Педагогический потенциал монастырской культуры в контексте продуктивного обучения | Статья в журнале «Молодой ученый»

Авторы: ,

Рубрика: Спецвыпуск

Опубликовано в Молодой учёный №15 (149) апрель 2017 г.

Дата публикации: 20.04.2017

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Логунова Е. П., Логунова М. С. Педагогический потенциал монастырской культуры в контексте продуктивного обучения // Молодой ученый. — 2017. — №15.2. — С. 119-120. — URL https://moluch.ru/archive/149/41645/ (дата обращения: 19.06.2018).



В ситуации поиска оснований для решения сложно разрешимых задач воспитания подрастающего поколения обращение к историческому опыту, к народным и православным традициям всегда было «спасательным кругом» для российского социума. Анализ накопленных способов выстраивания педагогической системы в контексте монастырской культуры позволяет сделать вывод о его эффективности, опыт преодоления испытания соответствующих исторических периодов — о перспективности предлагаемых решений [1]. Ценность тысячелетнего опыта монастырской культуры как культуры «должного» позволяет обратиться к ней как средству эффективного воспитания человека на основе принципов и методов, ориентирующих на идеал [6, с. 175]. Д. М. Кучерявый, Е. В. Трушина называют главное отличие православной педагогики от педагогики светской — оно заключается в понимании слова «образование». Ученые считают его однокоренным со словом «образ», который в православии определяет цель образования — следование идеалу Господа [8, с. 129]. Такая направленность на идеальный результат воспитания определяет характер и структуру всего процесса — «материализацию» идеала как выявление человеком в себе образа Божия. Целостность воспитательной системы монастыря есть закономерный результат подвижнического мироосвоения через чувство-мысли-слова-действия в ценностно осмысленном образе жизни.

Согласно В. О. Гусаковой, особенность православной культуры — это определенный взгляд [3]:

1) на «человека как уникальное биосоциальное и духовное существо;

2) на человека как на уникальное биосоциальное и духовное существо, наследника опыта предыдущих поколений и потенциального устроителя, хранителя и возделывателя мира, ученика и наставника своим преемникам;

3) на его жизнь, как на путь к Истине, на котором человек раскрывает данные ему таланты, и по мере и глубине их раскрытия исполняет (или не исполняет) свое предназначение, реализует (или утрачивает) свой смысл жизни.

Известны принципы, на которых выстраивалась эта система, они описаны в литературе (Л. П. Антипов, Т. А. Козлова, Е. П. Логунова и др. [7]) и ориентируются на следующие основания: наличие самоценного начала, объединяющего человека, культуру и образование (монастырская культура говорит о теоцентризме); присутствие в жизни человека идеала для ориентации на него и образования, и культуры в целом (принцип уподобления); первые две позиции объединяются на основе принципа целостности; процесс воспитания базируется на иерархичности сущности и функций каждого составляющего его элемента и цели в целом; опора на представление о ценности личности человека в образовательном процессе; опора на деятельность (в случае с монашеской культурой — идея подвига); ориентация на внутренний мир человека. Эти содержательные основы взаимообусловлены и взаимосвязаны, их деление условно и служит задачам организации процесса воспитания. Указанные принципы носят универсальный характер, их применение вполне укладывается и в светскую систему в силу органичности и соответствия природе человека — и как индивидуума, и как единицы социума. Система православного воспитания есть целостный педагогический процесс, культуросообразная деятельность, что актуально и востребовано современной системой образования [4].

Методическая область православной педагогики, согласно Д. М. Кучерявому, Е. В. Трушиной, подразумевает ориентацию педагогической деятельности на «главный ключ», позволяющий православному педагогу рассчитывать на ожидаемый результат: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» [8]. Отрицание эгоизма, поощрение стремления воплощать нравственные идеалы, борьба со «страстями» (гордость, тщеславие, сребролюбие, гнев, блуд, чревоугодие, уныние, ненависть), проявление добродетелей (смирение, нестяжание, кротость, целомудрие, воздержание, молитва, любовь) — таковы ориентиры православной педагогики.

Если предположить за основу «продуктивного обучения» его понимание как обучения, ориентированного на получение результата через индивидуальную практическую деятельность, опыт, поступки, то результатом деятельности православного педагога становится воспитание в ребенке добродетелей, а результатом деятельности ребенка — его формирование как христианина, который стремится «научиться искренне любить ближнего, а через любовь к ближнему научиться любить Бога» [8]. Здесь важно понимание продуктивного обучения именно как принципа, а не только как способа организации процесса. В контексте трактовки продуктивного обучения как практико-ориентированного (С. И. Гессен), процесс самообразования не может быть завершен — «университет невозможно кончить», диалог постоянен [9]: самообразование и свобода самовыражения в ходе «обучения через делание» (Дж. Дьюи), через освоение норм в реальной жизненной ситуации на основе индивидуального опыта [2].

Идея продуктивного обучения активно поддержана современной педагогикой, на него возлагаются надежды как на способ интеграции оригинальных подходов к реализации процесса обучения нового поколения XXI века. И в этом смысле идеалы православной педагогики, которые помогают не потерять в человеке человеческое, становится востребованными.

Литература:

  1. Адаевская Т. И., Плеханов И. П., Прыскина Е. А., Семашкин А. А., Чичканова Т. А., Ямашев В. М. История развития системы образования Поволжья. — Самара: Самарский госпедун-т, 1997. — 168 с.
  2. Баранова А. С. Культура продуктивного образования: история и современность // Гуманизация образовательного пространства: Материалы междун. научн. конф. (Саратов, 20–21 октября 2016 г.). — М.: Издательство «Перо», 2016. — С. 757–764.
  3. Гусакова В. О. Теоретико-методологические основы педагогического потенциала традиций православной культуры в воспитании // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. — 2016. — № 5. — С. 41–45.
  4. Искрин Н. С. Возможности системного подхода в образовании. Вопросы менеджмента / Н. С. Искрин, Т. А. Чичканова // Инновационные проекты и программы в образовании. — 2016. — № 1. — С. 42–50.
  5. Логунова Е. П., Логунова М. С. Православные ценности и художественная культура // Молодой ученый. — 2016. — № 26. — С. 763–766.
  6. Логунова Е. П. История педагогического опыта: духовное воспитание в русской монастырской культуре // Актуальные проблемы образования учащихся начальных классов: Сборник материалов научно-практической конференции. — Самара: НВФ ООО «Сенсоры. Модули. Системы», 1999. — С. 174–177.
  7. Логунова Е. П. Актуализация педагогического потенциала монастырской культуры в современном социуме / Е. П. Логунова, М. С. Логунова // Гуманитарные научные исследования. — 2016. — № 12. [Электронный ресурс]. — URL: http://human.snauka.ru/2016/12/18548.
  8. Трушина Е. В. Основы православной педагогики / Е. В. Трушина, Д. М. Кучерявый // Известия Тульского государственного университета. — 2016. — № 3. — С. 129–133.
  9. Чичканов Е. С. Интерактивность как средство художественной выразительности // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. — 2009. — Т. 15. — № 4. — С. 309–313.
Основные термины (генерируются автоматически): православная педагогика, продуктивное обучение, духовное существо, монастырская культура, православный педагог.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос