Библиографическое описание:

Липецкий Н. Н. Танатическая тревога и смысложизненные ориентации аутоагрессивной личности [Текст] // Психология: проблемы практического применения: материалы II междунар. науч. конф. (г. Чита, июнь 2013 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 55-63.

В настоящее время одной из самых сложных и социально острых проблем, стоящих перед современной психологической наукой, является проблема аутоагрессивного поведения, наиболее крайней степенью которого является — суицид. Аутоагрессивное поведение включает в себя широкий пласт разнообразных явлений социальных, психологических, духовных и соматических. Такие конструкты как отношение к жизни и смерти играют важную роль в структуре аутоагрессивной личности это обусловлено особенностями деструктивной направленности аутоагрессивного человека, связанной с осознаваемым или неосознанным стремлением приблизить момент собственной смерти. Анализ установок аутоагрессивной личности по отношению к смерти, также помогает понять общее отношение данных людей к собственной жизни. Изучение смысложизненных ориентаций аутоагрессивных людей даёт ценную информацию об их мировоззрении, картине мира, основных жизненных ценностях.

Непрерывный рост суицидов и патологического аутоагрессивного поведения среди людей в различных странах всё чаще наводит на мысли о меняющейся духовной ситуации в мире. Также изучение литературных источников указывает на то, что на современном этапе развития психологической науки, вопреки практической значимости и нарастающей социальной востребованности уделяется не достаточно внимания изучению духовной сферы аутоагрессивного человека и в частности его установок по отношению к жизни и смерти. В свете вышеизложенной информации, изучение особенностей отношения человека с проявленным аутоагрессивным радикалом к смерти и его смысложизненных ориентаций, является наиболее актуальным и необходимым.

На протяжении многих веков смерть была и остается самым труднообъяснимым явлением человечества. Но и не меньший интерес у людей проявлялся к вопросам о смысле и ценности самой жизни. Не вызывает больших сомнений и то, что такие категории как жизнь и смерть имеют неразрывную связь друг с другом. Есть представления, говорящие о том, что в ходе исторического развития человеческой цивилизации, а также в индивидуальном развитии отдельного человека важный вопрос о значении смерти исторически прокладывает путь к появлению в сознании людей вопросов о смысле жизни. Для человека смерть характеризуется неопределенной неизведанностью опыта и одновременно абсолютным пониманием её неизбежности. При этом стоит отметить, что признание человеком факта конечности собственного существования, является одним из важнейших моментов человеческой жизни. Таким образом, с тех самых пор как люди начали задаваться сложными вопросами, которые перед ними закономерно выстраивала жизнь, они стали беспокоиться, размышлять и искать ответы о том, что являет собой жизнь и её очевидный конец. Арон Яковлевич Гуревич однажды справедливо заметил, что: “Смерть — это компонент картины мира, существующий в сознании членов данного общества в данный период” [3, с. 114].

В психологии выделяют четыре основных направлений относительно исследований вопросов связанных с переживанием смерти [2]:

1)                 Поиск причин суицидального поведения, исследование психологических состояний человека, предшествующих суицидальным действиям, изучение способов профилактики суицидов (В. А. Тихоненко, Ю. М. Лях, А. В. Маров, А. Г. Амбрумова, Э. Шнейдман, Э. Гроллман и др.);

2)                 Изучение особенностей восприятия смерти, установок и отношения к ней, а также структуры их изменения в ходе различных возрастных периодов жизни человека (А. И. Захаров, И. С. Кон, Д. А. Исаев, Ф. Дольто и др.);

3)                 Исследования в области психологии смертельно больных и поиск путей психотерапевтической помощи данному контингенту людей (С. и К. Гроф, А. В. Гнездилов, С. и К. Саймонтоны, Э. Кюблер-Росс, С. и О. Левины и др.);

4)                 Исследование особенностей личности, воспоминаний и психики в целом, людей, имевших опыт клинической смерти (Р. Моуди, А. П. Лаврин, Б. Харрис, Б. Грейсон, А. Форд).

