Современное состояние российско-японских отношений и взаимодействие в вопросах экономики, хозяйственной деятельности, международной безопасности | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 5 февраля, печатный экземпляр отправим 9 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №39 (381) сентябрь 2021 г.

Дата публикации: 28.09.2021

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Ястребков, М. О. Современное состояние российско-японских отношений и взаимодействие в вопросах экономики, хозяйственной деятельности, международной безопасности / М. О. Ястребков. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 39 (381). — С. 160-163. — URL: https://moluch.ru/archive/381/84090/ (дата обращения: 25.01.2022).



В настоящей статье проводится анализ динамики взаимодействия Российской Федерации и Японии в вопросе укрепления сотрудничества в рамках Азиатско-Тихоокеанского региона. За последние 5 лет (начиная с 2016 года) наши страны сделали большой шаг к укреплению партнерских отношений в регионе, оказывая систематическую двустороннюю поддержку друг другу. В проведенном исследовании отмечаются достигнутые результаты в экономической, энергоресурсной, культурной, военно-политической отраслях.

Ключевые слова: Россия, Япония, КНР, КНДР, США, сотрудничество, встречи, диалог, взаимодействие, развитие, переговоры, инвестиции, денуклеаризация, борьба с терроризмом.

Начать настоящее исследование следует с честного признания того факта, что взаимодействие между Россией и Японией нельзя назвать равномерным и спокойным. Невозможно отрицать факт наличия исторических конфликтов, отсутствия мирного договора, незаключенного с момента окончания Второй мировой войны, и сохраняющихся притязаний территориального характера, разность ориентиров в вопросе выбора «партнеров» и других существенных вопросов. Справедливости ради стоит отметить, что международная политика и межгосударственный диалог вообще сложно отнести к категории «стабильной». На современном этапе она является скорее ориентиром, к которому стремятся страны, вступая в диалог. Данный тезис справедлив и для двусторонних отношений между Российской Федерацией и Японией.

Целесообразность поддержания «здоровых» отношений между странами можно обосновывать разными причинами. Начать можно с банального — это территориальное соседство, но имеются и более веские поводы для ведения диалога: это и активизировавшаяся ядерная программа КНДР, которая грозит ни только дестабилизацией Азиатско-Тихоокеанского региона, но и подрывом общемировой безопасности; также стоит упомянуть и о динамичном, непрерывном росте КНР, и повышающуюся в связи с этим конфронтацию восточного гиганта и США, что также н способствует мирному урегулированию обстановки в регионе; последнее также сказалось на том, что ранее выбранная Японией модель поведения на международной арене с опорой на уже упомянутого «гаранта» в лице США себя не оправдала, поскольку США оказалось не готово что-либо противопоставить активному экономическому развитию Китая и его нарастающему военному присутствию в регионе, и отдалилось от активной деятельности в этой части земного шара, ограничившись применением такого сдерживающего рычага, как торговая война. В связи с этим, впервые за многие годы диалог между РФ и Японией оказался не только в декларативной плоскости общих фраз и протокольных встреч, но и перешел к активному и результативному сотрудничеству во всех сферах: экономической, культурной, и, конечно же, в области международной безопасности.

Исследуя современное состояние взаимодействия России и Японии, первоочередно стоит обратиться к Японо-российскому плану действий, принятому еще в 2003 году [1]. Данное положение носит скорее общий характер, и «новое веяние» в вопросе российско-японского сотрудничества следует отмерять от Совместного заявления президента РФ и премьер-министра Японии о развитии российско-японского партнерства от 2013 года. Данный документ декларирует следующее: «Российская Федерация и Япония, придавая важное значение двустороннему партнерству в международных делах, будут укреплять сотрудничество и взаимодействие в целях стабильности и процветания в АТР и во всем мире» [2].

Ориентированность Японии на север является весьма оправданной, и, как правильно отмечает Е. А. Василюк, «РФ последовательно проводит политику невмешательства в споры и возможные конфликты в регионе и выступает в качестве нейтральной стороны, которая одновременно с этим имеет и собственную заинтересованность в сохранении безопасной обстановки» [3, с. 219]. Российская Федерация справедливо может занять позиция ключевого гаранта безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поскольку в концепции внешней политики РФ закреплено: «Принципиальное значение для России имеет общее оздоровление военно-политической обстановки в Азии, где сохраняется значительный конфликтный потенциал, наращиваются военные арсеналы, увеличивается опасность распространения оружия массового уничтожения. Россия последовательно выступает за урегулирование вовлеченными сторонами всех имеющихся разногласий политико-дипломатическими средствами при строгом соблюдении основополагающих принципов международного права» [4].

Говоря о конкретных мерах, осуществленных в формате двустороннего сотрудничества, стоит отдельно отметить 2016 год, который по мнению большинства исследователей оценивается как ключевой в вопросе восстановления и развития российско-японского диалога. В мае этого года 2016 года премьер-министр Синдзо Абэ посетил Москву, где предоставил план сотрудничества по восьми направлениям, среди которых основными являлись бизнес, энергетика, высокие технологии и культурные обмены [5]. Тогда же было заявлено о возобновлении диалога о спорных островах. Для формирования допустимого компромисса по данному вопросу, осенью Японию посещали представители Федерального Собрания РФ.

Говоря о вопросе безопасности в АТР, В. Б. Хомячук отмечает, что показательным является «возобновление в 2017 года по японской инициативе консультаций министров оборонных и дипломатических ведомств в формате “2+2” […], были возобновлены приостановленные в 2013 обмены между военными и оборонными ведомствами обеих стран. В 2018 году отмечены успехи стратегического диалога между дипломатическими ведомствами двух стран в таких областях как разоружение, нераспространение оружия, противодействие наркотрафику, терроризму, отмыванию денег. 2019 год на фоне других выделился началом проведения совместных антипиратских и поисково-спасательных учений» [6].

В июне 2016 года в Москве состоялись российско-японские консультации по противодействию терроризму. Взаимодействие в данной области приравнивают по значимости к экономическому сотрудничеству, и оно незыблемо, вне зависимости от обострения или смягчения конфронтации по иным вопросам, поддерживается со стороны обоих государств. Начало этому процессу было положено еще в Совместном заявление о взаимодействии в международных делах, в котором стороны в т. ч. выступили за «всемерное укрепление международного сотрудничества в целях борьбы с терроризмом». Затем в 2002 г. главы внешнеполитических ведомств двух стран выступили с Совместным заявлением по борьбе с международным терроризмом, где подтвердили намерение «принимать меры для пресечения и предупреждения террористических актов» и постановили продолжать консультации по этим вопросам в рамках двусторонней рабочей группы по вопросам борьбы с терроризмом [7].

Историческим в вопросе диалога двух держав можно назвать первый за 11 лет визит первого лица Российской Федерации в Японию. В конце 2016 года президент В. В. Путин посетил с визитом (подготовка к которому, стоит отметить, велась продолжительно и чрезвычайно ответственно с обоих сторон) в Японию. В рамках данного визита было подписано 12 межправительственных и межведомственных соглашения и 68 коммерческих контрактов, а также начаты переговоры по налаживанию совместной хозяйственной деятельности на Курильских островах и безвизовому режиму.

Говоря об активизации экономического сотрудничества, невозможно не упомянуть о следующих ключевых моментах. Политика Синдзо Абэ была ориентирована на поддержание бизнеса и способствование интеграции японских предприятий на российский рынок. В настоящий момент мы можем оценить следующие события. В качестве резидентов ТОРов на территории ДВФО зарегистрировано шесть японских компаний, кроме этого, три предприятия были зарегистрированы в качестве резидента Свободного порта Владивосток. Авторами отмечается, что «японский бизнес вкладывает капиталы и технологии в лесной и агропромышленный комплексы нашей страны […]. Во Владивостоке выпускаются машины марки «Мазда» […]. Рассматривая сферу энергетики следует выделить такие проекты как «Сахалин-1» и «Сахалин-2», в которых участвует японский бизнес. Реализация данных проектов позволили начать экспорт нефти в Японию» [8, с. 79].

Сложившиеся между РФ и Японией на данный момент отношения не следует излишне романтизировать, поскольку, закономерно, Токио преследует свои цели и активная направленность на укрепление двусторонней японско-российской связи небезосновательна. Активное участие Японии в развитии Дальнего Востока, внедрение своих компаний на российский рынок обосновано нарастающей экономической конкуренцией Японии и Китая, а также «зависимость от внешних энергетических и продовольственных рынков, озабоченность проблемами экологии в данном регионе» [8, с. 81]. Но сложившееся положение нельзя рассматривать как противоречащее российским интересам в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Во-первых, сотрудничество РФ и Японии не вызывает порицания со стороны другого азиатского партнера — Китая. КНР в своих оценочных высказываниях о развитии взаимодействия своих соседей сдержана, также не наблюдается регресса на фоне укрепления связи с Японией в области товарооборота, оборонного и энергетического обмена между Россией и Китаем. Кроме того, позитивным представляется то обстоятельство, что ранее при формировании модели поведения в двусторонних отношениях с Россией Япония основывалась на военно-политическом противостоянии, диалог имел четко конфронтационную окраску. В настоящий же момент, как прямо следует из вышеизложенного, Япония применяет невоенную стратегию, стараясь интегрироваться с экономическим, культурным, природоохранным сектором РФ, а также активно взаимодействовать в вопросе поддержания безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Подводя итог изложенному, можно сказать, что на современном этапе между Россией и Японией сложилась положительная, благоприятная политическая конъюнктура. За прошедшие пять лет были достигнуты договоренности и проведены двусторонние мероприятия, о которых в начале XXI века не рискнул бы говорить ни один, даже самый смелый, политик или политолог. Ориентированность на взаимодействие, которое не только регулярно высказывается правительством президента В. В. Путина и администрацией премьера Синдзо Абэ, но и подтверждается конкретно предпринятыми мерами, проведенными встречами, организованными общими мероприятиями, уже можно рассматривать в качестве позитивного результата, но гораздо приятнее будет относиться к этому как к уверенному подспорью для дальнейшего международного сотрудничества и возможного решения проблем, длительное время остро стоящих перед нашими державами.

Литература:

  1. Японо-российский план действий. 2003. URL: http://www.ru.emb-japan.go.jp/RELATIONSHIP/MAINDOCS/plan.html
  2. Совместное заявление президента РФ и премьер-министра Японии о развитии российскояпонского партнерства. 29 апреля 2013 г. URL: http://www.russia-emb.jp/embassy/news/2013/04/----.html
  3. Василюк Е. А. Некоторые аспекты сотрудничества РФ и Японии в решении глобальных проблем и обеспечении безопасности в АТР // Власть. 2015. № 10.
  4. Концепция внешней политики Российской Федерации. 2013. 12 февр. Пункт 76. URL: http://archive.mid.ru//brp_4.nsf/0/6D84DDEDEDBF7DA644257B160051BF7F
  5. О состоянии и перспективах развития российско-японских отношений на современном этапе. МИД РФ. Режим доступа: Научно-образовательный журнал для студентов и преподавателей «StudNet» № 10/2020. URL: https://www.mid.ru/perspektivy-rossijsko-aponskih-otnosenij
  6. Хомячук В. Б. Перспективы российско-японского сотрудничества в сфере безопасности // StudNet. 2020. № 10.
  7. Совместное заявление министра иностранных дел Российской Федерации и министра иностранных дел Японии по борьбе с международным терроризмом. URL: http://archive.mid.ru//bdomp/ns-rasia.nsf/1083b7937ae580ae432569e7004199c2/432569d80021985f43256b5600336e74!OpenDocument
  8. Магдеев Р. Р., Халиуллина А. А. Динамика экономических отношений между Японией и Россией, основные мотивы // Modern Oriental Studies. 2019. № 2.
Основные термины (генерируются автоматически): Япония, Россия, Российская Федерация, Азиатско-Тихоокеанский регион, Китай, РФ, российский рынок, современный этап, экономическое сотрудничество, японский бизнес.


Задать вопрос