Библиографическое описание:

Мартьянов Е. Ю. Сознание как способ культурно-творческого преобразования действительности. Авторское сознание и формы его репрезентации [Текст] // Психологические науки: теория и практика: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, февраль 2012 г.). — М.: Буки-Веди, 2012. — С. 28-32.

В истории изучения сознания отечественной наукой особое внимание уделялось феномену сознания как механизму культурно-творческого преобразования действительности. В нашем исследовании представлена историческая парадигма исследований сознания советскими психологами, на теоретическом уровне осмыслена ключевая роль сознания в творчестве. Дальнейшее положение вопроса требует анализа системной организации человеческого сознания. Важным в данном анализе будет исследование совокупности значения и образа как основного инструментария сознания в культурно-творческом преобразовании действительности. Корреляцию значения и образа, исследование их роли в сознании изучает психосемантика – раздел психологии, изучающий развитие и функционирование системы значений индивида. Идеи Л.С. Выготского и А.Н. Леонтьева явились определяющими для становления психосемантического подхода к исследованию сознания и личности в отечественной психологии.

Среди основных проблем психосемантики выделяют: исследование существования значений в индивидуальном сознании в виде образов, знаков, символов, символических действий, влияния на них эмоциональных и мотивационных факторов. [1, c. 7]

В отличие от других наук в психологии исследование индивидуального сознания подразумевает представление его в виде многоуровневой системы, включающей как осознаваемые, так и неосознаваемые компоненты. В отличие от психоанализа, в рамках психосемантического подхода бессознательное рассматривается не как самостоятельная психологическая реальность, противостоящая сознанию, а как нижележащие уровни сознания, характеризующиеся меньшей расчлененностью и рефлексивностью.

В психосемантике реализуется парадигма конструктивизма, где картина мира трактуется не как зеркальное отражение действительности, а как одна из возможных «пристрастных» культурно-исторических моделей мира, которые создает единичный или коллективный субъект. В этом плане психосемантика стоит на позиции множественности возможных моделей мира, на идее плюрализма истины и, как следствие, на идее множественности путей развития как отдельного индивида, так и общества, страны, всего человечества. Областью психологической науки, изучающей структуру, генезис и функционирование системы значений, образующей в единстве с чувственной тканью и личностными смыслами индивидуальное сознание субъекта, является экспериментальная психосемантика.

Положение о социальной, культурно-исторической природе человеческой психики, представление о формировании высших психических функций путем инте-риоризации, «вращивания» интерсубъектных отношений в интрасубъектные формы психического, трактовка сознания как сознания, выступающего в своей внешней, экстериоризированной форме как социальный опыт, как человеческая культура, побудили Л.С. Выготского к поиску молярной единицы, позволяющей передавать социальный опыт от субъекта к субъекту и присваивать его. Такой единицей, связующим звеном процессов общения и обобщения, по мнению Л.С. Выготского, является значение. Прослеживая генезис значения от его простейших форм (синкретов и комплексов) до наиболее развитой формы значения — научного понятия, Л.С. Выготский тем самым исследует становление, онтогенез сознания. Синонимом осознанности для него выступает системность организации значений, возможность переформулировок содержания высказывания, выражения одних значений через другие [2, c. 54]

Системный анализ человеческого сознания, изучение мышления и речи требуют, по мысли Л.С.Выготского, изучения значения, единицы сознания, являющейся узлом, связующим общение и обобщение. Широкая теоретическая разработка проблемы значения представлена как в теоретических работах самого Л.С.Выготского [2; 3; 4] , так и в работах А.Н.Леонтьева [5; 6], А.Р.Лурия [7; 8] , П.Я.Гальперина [9; 10]. Изучение научных и житейских понятий Л.С.Выготским, теоретический анализ значения и его взаимосвязей с другими образующими сознания А.Н.Леонтьева, понятие эмпирического и теоретического мышления З.В.Давыдова, теория поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина являются тем фондом советской психологии, который позволяет выдвигать новые гипотезы, открывает новые горизонты в исследовании проблемы значения. [11; 5]

Л.С. Выготский понимал под значением совокупность признаков, служащих для классификации упорядочивания объектов, явлений, событий окружающей действительности. [2, c. 45] А.Н.Леонтьев трактовал определение значения как "ставшее достоянием моего сознания обобщенное отражение действительности, выработанного человечеством и зафиксированного в форме понятия, знания иди даже умения как обобщенного "образа действия", нормы поведения и т.д. [5, c. 82] Предложенная А. Н. Леонтьевым трактовка сознания как индивидуальной системы значений, данных в единстве с чувственной тканью, связывающей через перцепцию сознание с предметным миром, и личностными смыслами, определяющими пристрастность сознания и его связи с мотивационно-потребностной сферой человека, является, по сути, семиотической, где генезис и трансформация значения как образующей сознания выступают механизмом изменения и трансформации сознания. В концепции А. Н. Леонтьева, таким образом, преодолевается, по сути, позитивистский подход, заключающийся в раздельном изучении механизмов и содержания психических процессов, и применительно к индивидуальному сознанию выделяется единый способ описания содержания сознания и механизмов его изменения, лежащий в плоскости семантического анализа.

