Природа внутригрупповых конфликтов в органах местного самоуправления как фактор, затрудняющий функционирование системы государственной службы | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №7 (349) февраль 2021 г.

Дата публикации: 15.02.2021

Статья просмотрена: 5 раз

Библиографическое описание:

Горбунов, А. Ю. Природа внутригрупповых конфликтов в органах местного самоуправления как фактор, затрудняющий функционирование системы государственной службы / А. Ю. Горбунов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 7 (349). — С. 94-97. — URL: https://moluch.ru/archive/349/78599/ (дата обращения: 05.03.2021).



Федеральный закон от 27.05.2003 N 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» в ст.3 определяет основные принципы построения и функционирования системы государственной службы, среди которых обозначена открытость государственной службы и ее доступность общественному контролю, объективное информирование общества о деятельности государственных служащих, законность; приоритет прав и свобод человека и гражданина, их непосредственное действие, обязательность их признания, соблюдения и защиты.

Повышенный уровень конфликтогенности отличает современный институт муниципальной службы и порождает множество противоречий, важнейшее из которых, на наш взгляд, — потребность субъектов управления в высоких статусах для возможности самореализации, а с другой стороны — жесткие границы групповых норм и административных правил, мешающих указанным субъектам иметь реальную свободу деятельности.

Ключевые слова: система государственного управления, принцип законности, конфликт интересов.

На современном этапе реформирования местного самоуправления в Российской Федерации одним из главных направлений является совершенствование правовых основ муниципальной службы. Механизм управления развитием общества в начале XXI в. претерпевает существенные изменения, обусловленные становлением институтов гражданского общества, усилением роли государства в системе социальных регуляторов, возрастанием значении норм и принципов правового регулирования. В этих условиях возникает необходимость исследования возникающих внутри данных структур конфликтов и определения путей их разрешения, преодоления и предотвращения негативного влияния конфликта на деятельность организации в целом.

Возникающие в деятельности муниципальных и государственных служащих конфликты непосредственно влияют на выполнение чиновниками их профессиональных обязанностей, а также оказывают косвенное влияние как на общество в целом, так и на отдельных граждан и определенные социальные группы.

Исследование сущности конфликтов в социологии управления, установление характерных признаков управленческих конфликтов, а причин их возникновения и типологизации проводилось в работах Ю. В. Андрияновой [2], Ю. А. Головиной [3], П. А. Лобанова [4], Г. Ю. Мицык [5] и др. На основании работ большинства указанных исследований мы приходим к выводу, что в основе отличия конфликтов среди муниципальных служащих лежит социальный статус чиновника, а также предпосылки, причины зарождения, условия протекания и вопросы социального управления.

Так, между Д. и М. с одной стороны и Администрацией ГО «Город Калининград» было заключено мировое соглашение. Проанализировав ход рассмотрения гражданского дела № 2–1731/2012 г. и состоявшиеся в его рамках судебные акты, выявив обстоятельства, заявленные в качестве вновь открывшихся (дело № 8Г-14460/2020 [88–16281/2020]), полагаем, что в основе длительного судебного спора между Администрацией ГО «Город Калининград» и гражданами лежит именно внутригрупповой конфликт между работниками отделов Администрации ГО «Город Калининград» — юридическим, муниципальным казенным учреждением «Капитальный ремонт многоквартирных домов» и Комитетом экономики и финансов (ранее — Комитетом экономики, финансов и контроля).

При этом конструктивный конфликт, выраженный в поисках возможности структурными подразделениями исполнительно-распорядительного органа Администрации ГО «Город Калининград» выполнить решение Московского районного суда по делу № 2–1731/2012 г. от 09.10.2012 г. — выполнить капитальный ремонт общего имущества МКД — на протяжение длительного времени не решался, что привело к возникновению деструктивного конфликта. Конструктивный конфликт выражался в стимулировании развития организации в решении вопроса о капитальном ремонте с учетом федеральных, региональных и локальных нормативно-правовых актов. Обращения в суд были инициированы разногласиями, возникающими между Администрацией как исполнительно-распорядительным органом и МКУ «КР МКД» как муниципальным казенным учреждением в пределах их полномочий.

Однако на протяжение длительного — с 2011 по 2016 гг. — периода времени источник разногласий устранен не был. Более того, в конфликт были вовлечены депутаты Калининградской Областной Думы, обосновавшие «экономическую нецелесообразность проведения работ по капитальному ремонту общего имущества МКД».

Сложилась парадоксальная ситуация, при которой структуры Администрации ГО «Город Калининград» спровоцировали по сути внутригрупповой конфликт, который являлся не просто суммой межличностных конфликтов, а результатом столкновения между структурными подразделениями — то есть членами группы, что негативно повлияло на групповую динамику и эффективность работы организации в целом. Внутригрупповой конфликт в рабочей сфере привел к разрушению целостности группы, возникновению психологического напряжения и негативному проявлению внутригруппового конфликта. Данное проявление выразилось в том, что обязательства по капитальному ремонту общего имущества МКД Администрацией ГО «Город Калининград» не выполнены, решение суда по сути подменено иным актом — мировым соглашением от 24.03.2017 г., которым закреплен способ исполнения решения суда, ранее признанный Судебной коллегией по гражданским делам Калининградского областного суда ненадлежащим способом. Бюджетные денежные средства перечислены на расчетный счет физического лица с грубейшими нарушениями норм жилищного и бюджетного законодательства.

Основные негативные последствия возникшего конфликта — разрушение внутригрупповых связей. Поскольку конфликт в организации является состоянием социально‐психологических, экономических или иных отношений субъектов, выражающийся крайней степенью обострения противоречий сторон, то в данном примере мы находим общие причины, характерные для конфликтных ситуаций:

на первом плане всегда находятся экономические и социально-политические причины, поскольку деятельность Администрации ГО «Город Калининград» жестко регламентирована и любое движение денежных средств может быть расценено как нецелевое;

социально-демографические причины, в том числе обусловленные полом, возрастом работников, их принадлежностью к этническим группам, что в условиях анклавности Калининградской области приобретает остро выраженное социальное значение;

социально-психологическое причины (коллективные мнения, настроения, групповые мотивы, взаимоотношения между отделами);

индивидуально-психологические причины высокопоставленных чиновников, принимающих решения [6]. В рассматриваемом примере четко прослеживается тенденция не доводить до вышестоящего руководства полную информацию, касающуюся возникшего конфликта, заведомое умалчивание сотрудниками отдела правовой экспертизы Администрации ГО «Город Калининград» информации, касающейся невозможности исполнения решения суда и судебных актов, принятых в его рамках, конфликт интересов МКУ «КР МКД» и Государственной Жилищной комиссии Правительства Калининградской области, которая требовала от чиновников надлежащего исполнения решения суда.

На протяжение длительного времени проблема не решалась, что привело к дисфункциональным (негативным) последствиям: морально-психологический климат в коллективе ухудшился, вместо того, чтобы решить проблему, чиновники, принимавшие безграмотные решения, формируют «образ врага» в лице граждан, обращающихся по вопросу надлежащего исполнения решения суда в различные инстанции, Администрация выступает вот уже более 2 лет ответчиком по различным искам, предъявляемым в рамках гражданского дела № 2–1731/2012 г. Это порождает неудовлетворенность непричастных к конфликту чиновников, рост текучести кадров, снижение трудовой активности и производительности.

Более того, те же чиновники, которые ранее выступали от лица Администрации с заявлениями о невозможности исполнить решение суда, в настоящее время занимаются понуждением граждан к самостоятельному выполнению капитального ремонта общего имущества МКД за счет их личных денежных средств, что само по себе является грубейшим нарушением служебной этики.

В 2004 году категория «конфликт интересов» законодательно закрепилась на уровне муниципальной и государственной службы, но при этом научно-методической проработке вопросов предотвращения и урегулирования конфликта интересов уделялось крайне мало внимания, что привело к отсутствию понимания типовых случаев конфликта интересов в муниципальной сфере. А это, в свою очередь, повлекло за собой отсутствие не было законодательно закрепленных процедур конфликт-менеджмента и реализующих такого рода процедуры подразделений [7].

В. А. Лобызенкова и Н. В. Коваленко полагают, что межличностный конфликт — наиболее распространенный вид в сфере муниципальных органов самоуправления (конфликт между руководителем и подчиненными) [8]. Таким образом, как любое социальное противоречие, такого рода конфликт отражает отношения общностей и социальных групп, механизмы общностей, взаимодействие личностей внутри них при несовпадении мотивов, интересов, потребностей и стимулов [9].

В рассматриваемом примере конфликтная ситуация возникла в частности по причине недоведения полной и объективной информации до главы Администрации А. Г. Ярошука. Заключенное в рамках гражданского дела № 2–1731/2012 мировое соглашение должно было быть подписано главным распорядителем соответствующих бюджетных средств и к нему должна была быть приложена сводная бюджетная роспись, предусматривающая выделение физическому лицу бюджетных денежных средств субсидии на проведение капитального ремонта общего имущества МКД.

Здесь налицо конфликт интересов Администрации, собственника квартиры № 1 в указанном доме — Д. — и неопределенного круга лиц, у которых денежные средства, предназначенные для капитального ремонта общего имущества МКД на 2017 г., неосновательно изъяты.

Только после исполнения бывшим наймодателем обязанности по ремонту жилых помещений, а также общего имущества МКД, обязанность по производство последующего капитального ремонта лежит на собственниках жилых помещений, в том числе на гражданах, приватизировавших жилые помещения (вопрос 5 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за 2 квартал 2007 г.).

Таким образом, в рассматриваемом конфликте также имеет место открытая форма социальных противоречий между муниципальной службой и населением — конфликт частных и общих интересов (между органами местного самоуправления и населением регионального социума).

На основании изложенного можно сделать вывод об амбивалентной природе внутригрупповых конфликтов в органах местного самоуправления. С одной стороны их можно рассматривать в качестве естественной борьбы за распределение средств и в защиту собственных интересов влиятельных муниципальных служащих, с другой стороны данные конфликты являют собой специфику социально-политической культуры регионального социума.

Литература:

  1. Федеральный закон от 27.05.2003 N 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» (ред. от 23.05.2016)
  2. Андриянова Ю. В. Конфликты среди служащих органов местного самоуправления: сущность и проблема типологизации // Среднерусский вестник общественных наук. 2018. № 4. С. 192–198.
  3. Головина Ю. А. Конфликты правовых идей и концепций: конструктивные и деструктивные аспекты//доклад на Третьем проблемном семинаре на тему «Юридические конфликты: механизмы анализа и усмотрения» для преподавателей, аспирантов и студентов, который был проведен под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. А. Тихомирова в Московском государственном юридическом университете имени О. Е. Кутафина (МГЮА) 26 апреля 2016 г
  4. Управление конфликтами в государственной гражданской службе Российской Федерации: автореферат дис.... кандидата социологических наук: 22.00.08 / Лобанов Павел Александрович; [Место защиты: Рос. акад. гос. службы при Президенте РФ]. — Москва, 2009. — 24 с.
  5. Мицык Г. Ю. Актуальные проблемы урегулирования конфликта интересов в системе муниципальной службы // Концепт. 2014. № 11. С. 1–9.
  6. Ворожейкин И. Е. Конфликтология: Учебник / И. Е. Ворожейкин, Д. К. Захаров, А. Я. Кибанов, В. Г. Коновалова; ред. А. Я. Кибанов. — М.: Инфра; Москва, 2017. С.84
  7. Глазырин Т. С., Козлов Т. Л., Колосова Н. М. Конфликт интересов на государственной и муниципальной службе, в деятельности организаций: причины, предотвращение, урегулирование / отв. ред. А. Ф. Ноздрачев. М., 2018. С.56
  8. Лобызенкова В. А., Коваленко Н. В. Профилактика и управление конфликтами в сфере муниципальной службы // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. 2018. С. 427–433.
  9. Гафиатулина Н. Х., Самыгин С. И. Социальная коммуникация в профилактике конфликтов: учебно-методическое пособие. — М.: РУСАЙНС, 2017. 164 с.
Основные термины (генерируются автоматически): капитальный ремонт, общее имущество, Калининград, государственная служба, внутригрупповой конфликт, конфликт, местное самоуправление, мировое соглашение, муниципальная служба, Калининградская область.


Задать вопрос