Автор:

Рубрика: Политология

Опубликовано в Молодой учёный №27 (131) декабрь 2016 г.

Дата публикации: 05.12.2016

Статья просмотрена: 104 раза

Библиографическое описание:

Герман М. А. Ксенофобия и экстремизм в сфере межнациональных отношений в Ростовской области (по результатам мониторинга сети Интернет за 2015 и первый квартал 2016 года) // Молодой ученый. — 2016. — №27. — С. 314-317. — URL https://moluch.ru/archive/131/36266/ (дата обращения: 22.05.2018).



Ростовская область исторически полиэтична. Согласно данным Всероссийской переписи населения 2010 года, на её территории дисперсно проживают представители более 150 этносов и народов: русские, армяне, украинцы, турки, азербайджанцы, цыгане, белорусы, татары, корейцы, чеченцы, китайцы, латыши, румыны, ногайцы, черкесы, коми, вьетнамцы, венгры, эстонцы, балкарцы, метисы, абазины и другие. Это этническое многообразие имеет большой конфликтогенный потенциал, поэтому различные формы проявления ксенофобии и экстремизма являются предметом пристального внимания как правоохранительных органов, так и учёных.

Так, в 2014–2016 гг. группой ростовских учёных из Южного федерального университета и Южного научного центра Российской академии наук было проведено комплексное социологическое исследование праворадикальных настроений студенческой молодёжи Ростовской области [см., например: 1–3; 10; 20]. Следуя оригинальным теоретико-методологическим положениям, разработанным этой группой учёных [см., например: 4–9; 11–18; 21], студенческий исследовательский коллектив провёл в 2015-м и в первом квартале 2016-го года мониторинг сети Интернет на предмет проявлений в Ростовской области ксенофобии и экстремизма в сфере межнациональных отношений, дополнив результаты, полученные учёными из ЮФУ и ЮНЦ РАН [см.: 19]. В числе результатов этого мониторинга можно назвать следующие.

Состояние межэтнических отношений в Ростовской области характеризуется как стабильное и контролируемое органами власти. Системных фактов расистского и неонацистского насилия в регионе в 2015 году по результатам мониторинга СМИ и Интернета не выявлено. В то же время, в региональном сегменте постоянно и активно распространяется информация о фактах насилия по этническому признаку. Результаты мониторинга свидетельствуют не менее чем о 13 фактах насилия по этническом признаку, произошедших в регионе в 2015 году (в г. Азов — 1; в г. Ростов-на-Дону — 6; в г. Волгодонск — 1; в г. Новочеркасск — 1; в Дубовском районе (хут. Сиротский) — 1; в Зимовниковском районе — 1; в Неклиновском районе (с. Синявское) — 1; в Семикаракорском районе (станица Задоно-Кагальницкая) — 1). За первый квартал 2016 года по результатам мониторинга зафиксировано 2 факта насилия по этническому признаку (в г. Ростов-на-Дону и в г. Пролетарск). На основании изложенных фактов можно сделать вывод, что территориальный охват ксенофобски мотивированного насилия не изменился. Большинство инцидентов характерно для г. Ростов-на-Дону и восточных районов области.

Основной группой жертв остаются «этнические чужаки». Формируется эта группа из представителей одного и того же этноса, но разных волн миграции. Первая волна этнических мигрантов интегрируются в существующее общество, встраивается в быт и культуру коренного населения. Вторая же волна мигрантов этого же этноса не может сразу влиться в существующее общество, и в связи с этим конфликтует с коренным населением; этот конфликт распространяется и на первую волну мигрантов, что в свою очередь порождает конфликты внутри этого миграционного этноса. Как следствие, в регионе возникает ксенофобное насилие, которое проявляется на бытовом уровне.

Ещё одной формой проявления ксенофобии является вандализм. Активность вандалов, мотивированных религиозной, этнической или идеологической (политической) ненавистью, в рассматриваемый период времени была достаточно высокой. По результатам мониторинга в 2015 году зафиксировано не менее 14 актов вандализма в пяти муниципальных образованиях области (в г. Ростов-на-Дону — 5; в г. Волгодонск — 2; в г. Гуково — 1; в г. Новочеркасск — 3; в Матвеево-Курганском районе — 2). В первом квартале 2016 года зафиксировано 4 случая вандализма в четырёх муниципальных образованиях области (в г. Ростов-на-Дону — 2, в г. Волгодонск — 1, в Октябрьском (с) районе — 1). Чаще всего осквернялись кладбищенские (6 актов вандализма) и древние (1 акт) захоронения; мемориальные комплексы (1 акт) и таблички (1 акт); памятники (1 акт), скульптуры (3 акт), культурные и иные общественные объекты (5 акт).

Кроме рассмотренных выше, формой проявления экстремизма во многих муниципальных образованиях является также наличие «граффити вражды», нередко содержащего не только расистские и ксенофобские послания, праворадикальные семиотические коды, но и нацистские символы. В 2016 году новой темой для «граффити вражды» стало «недопущение исламизации Европы и России».

Не менее актуальной проблемой являются формы публичной активности правых радикалов (клубы смешанных единоборств; «Русские пробежки»; рейды «Оккупай-педофиляй», «Лев против», «Трезвый Дон»; «ватные» акции в поддержку «Русского марша»; различного рода пикеты и акции нацболов «За русский Донбасс» в рамках переформатированной акции «Стратегия-31» и др.).

Новыми поводами для проявления насилия становится противостояние в отношении политических противников. Регион постоянно находится в центре внимания ультранационалистических движений и организаций федерального уровня. Например, их представителями периодически проводятся акции «Поздравь политзаключенных националистов с праздниками, напиши им телеграмму или письмо поддержки».

Учитывая сказанное выше, в регионе проводится информационно-пропагандистское противодействие ксенофобии и радикальному национализму в рамках реализации соответствующих мероприятий программ регионального и муниципального уровня, комплексных межведомственных планов. Проверки показывают, что основным недостатком реализации мероприятий всех указанных программных и плановых документов является то, что антиэкстремистские меры обеспечения профилактики межэтнических (межнациональных) конфликтов нередко подменяются общепрофилактическими. Так, можно отметить, что в состав государственной программы Ростовской области «Обеспечение порядка и противодействие преступности» и аналогичных муниципальных программ входят подпрограммы «Профилактика экстремизма и терроризма…». Подпрограммы содержат основное мероприятие 2.1. «Информационно-пропагандистское противодействие экстремизму и терроризму». Расходы бюджета на реализацию данного основного мероприятия либо предусмотрены (государственная программа Ростовской области), либо минимальные (например, в Куйбышевском районе — 5,0 тыс. рублей в год). Связь основного мероприятия 2.1 с показателями подпрограмм установлена лишь в том плане, что оно оказывает влияние на показатель 2 подпрограмм «Доля граждан, опрошенных в ходе мониторинга общественного мнения, которые лично сталкивались с конфликтами на межнациональной почве». Собственного показателя (например, «количество опубликованных в СМИ материалов по информационно-пропагандистскому противодействию экстремизму и терроризму») в том числе при условии, что наличие базового его значения не обязательно, подпрограммы не содержат.

На официальный сайтах органов исполнительной власти и органов местного самоуправления Ростовской области информационно-пропагандистские материалы по противодействию экстремизму не размещаются. Дополнительным в этом вопросе также может быть показатель «количество опубликованных в СМИ материалов о деятельности органов исполнительной власти и органов местного самоуправления Ростовской области в реализации государственной национальной политики».

По результатам мониторинга постоянно фиксируется множество материалов о фактах расследований и привлечения к административной и уголовной ответственности на почве ксенофобии и экстремизма (в сфере межнациональных отношений). В частности, речь идёт о следующих материалах:

− в 2015 году зарегистрировано не менее 20 фактов (в г. Батайск; в г. Каменск-Шахтинский; в г. Новочеркасск; в г. Ростов-на-Дону (Ленинский и Первомайский районы); в г. Таганрог; в Зерноградском, Матвеево-Курганском, Миллеровском, Целинском и Цимлянском районах);

− в первом квартале 2016 года — не менее пяти (в г. Новошахтинск; в г. Новочеркасск; в Зерноградском (ДонГАУ), Мясниковском и Октябрьском (с) районах).

Особенностью фиксируемых по результатам мониторинга материалов является то, что большинство из них не актуальны, фиксируют устаревшие факты проявления ксенофобии и экстремизма.

Подводя итогу, можно сказать следующее. Наиболее острой проблемой проявления ксенофобии и экстремизма в регионе по результатам мониторинга сети Интернет, а также анализа судебной статистики является размещение (распространение) в Интернете материалов, возбуждающих ненависть либо вражду по признакам национальности и религиозной принадлежности.

Литература:

  1. Внукова Л. Б. Социально-политические настроения молодёжи Юга России // Научная мысль Кавказа. — 2014. — № 1 (77). — С. 48–55.
  2. Внукова Л. Б. Праворадикальные идеологемы в сознании студенческой молодёжи: опыт социологического измерения // Личность. Общество. Государство. Проблемы развития и взаимодействия. Материалы Всероссийской научно-просветительской конференции, 2–6 октября 2015 г. / Отв. ред. А. А. Зайцев. Краснодар: Традиция, 2015. — С. 52–58.
  3. Внукова Л. Б. Праворадикальные настроения студенческой молодёжи Ростовской области (по материалам социологического исследования) // Проблемы безопасности в современных обществах Материалы международной конференции. — Ереван: Ереванский государственный университет, Факультет социологии, 2016. — С. 47–53.
  4. Константинов М. С. Элементы институционально-эволюционной теории в социальной философии М. К. Петрова. — Ростов-на-Дону: Изд-во РГПУ, 2005. — 64 с.
  5. Константинов М. С. Институциональный подход в политической философии М. К. Петрова. Диссертация на соискание учёной степени кандидата политических наук / Южный федеральный университет. — Ростов-на-Дону, 2006.
  6. Константинов М. С. Этика заботы в феминистской политической философии // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. — 2012. — № 3. — С. 228–243.
  7. Константинов М. С. Бремя добродетели: моральные концепты коммунитаризма // Политика и общество. — 2013. — № 12. — С. 1416–1422.
  8. Константинов М. С. Фашизм: операционализация признаков // Политика и общество. — 2014. — № 11. — С.1380–1389.
  9. Константинов М. С. Современные идеологии. — Ростов-на-Дону: Печатная лавка, 2015. — 28 с.
  10. Константинов М. С. Имперский палингенез: праворадикальные идеологемы в студенческой среде (статья первая) // Политика и общество. — 2015. — № 12. — С. 1670–1681.
  11. Константинов М. С. В тени молчания: концептуальная структура фашизма // Противодействие распространению идеологии экстремизма и терроризма в молодёжной среде: формы, эффективные методы и их реализация. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 26–27 мая, 2016 г. — Махачкала: Деловой мир, 2016. — С. 119–125.
  12. Константинов М. С. Человек-государство: очерки политической философии М. К. Петрова. — Saarbrücken (Deutschland): LAP LAMBERT Academic Publishing, 2016. — 248 с.
  13. Константинов М. С., Макарова Е. К. Проблема фальсификации предпочтений в социологическом исследовании праворадикальных идеологем // Интеллектуальная эстафета — 2015: Политология Ежегодник. — Ростов-на-Дону, 2015. — С. 106–111.
  14. Николаев И. В. Эмоциональная оценка экстремистской активности студентами-политологами (по материалам фокус-группы) // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. — 2015. — № 4. — С. 253–259.
  15. Поцелуев С. П., Константинов М. С. Моральные фреймы политических идеологий: базовые понятия и методология исследования // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. — 2012. — № 3. — С. 206–211.
  16. Поцелуев С. П., Константинов М. С. Интегративно-когнитивистский анализ моральных фреймов политических идеологий // Философия права. — 2013. — № 6. — С. 61–65.
  17. Поцелуев С. П., Константинов М. С. Современный правый радикализм: проблема идентификации признаков // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. — 2014. — № 3 (июль-сентябрь). — С. 70–90.
  18. Поцелуев С. П., Константинов М. С., Макарова Е. К. По ту сторону «спирали молчания»: инструменты исследования праворадикальных идеологем // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. — 2015. — № 4 (октябрь-декабрь). — С. 221–246.
  19. Столица ста лиц / Редакционная коллегия: В. А. Некрасов, Г. П. Ломакин, М. А. Герман. — Ростов-на-Дону, 2015.
  20. Тупаев А. В. Аналитический отчёт по материалам фокус-групп среди студентов естественнонаучных специальностей // Политическая концептология: журнал метадисциплинарных исследований. — 2015. — № 4. — С. 247–252.
  21. Тупаев А. В. Теоретические аспекты исследования правого радикализма // Национальная Ассоциация Учёных. — 2016. — № 17–1 (17). — С. 168–170.
Основные термины (генерируются автоматически): Ростовской области, результатам мониторинга, журнал метадисциплинарных исследований, Политическая концептология, проявления ксенофобии, сфере межнациональных отношений, результатам мониторинга сети, студенческой молодёжи Ростовской, молодёжи Ростовской области, первом квартале, мониторинга сети Интернет, муниципальных образованиях области, политической философии, самоуправления Ростовской области, местного самоуправления Ростовской, Внукова Л, формой проявления ксенофобии, Ростовской области ксенофобии, формой проявления экстремизма, органов исполнительной власти.


Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос