сих пор не ратифицировала ее.

Подводя итог, отметим, что как таковой не существует уникальной финской модели по борьбе с коррупцией. Главное состоит в создании модели социально-экономического развития страны и формировании таких условий, которые не будут создавать благоприятную почву для взяток и минимизируют уровень коррупции в стране.

Литература:

  1. Дерябин Ю. С. Можно ли одолеть коррупцию? (опыт Финляндии) // Современная Европа. 2005. № 1 (21).
  2. Закон РБ № 305-З от 15.07.2015 г. «О борьбе с коррупцией»
  3. Масштабы коррупции в России оказались недооценены // LENTA.RU. URL: https://lenta.ru/news/2019/01/09/ne_mozhet_byt/ (дата обращения: 02.02.2020).
  4. МВД: Ущерб в России от коррупции за 2019 год составил 102 млрд рублей // EurAsia Daily. URL: https://eadaily.com/ru/news/2019/11/18/mvd-ushcherb-v-rossii-ot-korrupcii-za-2019-god-sostavil-102-mlrd-rubley (дата обращения: 02.02.2020).
  5. Наиболее и наименее коррумпированные страны мира // Финам. URL: https://www.finam.ru/analysis/marketnews/naibolee-i-naimenee-korrum-pirovannye-strany-mira-20200202–10000/?utm_source=yxnews&ut-m_medium=desktop&utm_referrer=https %3A %2F %2Fyandex.ru %2Fnews (дата обращения: 02.02.2020).
  6. Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ (ред. от 16.12.2019) «О противодействии коррупции»