Актуальные проблемы квалификации преступлений по статье 105 УК РФ | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 11 декабря, печатный экземпляр отправим 15 декабря.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №42 (384) октябрь 2021 г.

Дата публикации: 13.10.2021

Статья просмотрена: 83 раза

Библиографическое описание:

Филатов, Н. С. Актуальные проблемы квалификации преступлений по статье 105 УК РФ / Н. С. Филатов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 42 (384). — С. 129-132. — URL: https://moluch.ru/archive/384/84397/ (дата обращения: 03.12.2021).



Статья посвящена рассмотрению проблемных аспектов, вытекающих из квалификации преступлений по ст. 105 УК РФ. Автор уделяет особое внимание совершению убийства в соучастии, выявляет недостатки положений действующего Уголовного кодекса РФ по данному вопросу. Кроме того, исследуются проблемные аспекты квалификации преступлений, совершаемых совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности (несовершеннолетними или невменяемыми лицами). В качестве выводов формулируются пути решения выявленных проблем.

Ключевые слова: уголовная ответственность, убийство, квалификация, соучастие, преступление.

The article is devoted to the consideration of problematic aspects arising from the qualification of crimes under Article 105 of the Criminal Code of the Russian Federation. The author pays special attention to the commission of murder in complicity, reveals the shortcomings of the current criminal provisions on this issue. In addition, the problematic aspects of the qualification of crimes committed jointly with persons who are not subject to criminal responsibility (minors or insane persons) are investigated. The ways of solving the identified problems are formulated as conclusions.

Keywords: criminal liability, murder, qualification, complicity, crime.

В любом демократическом государстве, в том числе и в Российской Федерации, жизнь человека провозглашается высшей ценностью. В связи с этим, она является главным объектом, подпадающим под уголовно-правовую охрану. Так, за посягательства на жизнь уголовным законодательством установлены самые жесткие меры наказания, например, такие как пожизненное лишение свободы, более длительные сроки лишения свободы. Можно заметить также, что законодатель придает особое значение такому объекту преступных посягательств, как жизнь человека, поскольку открывает Особенную часть Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ [7]) со ст. 105 УК РФ, которая и предусматривает уголовную ответственность за совершение данного деяния.

Проблема ответственности за преступления, посягающие на жизнь, особенно возрастает в связи с современными условиями жизни общества и вызвана рядом факторов социального, экономического и политического характера. Например, социальное неравенство, безработица, низкие заработные платы и иные. Кроме того, в отдельных регионах наблюдается увеличение так называемых «бытовых» убийств, которые совершаются в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Возрастает и количество преступлений против жизни, предусмотренных в квалифицированных составах Особенной части.

Однако следует отметить, что действующее уголовное законодательство не лишено недостатков в регламентации отдельных норм, исключением не является и ст. 105 УК РФ. Несмотря на то, что вопросы уголовной ответственности за убийство достаточно широко исследованы в науке уголовного права, к сожалению, на сегодняшний день правоприменители сталкиваются с трудностями при квалификации убийств, особенно, если имеет место совершение преступных деяний, предусмотренных квалифицированными составами ст. 105 УК РФ. В связи с этим, представляется необходимым рассмотреть отдельные проблемные вопросы, связанные с квалификацией преступлений по ст. 105 УК РФ, и на основании выявленных недостатков сформулировать пути их решения.

Так, актуальным направлением государственной политики является борьба с преступлениями, совершаемыми в соучастии. Достаточно большое количество преступлений, связанных с убийством, совершается в соучастии, однако на практике зачастую бывает сложно дать таким посягательствам правильную уголовно-правовую оценку.

Стоит заметить, что ст. 105 УК РФ не выделяет формы соучастия в отдельные квалифицирующие признаки, а объединяет их в рамках п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (кроме преступного сообщества).

Следует также отметить, что ныне действующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ, посвященное судебной практике по делам об убийстве, не разъясняет всех проблемных аспектов квалификации соучастия, например, с распределением ролей [3].

На наш взгляд, в основе проблем уголовно-правовой оценки убийств, совершенных в соучастии, лежит отраженная в ст. 35 УК РФ конструкция группы лиц по предварительному сговору.

Следует указать, что в науке вопросы, связанные с квалификацией убийства, совершенного в соучастии, являются предметом долгой дискуссии. Так, одни авторы считают, то группа лиц по предварительному сговору может иметь место и с одним исполнителем, который действует совместно с другими соучастниками. При этом справедливо отмечается, что соучастие с распределением ролей более опасно. В связи с этим, предлагается вменение п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ вне зависимости от количества лиц, выполняющих объективную сторону [2, c. 204].

На наш взгляд, данная позиция не соответствует положениям уголовного права о дифференциации уголовной ответственности. В таком случае, будет иметь место ярко выраженное несоответствие наказания и степени общественной опасности совершенных преступных деяний. Законодатель неслучайно разделил соучастников на виды и предусмотрел особенности ответственности соучастников преступления в ст. 34 УК РФ. В связи с этим, действия одного исполнителя и других соучастников не могут квалифицироваться по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В науке уголовного права имеется также и другая позиция, согласно которой группу лиц по предварительному сговору могут образовывать не менее двух исполнителей, но возможно также соучастие с распределением ролей. Пленум ВС РФ также признает участниками группы лиц по предварительному сговору только соисполнителей.

Рассмотрим некоторые примеры из судебной практики.

Так, Мельников и Дулуш совершили группой лиц убийство Б., дата рождения, при следующих обстоятельствах. В ходе употребления спиртного между Дулушем и Мельниковым, с одной стороны, и Б., с другой стороны, произошла ссора. После этого у Дулуша и Мельникова возник умысел на убийство Б. Осуществляя задуманное, Дулуш с целью убийства нанес Б. удар ножом в переднюю поверхность груди слева, от которого та упала на пол. Мельников, действуя совместно с Дулушем, группой лиц, подавляя сопротивление Б., стал удерживать ее за руки, а Дулуш с той же целью нанес Б. не менее 3 ударов ножом в переднюю поверхность груди слева. После этого Дулуш, передав нож Мельникову, действующему совместно с ним, стал удерживать Б. за руки, а Мельников с целью убийства нанес Б. не менее 5 ударов ножом в переднюю поверхность груди слева.

Т. е. в данном случае Мельников и Дулуш будут соисполнителями. Однако суд даже не указывает на форму соучастия.

В другом примере Михайловский В. Ю. и Гуцу Р. совершили группой лиц по предварительному сговору убийство П. Так, у подсудимых Михайловского В. Ю. и Гуцу Р. в ходе ссоры с П. возник умысел на убийство последнего. Во исполнение своего умысла Михайловский В. Ю. и Гуцу Р. в указанный период времени, действуя совместно и согласованно, умышленно, со значительной силой нанесли П. не менее 35 ударов по телу потерпевшего. В продолжение преступного умысла, направленного на убийство П., подсудимые Михайловский В. Ю. и Гуцу Р. с целью приискания орудий преступления проследовали по адресу проживания Гуцу Р., где каждый из них взял с собой нож, и вернулись к зданию кафе «<данные изъяты>»; преодолевая сопротивление П., умышленно нанесли П. не менее 39 ударов ножами. В результате совместных умышленных действий подсудимых от комбинированной (тупой и острой) сочетанной травмы, наступила смерть П. на месте происшествия [4].

Кроме того, стоит отметить, что несмотря на достаточно долгое существование разъяснений Пленума Верховного суда РФ по вопросам квалификации убийства, совершенного в соучастии, на практике зачастую принимаются решения, не учитывающие разъяснения высшей судебной инстанции.

Так, Фадеев В. И. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «б», «ж», «з» ст. 105 УК РФ. Из материалов дела следует, что лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, ввиду нахождения в состоянии невменяемости, предложило Фадееву В. И. совершить убийство Ф. И. О. за вознаграждение, на что Фадеев В. И. дал свое согласие. Вместе они прибыли к трансформаторной будке, где лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, указало Фадееву В. И. на Ф. И. О., как на лицо, которое необходимо убить, и передало Фадееву В. И. огнестрельное оружие. Фадеев В. И., действуя по указанию и найму лица, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, незаконно перенося оружие и боеприпас, вышел из-за указанной трансформаторной будки, подбежал к парадной, где находился Ф. И. О., и произвел из пистолета один выстрел, которым убил Ф. И. О.

Из предъявленного Фадееву В. И. обвинения в совершении убийства суд исключил квалифицирующий признак (п. «ж»), указав на то, что Фадеев Ф. И. не принимал непосредственного участия в лишении жизни Ф. И. О. № 1, убийство которого было совершено одним Фадеевым В. И., который из пистолета произвел выстрел в спину потерпевшего. С учетом изложенного, при одном исполнителе, убийство Ф. И. О. № 1 не может быть квалифицировано по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ [5].

Таким образом, в случае совершения убийства непосредственно одним исполнителем наряду с другими соучастниками невозможна квалификация по п «ж» ч. 2 ст. 105 УК ни в отношении исполнителя, ни в отношении иных соучастников. Таким образом, квалификация действий иных соучастников зависит от количества исполнителей, которые принимали непосредственное участие в выполнении объективной стороны преступления, и для квалификации по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо минимум двое исполнителей.

Однако в судебной практике по данному вопросу отсутствует единообразие и суды также оставляют без внимания позицию Пленума Верховного Суда РФ в аспекте указаний на квалификацию деяний, совершаемых в соучастии. Представляется, что это указывает как на недостатки в уголовном законодательстве, так и на недостаточное разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, поскольку имеющаяся практика указывает на проблемы в толковании квалификации подобных преступных деяний.

Кроме того, немало проблем возникает при квалификации совершения преступления совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности (несовершеннолетними или невменяемыми лицами). В данном случае последние две категории лиц называются «негодными субъектами». К сожалению, Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» не дает рекомендаций по квалификации соучастия годного субъекта с негодным при совершении убийства. Суды зачастую не признают убийство, совершенное с участием негодного субъекта, в качестве совместного совершения преступления с годным субъектом, однако действия годного субъекта в таком случае дополнительно квалифицируются по ст. 150 УК РФ. Необходимо отметить то, что для такой квалификации должен быть установлен факт вовлечения несовершеннолетнего лица в совершение убийства. При этом такая квалификация преступных действий возможна только при условии негодности субъекта, обусловленная его возрастом.

В теории уголовного права существует позиция, согласно которой «при совершении преступления совместно годным и негодным субъектом действия годного стоит квалифицировать с вменением признака «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору» [1, c. 13].

Однако, на взгляд автора, стоит критично подойти к такой позиции. Представляется обоснованным мнение авторов, которые считают, что совершение преступления годным и негодным субъектом не может признаваться соучастием [6, c. 65]. В первую очередь, это вызвано сущностью субъекта в контексте законодательной регламентации (только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности). Данные положения должны распространяться и на ст. 35 УК РФ, поскольку они имеют первостепенное значение при определении состава любого преступления, в том числе и совершенного в соучастии.

Следует также указать на еще одну проблему, которая выражается в том, что при наличии как одного квалифицирующего признака, так и при наличии большего количества суд имеет право назначить наказание, например, в виде лишения свободы от 8 до 12 лет, поскольку никаких более точных требований к квалификации и назначению наказания законодатель не предоставляет. Все остается на усмотрение суда. Представляется, что такая регламентация санкции является необоснованной и требует законодательной доработки.

Таким образом, нами были выделены достаточно важные вопросы, связанные с квалификацией убийства, совершенного в соучастии. Особый интерес, с нашей стороны, вызвала квалификация преступных деяний (убийства), совершенных группой лиц по предварительному сговору. Проанализировав нормы закона, теоретические наработки по данному вопросу, а также правоприменительную практику мы пришли к выводу о том, что в настоящее время ни ученые, ни правоприменитель не предлагают однозначного решения многих возникающих проблем.

Так, при квалификации убийства группой лиц по предварительному сговору возникает вопрос: достаточно ли выполнение объективной стороны убийства одним исполнителем или для наличия данной формы соучастия необходимо как минимум два соисполнителя?

На наш взгляд, с целью разрешения указанной проблемы необходимо внести изменения в Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)». Предлагается дополнить абз. 3 п. 10 вторым предложением следующего содержания: «Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность не менее двух лиц, которые намериваются выполнять объективную сторону преступления (соисполнители), состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего».

Вместе с тем полагаем, что в основе проблем уголовно-правовой оценки убийств, совершенных в соучастии, лежит конструкция ст. 35 УК РФ, в которой раскрывается содержание различных форм соучастия. В частности, нормативное определение группы лиц по предварительному сговору не определяет количество лиц, непосредственно выполняющих объективную сторону преступления. В связи с этим предлагается изменить редакцию ч. 2 ст. 35 УК РФ, чтобы она была согласована с предлагаемой позицией Пленума Верховного Суда РФ и уже наработанной судебной практикой по данному вопросу.

В качестве второй проблемы мы выделили совершение убийства совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности (несовершеннолетними или невменяемыми лицами). К сожалению, Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» не раскрывает вопросов квалификации совместного совершения убийства годным субъектом с негодным. Как правило, суды не усматривают в таких случаях признаков соучастия. Однако есть примеры, в которых суды все же квалифицируют действия виновного, совершившего преступление совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности, по п «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, что свидетельствует об отсутствии единообразия при применении норм уголовного закона. В связи с этим, мы предлагаем следующие пути решения данной проблемы.

Необходимо дополнить Постановление Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указанием на то, что совместное совершение преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, субъектом, подлежащим уголовной ответственности, с негодным субъектом, не образует соучастия, что исключает возможность признания содеянного совершенным группой лиц. При этом действия годного субъекта могут квалифицироваться, например, по соответствующей части ст. 105 УК РФ, а также если имеются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ, то по совокупности данных статей. Полагаем, что указанное положение целесообразно отразить и в ст. 32 УК РФ, поскольку в дефиниции соучастия должно найти отражение совместное совершение умышленного преступления лицами, являющимися субъектами уголовной ответственности.

Таким образом, на сегодняшний день имеется ряд проблем, связанных с квалификацией преступных деяний по ст. 105 УК РФ. На это, в частности, указывают материалы правоприменительной практики, которые нами были исследованы. Мы можем говорить о том, что на сегодняшний день достаточно много проблем возникает при квалификации убийства, совершенного в соучастии. Именно по данному вопросу существует достаточно разносторонняя судебная практика, которая не отвечает единообразию. Данные обстоятельства способствуют нарушению законных прав и интересов субъектов уголовного права, поскольку суды выносят разные приговоры за совершение аналогичных преступных деяний. В одних случаях суды усматривают соучастие (например, годного субъекта с негодным), а в другом нет. Для решения сложившейся ситуации необходимо пересмотреть не только разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по данному вопросу, но и само уголовное законодательство (особое внимание необходимо уделить ч. 2 ст. 35 УК РФ и изменить ныне действующую редакцию с учетом сложившейся практики правоприменения). Представляется, что предложенные нами изменения смогут разрешить проблемы, возникающие при квалификации преступных деяний по ст. 105 УК РФ.

Только решение указанных проблем на законодательном уровне и путем разъяснения отдельных вопросов Пленумом Верховного суда РФ позволит сделать судебную практику, связанную с квалификацией убийства более единообразной, а также создать правовую основу для наиболее тщательной дифференциации уголовной ответственности за совершенное преступление.

Литература:

  1. Есаков Г. А. Квалификация совместного совершения преступления с лицом, не подлежащим уголовной ответственности: новый поворот в судебной практике // Уголовное право. 2011. № 2. С. 10–15.
  2. Машин А. А., Донченко А. Г. Теория и практика квалификации убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору // Конституционные и административно-правовые основы российской государственности: история, современность и перспективы развития. 2015. С. 202–206.
  3. Постановление Пленума Верховного Суда от 27.01.1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (ред. 03.03.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 3. 1999.
  4. Приговор Ленинградского областного суда от 06.12.2017 по делу № 2–34/2017 [Электронный ресурс] // URL: http://sudact.ru/regular/doc/rgITUfTwuar8/ (дата обращения: 11.09.2021).
  5. Приговор Санкт-Петербургского городского суда от 30.10.2019 по делу № 2–52/2019 [Электронный ресурс] // URL: http://sudact.ru/regular/doc/IrJjL4Jj3agK/ (дата обращения: 11.09.2021).
  6. Терехова А. Г. Соучастие в преступлении совершеннолетних с несовершеннолетними: вопросы теории и практики // NovaUm.Ru. 2019. № 21. С. 64–66.
  7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 01.07.2021) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, уголовная ответственность, группа лиц, предварительный сговор, Верховный суд РФ, судебная практика, убийство, годный субъект, квалификация убийства, соучастие.


Задать вопрос