Международные договоры Российской Федерации как разновидность источников административного права | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №6 (348) февраль 2021 г.

Дата публикации: 20.01.2021

Статья просмотрена: 141 раз

Библиографическое описание:

Нихайчик, В. Е. Международные договоры Российской Федерации как разновидность источников административного права / В. Е. Нихайчик, Ю. С. Дмитриева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 6 (348). — С. 237-239. — URL: https://moluch.ru/archive/348/77797/ (дата обращения: 16.01.2022).



Рассматривая международные договоры Российской Федерации в качестве значимого источника отечественного административного права, в первую очередь следует определиться с ключевыми понятиями. Для понимания места означенных договоров среди прочих источников административного права представляется необходимым исследовать виды источников права.

Вопросы, связанные с источниками права постоянно служат объектом повышенного внимания как теоретиков, так и практиков, что, прежде всего, обусловлено характерным данной проблематике одновременным существованием фундаментального и ярко выраженного прикладного значения. Представляется, что указанные вопросы служат отправной точкой для познания сущности как права в целом, так и отдельных его отраслей, институтов и норм, включая и административное право, являющееся предметом нашего рассмотрения.

Многие современные отраслевые учёные обращают особое внимание на проблему определения источников и форм тех или иных отраслей отечественной правовой системы.

Представляется целесообразным и даже необходимым остановиться на проблеме соотношения понятий «источник» права и его «форма». Правоведы на протяжении длительного времени дискутируют, какой из указанных терминов удачнее и каково соотношение между ними.

Ряд учёных отстаивают позицию о нетождественности «формы» и «источников» права. Так, известный правовед Е. А. Ершова, апеллируя к трудам Д. А. Керимова, Г. Гегеля и других исследователей общей теории права, указывает на необходимость чёткого разграничения понятий источников и формы права [1].

Некоторые другие учёные считают рассматриваемые понятия «источник права» и «форма права» синонимичными. Например, М. И. Байтин, видный исследователь теории права, основывает свою позицию на том, что как форма, так и источник права представляют собой определённые средства, способы, приёмы выражения воли общества, то есть государственного волеизъявления. Форма демонстрирует внешние проявления права, показывает, в каком виде право существует и функционирует в реальности. Посредством формы государственная воля приобретает доступность и общеобязательность, происходит официальное доведение этой воли до непосредственных исполнителей. С помощью формы право в некотором роде получает «путёвку в жизнь», обретает юридическую силу» [2].

Данные утверждения не лишены смысла, поскольку невозможно существование ни бесформенного права, ни формы права без его содержания. Содержание права наделяется определённой формой, превращаясь в его правовую оболочку.

Таким образом, одностороннее, прямолинейное разрешение соотношения понятий источников и форм права представляется категорически неверным и даже недопустимым. Как показывает анализ правовых норм, «в одних отношениях форма и источник права могут совпадать друг с другом и рассматриваться как тождественные, в то время как в других отношениях они могут значительно отличаться друг от друга и не могут считаться тождественными» [1].

На основе общетеоретических представлений о разделении источников права на первичные и вторичные, можно сформулировать некоторые принципы соотношения формы и источников права.

Данные категории следует считать тождественными, если идёт речь о вторичных, то есть формально-юридических источниках права.

«Таким образом подчёркивается идентичность источника и формы права. При этом форма показывает, каким образом организовано юридическое (нормативное)содержание и выражено вовне, а источник, в свою очередь, указывает, какие юридические или любые другие истоки и факторы предопределяют данную форму и содержание права» [3].

Указанные положения не касаются первичных источников права, поскольку в их случае расценивать источники и формы права в качестве тождественных понятий некорректно. Таким образом, материальные, социальные, идеальные источники права являются определёнными факторами, весьма существенно влияющими на как на процесс правотворчества, так и на правоприменение.

Представляется справедливым, что понятие «источник (форма) права» может рассматриваться в нескольких аспектах. К источникам правав материальном смысле относят те условия жизни общества, которые порождают необходимость правового регулирования определённой сферы государственного управления.

В свою очередь, в идеальном смысле источник права представляет собой правосознание законодателя, который считает, что данную группу общественных отношений необходимо урегулировать соответствующими правовыми нормами.

Источником же права в формальном смысле служат разнообразные формы внешнего выражения содержания общеобязательных формально-определённых правил поведения участников отношений. К данной группе относят нормативные правовые акты, нормативные договоры (включая международные) и судебную практику.

Необходимо отметить, что существующая доктрина права с общего согласия теоретиков предлагает общий, унифицированный подход к вопросу классификации и систематизации источников права. К ним относят принципы права, нормативные правовые акты, правовой обычай, нормативные договоры, правовую доктрину, судебный прецедент и религиозные нормы [4].

В конечном счёте нормативное обобщение источников права оказывается сведённым к перечисленным выше номинациям юридических форм [5]. Данное утверждение находит подтверждение в учебном курсе В. С. Нерсесянца [6]. Проблемы источников права также обстоятельно исследованы в работе М. Н. Марченко, который придерживается сходных позиций по поводу классификации источников права [3].

По нашему мнению, современной юридической науке удалось объединить в типовой классификации основные, чаще всего встречающиеся источники различных отраслей права. Однако все остальные источники оказались либо проигнорированными как второстепенные, либо вовсе незамеченными.

На наш взгляд, следует согласиться с Д. В. Осинцевым и О. В. Соболевым, сформулировавшими два постулата, отражающих тенденции в исследовании источников права [5].

Согласно первому постулату распространённые источники права служат частичным отображением их морфологической картины и требуют дополнения иными разновидностями номинальных выражений соответствующих правовых норм.

Второй постулат гласит, что каждому способу формирования правовой нормы соответствует собственный уникальный источник, значит, между ними необходимо проводить чёткое разграничение, поскольку не следует источники одной отрасли права принимать в качестве эталонных образцов при создании источников другой отрасли права.

Современному международному праву характерно огромное количество норм, источником которых является международный договор. Международный договор в контексте способа создания международно-правовых норм представляет собой выраженное явно соглашение между двумя или более государствами в части признания определённого правила нормой международного права, изменения или упразднения существующих международно-правовых норм.

Согласно ст. 2 Венской конвенции о праве международных договоров [7] под таким договором следует рассматривать «международное соглашение, заключённое государствами в письменной форме». Наименование договора вариативно (договор, пакт, декларация, конвенция, трактат, хартия, обмен нотами и пр.). При этом его на его нормоустанавливающую функцию не влияет ни название договора, ни количество документов, из которых состоит данный договор.

Являясь важнейшим источником административного права России, международные договоры и соглашения регламентируют ряд вопросов организации административно-публичной деятельности и её осуществления, в том числе, такие вопросы как обеспечение обороны и безопасности страны, организация охраны её государственной границы, обеспечение таможенного режима, профилактика и выявление преступлений и иных правонарушений административно-правовыми методами (например, ряд соглашений по линии министерств внутренних дел стран — участников СНГ о сотрудничестве) [8].

Так, ст. 68 договора о Евразийском экономическом союзе [9] регламентирует административную деятельность стран-участниц данного союза. В частности, п. 2 указанной статьи гласит, что административное сотрудничество включает в себя создание механизма предупреждения нарушения поставщиками услуг прав и законных интересов потребителей, добросовестных субъектов рынка, а также общественных (государственных) интересов.

Кроме того, ряд договоров Российской Федерации посвящен вопросам налогообложения, как, например, раздел XVII вышеуказанного договора о Евразийском экономическом союзе полностью посвящён налогам и налогообложению, устанавливает принципы взаимодействия стран-участниц в сфере налогообложения, порядок взимания косвенных налогов и налогообложения доходов физических лиц. Ещё одним примером может служить договор между РФ и США «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал» [10].

В соответствии со ст. 15 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О международных договорах РФ» [11] ратификации подлежат международные договоры Российской Федерации, исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых законов, а также устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом.

Как следует из положения п. 4 ст. 15 Конституции РФ, вступившие в силу на её территории международные договоры, являются источником внутригосударственного права.

Литература:

  1. Мирошник С. В. К вопросу об источниках административного права // Пробелы в российском законодательстве. 2012. № 6. С. 208.
  2. Байтин М. И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). М., 2005. С. 67.
  3. Марченко М. Н. Источники права. М.: ТК Велби; Изд-во Проспект, 2006.
  4. Морозова Л. А. Теория государства и права. М.: Российское юридическое образование. 2010. С. 181–196.
  5. Осинцев Д. В., Соболев О. В. Источники административного права // Вестник ЮУрГУ. Серия: Право. 2016. № 4. С. 110.
  6. Нерсесянц В. С. Теория права и государства. М.: Норма; ИНФРА-М, 2013. С. 132–139.
  7. Венская конвенция о праве международных договоров: (Вена, 23 мая 1969 г.); (вступ. в силу 27.01.1980, для СССР действует с 04.04.1986): [Электронный ресурс]: — СПС «КонсультантПлюс». — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru, 18.04.2018.
  8. О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам: Договор между РФ и Республикой Кыргызстан от 14.09.1992: (ратифицирован Постановлением ВС РФ от 14.01.1993 № 4294–1): [Электронный ресурс]: — СПС «КонсультантПлюс». — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru, 18.05.2018.
  9. Договор о Евразийском экономическом союзе: (Подписан в г. Астане 29.05.2014): (ред. от 08.05.2015): (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.08.2017): [Электронный ресурс]: — СПС «КонсультантПлюс». — Электрон. дан. — Режим доступа: http://www.consultant.ru, 18.05.2018.
  10. Договор между РФ и США «Об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и капитал» от 17 июня 1992 г. Договор ратифицирован Постановлением Правительства РФ от 22 октября 1992 г. № 3702–1 // СЗ РФ. 1990. № 16. Ст. 1938.
  11. Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ (ред. от 01 декабря 2007 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 29. Ст. 2757.
Основные термины (генерируются автоматически): Калининградский филиал, печатный экземпляр, Московский финансово-юридический университет, юридический факультет.


Задать вопрос