История развития законодательства об ответственности за причинение вреда здоровью человека | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №4 (346) январь 2021 г.

Дата публикации: 19.01.2021

Статья просмотрена: 20 раз

Библиографическое описание:

Васильева, Т. С. История развития законодательства об ответственности за причинение вреда здоровью человека / Т. С. Васильева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2021. — № 4 (346). — С. 408-412. — URL: https://moluch.ru/archive/346/77787/ (дата обращения: 08.03.2021).



В статье проанализирована история развития законодательства об ответственности за причинение вреда здоровью человека со времен Древней Руси и до наших дней. На основании проведенного анализа выделены четыре основных этапа, которые отличаются степенью дифференциации преступлений против здоровья человека, видами наказаний, применяемых к лицу, причинившему такой вред и т. д.

Ключевые слова: здоровье, уголовная ответственность, убийство, увечья, телесное повреждение.

Запрет на убийство и избиение был одним из первых табу в человеческой культуре. Прежде всего, это объясняется необходимостью продолжения рода и укрепления общества. Безнаказанность убийства и тяжкого вреда здоровью угрожала человечеству истреблением, поэтому с самого начала эти общественно опасные деяния получили осуждение и были запрещены в локальных сообществах — родах, племенах и тому подобное. Со становлением более крупных человеческих сообществ, вплоть до государственных объединений такое табу обрело форму закона, обязательного для всех его членов.

Одним из первых источников права Древней Руси, в котором говорится об ответственности за причинение вреда здоровью человека, является «Русская Правда». Так, в древнейшей (сокращенной) редакции Правды была установлена ответственность за причинение вреда здоровью. В ст.3 сокращенной редакции Русская Правда различает отдельные случаи побоев и телесных повреждений, влекущих за собой кровную месть и денежное взыскание. Судя по норме, законодатель придавал значение не степени тяжести причиненного потерпевшему вреда, а необходимости установления орудия совершения преступления, то есть в соответствии с законом важным был не сам по себе удар, а оскорбление, вызванное им.

Среди наказаний, предусмотренных за нарушение телесной неприкосновенности, на первом месте стояла кровная месть, однако обязательность талиона (когда мера наказания должна воссоздать вред, причиненный преступлением) в Русской Правде отсутствует. В случаях, когда пострадавший по любым причинам не мог отомстить, вместо мести практиковались денежные взыскания. По мнению историков, уже к тому периоду, когда появилась сокращенная редакция Русской Правды, кровная месть в древнерусском обществе потеряла свое первоначальное значение. В результате правовая оценка побоев и телесных повреждений в древнерусском праве меняется. Уже в расширенной редакции Русской Правды законодатель ставит строгость (размер) назначенного наказания (штрафа — денежного взыскания) в зависимости от тяжести причиненного потерпевшему вреда здоровью. В ней так же предусмотрен штраф в размере 3 гривен за применение физического насилия к иностранцам (ст. 31) [4, c. 128].

Следующим крупным и систематизированным актом, регулирующим в том числе и уголовную ответственность, было Соборное Уложение 1649 г. [6]. В ст. 5 указанного акта сказано: «А будет ранит, а не до смерти убьет, и ему учинить торговая казнь без пощады, и вкинуть в тюрьму на месяц, да на нем же взять раненому за увечье бесчестье вдвое». Кроме ранения указанная норма предусматривает наказание и за причинение тяжкого вреда здоровью в современном их понимании («не до смерти убьет»).

Нормы, которые предусматривали ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью человека, содержались в разных главах. При этом в них различались повреждения, ранения, побои и удары. Квалифицирующими признаками при нанесении телесных повреждений в Соборном Уложении 1649 года названы коварство, нахальство, дерзость, причинение повреждений отцу или матери, судье, приставу или сыну боярскому с государственной грамотой.

Среди указанных выше преступлений против здоровья Соборное уложение 1649 года предусматривало и норму об ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Объективная сторона данного преступления отражалась в действиях, связанных с болезненным надругательством над кем-нибудь, отсечением руки или ноги, повреждением носа, уха или губы, а также выкалыванием глаза. Наказывались такие деяния отсеканием руки и взысканием денежной компенсации размером 50 рублей.

