Равный доступ к образованию для различных социальных групп: проблемы, перспективы, зарубежный опыт | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 7 ноября, печатный экземпляр отправим 11 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №40 (330) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 02.10.2020

Статья просмотрена: 1 раз

Библиографическое описание:

Дудусов, Г. А. Равный доступ к образованию для различных социальных групп: проблемы, перспективы, зарубежный опыт / Г. А. Дудусов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 40 (330). — С. 111-113. — URL: https://moluch.ru/archive/330/73901/ (дата обращения: 26.10.2020).



В настоящей статье произведен анализ соответствия действующего российского законодательства конституционному принципу равного доступа к образованию. Приведены примеры зарубежного опыта в решении проблем, связанных с доступностью образования. Выявлены законодательные противоречия дискриминирующего характера.

Ключевые слова: конституционный принцип, образование, социальные группы.

This article analyzes the compliance of the current Russian legislation with the constitutional principle of equal access to education. Examples of foreign experience in solving problems related to the availability of education are given. Legislative contradictions of a discriminating nature are revealed.

Keywords: constitutional principle, education, social groups.

Каждый человек, являясь неотъемлемой частью огромного социума, должен обладать определенными профессиональными компетенциями, которые возможно приобрести только в рамках обучения в средних и высших учебных заведениях профессионального образования. С юридической точки зрения в России равенство доступа к образованию является конституционным принципом, поскольку право на образование относится законодателем к основным правам человека и гражданина. В то же время стоит отметить, что в действительности различные социальные группы, наделенные равными правами, по сути, имеют разные образовательные возможности, в том числе, связанные со свободным выбором учебного заведения и уровня образовательной программы.

В последнее десятилетие в РФ система образования активно реформируется. При этом все реформы, так или иначе, связываются с положительным опытом зарубежных государств, в первую очередь, стран Европы. Стоит отметить, что европейские страны, в частности Франция, Италия, Германия и Великобритания, пришли к необходимости глобального пересмотра и модернизации образовательной системы еще в 1999-м году, когда была создана и утверждена Болонская Декларация [3]. Россия тоже вступила в этот союз, но только через четыре года, выполнив все требования новых образовательных стандартов к 2010-му году. Несомненна глубина и масштабность модернизации, основными аспектами которой стал переход в высших учебных заведениях от специалитета, который, впрочем, остался в качестве некого промежуточного звена, в бакалавриату и магистратуре.

Эта модернизация в сфере образования не лишена своих очевидных преимуществ. Однако по абсолютному убеждению автора настоящей статьи, такой подход значительно разделил социальные группы и явился причиной некого отдаления от конституционного принципа равного доступа к образованию, преимущественно, в экономическом ключе. Дело в том, что переход к такой системе образования вызван необходимостью «насытить» рынок труда кадрами, которые имеют различный уровень квалификации, и, вместе с тем, минимизировать необходимость финансирования большого числа студентов высших учебных заведений. Так, получив степень Бакалавра уже через три-четыре года обучения, бывший студент имеет возможность быть трудоустроенным. Как правило, малообеспеченные слои населения вынуждены заканчивать свое обучение именно на этом этапе. Конечно, каждый человек наделен неотъемлемым правом продолжить обучение или вернуться к нему, будучи трудоустроенным. Однако качество образования в таком случае значительно снижается, поскольку фактически переходит в русло самообразования. В то же время, несомненным плюсом новой образовательной модели является возможность продолжить обучение в любое удобное время, длительность которого не ограничивается юридическими нормами.

Стоит отметить, что необходимыми составляющими социального, экономического и культурного развития любой страны, является доступность к процессу образования, которая непосредственно связана с преодолением неравенства различных социальных групп. Однако эта проблема не решена до сих пор и, по сути, не может быть решена в обозримом будущем, поскольку неравенство образования начинается еще на ступени общего и среднего, а иногда, дошкольного образования. Так, например, естественно, что ребенок из многодетной малообеспеченной семьи, не имея возможности выбора, будет обучаться в муниципальных учреждениях. В то же время, дети из экономически-стабильных семей могут получать общее образование, как в муниципальных, так и в частных привилегированных учебных заведениях. Учитывая тот факт, что финансирование частных школ происходит за счет средств попечителей обучающихся лиц, то часто качество обучения здесь значительно выше (несколько иностранных языков, которые изучаются параллельно, преподаватели имеют научные степени и т. п.).

