Корпорация-государство и его место в этапизации развития капитализма | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 24 апреля, печатный экземпляр отправим 28 апреля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №15 (357) апрель 2021 г.

Дата публикации: 09.04.2021

Статья просмотрена: 61 раз

Библиографическое описание:

Головин, Ю. Р. Корпорация-государство и его место в этапизации развития капитализма / Ю. Р. Головин. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 15 (357). — URL: https://moluch.ru/archive/357/79861/ (дата обращения: 14.04.2021).



Современная наука оставляет нерешенным один из важнейших вопросов политэкономии, заключающийся в неопределенности стадии современного капитализма. Его нельзя назвать империализмом, поскольку его форма во многом отлична от классической модели, выведенной В. И. Ульяновым, но и не находит определённости в многообразии теорий отечественных и зарубежных ученых. Сегодняшний капитализм претерпевает одну очень заметную мутацию — образование корпораций-государств, как называет их А. И. Фурсов. Это экономическое и политическое новообразование свидетельствует о том, что в эволюции капиталистической системы проявляется новый этап.

Ключевые слова: корпорация-государство, регион-государство, ультраимпериализм, транснациональная корпорация, государство, нация-государство.

Национальные государства или нации-государства испытывают серьёзный кризис/упадок и близки к своему отмиранию. Этому есть несколько проявлений и причин одновременно: постепенная утрата национально-государственного и экономического суверенитета под вмешательством и влиянием фактора «транснационального характера»; политическое пространство и буржуазно-рыночная цивилизация глобализуются, производительные силы становятся мировыми, обобществляются глобально; нация-государство утратило монополию на государственную власть и легитимное насилие; государство избавляется от своих основных функций, предоставляя их бизнес-структурам, оставляя за собой только административный функционал; кризис идентичности говорит о попутном глобализации распространении космополитизма. «…все более сомнительными становятся концепты «нации», «народа», относительно которых высказываются, что они больше не репрезентируют существующие реалии» [6, с. 56]. Кроме того, национальное государство становится неконкурентоспособным по отношению к растущей мощи и влиянию транснациональных корпораций. Такие структуры как ТНК (транснациональны корпорации) и являются, в сущности, диктатом действий институту государства. «По мере того как транснациональная экономика укрепляла контроль над миром, она подрывала основы существования основного и с 1945 г. универсального института международной политики — территориального государства-нации» [5]. Глобализация медленно подводит нацию-государство к тому, что второе теряет возможность принимать решения на национальном уровне, «государственный и локальный уровни отошли на второй план, а глобальный и региональный вышли на первый» [9], весь контроль ведется на уровне наднациональном. Такие тенденции сулят смену государства национального на государство совершенного иного типа.