Следовательно, Соборное Уложение 1649 года уделяло большое внимание дифференциации ответственности за преступления против здоровья, назначая наказания в зависимости не только от тяжести причиненного вреда, но и от объекта, места и даже орудия совершения преступления.

Дальнейшее развитие законодательства связано с принятием в 1715 году Артикула Воинского [5]. В ст. 143 Артикула речь идет о ответственности за причинение ранений и других телесных повреждений ножом или гвоздем. В отличие от Соборного Уложения 1649г., в Артикуле Воинском институты уголовного права были определены более четко. По отношению к преступлениям против здоровья это отразилось на дальнейшей дифференциации в его нормах ответственности за причинение различной степени тяжести телесных повреждений. В нем находит продолжение тенденция увеличения общего количества составов преступления против здоровья человека. Законодатель намеренно выделял в соответствующие артикулы наиболее распространенные на то время насильственные противоправные действия, назначая за них членовредительские (увечья) и телесные наказания. Важным было и то, что Артикул вводил в законодательство положения о судебно-медицинской экспертизе: «Лекари, которые тело мертвое взрезали», должны были предоставить свои показания в суде в письменном виде и «принятию своею подтвердить», что оказалось шагом вперед на пути совершенствования уголовного законодательства за причинение вреда здоровью человека.

Среди других законодательных памятников, предусматривающих ответственность за причинение вреда здоровью человека, следует отметить «Устав благочиния, или полицейский» 1782 года. В нем упоминалось два вида причинения вреда здоровью: увечье или рана. Так, в п. 2 ст. 267 Устава говорилось: «Буде кто учинит увечие или рану, того под стражу, и отослать к суду, где поступать с ним, как законы повелевают».

Устав Законов Российской империи 1832 года предусмотрел те же составы преступлений, что и Соборное Уложение 1649 года и законодательство Петра. Вместе с этим в нем имели место и три важнейших новеллы, которые определили направление дальнейшего развития законодательства об ответственности за причинение вреда здоровью человека. Устав дифференцировал телесные повреждения на раны и увечья. Под увечьем понималось «лишение какого-нибудь члена или приведение оного в бездействие» (ст. 358), а раны определялись как «язвы снаружи тела нанесенные», а также «когда кто прибьет кого до крови, да причинит багровые пятна, или выдернет волосы» (ст. 358, 359). Увечья наказывались строже, чем причинение ран.

Кроме наказания за телесные повреждения назначалось еще и вознаграждение потерпевшему («взыскание бесчестья») в зависимости от тяжести причиненного вреда, что было существенным шагом вперед в законодательстве на пути обеспечения прав и законных интересов лица, потерпевшего от преступления. Кроме того, впервые вся совокупность норм об ответственности за преступления против лица была внесена в один раздел, внутри которого отдельные преступления распределялись по главам с учетом объекта посягательства [2, c. 56].

Вслед за Уставом вступило в силу Уложение о предписаниях уголовных и исправительных 1845 г. Составы преступлений в нем были сгруппированы более чем по 150 направлениям. Одно из них имело название «О нанесении увечий, ран и других повреждений здоровью» и прямо касалось уголовно-правовой охраны здоровья человека (Раздел Х, гл. 3, ст. 1447–1496).

Преступления против здоровья человека определенной систематизации в Уложении 1845 года не получили, хоть и представляли в нем достаточно выделенную однородную группу составов, имевших в своей основе общий непосредственный объект — здоровье человека. Акт различал три разновидности телесных повреждений: увечья, раны и иные расстройства здоровья. Самыми тяжелыми из них считались увечья, которые подразделялись на тяжкие и менее тяжкие. Четких критериев разграничения последних друг от друга закон не предусматривал. Он лишь определял отдельные наиболее характерные признаки каждого из их видов со ссылкой на положения Врачебного Устава.

Глава 3 Раздела X Уложения отличалась от предыдущего законодательства тем, что в ней имелись составы с двойной формой вины, что было связано с составами умышленного нанесения увечья, раны или иного повреждения здоровью, которые привели к смерти потерпевшего (ст. 1484) и умышленного причинения расстройства здоровья, которые так же привели к смерти потерпевшего (ст. 1488). В этих нормах Уложения законодатель объединил, по сути, два самостоятельных, но взаимосвязанных состава преступления — умышленное причинение вреда здоровью и причинение смерти по неосторожности, предусмотрев за них суммарное наказание в виде выселения на каторжные работе сроком от 8 до 10 лет [3, c. 26].

Таким образом, на данном этапе осуществлялись попытки дифференциации уголовной ответственности за совершение преступлений против здоровья человека, причем в качестве возможных критериев избирались как объективные (характер посягательства, тяжесть последствий, способ, орудие преступления и др.), так и субъективные (форма вины, характер умысла, мотив и др.) признаки общественно опасного деяния. Рядом с составами умышленного причинения увечья, раны или иного повреждения потерпевшему закон предусматривал совершение указанных преступлений и по неосторожности (ст. 1494).

Следующим этапом в развитии уголовно-правовой концепции рассматриваемых преступлений стало Уголовное уложение 1903 г., которое вступило в законную силу не полностью (законную силу получили лишь статьи, касающиеся политических преступлений). В его гл. ХХІІ, содержащей 14 статей, «О телесных повреждениях и насилии над личностью» (ст. ст. 467–480), были предусмотрены преступления против здоровья. В отличие от Уложения 1845 года в Уголовном Уложении составы указанных преступлений предусматривают более четкую систему оценки тяжести вреда здоровью. Составы о телесные повреждения, в зависимости от тяжести причиненного для здоровья потерпевшего вреда, разделяли на тяжкие, весьма тяжкие и легкие телесные повреждения.

В Уложении 1903г. предусмотрены девять возможных признаков «весьма тяжкого телесного повреждения» (ст. 467). К ним относились семь известных еще по составу тяжкого увечья Уложения 1845 года признаков: потеря зрения, слуха, языка, руки, ноги, производительной способности и непоправимое изуродование лица, а также два новых — расстройство здоровья, опасное для жизни и душевная болезнь. Статья 467, помимо основного состава преступления, предусматривала также квалифицированный, определяя большее наказание при наступлении смерти потерпевшего (основной состав — 8 лет каторги, квалифицированный — до 10 лет).

В целом, в Уложении 1903 г. ответственность за причинение телесных повреждений была более дифференцированной и обоснованной, чем в Уложении 1845 г. Во-первых, и отягчающие, и смягчающие обстоятельства совершения преступлений находились в рамках, как правило, одной статьи, что значительно упрощало правоприменительный процесс. Во-вторых, в законодательстве появились новые квалифицирующие и привилегированные признаки, которые позволяли в большей степени учитывать специфику совершаемых посягательств [1, c. 158].

В Уголовном Кодексе РСФСР 1922 г. [8] ответственности за причинение телесных повреждений был посвящен специальный раздел 2 гл. 5, куда были включены нормы об ответственности за преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности. Разработчики УК РСФСР дифференцировали телесные повреждения на тяжкие, менее тяжкие и легкие. Умышленное нанесение удара, побоев и иных насильственных действий, а также пытки и мучения были выделены в отдельные статьи Кодекса.

Таким образом, принятие в 1922 г. первого Уголовного Кодекса РСФСР и закрепление в нем ответственности за преступления против здоровья человека выступили, на определенном этапе развития нашего общества, важной гарантией обеспечения защиты граждан от преступных посягательств. Важную роль сыграли в этом и изданные в 1922 г. на уровне Минздрава Правила для составления заключений о тяжести повреждения, которые поспособствовали достижению более полного понимания сути составов соответствующих норм УК РСФСР и четкому применению их на практике.

Принятый вслед за Основными началами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. [9]исключил из числа тяжких телесных повреждений такой их вид, как «повреждения, повлекшие за собой опасное для жизни расстройство здоровья, предусмотрев вместо него «иное расстройство здоровья, соединенное со значительной потерей трудоспособности», то есть ввел в уголовный кодекс экономический критерий. Одновременно законодатель отказался и от трехступенчатого деления повреждений, заменив его на двухступенчатое: тяжкие и легкие телесные повреждения. Последние впервые в советском законе делились на два вида: легкие телесные повреждения, повлекшие или не повлекшие расстройство здоровья.

Уголовный кодекс УССР 1960 г. предусмотрел средней тяжести телесное повреждение (ст. 102) вместе с тяжким (ст. 101) и легким телесным повреждением (с. 106). В свою очередь, легкое телесное повреждение делилось на два вида: которое повлекло за собой кратковременное расстройство здоровья или кратковременную утрату трудоспособности и такое, которое не привело к указанным последствиям. В УК РСФСР 1960 года различали простое умышленное тяжкое телесное повреждение и квалифицированное. В сравнении с текстом УК РСФСР 1926 года здесь в состав простого умышленного тяжкого телесного повреждения были включены новые признаки, состоящие в: опасности для жизни, расстройстве здоровья, соединенном со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть и прерывании беременности (часть 1 статьи 108). Новый квалифицирующий признак преступления, предусмотренный частью 2 статьи 108 УК РСФСР 1960 года, был сформулирован как совершение данного преступления особо опасным рецидивистом.

УК УССР 1960 г. вернулся к трехступенчатой классификации телесных повреждений (тяжкие, средней тяжести и легкие).

Таким образом, в результате проведенного анализа, обобщено, что законодательство об ответственности за причинение вреда здоровью человека прошло в своем развитии такие этапы:

— первый связан с возникновением письменности и появлением законодательства Древней Руси — характеризуется появлением первых норм об уголовной ответственности за преступления, причиняющие вред здоровью человека. При этом соответствующие нормы еще не объединяются в отдельные акты, разрознены и не систематизированы;

— второй период — уголовное право централизованного государства. Он начинается принятием воинского артикула Петра І (1715 г.), характеризуется началом дифференциации составов преступлений и уголовной ответственности за причинение вреда здоровью человека;

— третий этап становления уголовного права относится к эпохе советского уголовного права, характеризуется появлением четкой дифференциации степени тяжести причинного преступлением вреда, введением в уголовный закон медицинских и экономических критериев ее установления, формированием системы преступлений, направленных на причинение вреда здоровью человека;

— четвертый этап начался с принятия действующего Уголовного кодекса Российской Федерации [7], нормы которого буду проанализированы ниже, и продолжается в настоящее время.

Литература:

  1. Авдеев, В.А., Авдеева, Е. В. Механизм уголовно-правового регулирования преступлений против жизни и здоровья в истории российского права / В. А. Авдеев, Е. В. Аведеева // Lex Russica. — 2018. — № 10 (143). — С. 157–165.
  2. Авдеева, О. А. Правовое регулирование уголовных правоотношений в России (IX—XVIII вв.): монография / О. А. Авдеева. — Иркутск, 2012. — 148 с.
  3. Долголенко, Т. В. Преступления против жизни и здоровья. — М.: Проспект, 2016. — 202 с.
  4. Зубкова, В. И. Преступления против личности по законодательству России: история, законодательство и практика: монография / В. И. Зубкова. — М., 2016. — 280 с.
  5. Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года. — СПб.: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1830. — Т. V. 1713–1719, № 3006. — С. 203–453.
  6. Соборное уложение 1649 года: Текст, комментарии / Ред. коллегия: В. И. Буганов, М. П. Ирошников, А. Г. Маньков (рук. авт. колл.), В. М. Панеях; Подг. текста Л. И. Ивиной; Комментарии Г. В. Абрамовича, А. Г. Манькова, Б. Н. Миронова, В. М. Панеяха; Рецензенты: Ю. Г. Алексеев, А. Л. Шапиро; Институт истории СССР АН СССР, Ленингр. отд-ние. — Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1987. — 448 с.
  7. Уголовный кодекс Российской Федерации: Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  8. Уголовный кодекс РСФСР от 01.06.1922 г. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_2950/ (дата обращения: 09.01.2021).
  9. Уголовный кодекс РСФСР от 22.11.1926 г. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikisource.org/wiki/ Уголовный_кодекс_РСФСР_1926_года/Редакция_05.03.1926 (дата обращения: 09.01.2021).
Основные термины (генерируются автоматически): здоровье человека, причинение вреда, повреждение, здоровье, преступление, расстройство здоровья, Соборное Уложение, ответственность, уголовная ответственность, тяжкий вред.


Ключевые слова

уголовная ответственность, здоровье, убийство, увечья, телесное повреждение
Задать вопрос