Интертекстуальная организация античной эпиграммы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Автор:

Рубрика: Филология

Опубликовано в Молодой учёный №19 (78) ноябрь-2 2014 г.

Дата публикации: 19.11.2014

Статья просмотрена: 84 раза

Библиографическое описание:

Чемелюх М. А. Интертекстуальная организация античной эпиграммы // Молодой ученый. — 2014. — №19. — С. 687-690. — URL https://moluch.ru/archive/78/13706/ (дата обращения: 09.12.2018).

В статье рассматривается интертекстуальная организация жанра античной эпиграммы с позиций лингвистики, в частности, анализируется интертекстуальный мотив врача.

Ключевые слова: античная эпиграмма, интертекстуальность, архитекстуальность, мотив.

 

Теория интертекстуальности уже длительное время вызывает большой интерес в научных кругах. В лингвистических исследованиях этого явления внимание исследователей направлено на определение средств его вербализации, причем, как правило, на материале современных литературных произведений ([1; 2; 4] и др.). Однако, если в рамках данной теории каждый текст определяется как интертекст (Р. Барт), то это явление должно было иметь место еще в древних текстах, которые в современных исследованиях анализируются, в основном, только в качестве зоны «донора» интертекстов, а не зоны их «реципиента».

Наше исследование посвящено определению структуры интертекстуальности в рамках жанра античной эпиграммы, которая обычно определяется как зона «донора» европейской эпиграммы. Очевидно, что более чем тысячелетнее развитие античной эпиграммы и огромное количество древних эпиграмматических текстов, безусловно, должно было способствовать возникновению сложной интертекстуальный организации этого жанра, которая исследовалась преимущественно западными учеными: выяснялись интертекстуальные связи между греческими и римскими эпиграммами (N. Holzberg [11]), искусство вариации в эллинистической эпиграмме (S. L. Taran [15], W. Ludwig [12]), гомеровские аллюзии в греческих эпиграммах (E. Sistakou [14], A. Sens [13]). Однако комплексного исследования интертекстуальности в рамках жанра античной эпиграммы до сих пор нет, хотя именно такой ракурс анализа открывает значительные перспективы для раскрытия жанротворческого потенциала интертекстуальности.

Цель нашего исследования — реконструкция интертекстуальной организации античной эпиграммы. Материалом исследования является Палатинская антология — сборник древнегреческих эпиграмм, окончательно скомпонованный византийцами, а также 15 книг выдающегося эпиграмматиста античности — римского поэта Марциала.

Исследуя понятие текста и устанавливая связи между его разновидностями, Т. Е. Литвиненко подает прототипную категорию текста, разработанную ею на основе идей А. С. Кубряковой [2]. К ядерной зоне Т. Е. Литвиненко относит тексты, имеющие обязательный набор определенных признаков: целостность, (макроуровневая) связность, интертекстуальность, интенциональность, целеустремленность, воспринимаемость, ситуативность, завершенность, малый объем. Помимо этой зоны, нас также интересует область метонимически заданной периферии F, охватывающая образования, структура которых представляет собой совокупность отдельных, самостоятельных текстов, объединенных на основе критериев их содержательной, коммуникативной и функционально-целевой общности. Примерами единиц данной подкатегории могут быть текст Библии, текст средневековой хроники, текст сборника (стихов, рассказов, научных статей) и другие подобные глобальные структуры. Единицы этого сегмента, отмечает Т. Е. Литвиненко, значительно отличаются от других текстов, поскольку сами могут рассматриваться как целое, частями которого выступают периферийные и даже ядерные произведения. Ключевым признаком, отсутствующим в данных текстах, будет собственно языковая связность, которая внутренне организует центральные члены класса, замещаясь в них другим признаком — интертекстуальностью [2, с. 11–13].

