Библиографическое описание:

Викторина Т. В. Ключевое слово любовь в романе А.И. Куприна «Колесо времени» [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 26-28.

«Психолингвистические эксперименты, направленные на исследование смыслового восприятия речевого сообщения и текста, подтверждают, что читатель воспринимает текст концептуально, в его смысловой целостности. При этом в процессе понимания текста осуществляется компрессия его содержания, ведущая к его укрупнению, объединению текстовых фрагментов в смысловые блоки на основе общих семантических доминант, которые затем (при восприятии) предстают в виде ключевых слов» [2, с. 59].

Как и во многих произведениях И.А. Куприна, в анализируемом художественном тексте одним из ключевых слов является слово любовь. Необходимо отметить, что традиционно в произведениях этого автора любовь описывается как сильное, страстное чувство, всецело завладевшее человеком. А любимый герой – человек волевого характера и благородного, доброго сердца, способный радоваться всему разнообразию жизни.

Почти все зафиксированные словарями русского языка значения слова любовь нашли свое воплощение в анализируемом романе. Прежде всего любовь как «склонность, расположение или влечение к чему-нибудь». Ср., например: «Люблю я Марсель. Все в нем люблю и старый порт, и новый и гордость марсельцев, улицу Каннобьер, и Круус-Пьер-де-Пуже, эту сводчатую тенистую аллею платанов, и собор Владычицы, спасительницы на водах, и узкие, в размах человеческих рук, старинные четырехэтажные улицы, и марсельские кабачки, а также пылкость, фамильярность и добродушие простого народа», «мы любили путешествовать наудачу», «любила эти бесхитростные рассказы».

В то же время доминирующим в романе является реализация у слова любовь такого значения, как «чувство глубокой привязанности, сердечного влечения». При этом в начале романа нам представлен образ идеальной любви. Как отмечает Ю.Д. Апресян, «идеальная любовь мыслится в русском языке как исключительно сильное и глубокое чувство, во многом необъяснимое и драматическое, испытываемое однажды в жизни по отношению к единственному человеку другого пола и сопровождаемое уверенностью субъекта, что в мире нет другого человека, который любил бы его предмет с такой же силой, как любит он сам, связанное с наличием физической близости или стремлением к ней и обычно взаимное, поднятое над бытом и способное дать человеку ощущение счастья» [1, с.457]. Ср., лексемы, участвующие в категоризации: величайшее счастье в мире, праздник любви, высочайший и самый редкий дар, сладчайшее рабство, великое счастье. Любовь характеризуется соответствующими эпитетами: крылатая, вечная, «нежная и страстная, кроткая и всегда радостная любовь Марии». А герои друг для друга становятся добрыми друзьями, счастливыми любовниками, радостью, ср. например: «мгновенно почувствовала, что ты будешь моей радостью, и я буду твоей радостью».

Такое чувство остается неизменным у героини этого романа. В прощальном письме она пишет: «Бог знает, каких мне усилий стоило, чтобы не сорваться, не полететь к тебе первым попавшимся поездом». А у героя чувство любви на протяжении романа трансформируется. Ср., например: «В первые розовые дни нашей любви я чувствовал себя перед нею и некрасивым и неуклюжим…Она для меня была богиня или царица, полюбившая простого смертного», а потом «стал я в любви ленив, небрежен и часто равнодушен», «проклятая сила привычки уничтожила мое поклонение перед Марией и обесцветила мое обожание».

Любовь предполагает близость духовную и физическую, а герой оценивает свои отношения с героиней как дружеские: «Я был дружен с этой женщиной год и четыре месяца. Заметь, я говорю – дружен, потому что не могу сказать – близок: в свою душу она меня не пустила и почти никогда не пускала». Интересно, что в романе употреблены только две лексемы словообразовательного гнезда, за исключением глагола любить, любовники и любовница, помогающие дифференцировать содержание понятия, указывающие прежде всего на физическую близость двух героев и реализацию в художественном тексте такого значения слова любовь, как «чувство привязанности, основанное на половом влечении». Это подчеркивается и признанием самого героя: «Она оставалась для меня незаменимой, обольстительной, прекрасной любовницей». В то же время любовь как «чувство привязанности, основанное на общности интересов, идеалов» перестает быть актуальным для героя. Ср., например, в начале романа: «нередко мы замечали, что наши мысли идут параллельно; часто мы произносили одновременно одно и то же слово; привычки и вкусы становились общими», а потом: «Однажды я отказался сопровождать ее к «розовым старичкам», оправдываясь спешной работой. В другой раз отказался уже без всякого повода». В анализируемом романе герои противопоставлены по их способности любить. На страницах романа автор создает образы двух разных персонажей с неодинаковым поведением в любви, что объясняется прежде всего их человеческими качествами. Как справедливо заметила М. Нахратова, «в художественном мире Куприна любовь характеризует не столько отношения персонажей, сколько личность героя» [4,с. 67].

В рассматриваемом романе характеристика персонажам дана с позиции главного героя. Героиню он оценивает следующим образом: «так мила, так предупредительна, так нежна, догадлива была Мария, так щедра, скромна и искренна, она была в любви так радостна, она любила жизнь, и такая естественная теплая доброта ко всему живущему исходила из нее золотыми лучами», «сама обыденная жизнь открывала мне изредка новые черты в ее загадочном существовании и в ее прекрасной душе – свободной, чистой, гордой и доброй». Он на протяжении их романа, с его же слов, характеризуется так: «какой я был дурак», «как глуп и как ничтожен был я в эти минуты». Герой сравнивает себя с павлином: «…А у павлина нет ничего, кроме внешней красоты. Голос у него раздирающий, противный, а сам он глуп, напыщен, труслив и мнителен… Нет-нет, а я все поглядывал на павлина, чувствуя все-таки, что какая-то странная, неуловимая связь есть у меня с этой художественной вещью».

Любовь, которую принесла герою Мария, он описывает следующим образом: «…есть неизбежно у женщины, нашедшей наконец свою инстинктивно мечтанную и желанную любовь, есть у нее одно великое счастье, и оно же величайшее несчастье: она становится неутолимой в своей щедрости. Ей мало отдать избраннику свое тело, ей хочется положить к его ногам и душу…Ей сладостно взирать на свое сокровище, как на божество, снизу вверх. Если мужчина умом, душою, характером выше ее, она старается дотянуться, докарабкаться до него; если ниже, она незаметно опускается, падает до его уровня». Героиня попыталась опуститься до уровня героя, но не смогла, а герой не старался подняться до ее уровня. В прощальном письме она пишет: «Что-то есть в нас такое, что постоянно разъединяет нас и мешает нам жить в полном счастии».

Таким образом, любовь-счастье в начале романа постепенно трансформируется в любовь-несчастье из-за невозможности быть героям вместе и наступившего вслед за ней одиночества.

Как отмечает Л.В. Крутикова, «для произведений Куприна последнего десятилетия вообще характерно сочетание грусти и света, радости и печали, что придает особый тон его книгам. Писатель повествует о богатстве и красоте человеческих душ и одновременно о том, как люди утрачивают счастье, остаются одинокими, непонятыми, не сумев радостно и полнокровно прожить свою жизнь… В них все в настроении, в переливах и оттенках, в тонкости душевных переживаний героев» [3, с. 113].


Литература:

1. Апресян Ю.Д., Богуславская О.Ю. и др. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. М., 1999.Вып. 1; 2000. Вып.2.

2. Бабенко Л.Г., Казарин Ю.В. Лингвистический анализ художественного текста. Теория и практика. М., Флинта, 2003.

3. Крутикова Л.В. А.И. Куприн. Издательство «Просвещение» Ленинград, 1971.

4. Нахратова М. Ключевое слово любовь в повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет» - РЯШ, 2003, №4. – С. 64-67.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle