Основные аспекты доктринального подхода при совершении сделок в обход закона в англосаксонских странах | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №47 (337) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 16.11.2020

Статья просмотрена: < 10 раз

Библиографическое описание:

Зайцева, А. И. Основные аспекты доктринального подхода при совершении сделок в обход закона в англосаксонских странах / А. И. Зайцева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 47 (337). — С. 279-281. — URL: https://moluch.ru/archive/337/75247/ (дата обращения: 08.03.2021).



Центральное место в системе источников права англосаксонских стран, и в том числе имеющих значение при квалификации сделок в «обход закона», занимает судебный прецедент, а также выработанные судебной практикой доктрины [1, с. 381].

Следует отметить, что большинство доктрин, применяемых судами в англо-американских странах, изначально имели больше практический характер и только потом получили законодательное или доктринальное выражение, только подтвердивших их ценность.

Доктрины наряду с прецедентами являются действенным способом борьбы с «обходом закона». Для англосаксонской правовой семьи важнейшим аспектом права является гибкость и широта охвата доктрин, которые повышают их эффективность по сравнению с буквой закона, что обеспечивает немногочисленное количество дел, связанных с «обходом закона», поскольку широта охвата доктрин позволяет распространить их действие на все категории гражданско-правовых сделок [2, с. 113].

Особое практическое значение в делах, связанных с «обходом закона», приобрели следующие доктрины: доктрина «чистых рук», доктрина экономического анализа, о которой ранее уже упоминалось в настоящем исследовании, также именуемая как «доктрина экономической сущности», «доктрина деловой цели.

Предлагаем начать с доктрины «чистые руки», содержание которой дословно сводится к следующему: «Принцип, в соответствии с которым сторона не может претендовать на средство судебной защиты по праву справедливости либо добиваться судебной защиты по праву справедливости, если эта сторона нарушила один из принципов справедливости, например, не была добросовестной». Доктрина также часто излагается как «те, кто стремится к справедливости, должны действовать по справедливости» или «справедливость должна исходить из чистых рук».

Доктрина «чистых рук» используется в американском патентном законодательстве для отказа в правовой помощи патентообладателю, который совершил ненадлежащее поведение, например, использовав патент для расширения монопольной власти за пределы патентных притязаний. Также доктрина используется в качестве инструмента противодействия стороне, действовавшей в «обход закона» при заключении сделки. В таком случае, при доказанности обстоятельств недобросовестности стороны, такой стороне отказывается в применении средств судебной защиты. Но также и истец вправе доказать «нечистые руки» ответчика, чтобы потребовать других средств правовой защиты и препятствовать ответчику отстаивать справедливые положительные возражения [1, с. 95].

Далее рассмотрим доктрину экономического анализа, содержание которой уже раскрывалось ранее в данной работе. Напомним, что данная доктрина анализирует законоположения с точки зрения экономической целесообразности совершения юридически значимых действий. Экономическая целесообразность всегда представляет интерес для сторон, когда дело доходит до заключения хозяйственных сделок, в связи с чем при экономической неэффективности закона стороны могут не следовать ему, а применять условия, исходя из существа совершаемой сделки.

В основе доктрины экономического анализа лежит целый ряд прецедентов: США против корпорации «Железные Дороги штатов Орегон и Вашингтон» 1918 г., Грэгори против Хэлверинг 1935 г., Кнетч против Соединенных Штатов 1960 г., Гольдштейн против Коммиссара 1966 г., а также иные дела. Однако фундаментом для указанной доктрины стало дело «Грэгори против Хэлверинга» 1935 г., суть которого заключается в следующем.

Эвелин Грэгори принадлежали все акции компании United Mortgage Company. Она также являлась владельцем 1000 акций корпорации Monitor Securities Corporation.

Эвелин Грэгори хотела приобрести акций компании Monitor Securities Corporation для дальнейшей продажи и получения прибыли. Используя правовой способ передачи прав на акции, а именно их передача от United Mortgage Company как дивидендов, она была бы вынуждена заплатить большой налог вследствие такой передачи. С целью обхода налогового законодательства Эвелин Грэгори придумала определенную схему.

18 сентября 1928 г. была зарегистрирована компания Averill Corporation, учредителем которой являлась Эвелин Грэгори. Через три дня решением Эвелин Грэгори было определено передать все акции корпорации Monitor Securities Corporation, принадлежащих на тот момент компании United Mortgage Company, только что созданной организации Averill Corporation. В свою очередь Averill Corporation никакие другие сделки не совершала и не собиралась совершать.

При обходе налогового законодательства все акции компании United Mortgage Company перешли к Эвелин Грэгори, а она передала право собственности на эти акции фирме Monitor Securities Corporation. Все акции новой компании Averill Corporation принадлежали Эвелин Грегори, которая владела только 1000 акциями Monitor Securities Corporation. 24 сентября 1928 г. Averill Corporation была ликвидирована по решению ее единственного учредителя Эвелин Грэгори, после чего она в качестве участника данной организации получила принадлежащие Averill Corporation 1000 акций корпорации Monitor Securities Corporation. В этот же день приобретенные Эвелин Грэгори акции были проданы третьему лицу. С учетом существа данной сделки ею был выплачен налог, размер которого был меньше, нежели, если бы она продавала указанные акции посредством использования акций в качестве дивидендов от компании United Mortgage Company.

Вышеуказанная схема, используя которую, она приобрела все акции компании Monitor Securities Corporation, рассматривались ею как кумулятивное распределение акций при реорганизации юридического лица.

Принимая во внимание характер действий Эвелин Грэгори, в действительности направленных на обход налогового законодательства, Верховный суд Соединенных Штатов Америки подчеркнул в своем решении, что налогоплательщик имеет право на соразмерное уменьшение подлежащей уплате суммы налога при условии соответствия такого уменьшения закону. В решении также было указано, что сделка не имела корпоративной цели, поскольку реорганизация компании Monitor Securities Corporation была направлена не на ее реструктуризацию, а была совершена лишь с целью передачи права собственности на акции данной компании Эвелин Грэгори.

Верховный суд Соединенных Штатов Америки не признал совершенные Эвелин Грэгори сделки как реорганизацию, поскольку их целью было освобождение от налоговых обязательств. При этом данные сделки не были расценены судом как сделки, совершенные в «обход закона».

Однако, невзирая на отсутствие прямого запрета в налоговом законодательстве принимать меры, не соответствующие конкретному выражению сделки, суд счел действия Эвелин Грегори нереализованными с позиции законодательства о налогах и обязал ее уплатить налог в размере, как если бы действия по передаче активов фиктивно созданной фирме не принимались [4, с. 27].

Резюмируя вышеизложенное, можно прийти к выводу, что суд, не говоря об этом прямо, признал действия Эвелин Грэгори совершенными в «обход закона» и применил соответствующие положения закона, в обход которых она действовала.

Применяя в дальнейшем доктрину экономического анализа, в развитие ее положений суды также указывали, что для квалификации добросовестности действий налогоплательщика важно анализировать содержание использованного механизма для выявления истинной цели его использования и пресечения действий, совершенных с противоправной целью, минуя юридические запреты.

Таким образом, доктрина экономического анализа эффективно применяется американскими судами для выявления различных видов сделок, являющимися притворными, мнимыми или же сделками, совершенными в «обхода закона». Благодаря названной доктрине в англосаксонских странах происходит разграничение сделок на мнимые, притворные и совершенные с целью «обхода закона», поскольку суды анализируют цели совершения той или иной сделки.

Среди недостатков доктрины экономического анализа ученые-правоведы выделяют размытость терминов «экономическая целесообразность» и «эффективность», что предоставляет право участникам хозяйственного оборота расширительно толковать значение того или иного нормативно-правового акта. В этой связи совершенные действия формально могут не подпадать под какие-либо правовые запреты, но по факту их нарушать. По нашему мнению, такие недостатки успешно устраняются, поскольку судебное толкование и судейское усмотрение в Соединенных Штатах Америки достаточно развито, что позволяет правильно определять цель заключаемой сделки или совершаемых действий, пресекая при этом «обход закона».

Литература:

  1. Генкин Д. М. Гражданское и торговое право капиталистических стран — М.: Международные отношения, 1949. — С. 381.
  2. Ташкер И. Г. Некоторые вопросы недействительности противозаконных сделок // Советское государство и право. — 1958. — № 8. — С. 113–117.
  3. Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное частное право. Т.1. — М.: Международные отношения, 2001. — С. 95–109.
  4. Шипова А. В. Надлежащее исполнение внешнеторговых обязательств: автореф. дис.... канд. юрид. наук. 12.00.03/ Шипова Анна Викторовна — Екатеринбург, 2007. — 27 с.
Основные термины (генерируются автоматически): экономический анализ, доктрина, акция компании, обход, акция корпорации, налоговое законодательство, сделка, Соединенный Штат Америки, судебная защита, верховный суд.


Задать вопрос