Палатинская антология — сборник нескольких тысяч эпиграмм эллинских, римских и византийских поэтов, написанных примерно в течение тысячи лет. В прототипной категории текстов Т. Е. Литвиненко подобный сборник может быть отнесен к области метонимически заданной периферии F, сюда же могут быть отнесены каждая из 15 книг эпиграмм Марциала, а также общий корпус произведений римского эпиграмматиста.

Следовательно, и Палатинская антология, и книги Марциала являются своеобразными макроструктурами, каждая составляющая которых (любая эпиграмма) находится в первую очередь в синтагматических интертекстуальных отношениях со всеми другими составляющими архитекстуальной системы, и в меньшей степени с интертекстами вне ее. При этом каждая отдельно взятая эпиграмма может восприниматься как текст ядерной зоны благодаря наличию в ней всех признаков, выделяемых автором прототипной категории.

Мы определили, что для древнегреческой эпиграммы основным уровнем интертекстуальности является архитекстуальний. В связи с тем, что жанр понимается нами как тип текста, архитекстуальность определяется здесь на основании терминологического аппарата Ж. Женетта [9] и Н. А. Фатеевой [5] как интертекстуальность в рамках определенного жанра, в данном случае — античной эпиграммы.

Монополия именно этого уровня в древнегреческой эпиграмме, на наш взгляд, объясняется тем, что даже в период эллинизма эпиграмма, в отличие от других видов лирики, не была ярко выраженным авторским текстом. Литературные эпиграммы происходят от реальных надписей, имевших прагматическую цель фиксации определенных ритуалов [7; 8]; автор в таких текстах не указывался. Н. А. Чистякова отмечает, что анонимность была заложена в самой природе надписей [5, с. 71]. Кроме того, Палатинская антология была сформирована через много лет после смерти большинства своих авторов, поэтому атрибуция стихотворений в ней в большой мере условна [5, с. 77; 6, с. 15]. Древнегреческие эпиграммы были в первую очередь образцами эпиграмматичного жанра и только потом — произведениями отдельных авторов.

Латинская эпиграмма, сохраняя основные признаки поэтического текста «эпиграмма», определенным образом видоизменяет тематическую и композиционно-структурную организацию жанра под влиянием римской реальности и литературного наследия поэтов-предшественников и современников Марциала, а также на основе собственной авторской концепции поэта. Однако, несмотря на некоторую «инаковость», его эпиграммы остаются в рамках жанра, что подтверждает определяющий статус архитекстуального уровня интертекстуальности в античной эпиграмме.

Древнегреческие образцы жанра имеют преимущественно положительную или нейтральную тональность; негативно маркированные эпиграммы относительно немногочисленны — они представлены, в основном, частью одиннадцатой книги Палатинской антологии и определяются в ней как сатирические. Одной из важных трансформаций эпиграмм Марциала является превалирование в них негативной тональности, а, следовательно, и значительное количественное преобладание сатирических эпиграмм над всеми другими разновидностями жанра. Таким образом, в то время как для эллинского варианта эпиграмм доминантным однозначно является архитекстуальний уровень, то для поэзии Марциала важна не только архитекстуальная, но и гипертекстуальная, то есть пародийная парадигма интертекстуальности.

Архитекстуальность может быть представлена в текстах не только в виде соблюдения определенных композиционных признаков жанра, но и как включение в них определенных аксиологических стереотипов, что может выражаться в варьировании одного и того же мотива в рамках общей для всех авторов его оценки и различных средств ее вербального воплощения. В пределах творчества одного поэта в таких случаях следует говорить о явлении автоинтертекстуальности — интертекстуальности в рамках индивидуальной авторской парадигматики.

Для примера можно рассмотреть три эпиграммы Марциала в аспекте их ономасиологической структуры: Chirurgus fuerat, nunc est uispillo Diaulus:// coepit quo poterat clinicus esse modo «Был костоправом Диавл, а нынче могильщиком стал он: // Начал за теми ходить, сам он кого уходил» (1.30), Nuper erat medicus, nunc est uispillo Diaulus:// quod uispillo facit, fecerat et medicus «Врач был недавно Диавл, а нынче могильщиком стал он. // То, что могильщик теперь делает, делал и врач» (1.47), Oplomachus nunc es, fueras opthalmicus ante. // Fecisti medicus quod facis oplomachus «Ты гладиатором стал, а раньше ты был окулистом. // Как гладиатор теперь делаешь то же, что врач» (8.74). Перевод стихотворений принадлежит Ф. Петровскому [3].

Синтаксическая структура трех эпиграмм сходная, так же как и порядок слов; ритмико-метрическая организация стихотворений является идентичной (элегический дистих). Учитывая их примечательное и неслучайное сходство, эти три эпиграммы могут рассматриваться как автономные номинативные структуры, образованные практически по одинаковым алгоритмам, что является проявлением автоинтертекстуальности в рамках творчества Марциала.

Также имеем здесь архитекстуальный уровень интертекстуальности, воплощающийся в постоянных для древнего эпиграмматичного жанра негативных характеристиках мотива «врач» и применения по отношению к нему сатирической тональности описания. Негативно маркированным этот мотив является также в греческой эпиграмме — а именно в стихотворениях 11.112–126 Палатинской антологии. Но в данном случае отсутствуют эксплицитные вербальные включения из текстов эллинских эпиграмм, интертекстуальность объективизируется в этих стихотворениях в виде негативных аксиологических характеристик мотива. Так, представители этой профессии в античных эпиграммах практически всегда стереотипно ассоциируются со смертью, что можно наблюдать и в рассматриваемых текстах на примере использования в характеристике бывшего врача семантически оппозитивных номинатем (chirurgus, medicus, clinicus и uispillo). Наблюдается даже языковая игра в первой эпиграмме, поскольку номинативная единица clinicus имеет несколько значений — как «врач», так и собственно «могильщик». Употребляемые в эпиграмме 8.74 номинативные единицы оplomachus, opthalmicus имеют греческое происхождение, ассимилируясь в текстах за счет латинизированной флексии us и атрибутивного суффикса -ic-, что также является определенной отсылкой к древнегреческой эпиграмме.

Следовательно, интертекстуальный мотив врача в эпиграммах Марциала 1.30, 1.47, 8.74 может быть реконструирован на нескольких уровнях. Первый из них — автоинтертекстуальний — реализуется в текстах в виде их сходного алгоритма создания как автономных номинативных структур, а именно в почти полной идентичности этих эпиграмм на уровне синтаксиса, семантики, метрики. Второй — гипертекстуальний — проявляется в сатирической тональности эпиграмм. Третий — архитекстуальний — реконструируется в виде общего для всего эпиграмматичного жанра ассоциативного поля мотива «врач», базирующегося на культурных стереотипах античности и вербализирующегося в текстах с помощью семантически оппозитивных номинантем.

Таким образом, сборники античных эпиграмм представляют собой своеобразные интертекстуальные макроструктуры, в которых каждое стихотворение находится в синтагматических отношениях со всеми другими составляющими архитекстуальной системы и, в меньшей степени, с интертекстами вне ее. Кроме того, каждая эпиграмма может рассматриваться как самостоятельное произведение со всеми его вытекающими признаками.

Интертекстуальность проявляется в текстах античных эпиграмм, прежде всего, на архитекстуальном уровне, кроме того, латинская эпиграмма Марциала в значительной степени находится под влиянием гипертекстуального уровня. В рамках творчества отдельных поэтов-эпиграмматистов присутствует также явление автоинтертекстуальности. Помимо вербальных включений, проявлениями интертекстуальности в античной эпиграмме являются общие для всего жанра мотивы и их стереотипные аксиологические характеристики.

 

Литература:

 

1.         Воскресенская, Е. Г. Интертекстуальные включения в произведениях И. Во: автореф. дис. … докт. филол. наук: 10.02.04 / Елена Геннадьевна Воскресенская. — Барнаул, 2004. -

2.         Литвиненко, Т. Е. Интертекст и его лингвистические основы (на материале латиноамериканских художественных текстов): автореф. дис. … докт. филол. наук: 10.02.05; 10.02.19 / Татьяна Евгеньевна Литвиненко. — Иркутск, 2008. — 30 с.

3.         Марциал, М. В. Эпиграммы / Марк Валерий Марциал // Пер. Ф. Петровского. — М.: Художественная литература, 1968. — 487 с.

4.         Рижкова, В. В. Реалізація категорії інтертекстуальності в американському художньому тексті XIX — XX століть: автореф. дис... канд. філол. наук: 10.02.04 / Вікторія Василівна Рижкова; Харк. нац. ун-т ім. В. Н. Каразіна. — Х., 2004. — 20 с.

5.         Фатеева, Н.Α. Контрапункт интертекстуальности, или интертекст в мире текстов / Наталия Александровна Фатеева. — М.: Агар, 2000. — 280 с.

6.         Чистякова, Н. А. Греческая эпиграмма VIII-III вв. до н. э. / Наталья Александровна Чистякова. — М.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1983. — 216 с.

7.         Эпиграммы греческой Антологии. // Под ред. и с комментариями М. Гаспарова и Ю. Шульца. — М.: ТЕРРА, 1997. — 728 с.: ил.

8.         Day, J. W. Interactive Offerings: Early Greek Dedicatory Epigrams and Ritual / J. W. Day // Harvard Studies in Classical Philology, Vol. 96. — Harvard: Department of the Classics, Harvard University, 1994. — Р. 37–74.

9.         Day, J. W. Rituals in Stone: Early Greek Grave Epigrams and Monuments / J. W. Day // The Journal of Hellenic Studies, Vol. 109. — The Society for the Promotion of Hellenic Studies, 1989. — Р. 16–28.

10.     Genette, G. Palimpsesty. Literatura drugiego stopnia // Teoria і metodologia badań literackich. — Warszawa: Universytet Warszawski, 1999. — S. 107–154.

11.     Holzberg, N. Martial und das antike Epigramm / Niklas Holzberg. — Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 2002. — 206 p.

12.     Ludwig, W. Die Kunst der Variation im hellenistischen Liebesepigramm / W. Ludwig // L’épigramme grecque, Vandœuvres-Genève (Entretiens sur l’antiquité classique 14), 1968. — p. 291–335.

13.     Sens, A. One Things Leads (Back) to Another: Allusion and the Invention of Tradition in Hellenistic Epigrams / A. Sens // Brill's Companion to Hellenistic Epigram. — Leiden: Brill, 2007. — Р. 373–391.

14.     Sistakou, E. Glossing Homer: Homeric Exegesis in Early Third Century Epigram / E. Sistakou // Brill's Companion to Hellenistic Epigram. — Leiden: Brill, 2007. — Р. 391–409.

15.     Taran, S. L. The Art of Variation in the Hellinistic Epigram / Sonya Lida Taran. — New York: The Trustees of Columbia University, 1979. — 187 p.

Основные термины (генерируются автоматически): античная эпиграмма, эпиграмма, Палатинская антология, текст, рамка жанра, интертекстуальность, древнегреческая эпиграмма, латинская эпиграмма, мотив врача, ядерная зона.


Ключевые слова

мотив., античная эпиграмма, интертекстуальность, архитекстуальность

Похожие статьи

Интертекстуальная организация античной эпиграммы

Интертекстуальная организация античной эпиграммы. №19 (78) ноябрь-2 2014 г. Авторы: Чемелюх Марьяна Анатольевна.

Текст статьи.

Песенная цитата как интертекстуальная единица и ее... | «Молодой

Термин интертекстуальность был предложен в 1969 г. Ю.Кристевой для обозначения “текстовой интеракции в пределах самого текста” [5, с.32] на основе теории диалогичности М.Бахтина.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Статьи по ключевому слову "интертекстуальность" — Молодой...

«Чужой текст» в пьесе У. Шекспира «Венецианский купец».

Общность мотивов в романах Ш. Бронте «Джейн Эйр» и А. Вербицкой «Ключи счастья» в интертекстуальном аспекте.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Созвучие эпох: «Божественная комедия» Данте и роман Т. Толстой...

Уровень жизни в городе Федор-Кузьмичске не укладывается в эти временные рамки.

Для исследования представляет интерес эпиграмма Пушкина на лицейского гувернера и учителя рисования Сергея Гавриловича Чирикова

Антология / Сост.

Мифологемы в текстах современной российской рекламы

Ключевые слова: прецедентный текст, лингвокультурология, языкознание, мифологема, рекламный текст.

Рассматривая явление интертекстуальности, А. К. Устин делает следующий точный акцент: «Возникшее в 20 столетии понятие интертекстуального диалога...

«Самовластительный злодей, тебя, твой трон я ненавижу...»

Все знали, что Пушкин говорит об Аракчееве, Голицыне, не щадя в эпиграммах царских

В своей работе учёный анализирует текст и делает вывод, что стихотворение посвящено теме

Ранняя поэзия Пушкина особенно богата именами античных поэтов и философов: Анакреонт...

История происхождения русских медицинских...

Латинские названия заболеваний, лекарственных трав, растений являются интернациональными, благодаря общекультурному наследию древнегреческого и латинского языков, но в каждом

В древней Руси в летописях врачей называли лечцами (лечить, лекарь).

Интертекстуальная организация античной эпиграммы

Интертекстуальная организация античной эпиграммы. №19 (78) ноябрь-2 2014 г. Авторы: Чемелюх Марьяна Анатольевна.

Текст статьи.

Песенная цитата как интертекстуальная единица и ее... | «Молодой

Термин интертекстуальность был предложен в 1969 г. Ю.Кристевой для обозначения “текстовой интеракции в пределах самого текста” [5, с.32] на основе теории диалогичности М.Бахтина.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Статьи по ключевому слову "интертекстуальность" — Молодой...

«Чужой текст» в пьесе У. Шекспира «Венецианский купец».

Общность мотивов в романах Ш. Бронте «Джейн Эйр» и А. Вербицкой «Ключи счастья» в интертекстуальном аспекте.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Созвучие эпох: «Божественная комедия» Данте и роман Т. Толстой...

Уровень жизни в городе Федор-Кузьмичске не укладывается в эти временные рамки.

Для исследования представляет интерес эпиграмма Пушкина на лицейского гувернера и учителя рисования Сергея Гавриловича Чирикова

Антология / Сост.

Мифологемы в текстах современной российской рекламы

Ключевые слова: прецедентный текст, лингвокультурология, языкознание, мифологема, рекламный текст.

Рассматривая явление интертекстуальности, А. К. Устин делает следующий точный акцент: «Возникшее в 20 столетии понятие интертекстуального диалога...

«Самовластительный злодей, тебя, твой трон я ненавижу...»

Все знали, что Пушкин говорит об Аракчееве, Голицыне, не щадя в эпиграммах царских

В своей работе учёный анализирует текст и делает вывод, что стихотворение посвящено теме

Ранняя поэзия Пушкина особенно богата именами античных поэтов и философов: Анакреонт...

История происхождения русских медицинских...

Латинские названия заболеваний, лекарственных трав, растений являются интернациональными, благодаря общекультурному наследию древнегреческого и латинского языков, но в каждом

В древней Руси в летописях врачей называли лечцами (лечить, лекарь).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Интертекстуальная организация античной эпиграммы

Интертекстуальная организация античной эпиграммы. №19 (78) ноябрь-2 2014 г. Авторы: Чемелюх Марьяна Анатольевна.

Текст статьи.

Песенная цитата как интертекстуальная единица и ее... | «Молодой

Термин интертекстуальность был предложен в 1969 г. Ю.Кристевой для обозначения “текстовой интеракции в пределах самого текста” [5, с.32] на основе теории диалогичности М.Бахтина.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Статьи по ключевому слову "интертекстуальность" — Молодой...

«Чужой текст» в пьесе У. Шекспира «Венецианский купец».

Общность мотивов в романах Ш. Бронте «Джейн Эйр» и А. Вербицкой «Ключи счастья» в интертекстуальном аспекте.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Созвучие эпох: «Божественная комедия» Данте и роман Т. Толстой...

Уровень жизни в городе Федор-Кузьмичске не укладывается в эти временные рамки.

Для исследования представляет интерес эпиграмма Пушкина на лицейского гувернера и учителя рисования Сергея Гавриловича Чирикова

Антология / Сост.

Мифологемы в текстах современной российской рекламы

Ключевые слова: прецедентный текст, лингвокультурология, языкознание, мифологема, рекламный текст.

Рассматривая явление интертекстуальности, А. К. Устин делает следующий точный акцент: «Возникшее в 20 столетии понятие интертекстуального диалога...

«Самовластительный злодей, тебя, твой трон я ненавижу...»

Все знали, что Пушкин говорит об Аракчееве, Голицыне, не щадя в эпиграммах царских

В своей работе учёный анализирует текст и делает вывод, что стихотворение посвящено теме

Ранняя поэзия Пушкина особенно богата именами античных поэтов и философов: Анакреонт...

История происхождения русских медицинских...

Латинские названия заболеваний, лекарственных трав, растений являются интернациональными, благодаря общекультурному наследию древнегреческого и латинского языков, но в каждом

В древней Руси в летописях врачей называли лечцами (лечить, лекарь).

Интертекстуальная организация античной эпиграммы

Интертекстуальная организация античной эпиграммы. №19 (78) ноябрь-2 2014 г. Авторы: Чемелюх Марьяна Анатольевна.

Текст статьи.

Песенная цитата как интертекстуальная единица и ее... | «Молодой

Термин интертекстуальность был предложен в 1969 г. Ю.Кристевой для обозначения “текстовой интеракции в пределах самого текста” [5, с.32] на основе теории диалогичности М.Бахтина.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Статьи по ключевому слову "интертекстуальность" — Молодой...

«Чужой текст» в пьесе У. Шекспира «Венецианский купец».

Общность мотивов в романах Ш. Бронте «Джейн Эйр» и А. Вербицкой «Ключи счастья» в интертекстуальном аспекте.

Интертекстуальная организация античной эпиграммы.

Созвучие эпох: «Божественная комедия» Данте и роман Т. Толстой...

Уровень жизни в городе Федор-Кузьмичске не укладывается в эти временные рамки.

Для исследования представляет интерес эпиграмма Пушкина на лицейского гувернера и учителя рисования Сергея Гавриловича Чирикова

Антология / Сост.

Мифологемы в текстах современной российской рекламы

Ключевые слова: прецедентный текст, лингвокультурология, языкознание, мифологема, рекламный текст.

Рассматривая явление интертекстуальности, А. К. Устин делает следующий точный акцент: «Возникшее в 20 столетии понятие интертекстуального диалога...

«Самовластительный злодей, тебя, твой трон я ненавижу...»

Все знали, что Пушкин говорит об Аракчееве, Голицыне, не щадя в эпиграммах царских

В своей работе учёный анализирует текст и делает вывод, что стихотворение посвящено теме

Ранняя поэзия Пушкина особенно богата именами античных поэтов и философов: Анакреонт...

История происхождения русских медицинских...

Латинские названия заболеваний, лекарственных трав, растений являются интернациональными, благодаря общекультурному наследию древнегреческого и латинского языков, но в каждом

В древней Руси в летописях врачей называли лечцами (лечить, лекарь).

Задать вопрос