В системной организации человеческого сознания помимо значения выделяются такие образующие как личностный смысл и чувственная ткань. Как теоретические понятия, абстрагирующие некоторые стороны реальных процессов сознания, каждое из них может быть рассмотрено особо. В нашей работе была обозначена роль значения в сознании и представлены трактовки отечественных психологов этого понятия, обратимся к двум другим образующим сознания.

Под личностным смыслом понимается отношение субъекта к миру, выраженному в значениях, т.е. как бы "значение значения" для личности, неразрывно связанное с ее мотивами, ее общей направленностью. В этом понятии отражена "пристрастность" отношения к миру активного субъекта.

Формой проявления личностного смысла может выступать эмоциональная окраска того или иного объекта, неосознаваемые установки или готовности. Осознанный личностный смысл подразумевает представленность его субъекту в некоторых социально нормированных единицах - в первую очередь в языке. [11, c. 36]

Понятие чувственной ткани сознания подразумевает ту чувственную данность мира (в форме представлений, наглядных образов, впечатлений), которая, порождаясь в практической деятельности, выступает звеном, непосредственно связующим субъекта в внешним миром. [11, c. 37]

Исследования процессов функционирования сознания требуют рассмотрения этих образующих в контексте целостного сознания, в их взаимосвязях и взаимопереходах. "Сознание человека не аддитивно. Это не связи его отдельных единиц, а внутреннее движение его образующих, включенное в общее движение деятельности, осуществляющей реальную жизнь индивида в обществе" [6, c. 91]

В этом смысле образующие сознания составляют единое функциональное целое, где их самостоятельное рассмотрение выступает как абсолютизация некоторых сторон реальных процессов, их своеобразные логические пределы. Так, рассматривая присвоение субъектом общественно выработанных значений, А.Н.Леонтьев отмечает, что "одна из сторон движения значений в сознании конкретных индивидов состоит в возвращении их к чувственной предметности мира". Другая же сторона состоит в той особой субъективности, которая выражается в приобретаемой ими пристрастности, т.е. в связи с третьей образующей сознания - личностным смыслом. [6, c. 100]

Изучения форм репрезентаций в авторском сознании, взаимосвязей и взаимопереходов образующих сознания требует привлечения ряда особых методов исследования. Операциональные методы исследования актуального порождения значения включают в себя многочисленные модификации методик формирования искусственных понятий; методы поэтапного формирования применительно к построению понятий; классификационные методики, применяемые в патопсихологическом исследовании; нейропсихологический анализ решения задач. Перечисленные выше методы изучения образующих авторского сознания являются валидными только при включении в них звена семантического анализа, позволяющего проводить исследования и на уровне более дробном, чем значение, - уровне семантических признаков. [12, c. 153]

Как подчеркивал Л.С. Выготский, анализ значения требует разработки семантических методов. "Анализ исследования интересующей нас проблемы не может быть иным, чем метод семантического анализа, метод анализа смысловой стороны речи, метод изучения словесных значений". [2, c. 98] Однако применение семантических методов для исследования актуального порождения значения, использование техники семантических срезов ограничиваются кратковременностью протекания самого этого процесса, невозможностью его остановить для проведения процедур измерения и, наконец, вероятностью искажения процесса под влиянием применяемых средств измерения.

В нашей работе делается попытка применения психолингвистических методов для анализа более ранних этапов обобщения, предшествующих возникновению развитого значения. Если в большинстве исследований логика порождения значения прослеживается в ходе онтогенетического или филогенетического развития, то в нашей работе мы проводим анализ уже «готовых» значений. По аналогии с исследованиями в области восприятия, где логику порождения предметного образа пытаются проследить, распредмечивая с помощью оптических устройств уже "готовый" образ, и тем самым проникнуть на генетически более ранние этапы его становления, мы предполагали с помощью ряда психолингвистических методик последовательно "раскатегоризовать" значение и затем проследить различные уровни его становления.

Формы художественных и предметных образов в литературе, репрезентирующих авторское сознание, исследовались профессором Б.О. Корманом. Разработанная классификация субъектных форм авторского сознания на материале лирики впервые была предложена им в 70-е гг. ХХ века. В своих трудах ученый обосновывает наличие четырех субъектных форм: собственно автор, автор-повествователь, лирический герой и ролевой герой. [13, c. 7] Особенно важным предстает феномен героя ролевой лирики (героя-маски). Данная субъектная форма репрезентации авторского сознания представляет собой «готовый образ», который представляет собой ситуацию стандартизации. Анализ данной субъектной формы представляется нам необходимым дополнением собственно генетического анализа развития значений. Сущность «ролевой» лирики Б.О. Корман трактует следующим образом: «Суть «ролевой» лирики заключается в том, что автор в ней выступает не от своего лица, а от лица разных героев. Здесь используется лирический способ овладения эпическим материалом: автор дает слово героям, явно отличным от него. Он присутствует в стихотворении, но как бы растворившись в своих героях, надев их маску…». [13, c. 8]

В исследовании значения наиболее изученными являются формы фиксации его в языке, т.е. значения слов, предложений. Значения же, носителями которых выступают образы, а конкретнее - значения изображений, плакатов, эмблем, мимических, выразительных движений, гораздо менее изучены. Таким образом субъектная форма героя ролевой лирики представляет собой уникальное сочетание вербальных и невербальных форм фиксации значений. Герои ролевой лирики немыслимы без определенной культурно – нагруженной ситуации. Она создает представление о том или ином образе, как о маске – средстве стандартизации языковой действительности. «Культурно – нагруженная ситуация (и не только эмоциональная) нередко бывает связана с каким – либо культурным персонажем: историческим лицом, память о котором сохраняется широким кругом людей, мифологическим или фольклорным героем, литературным типом и т.д. В этом случае ситуация (или цикл ситуаций) настолько срастаются с субъектом, что его имя воспринимается как ярлык данной ситуации/ситуаций. Возникает своеобразный феномен: герой – ситуация…». [14, c. 77]

Процесс стандартизации проходит долгий и сложный путь. Сложившаяся ситуация требует обоснования тезиса о единстве вербальных и невербальных форм фиксации значений в ситуации стандартизации. Раскроем данный тезис на примере ситуации стандартизации мифа об Орфее и Эвридике. В греческих мифах Орфей находит Эвридику и силой своей любви трогает даже сердце владыки ада Аида, который разрешает ему вывести Эвридику из подземного мира, но с условием: если он оглянется и посмотрит на нее, прежде, чем Эвридика выйдет на свет дня, он потеряет ее навсегда. И в драме Орфей теряет Эвридику, не может выдержать и не посмотреть на нее, она исчезает и вся его оставшаяся жизнь проходит в безысходном горе. Данный миф стандартизировался в сознании человека постепенно обрастая значениями. Приведем лишь несколько примеров: Опера «Эвридика» Якопо Пери (1600); Опера «Орфей» (К. Монтеверди, 1607); Опера «Орфей и Эвридика» (К.В.Глюк, 1762); Пьеса «Эвридика» (Жан Ануй) 1942; Камиль Коро. Орфей, выводящий Эвридику из царства мертвых. Сюжет мифа использовался В. С. Мейерхольдом, М. М. Фокиным и А. Я. Головиным, Н. Сапуновым, В. Брюсовым и М. Цветаевой, П. Валери и Р.М. Рильке, В. Гюго, В. Соловьёвым.

Процесс стандартизации вбирает в себя все вербальные и невербальные формы художественного творчества, в которых так или иначе присутствует сюжет мифа об Орфее и Эвридике. Миф аккумулирует все формы художественного творчества, включая их в ситуацию стандартизации. Для человека XXI века миф предстает совокупностью всех форм художественного творчества, обладая тем не менее, рядом устойчивых значений. Чем шире охват ситуации, чем большое форм художественного творчества она аккумулирует, тем узнаваем миф, тем лучше стандартизация, тем популярнее образы ситуации. Входя в семиотическую систему как носитель определенных значений и личностных смыслов ситуация стандартизации выступает как иконический знак, где часть информации раскрывается через отношения с всеми возможными предметами искусства, которые использовали этот знак (невербальные), а часть определяется через «субстрат», «тело» иконического знака (непосредственном миф-первоисточник).

Герои ситуации стандартизируются в художественных образах, через которые автор репрезентирует свое сознание читателю. Данной феномен, как уже было написано выше, получил название героя ролевой лирики или героя-маски. Маски могут носить имя или быть безымянными. В случае безымянной маски автор создает определенный социальный тип героя ролевой лирики, который стандартизирован в человеческом сознании. Страж – защитник, хранитель, раб – бесправный, покорный. Данные образы прошли долгий процесс стандартизации и представлены в сознании читателя сформированным, практически всегда единым, социальным типом. Со временем герой узнаваемого социального типа (раб, страж, инок) превращается в феномен героя – ситуации, героя – маски. Социальный тип начинает восприниматься иначе, за ним стоит некий стандартизированный образ схожий с именной маской. Данного уровня стандартизации, необходимого для превращения социального типа в героя – маску, достигают не все социальные типы. Лишь герои, вызывающие в сознании читателя конкретный момент, ситуацию стандартизации становятся героями – масками. Социальный тип превращается в имя – маску, которую автор может примерить на себя. Ярким примером такого героя в ролевой лирике А. Блока является маска раба, маска, контекст которой стандартизирован в человеческом сознании. В именных масках имя несет главную информацию героя – маски, оно становится ярлыком жизненной схемы, из которых может актуализироваться эпизод, цикл эпизодов или вся цепь. Одним из важнейших вопросов при репрезентации маски является соотношение стандартного и новаторского. Необходимо различать «внутреннее» и «внешнее» психологическое содержание маски и ее языковую репрезентацию. Психологическое содержание является инвариантным, срастается с образом, обретая его имя, и выглядит как различные в степенях конкретности ситуация, цикл ситуаций или ситуационный сценарий. Крайняя степень стандартизации оказывается абсолютным языковым трюизмом. Существуют и совершенно нестандартные репрезентации масок( как правило, у крупных поэтов и прозаиков). Подводя итог, стоит отметить, что маска подвижна и стандартна одновременно. Без стандартизации не существовало бы маски как лингвистического и литературоведческого феномена, без изменений отсутствовала бы творческая основа этого явления. [14, c. 78]

Ситуация стандартизации, в контексте которой функционирует герой ролевой лирики, аккумулирует в себе комплекс значений, понимание которых зависит от культурной компетенции читателя. Герой-маска является концентратом всех вербальных и невербальных форм значений, которые реализуется в комплексе значений, который автор наполняет личностным смыслом. Перед нами открывается механизм работы образующих сознания в культурно-творческом преобразовании действительности. Единство образующих форм обусловливает создание художественного образа, который реализуется в художественном произведении.


Литература:
  1. В.Ф. Петренко Психосемантика сознания. [Текст]//Петренко В.Ф. -М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1988.

  2. Выготский Л.С. Мышление и речь. [Текст]//Л.С. Выготский. - Москва.: Изд-во «Лабиринт»., 2005.

  3. Выготский Л.С. Психология развития человека. [Текст]//Л.С. Выготский. -Москва.: Изд-во «Смысл»; Эксмо., 2005.

  4. Выготский Л.С. Сознание как проблема психологии поведения. [Текст]//Выготский, Л.С. Психология и марксизм. - Москва.: Педагогика., 1982., T.II

  5. А.Н. Леонтьев Проблемы развития психики. [Текст]//Леонтьев А.Н., М., 1959.

  6. А.Н. Леонтьев Деятельность. Сознание. Личность. [Текст]//Леонтьев А.Н., Москва, 1975.

  7. А.Р. Лурия Основные проблемы нейролингвистики. [Текст]//Лурия А.Р., М., 1975.

  8. А.Р. Лурия Язык и сознание. [Текст]//Лурия А.Р., М., 1979.

  9. П.Я. Гальперин К вопросу о внутренней речи. [Текст]//Гальперин П.Я. - Докл. АПН РОЮР, 1957, Р 4.

  10. П.Я. Гальперин Умственное действие как основа фор­мирования мысли и образа. [Текст]//Гальперин П.Я. - Вопр. Психологии, 1957,6.

  11. В.Ф. Петренко Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании. [Текст]//Петренко В.Ф., М.: Изд-во Моск.ун-та, 1983.

  12. В.Ф. Петренко ПЗО Основы психосемантики. [Текст]//2-е изд., доп.СПб.: Питер, 2005.

  13. Б.О. Корман Избранные труды по теории и истории литературы. [Текст]//Корман Б.О., Ижевск., 1992.

  14. Д.А. Романов Ситуация: стандартизация языковой репрезентации, трюизмы и наваторство (на материале героя-маски)// Мир в гуманитарной перспективе: СБ. Науч. тр., посвященный 65-летию со дня рождения Т.В. Бондаренко. - Тула: Изд-во Тул. Гос. Пед. Ун-та им. Л.Н. Толстого, 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle