Библиографическое описание:

Матвиенко Е. В., Репинецкий С. А. Эволюция образа молодого учёного в России: направления и перспективы // Молодой ученый. — 2017. — №40. — С. 60-63. — URL https://moluch.ru/archive/174/45892/ (дата обращения: 25.04.2018).



Вработе раскрыты основные изменения в образе учёного в России в XVIII — XXI вв. и намечены основные направления предполагаемой эволюции в ближайшем будущем. Авторы разработали периодизацию эволюции образа учёного и выявили наиболее характерные признаки каждого периода. На основании юридических и исторических источников были определены базовые понятия, характеризующие отношение к учёным в различные эпохи. Намечены пути предполагаемой и оптимальной эволюции образа учёного в общественном сознании ближайших десятилетий. Анализ современной ситуации и прогнозы её развития выполнены на базе изучения статистических данных.

Ключевые слова: ученые, навыки, развития, исследование, основа

Существование отечественной науки, её будущее, а также судьбы молодых учёных, остаётся одной из центральных проблем для понимания вектора развития России в будущем. В современных условиях тотальной мировой конкуренции среди быстро развивающихся техногенных обществ, очевидным является необходимость создать адекватную современным потребностям и вызовам систему подготовки высококвалифицированных специалистов, готовых обучаться на протяжении всей жизни и уметь определять тенденции развития технологий и социальных институтов. Это возможно обеспечить лишь на основе всестороннего системного подхода к такому социальному институту как НАУКА.

Цель исследования: проследить изменения образа учёного в России и наметить оптимальные пути его эволюции в ближайшем будущем.

Несмотря на существование наук и открытие многих научных истин в глубокой древности, наука как социальный институт появилась лишь в Новое время. Впервые научная организации в современном смысле — Французская академия (фр. Académie Française) — возникла в 1625 г. и десятилетие спустя получила казённое финансирование. Спустя ещё 10 лет аналогичная структура возникла в Оксфорде (Англия) в 1645 г. под названием «Невидимой коллегией», которая в 1662 г. получила официальный статус, переехала в Лондон и затем дала начало Королевской академии. Во Франции же в 1665 г. вышло в свет первое в мире периодическое научное издание — оно так и называлось: «Журнал учёных» (фр. «Journal des sçavans»).

А что в России? Научные учреждения в современном смысле стали появляться лишь в XVIII в., причём созданная в 1725 г. Академия наук в первый период своего существования была учебным, а не научным учреждением (причём работали и преподавали в ней долгое время почти исключительно иностранцы): она стала освобождаться от этой роли после основания в 1755 г. Московского университета. До конца века в России прибавилось ещё две академии, а новый век принёс с собой открытие ряда университетов.

Подавляющее большинство учёных в России XVIII в. были иностранцами, приглашёнными на выгодные контракты — в те времена утечка научных кадров происходила с Запада на Восток. Эти специалисты должны были подготовить русских учёных и в целом справились с этой задачей, хотя в первый век существования российской науки она рассматривалась местным населением как некая иностранная премудрость, большинство учёных говорило на иностранном языке и первые научные издания тоже выходили на немецком. Даже в конце XVIII в. русскоязычные научные издания назывались иностранными словами, например, «Вивлиофика».

Таким образом, в массовом сонании понятия учёный тогда не было, а среди образованного класса в учёном видели образованного, напыщенного и очень хорошо обеспеченного иностранца, который не мог по русски связать двух слов, или какого-то неординарного местного самородка с большими странностями, как, например, фактически первый отечественный учёный — М. В. Ломоносов. Неудивительно в этой ситуации, что именно в 1824 г. А. С. Грибоедов в комедии «Горе от ума» ввёл в оборот живущее по сей день пренебрежительное наименование учёных — «ботаник». Сейчас оно перенесено в подростковую среду, а тогда употреблялось именно среди дворянства в отношении людей, посвятивших себя наукам.

В XIX в., хоть образование всё ещё остаётся немыслимым без хотя бы обучения за рубежом, а академическая наука продолжает представляться иностранной диковинкой, зачастую противопоставляемой русской национальной традиции и здравому смыслу (об этом писали славянофилы в середине века [1], а Л. Н. Толстой продолжал придерживаться такого взгляда и в начале ХХ в. [2], всё же в России выросло несколько поколений собственных специалистов по большинству отраслей знания, что и привело к всемирному признанию Российской науки в начале ХХ в.: И. М. Сеченов и И. П. Павлов получили Нобелевскую премию, Д. И. Менделеев прославился открытием Периодического закона, А. Н. Лаппо-Данилевский был приглашён возглавить всемирный конгресс историков и т. п.

Такому успеху способствовало создание государственной системы преемственного образования и науки, включавшей школы, гимназии, училища, институты, университеты и академию наук. Преподавательские и научные кадры имели достаточное финансовое и материально-техническое обеспечение: получить такое место «службы» (как тогда это называлось) и, тем более, кафедру означало попасть в высший слой общества; лучшим студентам государство обеспечивало обучение, включая длительные заграничные командировки.

Насколько российская наука расцветала при активном содействии государства, настолько же в критическом положении она оказалась после прихода к власти партии большевиков, лидер которой В. И. Ленин заявил, что «интеллигенция — г...о» и выставил из страны многих её лучших представителей, а те, кому повезло меньше, например, академик А. Н. Лаппо-Данилевский, умерли от голода в период Гражданской войны, поскольку были лишены довольствия как «враждебный трудовому народу элемент».

Впрочем, довольно скоро советское правительство осознало необходимость научных кадров и именно в период советской власти было открыто подавляющее большинство современных российских государственных вузов. Советский учёный тоже был хорошо обеспеченным и уважаемым членом общества, но в высший свет уже не входил (по крайней мере, если не строил космические или баллистические ракеты) и имидж науки существенно пострадал от кампаний массового очернения учёных как предателей и вредителей в ходе репрессий против интеллигенции от показательного процесса над «промпартией» в начале 1930-ых гг. до разгрома генетики, дела врачей и борьбы с космополитизмом и «низкопоклонством перед Западом» на рубеже 1940-ых и 1950-ых гг [3].

Концепция возможностей и перспектив развития молодежи, которая лежит в основе деятельности ООН в отношении данной категории населения, возникла в конце 60-х годов после известных «молодежных революций», потрясших ряд стран Западной Европы и Северную Америку. Международный год молодежи (1985 г.) проводился Организацией Объединенных Наций под лозунгом «Участие, развитие, мир». Этот лозунг является наиболее точным выражением того, на что следует направить молодежную политику в современной России, стремясь повысить вклад молодежи в преодоление кризиса и в социальное развитие страны.

В последние годы восстановление кадровой структуры науки путем привлечения в нее молодежи входит в число приоритетных задач государственного уровня. Внимание к данному вопросу не случайно: статистические данные свидетельствуют о постоянной тенденции старения научных кадров; в ноябре 2001 г. на общем собрании Российской академии наук отечественная наука была названа «самой старой» в мире. Действительно, если в 1994 г. доля исследователей старше 60 лет составляла 9 %, то к 1998 г. она возросла вдвое, а к 2000 г. — достигла 20,7 %.

К концу 90-х годов в российской науке появились первые признаки стабилизации, наметился даже небольшой приток кадров. Но эта стабилизация мнимая: нередко молодежь идет в науку не только из интереса к исследовательской деятельности, но и для решения личных проблем (стремление получить степень для успешного трудоустройства в бизнесе, избежать службы в армии, определиться с профессией и «найти себя» в условиях свободного рабочего графика и проч.). Так, в период между 1998 и 2000 гг. доля молодых исследователей в возрасте до 29 лет возросла с 7,7 % до 10,6 %; в то же время доля 30–40-летних упала с 18,1 % до 15,6 %. Это говорит о том, что молодые, пробыв какое-то время в сфере науки, покинули ее.

