Конкуренция на рынке как важный фактор развития малого и среднего бизнеса и экономики в целом | Статья в журнале «Молодой ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №31 (269) август 2019 г.

Дата публикации: 04.08.2019

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Джураев Р. Р. Конкуренция на рынке как важный фактор развития малого и среднего бизнеса и экономики в целом // Молодой ученый. — 2019. — №31. — С. 46-52. — URL https://moluch.ru/archive/269/61873/ (дата обращения: 16.09.2019).



Теоретические аспекты конкуренции на рынке

Вопросы о рыночной конкуренции можно выделить у основоположника экономической науки А.Смита который в своих теоретических конструкциях исходил из того, что человек осуществляет свою экономическую деятельность, руководствуясь преимущественно личными интересами [6].

А.Смита изобрел термин «невидимая рука рынка» — это объективный рыночный механизм, координирующий и стимулирующий отдельных индивидуумов и служить общественным интересам. Поскольку человек по своей природе в первую очередь руководствуется собственной выгодой и при определенных благоприятных обстоятельствах не способен думать во благо общества, «невидимая рука рынка», направляет человека к интересам государства и большинства.

Сегодня конкуренция ведется среди огромных транснациональных корпораций, у которых есть возможность не только влиять на цены, но и выводить технологии за короткий промежуток времени на новый уровень (битва IT-рынка «Apple» и «Samsung») и манипулировать вкусами покупателей с помощью брендов и рекламы [13].

С точки зрения австрийского экономиста Й.Шумпетера, это соревнование, обусловленное технологическими инновациями, гораздо более мощное и важное, при которой производители пытаются вытолкнуть друг друга с рынка, продавая продукты по более низким ценам за счет повышения эффективности использования имеющихся технологий. Й.Шумпетера утверждал, что конкуренция на основе инноваций «настолько эффективнее, чем ценовая конкуренция, насколько бомбардировка эффективнее взлома двери» [7].

По мнению А.Маршала, «конкуренция, очевидно, заключается в том, что один человек состязается с другим, особенно при продаже или покупке чего-либо» [8].

Очевидно, что под «человеком» можно понимать не только конкретного потребителя, но и любой другой субъект рынка. Именно состязательность, присущая конкурентным рынкам, и является той движущей силой, которая способствует постоянной борьбе за потребителя с помощью всего арсенала экономических методов достижения лидирующего положения на рынке.

Конкуренция является дополнением и своеобразным противовесом индивидуализму рыночной экономики.

Если личные интересы дают мощную мотивацию всем участникам хозяйственных процессов, то конкуренция направляет их деятельность в благоприятное для всего общества русло. Причем в конкуренции побеждает тот, кто лучше удовлетворяет интересы потребителей [9].

Большое внимание изучению роли конкуренции в развитии экономики посвятили известные ученые-экономисты западных школ. Так, ярким противником государственного вмешательства в систему конкурентного рынка является представитель австрийской экономической школы Фридрих Август фон Хайек. По его мнению, динамичный конкурентный механизм создается максимально свободной деятельностью индивидов. И впоследствии именно он становится условием общественного прогресса [10]. Кроме того, Ф.Хайек считает, что сложившиеся представления часто не соответствуют объективным фактам. Примером такого ошибочного подхода является определение роли конкуренции в развитии общества. Ф.Хайек утверждает, что теория конкурентного равновесия, исключая такие сопутствующие реальной конкуренции факторы, как реклама, сбивание цен и улучшение производимых товаров и услуг, в действительности «означает отсутствие всякой конкуренции» [11]. По его мнению, «конкуренция по своей природе есть динамический процесс». Конкуренция — это процесс формирования мнения: путем распространения информации она создает единство и согласованность экономической системы, сообщает людям о том, что есть самое лучшее и самое дешевое. Также это процесс непрерывных изменений данных, смысл которого, остается полностью недоступным для теорий, принимающих эти данные как неизменные.

Каждый индивид заинтересован быть монополистом. В краткосрочном периоде это выгодно; есть возможность диктовать свои условия, получать за счет этого сверхприбыль не учитывая качестве. В долгосрочной перспективе монополист перестает думать о потребителе, о рынке и о технологиях, другими словами — входит в стадию стагнации. Учитывая, современную эпоху, любое монопольное положение может рухнет [12].

Развитие конкуренции вевропейских странах

В настоящее время в научной литературе существуют разные толкования данного определения, но если провести систематизацию существующих источников, то можно сделать вывод, что под конкуренцией следует понимать борьбу участников экономических отношений за максимизацию эффективности использования факторов производства [16].

Конкуренция и рыночные отношения находятся в прямой взаимосвязи, так как наличие субъектов рынка и их соперничество друг с другом приводит к появлению все новых и новых условий для потребителя. Если анализировать европейский опыт поощрения развития конкуренции, то его можно выстроить в следующую систему действий:

1) Максимальное ограничение возможности создания монополии в отрасли. Европейские органы власти следят за тем, чтобы на рынке не образовалось доминирование одного из субъектов. Эта совокупность действий включает в себя как регуляторные и нормативные, так и экономические меры [23].

В частности, европейское законодательство крайне жестко регулирует правовой статус вертикальных и горизонтальных сделок между участниками рынка. Это направлено на то, чтобы один субъект не мог создать выстроенную систему производства и сбыта товара через единую систему.

Европейское законодательство прямо запрещает устанавливать эксклюзивность и ограниченность территории сбыта товара или выбор исключительно одного дистрибьютора. Это означает, что, например, немецкая компания не может выбрать в качестве одного единственного поставщика компанию из Польши, которая будет обладать эксклюзивным правом по сбыту продукции на территории данного государства.

Затем европейский регулятор определяет достаточно жесткие санкции за несоблюдение антимонопольного законодательства.

В отличие от большинства стран мира, в европейском антимонопольном праве нет фиксированных размеров штрафов за нарушение конкурентных действий.

Если большинство стран предпочитает либо устанавливать четко выраженный размер ответственности, либо высчитывать его исходя из размеров вреда, то в Европе он исчисляется из суммы годового оборота компании.

Это означает, что в случае, если незаконная прибыль в совокупности составила меньше, чем итоговый доход, то штраф будет удерживаться исходя из размера дохода [28].

Это делает любые потенциальные сделки, направленные на создание монополии, крайне невыгодными. Более того, взыскание штрафа может привлечь нежелательное внимание со стороны фискальных органов, что также не приветствуют европейские предприниматели.

В частности, если обратиться к ежегодному отчету еврокомиссии по антимонопольным вопросам, то можно обнаружить, что крупные фармацевтические компании осуществляли ценовой сговор на рынке по закупу лекарств по борьбе с раком, тем самым искусственно повышая цены [29].

Это привлекло не только внимание антимонопольных органов, но и налоговой службы, которая по результатам расследования доначислила налоговые сборы.

2) Стимулирование развития малого и среднего бизнеса. Несмотря на то, что именно в Европе находятся штаб-квартиры крупнейших нефтяных, энергетических компаний, в сфере машиностроения, европейский регулятор прикладывает значительные усилия для развития малого и среднего бизнеса.

Во многих европейских странах идет активная кампания по развитию инновационных идей и стартапов, отказ от привычных систем мышления и создания новой культуры ведения бизнеса, которая включает в себя всеобщую доступность и удаленную работу.

Все больше людей переходят на дистанционную работу, активно идет развитие фриланс-культуры и т. д. Безусловно, пока такие экономические институты не мог конкурировать наравне с крупными промышленными или индустриальными гигантами, но они тоже могут создать значительный пласт экономики и тем самым косвенно повлиять на развитие конкуренции [26].

Следующим способом регулирования конкурентной деятельности является законодательное ограничение на совершение тех или иных сделок. В Европейском Союзе на национальном уровне активно действует система обязательных разрешений и уведомлений, без которых ни одна сделка по слиянию и поглощению не подлежит одобрению.

На первый взгляд может показаться, что это лишь очередная бюрократическая проволочка, но в реальности она имеет крупное значение на ключевые отрасли экономики.

К примеру, в 2017 года Европейская комиссия активно работала в рамках сделки по слиянию американской компании Monsanto и немецким «Байером», так как их потенциальное объединение могло создать крупнейшего гиганта на международном рынке фармакоиндустрии.

Европейские государственные органы активно взаимодействовали с американскими, бразильскими и южноафриканскими антимонопольными органами.

Кооперация с государственными органами других стран является другой значительной характеристикой европейской модели развития конкуренции. Европа активно привлекает в свои расследования экспертов и специалистов из других стран, тем самым повышая качество и глубину расследования [19].

Несмотря на все вышеуказанные плюсы, у Европейской комиссии по вопросам антимонопольного регулирования все еще есть целый ряд проблемных вопросов. Главным из них является наличие свободного рынка внутри Европейского Союза, который по своей сущности создает предпосылки к тому, чтобы более развитые страны находили рынки сбыта в менее развитых.

Общеизвестным является тот факт, что на европейских рынках доминируют немецкие товары, которые, наряду с китайскими и американскими товарами, не дают развиваться местным предпринимателям. Немецкие бизнесмены ведут достаточно жесткую и последовательную политику по недопущению появления новых конкурентов, поэтому любые более-менее успешные компании подвергаются добровольному, а иногда и принудительному выкупу со стороны крупных игроков.

Об этой проблеме, в частности, заявляла и сама Европейская Комиссия [27]. Ситуация усложняется в тем, что схемы выкупа компаний часто осуществляется с помощью банков и кредитных организаций, тем самым не давая антимонопольным органом вмешаться в сделку.

Кроме того, заключенные в рамках Европейского Союза международные соглашения налагают достаточно жёсткие ограничения по принятию протекционистских мер.

Государства чаще всего не имеют возможности защитить национального производителя, а в случаях, когда соответствующие законы все же принимаются, то они опротестовываются международными компаниями на европейском судебном уровне [18].

Превалирующее значение европейского права над национальным не дает принять законодательные ограничения на региональном уровне, а тенденция по гармонизации законодательства стран-участниц ЕС так и вовсе скоро сведет все эти попытки на нет.

Европейский законодатель активно работает над решением данной проблемы, но пока конкретных способов противодействия ей не было выявлено.

В настоящее время был достигнут только консенсус в части нивелирования иностранного влияния, а именно приняты законодательные ограничения по ввозу и сбыту китайских и даже американских товаров. Это, по мнению европейских политиков, может позитивно сказаться на европейской экономике и сделать ее менее зависимой от иностранных поставщиков.

Таким образом, во второй главе был изучен европейский опыт по стимулированию конкуренции на локальном и общеевропейском уровне. Были выявлены основные нормативные и экономические модели, присущие европейскому законодательству по борьбе с монополиями и развитию конкуренции.

Азиатско-тихоокеанский подход стимулирования конкуренции

Если для Западной Европы и США характерной особенностью стимулирования конкурентной среды является предоставление равных возможностей всем участникам рынка и стимулирование частного предпринимательства и государственно-частного партнерства, то для стран Азии такой подход применяется с меньшим размахом.

Ключевые экономические игроки региона: Китай, Япония, Сингапур и Южная Корея смогли создать конкуренцию между государственными компаниями, где на практически безграничном рынке сбыта (в этом регионе проживает более двух миллиардов человек) между собой соревнуются разные компании с государственным участием [15].

Это характерно не только для традиционных квазигосударственных секторов экономики (машиностроение, тяжелая промышленность, энергетика), но и в сфере высоких технологий. Японская компании по продажи электротехники за последнее десятилетие терпят серьезные убытки за счет появления более дешевых аналогов в Южной Кореи и Китае.

У всех государств схожая методика регулирования конкурентной деятельности: существует достаточно строгое законодательство в области борьбы с монополиями и предупреждения появления конгломератов. Особенно остро эта проблема стала проявляться в Китае, где с ростом экономики последовало наполнение банковского сектора ликвидностью, которую финансовые институты направили на приобретение акций различных компаний.

Появление большого количества «дешевых денег» способствовало укрупнению фондового рынка и, как следствие, появление финансовых пузырей из компаний-однодневок. Нечто подобное в свое время испытали рынки Гонконга и Японии, поэтому в этих странах были выработаны жесткие меры по борьбе с монополией [20]. Эти методы включают в себя привлечение к уголовной ответственности за ценовой сговор (при наличии крупного ущерба государству и обществу), отказ и законодательный запрет на слияния и поглощения крупнейших компаний, усложнение акционерного законодательства с целью защиты прав миноритариев.

Более того, некоторые страны (например, Япония) в лице правительства являются крупными акционерами ключевых национальных компаний с целью недопущения их продажи иностранным государствам.

Таким образом, региональное законодательство борется не только за недопущение монополии на внутреннем рынке, но и предпринимает аналогичные шаги во внешнеэкономической деятельности.

Значительным плюсом для всех стран региона является то, что политические системы в Азии достаточно разнообразны, поэтому перспектива создания нечто похожего на свободный рынок Европейского Союза достаточно неопределенная.

Более того, у каждой из стран есть свои геополитические амбиции, которые исключают тесную интеграцию экономик. В частности, Япония и Южная Корея активно препятствуют экспансии Китая и всячески используют различные экономические механизмы (вплоть до демпингования цен) для того, чтобы замедлить темпы роста китайского экспорта в Азии [24].

В рамках данной стратегии японским и южнокорейским законодателями были последовательно внедрены меры по защите национальных производителей от вмешательства извне [25].

Помимо традиционных инструментов (повышение уровня таможенных сборов и пошлин, применение разных тарифов, изменения в области налогообложения) в этих странах активно поощряется венчурное финансирование и инвестиции в наукоемкие средства производства.

Именно инновационные технологии позволили этим странам совершить значительный экономический скачок вперед из-за чего теперь правительства прилагают огромные усилия для того, чтобы остаться в мировых лидерах данной сферы. Особенно актуальна эта тема становится в свете стремительного захвата мирового рынка смартфонов и компьютеров китайскими компаниями, которые предлагают гораздо более дешевые аналоги [22].

Ситуацию усугубляет и Северная Америка, которая аккумулирует в себе наиболее талантливых и способных программистов.

Если рассматривать более традиционные сферы экономики, то в данном случае азиатский подход во многом соответствует международным стандартам.

Однако, это не означает, что страны данного региона бездумно копируют европейский опыт.

В предкризисные годы среди иностранных инвесторов в Японии была популярна тактика «carry trade», при чем в отличие от традиционного понимания данного термина деньги инвестировались не в зарубеж, а в наиболее прибыльные местные компании [21].

Вставал вполне резонный вопрос зачем японские банки кредитовали иностранных инвесторов под низкий процент, когда они могли делать тоже самое в отношении своих национальных компаний. Японские банки исходили из того, что на местном рынке и так достаточно много наличной ликвидности, поэтому гораздо более выгодным будет ее предоставление иностранным компаниям, которые готовы взять деньги под больший процент [17].

При этом совершенно не учитывались, что эти деньги в итоге возвращались обратно в экономику Японии, а значит никакого «удорожания» денег в итоге не происходило.

Другим способом стимулирования конкуренции на рынке является создание Специальных экономических зон со льготной системой налогообложения и регуляторной механики [14].

В частности, такие финансовые центры создаются в Южной Кореи, Китае, Вьетнаме и прочих странах. При этом говорить об их исключительной эффективности таких экономических зон пока достаточно рано, так как в мире достаточно примеров того, когда такие меры не способствовали экономическую развитию региона, а также росту конкуренции.

В итоге, в третьей главе был приведен обзор стимулирования конкурентных мер в странах Азии, а также приведены примеры успешного обеспечения защиты интересов малого и среднего бизнеса, а также возможные меры по предотвращению появления монополий.

Положение оразвитии конкуренции вУзбекистане.

Узбекистан сегодня активно поддерживает политику здоровой конкуренции на рынке. Согласно «Стратегии действий 2017–2021гг». экономический прогресс страны и успешное интегрирование ее в мировые торговые потоки основывается на важнейших принципах рынка — открытости, конкуренции, сбалансированности внутренних и внешних товарных потоков [1].

Только в условиях конкурентных отношений, возможно значительно повысить качество и востребованность отечественной продукции, а также внешнеторговый потенциал Узбекистана. В настоящее время прорабатывается ряд мер по направлению совершенствования законодательства в области антимонопольного регулирования.

Так, Антимонопольный комитет подготовил проект Стратегии развития конкуренции. Документ перечисляет системные проблемы, приводящие к искажению конкурентной среды, и предложения по исправлению ситуации. Ключевая цель стратегии — стимулирование экономического роста, инноваций, увеличение притока инвестиции и создание новых рабочих мест, а также повышение благосостояния потребителей за счет обеспечения здоровой конкурентной среды.

Из документа вытекают основные проблемы:

1) недостаточное доверие бизнеса к «верховенству закона»; 2) неэффективное распределение ресурсов на фоне их ограниченности; 3) чрезмерное участие государства в экономике; 4) неразвитость рыночной среды; 5) сохраняющаяся слабость рыночных механизмов; 6) злоупотребление естественно монопольным положением; 7) Несовершенство правовых механизмов борьбы с анти-конкурентными проявлениями [30].

Как видно из вышеизложенного, принятие данной Стратегии чрезвычайно важно для развития экономики в стране и поднятия уровня конкурентоспособности, также в документе говориться о принятии ряда существенных фундаментальных мер, исходя из которых, изменится ситуация в благоприятную сторону, а именно:

− создание системы «умного» антимонопольного регулирования и переход на превентивную систему защиты конкуренции;

− снижение регуляторной нагрузки на бизнес;

− снижение степени государственного участия в экономике и упорядочение представления государственной помощи;

− устранение барьеров для перехода сфер естественных монополий из состояния естественной монополии в состояние конкурентного рынка;

− разумное государственное регулирование цен (тарифов);

− усиление методов борьбы с «картельными» соглашениями;

− усиление защиты прав интеллектуальной собственности и стимулирование добросовестного ведения бизнеса;

− обеспечение прозрачности и равных условий для всех участников государственных закупок и доступа к сырью и материалам через биржевые торги;

− обеспечение открытости деятельности антимонопольного органа и формирование в обществе культуры конкуренции и нетерпимости к любым проявлениям анти-конкурентных действий [31].

Любопытно отметить, что ряд крупных компаний в Узбекистане, опасаются конкуренции на рынке, и поддерживают монополистскую политику. Так опрос руководителей высшего уровня (CEO) консалтинговой компанииPricewaterhouseCoopers (PwC) показал, что 60 % СЕО Узбекистана считают, что появление новых конкурентов на рынке способно дестабилизировать их бизнес в течение следующих пяти лет. Также больше половины СЕО видят угрозу в ожидаемых в ближайшие пять лет изменениях в отраслевом законодательстве [32]. При этом в отличие от своих коллег в мире, бизнес-руководители страны не ждут больших неприятностей от изменений потребительских предпочтений и технологических изменений. Основную обеспокоенность СЕО страны вызывают угрозы терроризма, популизма, чрезмерного регулирования, недостаточности базовой инфраструктуры, волатильности валютных курсов и протекционизма. Решение проблем в этих вопросах, а также наличие сформулированных госпрограмм по решению проблем — ключевой рычаг повышения инвестиционной привлекательности страны. СЕО Узбекистана считают влияние стран ЕС наиболее значимым для общих перспектив развития их бизнеса. Большинство руководителей компаний сходится во мнении, что государственные и регулирующие органы оказывают сильное влияние на стратегию их бизнеса.

При этом CEO других стран, в отличие от CEO Узбекистана, менее позитивно отреагировали на вопрос об ослаблении доверия к бизнесу со стороны государства. Тем не менее Узбекистану удается успешно сбывать свою продукцию соседним странам, что демонстрирует потенциал развития производственной деятельности Узбекистана.

Эксперты Института стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан (ИСМИ) отмечают, что на рынке Афганистана Узбекистан на равных конкурирует и с Китаем, и с Индией. В основном это сегмент недорогой бытовой техники, автомобильной продукции, химпрома и товары широкого потребления. При этом, надо сказать, что сегодня уровень потребления в этой стране невысок из-за сохраняющейся в стране нестабильности и бедности, которая не позволяет повысить объёмы закупок внешних товаров и вовлечь страну во взаимную торговлю. Узбекистан имеет большое преимущества перед Индией благодарю географическому расположению, и логистики. Имеющееся железнодорожное сообщение существенно снижает барьеры двусторонней торговли.

К тому же в ходе недавнего визита российской делегации в Узбекистан во главе с премьер-министром РФ Д.Медведевым, также обсуждалась поставка на афганский рынок российских товаров и товаров, производимых на совместных российско-узбекских предприятиях [33].

Говоря о рыночной конкуренции, необходимо затронуть и перспективы международной торговли, которая имеет большое значение, особенно для развивающихся стран, поскольку она открывает стране широкий рынок и позволяет производителям удерживать качество на должном уровне.

Как известно, конкуренция также стимулирует инновации, заставляя производителей генерировать новые идеи, технологии, конструкции, управленческие методы. Для развивающихся стран международная торговля особенно важна. Ради наращивания производственного потенциала и развития своей экономики они должны приобретать более совершенные технологии. Теоретически эти страны способны создать их самостоятельно, однако квалифицированных кадров в этой области становится все меньше с каждым годом [13].

Заключение

Результаты проведенной работы показывают, что тема конкуренции как важного фактора развития экономики является достаточно сложным явлением в специализированной научной и финансовой литературе. Это связано как с объективными историческими причинами, так и с учетом сложившейся правовой и социальной спецификой.

Было доказано, что в текущей мировой практике существует достаточно много различных способов улучшения инвестиционной привлекательности страны за счет поощрения развития конкуренции. Был изучен целый спектр мер, которые включают в себя как методы государственного регулирования, так и развития малого и среднего предпринимательства.

Анализ научной литературы показал, что в ЕС уделяется большое внимание развитию малого и среднего бизнеса, а также недопущению появления монополистов на рынке. В целях этого существует как специальное антимонопольное законодательство, так и целый спектр различных льгот и поощрений.

Азиатский метод отличается тем, что в нем большую роль играют государственные компании, обеспечивающие развитие конкуренции за счет применения специальных протекционистских мер. Было доказано, что практически все азиатские страны в той или иной степени используют переделённые ограничения по недопущению появления компании-монополиста, контролируемой зарубежными инвесторами. Такой подход связан с объективными обстоятельствами.

Узбекистану предстоит принять ряд фундаментальных мер для поддержания рыночной конкуренции и активизировать тем самым международную торговлю, необходимую отечественным предпринимателям для освоения новых рынков сбыта.

Также надо отметить, что общество заинтересовано в потреблении качественной продукции, а значит заинтересованно и в развитии рыночной конкуренции, благодаря ей, производитель всегда будет находиться в условиях максимальной готовности к оперативному принятии мер в целях улучшения своего продукта и поддержания лучшего качества. Основываясь на истории развития экономики, которая подтверждает, что общества, полагающиеся на конкуренцию, в конечном счете, успешнее других достигают своих целей. В этом заключается общность конкуренции с научным методом познания.

Литература:

  1. Указ Президента Республики Узбекистан от 07.02.2017 г. № УП-4947 «О стратегии действий по дальнейшему развитию Республики Узбекистан».
  2. Договор о функционировании Европейского союза от 1957 года/ Доступ из справ.-правовой системы «ec.europa.eu».
  3. Council Regulation (EC) No 1/2003 of 16 December 2002 on the implementation of the rules on competition laid down in Articles 81 and 82 of the Treaty/ Доступ из справ.-правовой системы «ec.europa.eu»
  4. Закон Китайской Народной Республики «О противодействии монополиям» от 30 июля 2008 год/ Доступ из справ.-правовой системы «english.gov.cn»
  5. Акт о запрете частной монополизации и поддержки честной торговли от 14 апреля 1947 года/ Доступ из справ.-правовой системы «japaneselawtranslation.go.jp»
  6. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов.
  7. Шумпетер Й. А. Капитализм, социализм и демократия.
  8. Маршалл А. Принципы экономической науки
  9. Юданов А. Ю. Конкуренция: теория и практика: учебно-практическое пособие. — 2-е изд.
  10. Хайек Ф. Индивидуализм и экономический порядок.
  11. Хайек Ф. Конкуренция как процедура открытия // Мировая экономика и международные отношения.
  12. Ю. Юсупов. Что мешает рыночной конкуренции?
  13. Ha-Joon Chang, Economics: The User's Guide.
  14. Ashenfelter, O. Empirical methods in mergeranalysis: Econometric analysis of pricing in FTC v. Staples. — International Journal of the Economics of Business, 2016. — с. 265–279
  15. Bajari, P. L. Detecting collusion in procurement auctions. Antitrust Law Journal, 2015. — с.143–170.
  16. Baker, J. B. Competitive price discrimination: The exercise of market power without anticompetitive effects.- Antitrust Law Journal, 2017. — c. 643–654.
  17. Bresnahan, T. F. Reforming European merger review: Targeting problem areas inpolicy outcomes — Stanford University Press, 2017. — 340 c.
  18. Bresnahan, T. F. The oligopoly solution concept is identified. Economics Letters, 2016. — c. 87–92
  19. Chevalier, J. A. Why don’t prices rise during periods of peak demand? -American Economic Review, 2013. — c. 15–37
  20. Fry, James D. Struggling to teethe: Japan's antitrust enforcement regime — Law and Policy in International Business, 2015. — c. 42–54
  21. Gavil, A. I. Exclusionary distribution strategies by dominant firms: Striking a better balance. — Antitrust Law Journal, 2015. — с. 3–81
  22. Genesove, D. Testing static oligopoly models — RAND Journal of Economics, 2016. — c. 355–77.
  23. Gilbert, R. J. Incorporating dynamic efficiency concerns in merger analysis: The use of innovation markets. — Antitrust Law Journal, 2015. — c 569–601.
  24. Lau, L. J. On identifying the degree of industry competitiveness from industry price and output data. — Economics Letters, 2016. — c. 93–99
  25. Sinichiro Abe. Antitrust and Competition in Japan. — Global Compliance News, 2016. — [URL — ресурса: globalcompliancenews.com (дата обращения: 27.06.2019)
  26. Wolfram, C. Measuring duopoly power in the British electricity spot market. — American Economic Review, 2017. — c. 805–826
  27. Ten Years of Antitrust Enforcement under Regulation 1/2003: Achievements and Future Perspectives. — Европейская Комиссия, 2014. — Электронный ресурс. [URL — ресурса: http://ec.europa.eu (дата обращения: 27.06.2019)
  28. Enhancing competition enforcement by the Member States' competition authorities: institutional and procedural issues — Европейская Комиссия, 2014. — Электронный ресурс. [URL — ресурса: http://ec.europa.eu (дата обращения: 27.06.2019)
  29. Report on Competition Policy 2017 — Европейская Комиссия, 2018. — Электронный ресурс. [URL — ресурса: http://ec.europa.eu (дата обращения: 27.06.2019)
  30. https://www.gazeta.uz/ru/2019/03/15/competition-strategy/
  31. https://regulation.gov.uz/ru/document/2726
  32. https://podrobno.uz/cat/economic/konkurentsiya-i-izmen/
  33. https://podrobno.uz/cat/politic/na-rynke-afganistana-uzbekistan-mozh/


Задать вопрос