Сменщиком традиционной нации-государства становится так называемая корпорация-государство. Этот термин определяется А. Хариным как «организация, складывающаяся в период глобализации, подминающая под себя органы государственного управления и ставящая на первое место в своей деятельности корпоративную выгоду (прежде всего, экономические интересы)» [10, с. 76]. То есть это некоторый гибрид корпорации и государства. Как можно судить по данному ранее определению, корпорация-государство ставит перед собой экономический императив выше социальных и политических. А. И. Фурсов даёт такое определение: «корпорация-государство — это такой административно-экономический комплекс, который, будучи хотя бы формально госаппаратом, играет самостоятельную и определяющую роль в данной стране; который в то же время ставит политико-экономические национальные интересы этой страны в зависимость от экономических аппаратно-ведомственных (корпоративных) или, по крайней мере, рассматривает первые сквозь призму вторых; который приватизировал в своих интересах характерные для государства как для института властные функции (приватизация власти-насилия) и в то же время отказался от выполнения большей части характерных для государства социальных обязательств и функций (или резко сократил их)» [9]. Термины, употребляемые синонимично «корпорации-государству», встречаются в работах К. Омаэ, называвшем такой тип государства регион-экономикой/регион-государство, а также в трудах Ф. Боббита, что называл сменщиком национального государства рынок-государство. Регион-экономика является по К. Омаэ естественной деловой единицей глобальной информационной экономики. Определение РГ по А. Н. Харину: «…это объединение нескольких государств или регионов, прежде всего, в экономических целях, активно выступающее в качестве самостоятельного субъекта на международной арене и преследующее, прежде всего, экономические интересы» [11]. РГ экономически автономна; можно привести следующие примеры регион-экономик: Силиконовая долина в США, агломерация Сан-Паулу в Бразилии, Сютокэн и Кансай в Японии, Северная Италия, Баден-Вюртемберг. Образование корпорации-государства происходит в две ступени: нация-государство через промежуточную стадию государства-корпорации переходит в состояние корпорации-государства (промежуточное состояние отличается от конечного тем, что ещё сохраняет в некоторой степени важность политического императива, в то время как последняя ступень характеризуется полной ориентацией на экономическую выгоду). Толчком к развитию такой трансформации может быть смена курса государства на прибыль, обусловленное формированием внутри него властных групп крупных капиталистов, связанных с ТНК. Государство-корпорация возникает на почве крупного ТНК [10]. Этот процесс преобразования традиционной формы государство в рынок-государство сопровождается на фоне глобализации рынка и капитала денационализацией, десоциализацией и детерриториализацией государства. Десоциализация объяснима тем, что корпорация-государство не имеет интереса социального обеспечения населения, угасающего под его давлением, нации-государства. Денационализация связана с процессами интернационализации космополитического рода. Детерриториализация обусловлена выхождением ТНК, крупных обобществленных капиталов, внутренних экономических союзов, находящих внутри страны за территориальные границы, образуя сеть с другими корпорациями. Так происходит процесс формирования мировой корпоратократии, основанной на идеях неолиберализма, представляющей собой сеть разбросанных по миру государств-кланов. Институт государства в результате таких изменений существует внутри страны только лишь как административный компонент, метрополия по отношению к неоколониям и средство репрессивного усмирения волнующихся/несогласных с переменами пролетаризированных масс. Важно заметить, что перерождение нации-государства в корпорацию-государство сопровождается геноцидом, необходимым для снижения количества населения до необходимого рентабельного уровня, способного обеспечить нужды корпорации-государства. Примерами корпораций-государств можно назвать следующие организации: Калийский наркокартель, Mittal Group (под руководством Лакшими Миталла КГ образовалось в Либерии), МВФ (Международный валютный фонд), а также такие суперорганизации и суперструктуры как Barclays, JP Morgan Chase, Goldman Sachs, Merrill Lynch, Morgan Stanley, Bank of America, UBS, Deutsche Bank, Société Générale, Credit Suisse.

Основным вопросом, поставленным нами на повестку, является проблема определения места корпорации государства в периодизации развития капитализма. Сегодня прочные позиции сохраняет этапизация эволюции капиталистической системы предложенная в рамках марксизма-ленинизма. Как утверждает В. И. Ленин в его очерке «Империализм как высшая стадия капитализма», окончательным этапом развития капитализма является империалистический этап, когда «…международные картели показывают, до какой степени выросли теперь капиталистические монополии и из-за чего идёт борьба между союзами капиталистов» [4]. Империализм характеризуют как эпоху неоколониализма и войн за передел мира. Стоит заметить, что современный капитализм стал постимпериалистическим, поскольку в нём не наблюдается тех внешних антагонистических отношений между монополиями, а наоборот идет подобное тому, что описывал реформист Н. И. Бухарин как «организованный капитализм». Основное положение Бухарина такого: «Государственный капитализм в его завершенной форме означает... замирание конкуренции внутри капиталистической страны и величайшее обострение конкуренции между капиталистическими государствами» [2]. То есть монополии снижают накал противоречий в границах одной страны, при обострении внешних противоречий, усилении борьбы за рынки сбыта. Реформисты (Н. И. Бухарин, А. Рыков, М. Томский) выделяют такой базовый тезис теории организованного капитализма: организованный капитализм характерен тем, что снижает уровень конкуренции до минимума, сводя хозяйствование к плановости, что вызывает в свою очередь прекращение кризисов и нулевой риск их прихода. Организованный капитализм является феноменом смягчения противоречий как внутренних, так и внешних в системе рынка. Из теории организованного капитализма исходит теория сверхимпериализма, образующегося в «утробе» первого после накопления достаточной экономической базы, необходимой для развития следующего этапа, основанная на гипотезе о возможном прекращении войн от потери экономических мотивов для них (войн) в следствие переплетения международного капитала. По предположению ревизионистов, такой капитализм должен сделать государство социальным. Так мы приходим в наших рассуждениях к тому, что концепция корпорации-государства не вписывается в теорию организованного капитализма и сверхимпериализма, так как корпорация-государство по природе свой антисоциально.

Без сомнения, здесь могла бы быть актуальна теория «Ультраимпериализма» Карла Каутского, который сформулировал его определение наиболее точно в своей работе «Империализм» 1914 года: «…не исключена возможность того, что капитализм пройдет еще одну фазу «сверх», или «ультраимпериализма», когда политика картелей распространится на внешнюю политику и международный союз империалистических держав, общая эксплуатация мира интернационально объединенным финансовым капиталом устранит соперничество национальных финансовых капиталов между собой» [1]. В конце концов, по мнению Каутского, возникнет ультраимпериализм, состоящий из абсолютных монополий. По принципу: одна отрасль (один рынок) — одна монополия. Каутский понимает ультраимпериализм как мирный капитализм с образованием надгосударственных монополий, где произошел взаимный договор капиталистов об ослаблении протекционизма по отношению друг ко другу, что удаляют перспективу войн на экономической почве.

Концепт корпорации-государства, по нашему мнению, наиболее адекватен в рамках отечественной теории об «Ультраимпериализме» М. Г. Суслова, который предлагает рассматривать ультраимпериализм как «…третью, «наднациональную» стадию развития капитализма, на которой технологическое и организационное обобществление производительных сил переросло рамки национальных государств, превращая их фактически в мировые производительные силы» [7]. Михаил Григорьевич Суслов понимает выделенную им стадию как период образования ТНК и господства экономически развитых стран, когда все страны мира вступают в участие в буржуазно-рыночных отношениях. Как было замечено ранее, корпорации-государства существуют вне территориальных границ, представляя собой наднациональное образование, свободно взаимодействующее с мировым капиталом, вмешивающееся и вытесняющее нацию-государство с позиций давления. Схожую среду описывает в своей работе Суслов: «На стадии ультраимпериализма элементы конкурентной борьбы в рамках национальных государств и на международной арене ещё сохраняются, но экономические блоки и союзы ряда государств переходят к контролированию, регулированию, а иногда и планированию экономических процессов, как в отдельных государствах, так и в масштабах мирового хозяйства, что повышает маневренные возможности не только отдельных государств, но и мировой буржуазной системы в целом» [7]. Также корпорации-государству свойственно глобализация капиталов, «коллективизация», то есть размывание собственности крупных капиталистов в капитале корпорационном. На стадии ультраимпериализма персонификация капитала ещё заметнее уменьшается и становится минимальной. От акционерных обществ до гигантских транснациональных корпораций идёт «обезличка» капитала, его «коллективизация». «На стадии ультраимпериализма продолжается централизация и концентрация капиталов, но теперь уже не только в национально-государственных границах, но и в более широких международных масштабах» [7]. Также Суслов отмечает, что на этапе ультраимпериализма в условиях насильственного поддержания мира в рамках глобалистской идеологии буржуазия становится дихотомической — национальной и наднациональной. Наднациональная буржуазия представляет здесь уровень «надгосударственного … управления государством», национальные элиты становятся рекрутами кадров для «мировой элиты». «Традиционная государственная власть на национальном уровне дополняется наднациональной, ведущие буржуазные государства создают Европарламент, Международный суд и другие международные организации…» [7]. Как замечает Суслов «Блоки, союзы и другие объединения образуют своеобразные сверхгосударства, которые всё заметнее влияют на положение дел в мире» [7]. Так М. Суслов подводит своё рассуждение к понятию «сверхгосударства», которое по своим чертам и свойствам близкого к регион-государству. В таком контексте к РГ можно отнести страны, деятельность которых ведет к появлению крупного экономического пространства, постепенно превращающегося в значимый субъект международных экономических отношений. Суслов, аналогично К. Омаэ, понимает регион-экономики как подобие конфедераций, нарождающееся в глобализационный период. Замечателен также тот факт, что РЭ решает проблемы через использование глобальных ресурсов, при том одна регион-экономика в большей степени связан с другими РЭ, чем со своей собственной страной, что свойственно картине мира в рамках ультраимпериализма по Суслову, ведь «в период ультраимпериализма, складывания транснациональных корпораций и экономического господства небольшой группы высокоразвитых стран, в буржуазно-рыночные отношения втягиваются фактически все страны мира» [7]. Так нация-государство смещает свой курс на достижение экономической конкурентоспособности, что соответствует первой стадии образования корпорации-государства по Фурсову А. И. Также М. Г. Суслов замечает, что денежный капитал срастается с промышленным, образуя мощные финансово-промышленные группы, ТНК генерируют с государствами и межгосударственными союзами сращения. Это тождественно пути образования корпорации-государства, которое на финальной стадии берет государство (как институт) под свой полный контроль.