В последние несколько лет ежегодное обновление кадров в науке составляет 11–13 %, и, таким образом, время работы молодого исследователя 7–8 лет. Интегральная оценка изменений, произошедших в последние два-три года, показывает, что у 18,7 % научных коллективов материально-техническая база улучшилась, у 33 % — ухудшилась, а у остальных осталась неизменной. По данным аналогичного исследования конца 2001 г., материальную базу своих институтов назвали хорошей только 14,5 % опрошенных, а плохой — более трети (34,2 %). Наблюдаемые изменения свидетельствуют об ухудшении условий научной деятельности. Согласно различным оценкам каждый третий преподаватель вуза не находит в библиотеке необходимой научной литературы; половина отечественных ученых не имеет персональных компьютеров и выхода в Интернет. Эти исследователи практически выпадают из числа возможных исполнителей работ по грантам. Среди основных факторов, препятствующих выбору научной карьеры, — низкая оплата труда, отсутствие необходимой материальной базы для исследований, плохие социальные условия. Есть и целый ряд «нематериальных» мотивов, из-за которых молодых сложно привлечь в эту область. Одна из главных причин выбора науки — стремление к творчеству. Если условия для творчества не складываются, то рано или поздно происходит либо деградация, либо уход из науки. Постановка научной задачи отчасти зависит от материальных возможностей ее реализации, а они сегодня в российской науке невелики и продолжают сокращаться. Поэтому те молодые, которые хотели бы заниматься наукой, часто предпочитают уехать за рубеж или выбирают так называемую «челночную» миграцию [4].

2010-е годы являются переломными для нашего будущего, ибо мы находимся в точке бифуркации, и при неправильно выбранной стратегии и алгоритме действий Россия обречена на исчезновение с цивилизационной карты мира. Вторая половина XX столетия стала для Самарской области (как и для всей России), временем перерождения на новом технологическом уровне и в новой для себя роли крупного промышленного региона (космическая отрасль, авиастроение, автомобилестроение и химпром).

Не секрет, что достижения в области науки, которые были достигнуты в СССР, позволяют большей части общества жить в состоянии комфорта (в тепле, с водоснабжением, канализацией и светом). Но последние 20 лет показали, что без участия государства и общества и стратегически важных научных проектах — невозможно ожидать благополучного будущего для России. Самарская область (и её основные научные центры в Самаре и Тольятти) не стала исключением, и за последние 20 лет утратила свой основной научный потенциал. Мощные некогда научно-технические центры не имели возможности поддерживать уровень развития как при СССР. Вузы, конструкторские бюро, отделения РАН безусловно максимально стараются сохранить своё научное наследие и передавать его молодому поколению, но кадровый разрыв в 25–40 лет сказывается и на качестве, и количестве молодых учёных. Наступает время новой научно-технической революции в мире, и если мы не сможет в неё включиться, то наша страна не сможет уже претендовать даже на роль регионального научного лидера. Только понимание и активные целенаправленные действия по выстраиванию научно-промышленной инфраструктуры для развития отраслей VI технологического уклада даёт шанс сохранения русского общества как уникальной цивилизации [5].

Формирование понимания у общества того, что именно наука и образование являются самыми главными основами существования государства и жизни народа — является на наш взгляд основной задачей научного сообщества России. Активная общественная позиция именно молодых учёных является основой молодёжной политики России для формирования позитивного образа учёных в обществе

Препятствия, мешающие развитию науки и общества, включают в себя:

1) Кадрово-профессиональную (демографическую) катастрофу;

2) Разрушение научной инфраструктуры (приватизация научных фондов — как материальных в виде зданий, так и интеллектуальной собственности в виде патентов и прав на открытия);

3) Уничтожение позитивного (благородного) образа учёного и учителя в массовом сознании общества.

Проблемы молодых учёных это отдельная большая и больная тема, но необходимо выделить позитивные тенденции развития молодёжной науки в Самарском регионе.

Во-первых, необходимо отметить, что молодые учёные, несмотря на все трудности, в Самарской области есть! И проведение различных научных мероприятий тому свидетельство. Для формирования позитивного образа молодого учёного на региональном уровне активно проводиться просветительская деятельность. Повышению социального статуса способствует и активная жизненная позиция молодых учёных: некоторые являются помощниками депутатов, сотрудниками, консультантами и экспертами администраций городов, преподавателями вузов, бизнесменами — всё это создаёт образ престижности науки в области. И одним из важных элементов здесь является информационное сопровождение деятельности организации и молодых учёных в СМИ.

Образ будущего молодого учёного включает в себя такие характеристики как: успешный, материально состоятельный, авторитетный (эксперт), влиятельный, уважаемый, социально активный, проживающим в родном городе. Безусловно, само понятие молодого учёного включает в себя интеллект, знания и практический опыт. Что касается моральных характеристик, то на данном этапе они для респондентов практически не существенны. Однако, уважение и авторитет — на наш взгляд, само по себе подразумевает наличие высоких моральных норм.

Поддержка общественных молодёжных инициатив со стороны органов власти (Департамент по делам молодёжи Самарской области) позволяет более эффективно развивать молодёжную политику в сфере популяризации позитивного образа науки и учёных среди молодёжи. Однако необходимо повышать заинтересованность органов власти в поддержке молодых учёных, так как «Нет системы выявления и поддержки молодых учёных, при которой уже на ранних этапах, если ты делаешь что-то интересное, государство узнавало бы об этом и помогало. Часто приходится пробиваться самим».

За последние несколько лет происходим мощный всплеск процесса самоорганизации молодёжи и гражданского общества. Происходят бурные события, мероприятия, акции и маленькие факты истории, которые говорят о наступившей необходимости взаимодействия ради создания будущего и прозревшего понимания, что только при нашем личном и командном активном участии молодых учёных в жизни общества у России есть будущее!

Во-вторых, у Самарской области есть потенциальные ключи к развитию региона в лице свободной экономической зоны и Жигулёвской долины, которые могут стать экономико-технической инфраструктурой для будущего научного развития.

В-третьих, у России есть будущее только в том случае, если будет сформирован Образ будущего страны и общества. Без образа будущего невозможно попасть в то будущее, которое мы хотим себе и своим детям.

В-четвёртых, у регионального сообщества есть понимание того, что Самарско-тольяттинская агломерация сможет выстроить своё будущее не только на основе развития промышленности и инновационных наукоёмких технологий, но главным образом с помощью социальной инженерии и гуманитарных технологий. Для чего необходимо формирование для всех категорий граждан и в первую очередь молодёжи доступной городской среды, что включает в себя равномерное наличие различных культурно-творческих, оздоровительных, информационных с максимальным покрытием Интернета площадок в городах и сёлах. Важным является понимание того, что специалистов и молодых учёных надо формировать в регионе, необходимо предоставлять им возможность получения высокого уровня доходов и быстрого получения жилья (для чего необходимо строительство бюджетных частных домов), и двухсторонние гарантии их целенаправленной работы.

В-пятых, в Самарской области есть молодые учёные, которые признаны не только региональным, но и всероссийским научным профессиональным сообществом.

Для реализации задачи по поддержке молодых ученых и специалистов на территории Российской Федерации, а также для выработки единой политики в отношении молодых ученых, координации деятельности, решения социальных проблем и поддержки участия молодых ученых в научных мероприятиях, необходимо, прежде всего:

  1. Создать единую базу данных молодых ученых по регионам, в которую будут включены молодые люди, занимающиеся научной деятельностью в научных и образовательных учреждениях.
  2. Разрабатывать и предлагать к рассмотрению новые проекты, гранты и конкурсы, направленные на усовершенствование и поощрение работы молодых ученых на региональном уровне. В настоящее время для России принципиально важным является развитие потенциала российской научно-ориентированной молодежи — новой интеллектуальной элиты страны. Необходимым элементом в системе подготовки интеллектуальной элиты является восприятие студентов как полноправных и полноценных участников данного процесса.

Литература:

  1. Лешков В. Н. Ещё о русском воззрении на науку и начале общинности в древней России // Москвитянин. 1856. Т. 1.- С.86–94.
  2. Самарин Ю. Ф. Два слова о народности в науке // Русская беседа, 1856, № 1. Отд. науки. С. 35–47
  3. Экштут С. А. Повседневная жизнь русской интеллигенции от эпохи великих реформ до Серебряного века М.: Молодая гвардия, 2012.
  4. Почему Ньютон не съел яблоко // Известия. 2001. — С. 13–15.
  5. Наука в России–2001: Статистический сборник / Госкомстат РФ и ЦИСН. М., 2001. — С. 110.
Основные термины (генерируются автоматически): молодых учёных, молодых ученых, образа учёного, Самарской области, эволюции образа учёного, позитивного образа, формирования позитивного образа, судьбы молодых учёных, научных кадров, молодого учёного, поддержке молодых, позиция молодых учёных, поддержке молодых учёных, большинство учёных, количестве молодых учёных, Проблемы молодых учёных, позитивного образа учёных, участии молодых учёных, поддержки молодых учёных, вектора развития России.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос