Результаты антидемпинговой политики Соединенных Штатов Америки в отношении Южной Кореи | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 31 октября, печатный экземпляр отправим 4 ноября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №39 (329) сентябрь 2020 г.

Дата публикации: 25.09.2020

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Карсаев, К. И. Результаты антидемпинговой политики Соединенных Штатов Америки в отношении Южной Кореи / К. И. Карсаев. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2020. — № 39 (329). — С. 125-129. — URL: https://moluch.ru/archive/329/73770/ (дата обращения: 20.10.2020).



В статье автор проводит анализ спора и его значения в рамках ОРС ВТО между Республикой Корея и США об антидемпинговых мерах в отношении цветных телевизионных приемников.

Ключевые слова: Южная Корея, США, Антидемпинговое соглашение, антидемпинговая мера.

В конце 1970-х годов Южная Корея стала крупным экспортером цветных телевизионных приемников из-за ценовой конкурентоспособности. В период с февраля 1979 года по июнь 1982 года корейский экспорт цветных телевизоров в Соединенные Штаты был ограничен на основе соглашения о добровольном ограничении экспорта (ВЭР), однако после отмены в 1982 году ВЭР объем и стоимость экспорта значительно возросли (в 1983 году объем экспорта в США составил 1,93 млн. комплектов, что на 200 % больше, чем в предыдущем году, в то время как стоимость экспорта в США выросла более чем на 170 % по сравнению с предыдущим годом, до $302,6 млн.).

В 1983 году Соединенные Штаты инициировали антидемпинговые меры в отношении шести корейских производителей цветных телевизоров, а 30 апреля 1984 года ввели антидемпинговые пошлины на цветные телевизоры с четырех из этих производителей, включая Samsung. Расследование охватывало период с апреля 1982 года по март 1983 года, и, хотя предварительное решение показало, что демпинговая маржа составляла от 0 до 5,31 %, окончательное решение показало, что демпинговая маржа составляет от 0 до 15,95 %. С апреля 1985 года по март 1991 года экспорт корейских цветных телевизоров в Соединенные Штаты существенно сократился, а их цены в Соединенных Штатах выросли. В последующих обзорах Соединенные Штаты обнаружили, что демпинговая маржа для цветных телевизионных приемников производства Samsung была ниже минимальной маржи в 0,5 %. Кроме того, корейские производители электроники, включая Samsung, перевезли большую часть своего производства за границу в Мексику и Таиланд, чтобы снизить себестоимость. Таким образом, с апреля 1991 года Samsung не экспортировала из Кореи никаких цветных телевизионных ресиверов. Она периодически обращалась с просьбами об отмене антидемпингового постановления, однако Соединенные Штаты сохраняли свои антидемпинговые меры в отношении цветных телевизионных приемников Samsung, утверждая, что существует возможность возобновления демпинга. Помимо этого, США расширили сферу применения антидемпинговой меры, включив в нее комбинированные телевизионные и видеокассетные магнитофоны (видеомагнитофоны) и телевизоры высокой четкости.

К 1995 году Samsung подала пять ходатайств об отмене антидемпинговой меры. Четыре ходатайства были отклонены по процедурным основаниям, касающимся сроков подачи ходатайств. Пятая заявка, поданная 20 июля 1995 года, не рассматривалась в течение одиннадцати месяцев. В августе 1995 года в США поступило обращение от нескольких американских профсоюзов, в котором они обвинили корейские фирмы в сокрытии экспорта и обходе антидемпинговой меры, путем использования производственных сил в Мексике и Таиланде [3]. В ответ на это в январе 1996 года Соединенные Штаты приступили к расследованию случаев обхода. Хотя Соединенные Штаты приняли решение начать пересмотр антидемпинговой меры 24 июня 1996 года, год прошел без каких-либо конкретных результатов. Правительство США пояснило, что для пересмотра решения об отзыве антидемпинговой меры необходимо дождаться решения дела по борьбе с обходом, которое началось в январе 1996 года.

В то время как Samsung, а впоследствии и корейское правительство, полагали, что Samsung имеет право на отмену антидемпингового приказа, Министерство торговли США сохранило его. Разочаровавшись отсутствием результатов, компания и правительство достигли консенсуса в отношении того, что это дело подходит для первого дела Кореи в качестве истца в Органе по урегулированию споров ВТО.

Позиция Южной Кореи в споре

16 июля 1997 года правительство Кореи подал запрос на проведение консультаций с ОРС ВТО, утверждая, что действия США нарушили статьи VI.1 и VI.6(а) ГАТТ 1994 года, и статей 1 и 11.1 соглашения по антидемпинговым мерам, которые предусматривают, что антидемпинговые меры применяются только при наличии демпинга, и если он причиняет или угрожает причинить материальный ущерб; и что антидемпинговые пошлины остаются в силе лишь постольку, поскольку это необходимо и в необходимом объеме. Поскольку Samsung не экспортировала в Соединенные Штаты из Кореи с 1991 года и поскольку в течение предыдущих шести лет она оценивалась только на основе de minimis margins(минимальной маржи), Корея утверждала, что Соединенные Штаты нарушают эти статьи.

Далее, Кореи заявил, что Соединенные Штаты нарушили статьи 2, 3.1, 3.2, 3.6, 4.1, 5.4, 5.8, 5.10 и 11.2 соглашения по антидемпингу. В статье 3.1 говорится, что определение ущерба предполагает объективное изучение объема демпингового импорта и влияния демпингового импорта на цены, а также вытекающего из этого воздействия на отечественных производителей аналогичной продукции. В статье 3.2 говорится, что в отношении объема демпингового импорта следственные органы рассматривают вопрос о том, имело ли место значительное увеличение демпингового импорта. Корея утверждала, что отсутствие демпинга в течение шести лет и прекращение экспорта в течение последующих шести лет в полной мере свидетельствуют о том, что в соответствии со стандартами, изложенными в статьях 3.1 и 3.2, не может быть причинен ущерб.

Статья 5.8 Антидемпингового соглашения требует немедленного прекращения расследования по делу de minimis dumping margins(минимальной демпинговой маржи), а статья 11.2 предусматривает отмену антидемпингового постановления, если отпадает необходимость в противодействии демпингу [4]. Корея утверждала, что, обнаружив de minimis margins для Samsung в течение шести лет подряд в ходе своих ежегодных обзоров, Соединенные Штаты должны были немедленно инициировать обзор отзыва по своей собственной инициативе и прекратить действие антидемпингового постановления. Кроме того, Корея утверждала, что положение закона США о тарифах, которое определяет минимальную маржу менее 0,5 % как подлежащую отмене, противоречит статье 5.8 Антидемпингового соглашения, которая предусматривает минимальную маржу менее 2 %.

В статье 11.2 Антидемпингового соглашения указывается, что компетентные органы рассматривают вопрос о необходимости дальнейшего введения антидемпинговых пошлин по собственной инициативе или по просьбе любой заинтересованной стороны. Корея утверждала, что, не приступив к самостоятельному рассмотрению вопроса об отзыве и ограничив право Samsung просить о пересмотре, Соединенные Штаты уклонились от выполнения своих обязательств по статье 11.2.

Корея также утверждала, что неспособность вынести определение по результатам обзора отзыва, проведенного Министерством торговли, также является нарушением статьи 11.4, которая предусматривает оперативное завершение таких обзоров, как правило, в течение двенадцати месяцев с момента их начала.

Помимо этого, Южная Корея не согласилась с расследованием по факту обхода, заявив, что расследование по факту обхода, начатое 19 января 1996 года, противоречит статье VI ГАТТ 1994 года и статье 1 Антидемпингового соглашения.