Таким образом, можно сделать вывод, что наиболее уместно корпорация-государство вмещается в определение ультраимпериализма М. Г. Суслова, чем гипотетически может обрести своё место в периодизации развития капитализма как явление ультраимпериалистическое.

Литература:

  1. Karl Kautsky. Ultra-imperialism [Электронный ресурс] // Die Neue Zeit. — 1914. — № 11. — режим доступа: https://www.marxists.org/archive/kautsky/1914/09/ultra-imp.htm.
  2. Бухарин, Н. И. Из заявления Н. И. Бухарина в Политбюро ЦК ВКП(б) // Правда. — 1929. — № 117. — С. 3.
  3. Каутский К. Империализм // К. Каутский. Демократия и социализм. Фрагменты работ разных лет. — М., — 1991. — С. 20.
  4. Ленин В. И. Полное собрание сочинений: в 55 т. / В. И. Ленин; Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС — 5-е изд. — М.: Гос. изд-во полит. лит., 1969. — Т. 27. Август 1915 ~ июнь 1916. — С. 299–426.
  5. Логинов А. В. Кризис современного государства и идеология космополитизма // Вестник РГГУ. Серия «Философия. Социология. Искусствоведение». — 2011. — № 15 (77). — С. 22–30.
  6. Мальцев, К. Г. Ломако Л. Л. Кризис государства-нации как проблема социально-политической философии / К. Г. Мальцев // Вестник ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина. — 2020. — № 1. — С. 55–64.
  7. Суслов, М. Г. Об анархизме наших дней. (Критический анализ программных документов РКРП [Текст] / М. Г. Суслов. — Пермь: Издание автора, 2004. — 155 с.
  8. Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927–1939. Документы и материалы. В 5 т. Т. 1. Май 1927 — ноябрь 1929 / РАН, Ин-т рос. истории, Федер. архив. служба России, Рос. центр хранения и изучения документов новейшей истории, Гос. архив Российской Федерации, Рос. гос. архив экономики, Рос. гос. воен. архив, Центр. архив Федер. службы безопасности России, Бостон колледж (США), Ун-т Торонто (Канада), Ун-т Мельбурна (Австралия), Бирмингемский ун-т (Великобритания), Сеульский гос. ун-т (Республика Корея), под ред. В.Данилова, Р.Маннинг, Л.Виолы. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 1999. — 880 с.; ISBN 5–8243–0006–2, ISBN 5–8243–0040–2.
  9. Фурсов, А. И. Корпорация, оно же государство // Эксперт Украина. — 2006. — № 7 (58).
  10. Харин, А. Н. Корпорация-государство как альтернатива современному государству // Власть. — 2012. — № 9. — С. 76–79.
  11. Харин, А. Н. Регион-государство: тенденции и реальность // Власть. — 2013. — № 1. — С. 161–165.


Задать вопрос