Изменение категории преступления | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Юриспруденция

Опубликовано в Молодой учёный №33 (271) август 2019 г.

Дата публикации: 19.08.2019

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Еременко О. В. Изменение категории преступления // Молодой ученый. — 2019. — №33. — С. 37-39. — URL https://moluch.ru/archive/271/62029/ (дата обращения: 16.09.2019).



В 2011 году в статью 15 Уголовного кодекса были внесены серьезные изменения. Так Федеральный закон от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ дополнил эту статью новой частью 6, которая значительно расширяла пределы судейского усмотрения. В ней было установлено: «С учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы».

Этим же законом было внесено изменение в Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которому теперь при вынесении приговора судья также должен был решать вопрос о возможности снижения категории преступления.

Изменение статьи 15 УК еще на стадии разработки вызывало среди юристов и ученых множество споров, которые не утихают и в настоящий момент. Одни видят в ней значительную демократизацию и прогресс в уголовном праве, другие же находят в этой норме коррупциогенные факторы и неоправданное усиление роли суда.

Одним из спорных моментов было решение о таком условии как фактически назначенная продолжительность лишения свободы. Например, А. В. Елинский [1] считает, что категория преступления должна зависеть только от наказания, которое определено в законе и не должна находиться исходя из размера наказания, назначенного приговором суда. А. Э. Жалинский [2] же наоборот стоял на позиции того, что категория преступления не должна зависеть от размера санкции в законе, а должна определяться от реально назначенного наказания. Еще до принятия закона № 420-ФЗ Конституционный суд в своих определениях высказывался по этому вопросу.

Так в Определении Конституционного суда от 21 октября 2008 года № 489–0 [3] было отмечено что определение категории преступления исходя из такого критерия как максимально возможное наказание за данное преступление, закрепленное в Уголовном кодексе, не противоречит Конституции. Вопрос о том фактически назначенное наказание или максимально возможное наказание должно быть критерием для определения категории преступления является открытым и до сих пор не выработана единая точка зрения.

Законодатель ввел такой критерий для определения категории преступления как фактические обстоятельства дела. Что это такое? Ни в нормативных актах, ни в доктрине до сих пор нет мнения по этому вопросу и поэтому у судов возникают сложности с применением части 6 статьи 15 УК РФ. В судебных приговорах не приводятся ссылки на конкретные фактические обстоятельства, которые позволяют или не позволяют понизить категорию преступления. Например, в приговорах может быть отражено примерно следующее: «фактические обстоятельства совершения преступления и степень его общественной опасности позволяют изменить категорию преступления» [2]. То есть решение обосновывается общей фразой. Нет единой точки зрения на то, какие обстоятельства учитывать при применении данной нормы. Так нередко считается что фактические обстоятельства дела — это то же самое, что обстоятельства, смягчающие наказание. Также есть мнение, что фактически назначенное наказание и так отражает уровень общественной опасности, следовательно, если преступнику, например за особо тяжкое преступление назначено всего семь лет лишения свободы, то это означает, что такое преступление имеет намного более низкий уровень общественной опасности, чем другие преступления, предусмотренные этой же статьей. На этом строится вывод, что такое преступление можно автоматически переводить в другую категорию. Такой вывод является достаточно спорным.

Еще одним вопросом является возможность применения этой нормы при производстве в особом порядке без исследования фактических обстоятельств. Представляется, что если в суде не исследуются фактические обстоятельства, то и норма об изменении категории не может применяться, так как для ее применения необходимо основываться на данных о фактических обстоятельствах дела. Что касается применении части 6 статьи 15 УК в кассационной или надзорной инстанции, то многие юристы не без оснований полагают, что если нижестоящие инстанции не увидели возможности изменить категорию, то вышестоящие суды не смогут изменить категорию. Связано это с тем, что в этих инстанциях не исследуются фактические обстоятельства дела.

В литературе также отмечается что норма о введении возможности судов изменять категорию преступления противоречит принципам справедливости и законности.

Учитывая проблемы и вопросы, которые перечислены выше, многие ученые предлагают пути их решения. Так выдвигаются обоснованные призывы к законодательному установлению конкретных фактических обстоятельств дела, которые судам необходимо учитывать при решении о смене категории преступления и определению последствий, которые эта смена должна вызвать. Другая группа юристов вообще выступает за исключение части 6 из статьи 15 Уголовного кодекса [4]. Пока что ни то, ни другое не сделано, поэтому следует надеяться на выработку солидной судебной практики, которая бы унифицировала применение этой части.

Несмотря на относительно длительное существование указанной нормы (более 6 лет), практика ее применения насчитывает единичные примеры. Так, в 2016 г. суды на основании ч.б ст. 15 УК смягчили приговор 2060 осужденным, в 2017-м– 1851, что составляет всего 0,5 % от общего числа всех, кто признан виновным в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких. Опасаясь за «устойчивость» судебных решений, правоприменитель предпочитает «не усматривать оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ». В свете сказанного следует отдать должное оперативности в реагировании на вопросы, возникшие в связи с появлением у суда нового полномочия, Пленуму Верховного Суда РФ, принявшему 15 мая 2018 г. Постановление № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» [5] (далее — Постановление).

Исходя из того, что от определения категории преступления зависит как наличие признаков отдельных составов преступлений (например, ч.4 ст. 150, ст. 210, 316 УК РФ), так и признание уголовно-наказуемым приготовления к преступлению [уголовная ответственность наступает только за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению (ч. 2 ст. 30 УК)], на практике возникал вопрос о правовой оценке соответствующих деяний. Указанный вопрос нашел разрешение в п. 11 Постановления. В соответствии с которым применение положений ч. 6 ст. 15 УК РФ не влияет на юридическую оценку деяния, в том числе приготовления к совершению конкретного тяжкого или особо тяжкого преступления, а равно не влечет правовых последствий для лиц, в отношении которых решение об изменении категории преступления не принималось. В частности, изменение судом категории преступления с особо тяжкого на тяжкое преступление не исключает уголовную ответственность другого лица за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления (ст. 316 УК РФ).

Вопросы, связанные с изменением судом категории преступления на менее тяжкую, носят не только материальный, но и процессуальный характер [6].

В судебной практике встречаются обвинительные и оправдательные приговоры, постановленные на основании судейского усмотрения, но без соответствующего обоснования избранной правовой позиции, что противоречит требованиям УПК РФ.

В то же время в случаях применения судами ч.6 ст. 15 УК РФ суды также нередко необоснованно применяют положения этой нормы, эти обстоятельства имеют как субъективный, так и объективный характер.

В частности, в приговорах не приводятся надлежащие мотивы в обоснование вывода о наличии оснований для применения описанной нормы, в них содержатся лишь общие фразы такого рода «фактические обстоятельства совершения преступления и степень его общественной опасности позволяют изменить категорию преступления», т. е. формулировка общего правила подменяет собой изложение мотивов и оснований для применения указанной нормы [7].

По мнению В. Малкова относительно положения, закрепленного в ч. 6 ст. 15 УК РФ, суд наделяется полномочиями законодателя, что противоречит Конституции РФ, т. е. изменение категории преступления выходит за пределы полномочий суда как органа правосудия [8].

Л. Ю. Ларина отмечает, что ч. 6 ст. 15 УК РФ в нынешней редакции является чрезвычайно неудачной нормой, которая, с одной стороны, создает благоприятные условия для нарушения основополагающих принципов уголовного права, а с другой стороны, выступает серьезным коррупциогенным фактором из-за отсутствия четких критериев изменения категории преступления.

Изменение категории преступления при совершении приготовления и покушения на преступление безусловно влекут за собой уголовно-правовые последствия, предусмотренные вновь установленной менее тяжкой категорией. Это, в частности, повлияет на назначение осужденным вида исправительного учреждения, применения института условно-досрочного освобождения, сроков судимости и др.

Полагаю, что предложенный нами подход расширит пределы судебного усмотрения и пополнит копилку уголовно-правовых средств при рассмотрении дел о неоконченных преступлениях.

Литература:

  1. Елинский, А. В. Уголовное право в решениях Конституционного суда Российской Федерации. — М., 2011. — С. 211.
  2. Жалинский, А. Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. — М., 2014. — С. 307.
  3. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Крупецкого Сергея Львовича на нарушение его конституционных прав статьей 15 Уголовного кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 21.10.2008. № 489–0-0 [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1688989/.
  4. Ларина, Л. Ю. К вопросу об изменении судом категории преступления / Л. Ю. Ларина // Юридическая наука. — 2013. — № 2. — С. 56.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 мая 2018 № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. -2018. — № 7.
  6. Васильева Ю. А. Влияние …. — С. 63.
  7. Карлов В. П., Верхова Е. А. К вопросу об изменении категории преступления //Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. -2017. -Т. 2.- № 4. -С. 178
  8. Михаль О. А. О логических правилах построения классификации преступлений // Современное право.- 2016.- № 1.- С. 132.


Задать вопрос