Корея отметила, что статья VI.1 ГАТТ 1994 года определяет демпинг как поступление продукции одной страны на рынок другой страны по цене ниже нормальной, а статья 2.1 Антидемпингового соглашения определяет его как ситуацию, при которой экспортная цена продукции, экспортируемой из одной страны в другую, меньше сопоставимой цены на аналогичную продукцию в стране-экспортере. Таким образом, если другая страна становится страной-экспортером, демпинг должен определяться отдельно. Корея утверждала, что, рассматривая экспорт из Кореи и экспорт из Мексики и Таиланда как идентичный по мнению США, Соединенные Штаты неверно истолковали основную концепцию демпинга, установленную в рамках ГАТТ и Антидемпингового соглашения. Кроме того, Корея заявила о нарушении статьи VI ГАТТ 1994 года и статьи 1 Антидемпингового соглашения о возбуждении расследования в связи с обходом как продолжением существующих антидемпинговых мер без проведения нового расследования в связи с демпингом (и ущербом).

Корея также указала на то, что в состав заявителей по расследованию случаев обхода, а именно профсоюзов США, входят сотрудники, работающие в различных компаниях, занимающихся различными видами электрической или электронной продукции. Поэтому нельзя сказать, что они представляют работников отечественной промышленности, производящих аналогичную продукцию, а именно цветные телевизоры. Кроме того, Корея утверждала, что власти США не изучили вопрос о том, действительно ли заявители представляют отечественную промышленность, и отклонили просьбу корейских компаний о проведении такой экспертизы, тем самым нарушив статьи 3.1, 3.6, 4.1 и 5.4 Антидемпингового соглашения. Корея также заявила, что непринятие решения в ходе проводимого расследования по истечении 18 месяцев также является нарушением статьи 5.10 Антидемпингового соглашения.

В последней позиции Корея не согласна с тем фактом, что США увязывают отзыв антидемпинговых мер с расследованием обхода антидемпинговых мер. Корея заявила, что Соединенные Штаты произвольно и нелогично оперативно реагируют на просьбу о проведении расследования в целях недопущения обхода цензуры, откладывая на год свой ответ на просьбу Samsung о пересмотре решения об отзыве. Корея далее заявила, что Соединенным Штатам неразумно расследовать предполагаемый обход без предварительной проверки обоснованности антидемпингового постановления. Кроме того, Корея утверждала, что попытка увязать результаты расследования по факту обхода с решением об отзыве представляет собой еще одно нарушение надлежащей процедурной последовательности. То есть, решение американских властей отменить антидемпинговый режим против корейских цветных телевизоров, снимет правовую основу для расследования по факту обхода цензуры. Таким образом, продление срока рассмотрения путем установления вышеупомянутой связи представляет собой нарушение статьи 11.1 Антидемпингового соглашения, которая требует немедленного прекращения действия антидемпингового постановления в отсутствие демпинга, причиняющего ущерб.

В июле 1997 года Мексика, Таиланд, Гонконг, Китай и ЕК обратились с просьбой присоединиться к консультациям. На этапе консультаций в рамках ОРС Корея и Соединенные Штаты провели ряд двусторонних встреч, которые не принесли результатов. 6 ноября 1997 года Корея предложила создать группу. В своей просьбе, помимо вышеизложенных моментов, Корея также утверждала, что Соединенные Штаты нарушают статью X. 3 ГАТТ и другие различные статьи Антидемпингового соглашения.

Корея утверждала, что возбуждение производства по делу об обходе противоречит статье VI ГАТТ 1994 года и статьям 1, 2.1 и 3.1 соглашения, поскольку это может привести к введению антидемпинговых пошлин на импорт цветных телевизоров из Мексики и Таиланда без установления факта демпинга и причинения ущерба.

Корея также заявила, что отказ США в проведении положительного доказательства до начала его расследования по делу об обходе нарушает ст.3.1, 3.6, 4.1 и 5.4 Антидемпингового соглашения и неспособность принять решение по расследованию в течение более чем двадцати-двух месяцев нарушает статью 5.10 Антидемпингового соглашения.

В последнюю очередь Корея утверждала, что Соединенные Штаты нарушили статью X. 3 ГАТТ и статью 17.6 i) Антидемпингового соглашения, поскольку Соединенные Штаты не установили фактов должным образом и не произвели беспристрастной и объективной оценки фактов. Корея заявила, что у Samsung имеются достаточно весомые причины для обоснования своих задержек с просьбой о пересмотре отзыва, включая, но не ограничиваясь этим, постоянные и чрезмерные задержки Соединенных Штатов с выдачей результатов административных обзоров. Соединенные Штаты, однако, в одностороннем порядке определили, что его несвоевременность для обзоров простительна, в то время как несвоевременность Samsung — нет. Корея также жаловалась на то, что, хотя первоначальное расследование и обзор были процедурами оценки в основном одних и тех же обстоятельств, Соединенные Штаты применяли различные стандарты для определения демпинговой маржи de minimis и незначительного импорта в ходе двух разбирательств.

Между тем, со стороны США, на 31 декабря 1997 года, по просьбе заявителей, расследование по делу об обходе было прекращено. До прекращения Министерство торговли США установило, что Samsung располагает значительными производственными силами в Мексике. На этих предприятиях Samsung производила цветные телевизоры, продаваемые по всей Северной, Центральной и Южной Америке, и эти телевизоры поступали в Соединенные Штаты беспошлинно в соответствии с положениями тарифных преференций НАФТА, подразумевая, что они отвечают требованиям правил происхождения НАФТА. В тот же день Министерство торговли опубликовало предварительные результаты пересмотра в изменившихся обстоятельствах постановления о введении антидемпинговой пошлины на цветные телевизоры из Кореи, в котором министерство в предварительном порядке приняло решение частично отменить постановление о введении антидемпинговой пошлины в отношении Samsung. 5 января 1998 года в результате этого предварительного постановления Корея информировала ОУС о том, что она отзывает свою просьбу о создании группы, но оставляет за собой право вновь представить эту просьбу. 2 сентября 1998 года Министерство торговли США приняло окончательное решение о том, что изменившиеся обстоятельства требуют отмены антидемпинговой пошлины на цветные телевизоры из Кореи в отношении Samsung.

Решение и его значение

На заседании ОРС 22 сентября 1998 года Корея объявила, что она окончательно отзывает просьбу о создании группы, поскольку антидемпинговые пошлины в настоящее время отменены.

После отзыва просьбы о создании группы каждая сторона рекламировала «успешный исход» дела. Соединенные Штаты подчеркнули тот факт, что Samsung больше не экспортирует цветные телевизоры из Кореи и что импорт цветных телевизоров из Кореи вряд ли значительно увеличится. Республика Корея подчеркнула тот факт, что антидемпинговая мера, которую многие считают несправедливой и неоправданно применяемой в течение пятнадцати лет, была, наконец, отменена. Широкая общественность в Южной Корее полагала, что обращение в ОРС ВТО сыграло решающую роль в решении США отменить антидемпинговую меру. В данном случае, антидемпинговая мера применялась в течение пятнадцати лет, несмотря на все усилия корейского правительства и Samsung по ее отмене, однако вскоре после обращения в ОРС ВТО, эта мера была отменена.

В результате этого дела, в Южной Корее появилось понимание того, что система разрешения споров в рамках ВТО является справедливой и объективной и что ВТО является не только инструментом для других стран, но и инструментом, который Корея может использовать. Впоследствии, Республика Корея стала одним из наиболее активных пользователей системы по разрешению торговых споров.

Данное дело наглядно иллюстрирует некоторые аспекты, которые могут быть важны для развивающихся государств. Развивающиеся страны должны активнее использовать систему разрешения споров в рамках ВТО, поскольку ВТО полезна только в том случае, если она используется. Некоторые члены могут неохотно обращаться в ВТО по причине отсутствия опыта и связанных с этим расходов. Однако корейский опыт показывает, что выгоды могут перевешивать возможные издержки. Тщательная подготовка может уменьшить большую часть прямых и косвенных затрат по делу. Кроме того, по мере того как правительство будет рассматривать все больше дел, оно будет накапливать опыт, который позволит сократить расходы в будущем. Первый дело в ОРС ВТО следует рассматривать как инвестиции в будущее.

Вторым важным аспектом является тесное сотрудничество между частным сектором и государством. Хотя жертвой торговых барьеров является частный сектор, именно правительство должно подготовить и представить соответствующее дело. Таким образом, частный сектор и правительство должны иметь возможность тесно сотрудничать, собирать факты, имеющие отношение к делу, и формировать конкурентоспособную правовую и дипломатическую стратегию.

Третьим аспектом является тот факт, что успешное использование ВТО может улучшить имидж глобализации, правительства и самой ВТО. Глобализация часто рассматривается как пагубная, поскольку она якобы навязывает волю более сильных стран более слабым. Опыт Южной Кореи с ОРС ВТО показывает, что такое восприятие не является точным. Меры, которые не согласуются с соглашениями ВТО, могут быть успешно оспорены малыми странами, при наличии желания с их стороны. Успешное использование механизма разрешения торговых споров может также показать, что ВТО не является односторонним инструментом развитых стран, выступающих за глобализацию, а скорее нейтральным инструментом для разрешения споров, который может обеспечить поддержку торговли и глобализации.

Однако очень важно выбрать «правильное» дело для первого обращения в ОРС, поскольку общественное восприятие ВТО будет во многом зависеть от решения по первому обращению. Для этого правительство должно убедиться в надежности партнеров из частного сектора и в наличии достаточных правовых оснований для успешного исхода. Правительство должно также использовать любые доступные ему ресурсы, включая иностранную правовую помощь, даже если это может повлечь за собой высокие расходы. Косвенные выгоды от выигрыша дела благодаря более благоприятному впечатлению о правительстве, а также торговле и глобализации, вероятно, перевесят издержки, связанные с возбуждением дела.

Литература:

  1. Авдокушин Е. Ф. Международные финансовые отношения (основы финансомики) / Авдокушин Е. Ф. — М.: Дашков и К, 2017. — 132 с.
  2. Александров, Е. Л. Мировая экономика и международные экономические отношения = Global economy and international economic relations: Учебное пособие / Е. Л. Александров, В. Н. Круглов; Финуниверситет, Калужский филиал. — Москва: Финуниверситет, 2017
  3. Полуэктов, А. Б. ВТО как инструмент экономической политики стран-членов / А. Б. Полуэктов. — Текст: непосредственный // Российский внешнеэкономический вестник. — 2006. — № 1. — С. 21.
  4. Ружин А. Н. Региональные торговые соглашения в системе ГАТТ/ВТО: роль принципов международного экономического права// А. Н. Ружин// Журнал Legal Concept, 2013 — № 1 (18), с. 88–92
  5. The Law and Policy of the World Trade Organization: Text, Cases and Materials. / Ed. by P. Van den Bossche and W. Zdouc. — New York: Cambridge University Press, 2013. — 1112 p.
  6. Разрешение споров в рамках ВТО. — Текст: электронный // WTO: [сайт]. — URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/dispu_by_country_e.html (дата обращения: 23.09.2020).
Основные термины (генерируются автоматически): Корея, Антидемпинговое соглашение, антидемпинговая мера, США, Штат, Южная Корея, Мексика, ОРС ВТО, антидемпинговое постановление, Таиланд.


Ключевые слова

США, Южная Корея, Антидемпинговое соглашение, антидемпинговая мера
Задать вопрос