В психологии, смерть — это один из важнейших способов осмысления жизни. Психологи выделяют семь различных страхов по поводу смерти, упорядоченных по частоте встречаемости (от наиболее встречаемых к наименее встречаемым), которые в совокупности отражают целостную структуру страха смерти [6]:

1.      Моя смерть причинит горе моим родным и друзьям;

2.      Всем моим планам и начинаниям придёт конец;

3.      Процесс умирания может быть мучительным;

4.      Я уже не смогу ничего ощущать;

5.      Я уже не смогу заботиться о тех, кто зависит от меня;

6.      Я боюсь того, что со мной будет, если окажется, что есть жизнь после смерти;

7.      Я боюсь того, что будет с моим телом после смерти.

Как видно из структуры перечисленных страхов некоторые из них не связаны непосредственно с личной смертью самого человека, а скорее лежат за её пределами и образуют связи с различными аспектами умирания. Можно сказать, что чаще всего человека страшит не сама смерть, а её отголоски, проявляющиеся в жизни. Смерть всегда будет оставаться важной и неотделимой от жизни истиной, вызывая в человеческой душе тревогу перед концом всего, что он, так или иначе, связывает с собственной жизнью.

Проблема смысла жизни развивалась как в лоне зарубежной, так и отечественной психологии. Взгляды ученых сосредотачивались на изучении, как личных смыслов и ценностей, так и жизненного пути человека [5].

В течение жизни человек проходит через активный процесс социализации, усваивая различные социальные нормы, роли, правила и одновременно преобразуя их в собственные смыслы. Данные преобразования проходят путь от личностных смыслов до более стойких смысловых конструктов и диспозиций. Смысложизненные ориентации понимаются как — сложная целостная система избирательных и сознательных связей, отражающая направленность личности, наличие жизненных целей, осмысленность выборов и оценок, удовлетворенность жизнью (самореализацией) и способность брать за неё ответственность влияя на её ход [4].

Принято выделять два основных составляющих аспекта смысложизненных ориентаций. Согласно первому, смысложизненные ориентации отражают психологические связи человека с его прошлым, настоящим и будущим, а также то, насколько человек имеет в своей жизни субъективно значимую цель, насколько он уверен в том, что может управлять процессом собственной жизни и руководить им, соизмеряя изменения в соответствие со своим жизненным планом. Также в системе смысложизненных ориентаций отражается то, насколько данная личность считает собственную жизнь продуктивной, насыщенной и интересной. Согласно второй составляющей смысложизненные ориентации делают более видимыми те сферы жизни человека, в которых он с большей вероятностью может обрести смысл жизни.

Таким образом, смысложизненные ориентации являются сложным и многоуровневым образованием, связанным с формирование и развитие личности. В связи с этим будет интересно уделить внимание изучению данной составляющей у аутоагрессивных личностей.

Аутоагрессия (от греч. autos — сам, лат. aggressio — приступать, нападение) — форма агрессивного поведения, направленная на самого себя (осознанно или неосознанно). Аутоагрессивное поведение нацелено на причинение субъектом вреда собственному психическому или физическому здоровью. Чаще проявляется в самообвинениях, самоунижении, в нанесении себе телесных повреждений, в попытках самоубийства [1] [7]. Аутоагрессию принято относить к одному из многочисленных видов психологической защиты.

В настоящий момент считается, что базовым инстинктом для всего живого является инстинкт самосохранения. Но следует учитывать, что в результате эволюционного процесса люди с одной стороны, обрели более высокие шансы на выживание, а с другой свободу воли в соответствии, с которой каждый может самостоятельно распоряжаться собственной жизнью и, даже, уходить из неё по своему желанию. Такое положение дел противоречит базовому инстинкту и считается противоестественным, так как человеку и другим живым существам не свойственно в норме направлять агрессию на самих себя.

В механизме агрессии прослеживается определенная двусторонняя патогенетическая связь, выражающаяся в выборе направленности созревшего агрессивного импульса. Такой импульс может быть направлен как вовне (гетероагрессия), так и на себя (аутоагрессия).

Таким образом, природа аутоагрессивности зачастую оказывает разрушительное и пагубное влияние на человека и его личность, она может препятствовать его здоровому развитию, как в психическом, так и в физическом плане, ограничивать его возможности. Часто ярко проявленное аутоагрессивное поведение служит причиной межличностных, внутрисемейных конфликтов, а также является результатом и причиной серьезных внутриличностных психологических конфликтов. При этом можно говорить о том, что аутоагрессивность связана с заболеваниями души и тела и нередко является одной из основных причин их возникновения.

Аутоагрессивность является ёмким понятием и включает в себя широкий класс психологических проявлений. Именно поэтому современная психология личности проявляет большой интерес в направлении изучения аутоагрессивных форм поведения и психологических механизмов формирования аутоагрессивной личности. Исходя из вышесказанного, можно говорить о том, что изучение данного феномена нельзя рассматривать только в рамках патопсихологии.

В связи с этим было проведено исследование, в ходе которого у аутоагрессивных личностей подробно изучалась структура страха смерти, скрытые особенности восприятия образа смерти, смысложизненные ориентации, ценностно-смысловая сфера и способы преодоления тяжелых жизненных ситуаций. Была проведена такая работа как: теоретический анализ особенностей танатической тревоги и смысложизненных ориентаций, отношения человека к жизни и смерти с позиций психологии, философии, истории, религии. Анализировалась структура феномена аутоагрессии и возможные подходы к его объяснению. Проводился краткий обзор трансформации взглядов в обществе, относительно жизни и смерти, по мере их становления от первобытнообщинного строя до наших дней. Изучалась структура феномена жизни и смерти, чувство страха смерти, источники, вызывающие этот страх, и его влияние на человека. Анализировалась значимость смысложизненных ориентаций. Помимо этого проводилось эмпирическое исследование, направленное на изучение особенностей танатической тревоги и смысложизненных ориентаций в структуре аутоагрессивной личности.

Была поставлена следующая цель исследования: определение психологических особенностей танатической тревоги и смысложизненных ориентаций в структуре аутоагрессивной личности и их влияния на аутоагрессивное поведение человека.

Гипотезой исследования стало предположение о том, что:люди, для которых характерна аутоагрессия, имеют более высокий уровень страха смерти, обладают специфическими для них компонентами смысложизненных ориентаций, особенностями отношения к смерти, а также по сравнению с гетероагрессивными людьми и людьми с равной ауто- и гетероагрессией чаще прибегают к таким копинг-стратегиям как принятие ответственности и повышение самоконтроля.

Объект исследования:мужчины и женщины, с преобладающим показателем аутоагрессивности, в возрасте от 20 до 30 лет, в количестве 54 человека.

Предмет исследования: компоненты смысложизненных ориентаций, особенностей танатической тревоги и отношения к смерти, их взаимосвязь и влияние на формирование аутоагрессивной личности.

В качестве организационного метода был выбран сравнительный метод исследования, а в качестве эмпирического использовались следующие психодиагностические методики: опросник «Ауто- и гетероагрессия» Е. П. Ильина, «Шкала тревожности по поводу смерти» (DAS) Д. Темплера, полупроективная методика «Метафоры личной смерти» (RDFS) Дж. МакЛеннана, Копинг-тест Лазаруса, «Тест смысложизненных ориентаций» (СЖО) Д. А. Леонтьева, «Опросник терминальных ценностей» (ОТеЦ) И. Г. Сенина.

Отбор испытуемых для исследования проводился среди мужчин и женщин, в возрасте от 20 до 30 лет. Данный возрастной период Эрик Эриксон называл «ранней взрослостью» (от 20 до 30–35 лет). Данный возраст связан с формальным началом взрослой жизни. Этот возрастной период был выбран в связи с тем, что в нём формируется Я-концепция, отражающая уровень личностной зрелости, и решаются основные мировоззренческие проблемы. В данный период жизни уже относительно более или менее устойчиво сформированы представления о жизни и смерти, а также, личностные черты и качества приобретают более постоянную целостность. Кроме того в этом возрасте человек наиболее устойчив и способен принимать участие в достаточно сложном психологическом исследовании. При этом, возраст 30-и лет приходится на психологический кризис развития, именуемый кризисом «смысла жизни», когда происходит пересмотр экзистенциальных основ жизни человека и соотнесение прожитого промежутка жизни с намеченным жизненным планом.

Всего было опрошено 115 человек. Испытуемые, при помощи результатов полученных из опросника «Ауто- и гетероагрессии» Е. П. Ильина, были разделены на три группы в соответствии с доминирующим показателем направленности агрессии. В экспериментальную группу вошли люди с доминирующей аутоагрессивностью в количестве — 54 человека (20 мужчин, 34 женщины). Контрольные группы составили люди с доминирующей гетероагрессивностью — 39 человек (19 мужчин, 20 женщин); и люди с одинаково выраженной ауто- и гетероагрессией — 22 человек (11 мужчин, 11 женщин). Все испытуемые не находятся в браке, имеют высшее образование, постоянную работу.

Было установлено, что аутоагрессивные личности проявляют наиболее сильно выраженный страх смерти, их тревожат устрашающие мысли о смерти, они осознают краткость времени жизни и обеспокоены этим, а также бояться боли и мучений. Оценка неосознаваемого уровня предположений о собственной смерти, помогла определить позитивные и негативные образы и метафоры смерти, доминирующие в сознании аутоагрессивного человека. Смерть такими людьми неосознанно воспринимается как способ, при помощи которого можно обрести душевный покой, равновесие и безопасность, а также избежать одиночества и изоляции. Страх смерти преодолевается через чувство любви к семье и близким, а также веру в посмертную жизнь души. Можно сказать, что чаще они воспринимают смерть как новый неизведанный опыт, ведущий к обретению покоя, но вместе с тем и пугающий большинством своих аспектов и силой их проявления.

При этом во всех группах испытуемых не было обнаружено значимых различий в структуре смысложизненных ориентаций, что говорит о том, что направленность агрессии не влияет на осмысленность жизни человека и на компоненты этой осмысленности. Но в ходе корреляционного и факторного анализа было выявлено, что сила и уровень осмысленности жизни связана с повышение или понижение общего уровня агрессивности и страха смерти, а в случае аутоагрессивных людей низкая осмысленность жизни и высокий страх смерти связаны с ростом аутоагрессивных тенденций личности, и наоборот. Факторный анализ позволил выявить то, что аутоагрессивные люди, обретая ценности жизни, с большим негативом начинают относиться к смерти в связи с возможным восприятием смерти как преграды, которая может помешать в достижении выделенных терминальных ценностей или привести к утрате уже существующих ценностей и целей жизни (фактор «Фатальность смерти и ценность жизни»). Большое значение при этом имеет и зрелость или незрелость личности (фактор «Зрелость-незрелость аутоагрессивной личности»), так как незрелая личность сильнее боится смерти и её аспектов, имеет выраженную агрессию, использует малоадаптивные и малоэффективные стратегии бегства от сложных жизненных ситуаций. Зрелость личности и снижение перечисленных особенностей достигается благодаря глубокому осмыслению различных аспектов жизни, и обретению целостного устойчивого смысла существования, это также оказывает своё влияние и на эффективность преодоления трудностей жизни, т. к. личностно зрелые аутоагрессивные люди чаще начинают использовать такие копинг-стратегии как положительная переоценка и планирование решения проблемы. В целом, важность факторов обретения ценности жизни и зрелости или незрелости личности, были обнаружены во всех группах испытуемых, но в каждой из них они имели собственное своеобразие.

Также у аутоагрессивных личностей достоверное значение в качестве терминальной ценности имеет стремление к высокому материальному положению, а основной сферой жизни, в которой ярко проявляется данная терминальная ценность, является семейная жизнь. При этом такие люди, по сравнению с гетероагрессивными людьми, чаще для того, чтобы справиться со сложной стрессовой ситуацией прибегают к усилению регуляции собственных чувств и действий, используя копинг-стратегию повышения самоконтроля. Также они склонны к признанию собственной роли в возникшей проблеме и принятию на себя ответственности за её решение, зачастую с выраженным компонентом самокритики и самообвинения.

Можно выделить основные направляющие, в сторону которых должна осуществляться психотерапевтическая работа по снижению рисков аутоагресивности:

-        Развитие личностных ресурсов адаптивного совладания;

-        Помощь в преодолении экзистенциального вакуума, обретения четкого представления личного смысла существования и уверенности в жизни;

-        Помощь в обретении ясных, ценностей жизни, личностной уверенности в их индивидуальной значимости и преодолении тревоги связанной с их потерей;

-        Работа со страхами, в особенности страхами, связанными с негативным представлением о смерти как о фатальном разрушительном событии в сторону большего сознательно-аффективного принятия феномена смерти.

В целом, можно утверждать, что основная цель исследования достигнута. Поставленные в начале исследования задачи решены и выдвинутая гипотеза получила своё полное подтверждение. Результаты данного исследования могут быть использованы для более детального понимания картины мира человека склонного к аутоагрессии, особенностей формирования у него аутоагрессивного поведения. В особенности, результаты исследования могут помочь в практической работе психологов и психиатров. Это в свою очередь дает основу для разработки рекомендаций по совершенствованию медико-психологической помощи людям с выраженным аутоагрессивным радикалом и разработки программ дальнейших практических исследований, практики групповой и индивидуальной психотерапии. Психотерапевтическая работа с данным контингентом людей требует учета того, какие представления о смерти имеются у аутоагрессивной личности, что позволяет также косвенно оценить суицидальные риски аутоагрессивного клиента. При этом понимание особенностей смысложизненных ориентаций аутоагрессивной личности помогает оценить психотерапевту внутриличностные ресурсы клиента, его видение жизни и то, какие стратегии задействуются человеком для совладания со сложными жизненными ситуациями. Также результаты пригодятся для прогностической и профилактической работы специалистов.

Литература:

1.         Блейхер В. М., Крук И. В. Толковый словарь психиатрических терминов / Под ред. Бокова С. Н. — Ростов-на-Дону: «Феникс», 1996. 640 с.

2.         Вазовская И. Н. Страх человека перед смертью и смысл жизни. Магнитогорск, 2003. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://akme31.narod.ru/22.html (Дата обращения: 18.03.2013)

3.         Гуревич П. Я. Смерть как проблема исторической антропологии: о новом направлении в зарубежной историографии // Одиссей, Человек в истории. Исследования социальной истории и истории культуры. М., 1989.

4.         Каунова Н. Г. Исследование смысложизненных ориентаций и значимости смысла жизни современной молодежи (на материале Молдовы). Автореферат дис. канд. психол. наук. М., 2006.

5.         Кроник А. А., Ахмеров Р. А. Каузометрия: методы самопознания, психодиагностики и психотерапии в психологии жизненного пути. 2-е изд., исправленное и дополненное. М.: Смысл, 2008. 294 с.

6.         Холмогорова А. Б. Страх смерти: культуральные источники и способы психологической работы // Московский психотерапевтический журнал, 2003. № 2. 120–131 с.

7.         Шустов Д. И. Аутоагрессивность и иллюзия бессмертия // Журнал практической психологии и психоанализа № 1 март, 2005.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle