Формы взаимодействия следователя с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (389) ноябрь 2021 г.

Дата публикации: 20.11.2021

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Ильясов, А. И. Формы взаимодействия следователя с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность / А. И. Ильясов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 47 (389). — С. 200-202. — URL: https://moluch.ru/archive/389/85705/ (дата обращения: 17.01.2022).



Многолетний опыт борьбы с преступностью в России свидетельствует о том, что раскрыть преступление, используя для этого исключительно средства процессуального характера, бывает достаточно сложно, а зачастую и вовсе невозможно. Данный факт обуславливает острую необходимость взаимодействия следователя с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, поскольку последний обладает специфической оперативно-розыскной функцией, которой не обладает следователь.

Под формами взаимодействия указанных субъектов понимают такие способы, порядок и характер связи между названными субъектами, которые обеспечивают согласованность их действий и эффективное сочетание присущих каждому их них полномочий, средств и методов осуществления своей профессиональной деятельности.

Совместная деятельность рассматриваемых субъектов может осуществляться как на стадии возбуждения уголовного дела, так и в ходе производства предварительного следствия и осуществления профилактической деятельности. Формы взаимодействия традиционно подразделяются на процессуальные и организационные. К процессуальным формам взаимодействия относят: исполнение письменных поручений следователя органом дознания о производстве оперативно-розыскных мероприятий, о производстве отдельных следственных действий, об исполнении процессуальных решений о задержании, приводе (подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего), аресте и иных процессуальных действиях, а также производство отдельных следственных действий или процессуальных действий с участием сотрудников органа дознания, осуществление розыскных и оперативно-розыскных мероприятий для установления лица, совершившего преступление, с уведомлением следователя о результатах розыска, поручение следователя о розыске скрывшегося подозреваемого, обвиняемого (ст. 210 УПК РФ), использование результатов ОРД в процессе доказывания (ст. 89 УПК РФ).

К непроцессуальным формам взаимодействия, регулируемым ведомственными нормативными актами, относят: совместную деятельность в составе следственной или следственно-оперативной группы, совместное планирование, совместные совещания, обмен получаемой информацией о совершаемых преступлениях, о криминогенной ситуации в регионе, административном участке и др.

На практике существуют определенные проблемы взаимодействия следователя и органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, практически при всех формах взаимодействия, однако, представляется логичным рассмотрение проблем взаимодействия указанных субъектов именно в рамках следственных и следственно-оперативных групп, в связи с тем, что многие ученые совершенно справедливо называют эту форму взаимодействия самой эффективной и предпочтительной [1, с. 31–38].

Ведомственные акты указывают, что в состав такой группы могут входить несколько следователей и несколько оперативных сотрудников, либо же один следователь и один или несколько оперативных сотрудников.

Многие ученые считают сомнительным обстоятельством включение в состав следственно-оперативных групп экспертов-криминалистов, специалистов в области судебной медицины, других специалистов, как это дозволяется ведомственными нормативными актами. Так, например, А. П. Кругликов считает, что «указанные специалисты могут привлекаться к участию в расследовании, производимом следственно-оперативной группой, однако считается, что в ее состав они входить не должны». Данная точка зрения видится весьма спорной. Усугубляется проблема также и тем, что на практике специалисты и эксперты достаточно редко входят в составы следственно-оперативных групп как самостоятельные субъекты, что считается крайне нелогичным.

Так, считается, что привлечение указанных лиц обуславливает целый ряд преимуществ, среди которых:

  1. Упрощение подачи поручений следователем эксперту и специалисту при их участии в производстве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий;
  2. Упрощение привлечения специалиста и эксперта к оказанию содействия следователю при производстве следственных действий;
  3. Ускоренный и упрощенный порядок обмена информацией между указанными субъектами;

В связи со сказанным считается, что эксперты и специалисты при наличии к тому объективной возможности и необходимости должны во всех случаях включаться в состав следственно-оперативных групп.

Важным в практическом смысле является разрешение следующего вопроса: обязательные для исполнения письменные поручения сотрудникам органов дознания следователь при осуществлении взаимодействия в рамках следственных следственно-оперативных групп может давать через начальника органа дознания или же непосредственно? Исходя из анализа соответствующих нормативно-правовых актов, а также практики осуществления органом дознания возложенных на него законом функций можно сказать о том, что при взаимодействии в рамках следственных групп, такие указания следователя не могут быть реализованы без ведома начальника органа дознания в силу принципа единоначалия.

Другая ситуация складывается при осуществлении взаимодействия следователя с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в рамках следственно-оперативных групп, поскольку в данном случае следователь правомочен давать такие указания непосредственно оперативным сотрудникам. Данное правомочие следователя рассматривается крайне положительно и многими учеными [2, с. 126].

И действительно, дача следователем указаний оперативным сотрудникам при взаимодействии в рамках СОГ непосредственно считается вполне обоснованным как с точки зрения уголовно-процессуального закона, так и с точки зрения обеспечения эффективности такого взаимодействия. Как пишет А. П. Кругликов: «включая своим приказом оперативных работников в состав группы, начальник органа дознания тем самым делегирует им часть своих полномочий — по получению и исполнению поручений следователя» [3, с. 77–84]. Кроме того, считается, что непосредственная дача следователем поручений оперативным сотрудникам в значительной мере ускоряет сроки выполнения таких поручений и положительно влияет на качество предварительного расследования.

Считается рациональным распространить указанный выше порядок также и на взаимодействие следователя с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в рамках следственных групп. Объективно, следователь является лицом, руководящим деятельностью следственной группы при осуществлении предварительного следствия, тесно взаимодействует с входящими в ее состав оперативными сотрудниками, при эффективном взаимодействии устанавливает с ними положительный психологический контакт. В связи с этим считается, что предоставление следователю полномочия на дачу соответствующих указаний непосредственно оперативным сотрудникам, входящим в состав следственной группы, также будет способствовать усилению эффективности и оперативности такого взаимодействия.

Таким образом, на основании изложенного необходимо сделать вывод о том, что включение в состав следственно-оперативных групп экспертов-криминалистов, специалистов в области судебной медицины, других специалистов, является вполне обоснованным, а в ряде случаев также необходимым. Считается, что указанные субъекты при наличии к тому объективной возможности и необходимости должны привлекаться к участию в следственно-оперативных группах в каждом случае. В связи с этим считается, что предоставление следователю полномочия на дачу соответствующих указаний непосредственно оперативным сотрудникам, входящим в состав следственной группы, также будет способствовать усилению эффективности и оперативности такого взаимодействия.

Литература:

  1. Кузнецов А. В. Взаимодействие следователей и сотрудников оперативно-розыскных подразделений при раскрытии и расследовании преступлений на первоначальном этапе // Теория и практика общественного развития. 2018. № 5. С. 31–38
  2. Григорьев В. Н., Шишков А. А. Уголовно-процессуальная деятельность подразделений по борьбе с организованной преступностью. — М.: Норма, 2001. С. 126; Плеснева Л. П. Формы взаимодействия следователя с органами дознания // Сибирский юридический вестник. 2015. № 4. С. 37–41
  3. Кругликов А. П. Следственная и следственно-оперативная группы: проблемы взаимодействия следователей и органов дознания при их функционировании // Уголовное право. 2011. № 6. С. 77–84
Основные термины (генерируются автоматически): оперативно-розыскная деятельность, форма взаимодействия, группа, начальник органа дознания, следователь, следственная группа, состав, сотрудник, специалист, объективная возможность.


Задать вопрос