Такой позиции придерживаются многие исследователи, в том числе, американский ученый Э. Фернандес. Он исследовал современную чилийскую систему образования и сделал выводы о том, что такой подход создает разные формы неравенства, постоянно увеличивая социальный разрыв между учащимися различных социальных групп. Кроме этого, Фернандес утверждает, что обучение в частной школе практически гарантирует дальнейшее беспрепятственное поступление человека в любое высшее учебное заведение. В связи с этим важно привести позицию социолога А. Гидденса, который призывает к «структурированию» образования для выявления и решения проблем, связанных с противостоянием между структурой и действием, волюнтаризмом и детерминизмом, личностью и обществом [5].

Однако проблема экономического неравенства различных социальных групп в вопросе равного доступа к образованию является далеко не единственной. Большую роль в препятствии к реализации конституционного права, как не странно, сыграл Федеральный закон № 310-ФЗ от 08.11.2011 «О внесении изменений в статьи 16 и 31 Закона Российской Федерации “Об образовании» в части обеспечения территориальной доступности муниципальных образовательных учреждений”» [1]. Согласно внесенных изменений, конституционный принцип равного доступа к образованию стал иметь яркий территориальный акцент. Учитывая тот факт, что «престижные» школы, как правило, расположены в центре города, где недвижимость стоит дороже, чем на окраинах, то и преимущество (причем законодательное) на обучение в них получают более обеспеченные граждане.

При этом автор настоящей статьи считает необоснованным подобное территориальное разделение, основанное на требованиях СанПиН 2.4.2.2821–10 «Санитарно-эпидемиологические требования к условиям и организации обучения в образовательных учреждениях». Дело в том, что указанные требования изначально разрабатывались для строительства учебных заведений и, по сути, не могут рассматриваться в качестве некого регламентирующего документа для зачисления детей в то или иное учебное заведение общего и среднего образования. Вместе с тем, буквальная трактовка изменений в Закон «Об образовании в Российской Федерации» [2] привела к закреплению территориальных правил Приказом Минобрнауки РФ № 32 от 22.01.2014 г. «Об утверждении Порядка приема граждан на обучение по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования». Так, в п.14 этого Закона прописан порядок приема заявлений в первый класс общеобразовательной школы. При этом четко обозначены сроки заявлений, по которым дети, не проживающие на территории, закрепленной за конкретной школой, могут поступить в выбранное учебное заведение только в том случае, если остались вакантные места. Таким образом, наличие территориального аспекта в принципе равного доступа к образованию приводит к некой дискриминации по социально-имущественному признаку и противоречит основным положениям Закона «Об образовании в Российской Федерации» [2].

В завершении настоящей статьи, в качестве противопоставления законодательным аспектам РФ в сфере равного доступа к образованию, стоит привести судебную практику Великобритании. Так, в одном из судебных разбирательств Верховным судом этого государства вынесено определение, что отсутствие вакантных мест в школе не является основанием для того, чтобы отказать в зачислении ребенка в школу, если последнее не нарушит законных интересов ранее зачисленных детей [4].

Таким образом, учитывая все вышесказанное, можно смело утверждать, что глобальные реформы России в сфере образования, интеграция в европейскую образовательную систему и сам конституционный принцип равного доступа к образованию, по сути, представляют собой «палку о двух концах». Идеализированные нормы и принципы не соответствуют реальному положению дел, а законодательный запрет на дискриминацию, четко прописанный в Конституции РФ и в Законе «Об образовании», часто нарушается другими противоречащими нормами.

Литература:

  1. Федеральный закон от 08.11.2011 г. N310-ФЗ
  2. «О внесении изменений в статьи 16 и 31 Закона Российской Федерации «Об образовании» в части обеспечения территориальной доступности муниципальных образовательных учреждений» (утратил силу) // Гарант. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://base.garant.ru/12191600/ (Дата обращения 29.09.2020)
  3. Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 31.07.2020) «Об образовании в Российской Федерации» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2020) // Консультант-Плюс (некоммерческая интернет-версия) [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140174/ (Дата обращения 28.09.2020)
  4. Глазырин В. А. Болонская декларация: интеграция или поглощение российского высшего образования // Болонский процесс: управление, ориентиры и задачи. — М. — 2006. –С.77–80
  5. Санникова Л. В. Гражданско-правовые и публичные услуги: проблемы соотношения / Л. В. Санникова // Сфера услуг: гражданско-правовое регулирование: сборник статей / под ред. Е. А. Суханова, Л. В. Санниковой. — М.: Инфотропик Медиа. — 2011. — 240с.
  6. Pathmaloshini N. The implications of structuration theory for education //Masters Degrees (Education, Development, Leadership and Management) URL: http://hdl.handle.net/10413/3485
Основные термины (генерируются автоматически): конституционный принцип, образование, Российская Федерация, общее образование, решение проблем, россия, РФ, система образования, сфера образования, учебное заведение.


Задать вопрос