Библиографическое описание:

Литвиненко В. Т. К вопросу о политических дискурсах России, США, ЕС в отношении квазигосударств Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и их различии // Молодой ученый. — 2010. — №6. — С. 254-256.

В последние годы Россия поступает вразрез с требованиями США и ЕС отказаться от планов укрепления российско-абхазских связей, в то время как сами вышеупомянутые акторы предпринимают действия направленные на усилении своего влияния, в том числе и в миротворческой сфере.

По мнению Александра Рондели, подобный результат стал следствием неготовности элит новообразований Южного Кавказа к современному госстроительству. "Южный Кавказ был периферией Российской империи, но все же он был органичнее связан с остальным миром, нежели постсоветские Азербайджан, Армения и Грузия, в одночасье оказавшиеся суверенными государствами…"[1]. Россия оказалась в сложном положении: либо налаживать связи с вышеуказанными государствами, либо поддерживать народы не желавшие оставаться в составе новых государств и стремившиеся под юрисдикцию РФ. Как известно, элитой было принято решение признать независимость Абхазии и Южной Осетии, несмотря на возможные внешнеполитические осложнения, поскольку иначе права проживающих в новых государствах россиян были бы существенным образом нарушены.

В своем обращении к руководству России в 2003 году абхазский лидер Владислав Ардзинба констатировал: "Народ Абхазии считает Россию единственным гарантом безопасности и стабильности в регионе. Именно благодаря российским миротворцам и твердой позиции руководства России удается избегать новой полномасштабной войны. Руководство Абхазии пользуется полной поддержкой народа Абхазии в вопросе установления самых тесных отношений с Россией. И Абхазия имеет на это право. В этой связи я обращаюсь к вам с просьбой рассмотреть вопрос об установлении ассоциированных отношений с Абхазией"[2]. Такого рода отношения на федеральном уровне начали закрепляться только в 2008 году.

Как констатирует д. и. н., профессор, директор Центра кавказских исследований МГИМО (У) МИД России В.В. Дегоев, «Нет единомыслия и в среде российских интеллектуалов. Инерция прежней идеологической угодливости по отношению к Западу идет на убыль. Одновременно усиливается «реально-политическое» направление, основанное на таких принципах, как государственничество и державность. Запад относится к ним с понятной настороженностью, хотя именно он привил нам навыки распознавания полезного и вредного для России»[3]. Рубежным для изменения дискурса элиты стала обострившаяся с 1999 года проблема сербской провинции Косово.

Для руководства России указанная проблема много лет представляла «не слишком благодатное поприще. Сфера былых интересов исчезнувшей державы оказалась периферийным регионом континента и зоной затяжного и острого конфликта. Эта международная проблема требовала от России повышенной активности, не отвечавшей ее внутренним потребностям. Она при этом была вынуждена разыгрывать роль, не соответствующую ее реальным возможностям (ни в смысле влияния на подопечных, ни с точки зрения конкуренции с соперниками)»[4].

Рост экономических возможностей России повлиял и на изменение политического дискурса не только по проблеме Косово, но и в отношении непризнанных государств на постсоветском пространстве. Элита России осознала различие между своими интересами и интересами западных стран. Не случайно болезненно было воспринято руководством страны дипломатическое поражение России в вопросе о признании рядом стран суверенитета Косово.

Однако если рассматривать упомянутое поражение в контексте внешнеполитического дискурса, то необходимо речь вести о закономерностях. Сошлемся на мнение одного из ведущих отечественных политологов С. Кортунова, который констатирует: "Внешняя политика России не опирается на систему стратегического планирования, которая должна обеспечить просчет краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных вариантов внешнеполитических решений, соразмерность целей и средств, адекватный анализ современной международной обстановки"[5]. Скорее необходимо вести речь о тактике реагирования на изменения политической линии США на постсоветском пространстве[6]. В указанном контексте представляется оправданной точка зрения, что для американских СМИ «современная Россия - ни серьезный соперник, ни надежный союзник»[7]. Имеющих российское гражданство жители непризнанных государств связывают с Россией разрешение своих социально-экономических и этнополитических проблем[8] и в рамках гуманистического политического дискурса это должно быть важнее геополитических коллизий.

В июне 2008 года Сенат США единогласно утвердил резолюцию, которая осуждает действия России в отношении тогда еще непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии. Сенаторы отмечают, что намерения РФ установить "официальные связи" с мятежными республиками нарушают суверенитет Грузии, мешают урегулированию конфликтов, а также подрывают миротворческий статус российской стороны. США и ЕС, находясь в фазе геополитической экспансии, пытаются любыми способами расширить зону своего влияния путем втягивания в нее под флагом «распространения демократии» новых государств. Это созвучно старой мысли З. Бжезинского: «Для США евразийская геостратегия включает целенаправленное руководство… государствами»[9].

ЕС хотел бы играть более активную роль в урегулировании грузино-абхазского конфликта и готов был помочь Сухуми решить наиболее острые проблемы в отношениях с Тбилиси. Верховный представитель Евросоюза по внешней политике и безопасности Хавьер Солана после встречи 6 июня 2008 года с руководством Абхазии заявил: "Мы надеемся, что будет выработан формат урегулирования, в котором будут представлены все стороны",— заявил Солана, добавив, что Европа готова выступить посредником в диалоге между Тбилиси и Сухуми[10]. Однако грузинская агрессия нарушила эти планы.

Сегодня необходимо вести речь не о «колониалистском дискурсе», а скорее о великодержавном национализме по отношению к возникшим на постсоветском пространстве государствам. В соответствии же со справедливым наблюдением Л. Гудкова, «нынешний русский великодержавный национализм по своей природе – уже не агрессивно-миссионерский, а ностальгический, квази-традиционалистский вариант изоляционизма»[11]. Сказанное отнюдь не противоречит шаблонности восприятия представителями западной политической науки современной России, а также ее роли в разрешении региональных конфликтов.

 

Литература:

1.    Рондели А. Южный Кавказ и Россия //Вестник Европы. 2003. Т. VII-VIII. С. 43.

2.    Абхазия просится в Россию. Обращение президента Абхазии Владислава Ардзинбы к руководству Российской Федерации //Гражданин. Периодический политический журнал. 2003. № 1 С.39.

3.    Дегоев В.В. Кавказские горизонты Большой Европы // Россия в глобальной политике, 2004, № 5, Сентябрь – Октябрь.

4.    Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен / Под ред. А.А. Язьковой. -М.: Весь мир, 2007. С. 325.

5.    Цит. по: Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина. Возвращение России на "Большой Восток" (2004-2008). - М.: АСТ-Северо-Запад, 2007. С. 17-18.

6.    Шаклеина Т.А. Россия и США: проблемы взаимодействия // Проблемы лидерства во внешнеполитической деятельности США. Итоги первого срока администрации Буша. -М., 2005.; Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. -М., 2001; Rice C. Promoting The National Interest // Foreign Affairs. 2000. № 1; Zoellick R. A Republican Foreign Policy // Foreign Affairs. 2000. № 1; Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? -М., 2002; Бжезинский 3б. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. -М., 2002.

7.    Тренин Д. Идентичность и интеграция: Россия и Запад в XXI в. // Pro et Contra. Журнал российской внутренней и внешней политики. 2004. Т.8. №3. С. 9-22.

8.    Солозобов Ю. Непризнанная Евразия // Логос. 2004. № 6.

9.    Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. -М., 1997.

10.    Габуев А., Двали Г. Европейский союз вступил в Абхазию // Коммерсантъ, 2008, № 98(3915) от 07.06.

11.    Гудков Л. Негативная идентичность. -М.: Новое литературное обозрения, ВЦИОМ-А, 2004. С. 103.

 

 



[1] Рондели А. Южный Кавказ и Россия //Вестник Европы. 2003. Т. VII-VIII. С. 43.

[2] Абхазия просится в Россию. Обращение президента Абхазии Владислава Ардзинбы к руководству Российской Федерации //Гражданин. Периодический политический журнал. 2003. № 1 С.39.

[3] Дегоев В.В. Кавказские горизонты Большой Европы // Россия в глобальной политике, 2004, № 5, Сентябрь – Октябрь.

[4] Юго-Восточная Европа в эпоху кардинальных перемен / Под ред. А.А. Язьковой. -М.: Весь мир, 2007. С. 325.

[5] Цит. по: Лузянин С.Г. Восточная политика Владимира Путина. Возвращение России на "Большой Восток" (2004-2008). - М.: АСТ-Северо-Запад, 2007. С. 17-18.

[6] Подробнее см.: Шаклеина Т.А. Россия и США: проблемы взаимодействия // Проблемы лидерства во внешнеполитической деятельности США. Итоги первого срока администрации Буша. -М., 2005.; Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. -М., 2001; Rice C. Promoting The National Interest // Foreign Affairs. 2000. № 1; Zoellick R. A Republican Foreign Policy // Foreign Affairs. 2000. № 1; Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? -М., 2002; Бжезинский 3б. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. -М., 2002.

[7] Тренин Д. Идентичность и интеграция: Россия и Запад в XXI в. // Pro et Contra. Журнал российской внутренней и внешней политики. 2004. Т.8. №3. С. 9-22.

[8] Солозобов Ю. Непризнанная Евразия // Логос. 2004. № 6.

[9] Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. -М., 1997.

[10] Цит. по: Габуев А., Двали Г. Европейский союз вступил в Абхазию // Коммерсантъ, 2008, № 98(3915) от 07.06.

[11] Гудков Л. Негативная идентичность. -М.: Новое литературное обозрения, ВЦИОМ-А, 2004. С. 103.

Основные термины (генерируются автоматически): Великая шахматная доска, Южной Осетии, геостратегические императивы, Господство Америки, Абхазии Владислава Ардзинбы, Обращение президента Абхазии, президента Абхазии Владислава, Foreign Affairs, политика Владимира Путина, A Republican Foreign Policy, Новое литературное обозрения, Мировой порядок xxi, Возвращение России, порядок xxi века, руководства России, политике развитых стран, руководству Российской Федерации, Восточная политика Владимира, эпоху кардинальных перемен, Америке внешняя политика.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос