Библиографическое описание:

Казыгулова А. Т. Билингвистический текст: конгломерат лексических единиц [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы междунар. науч. конф. (г. Чита, ноябрь 2011 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2011. — С. 159-162.

Для того чтобы понять важнейшие аспекты современного явления, без которых непонятна жизнь народа, его культура, под влиянием которой формируются нравственные устои народа, система его ценностей, его национальное самосознание, исторические традиции, необходимо при изучении выявить подлинную языковую картину.

Новая языковая политика осуществляется в республике в соответствии с Конституцией Республики Казахстан и Законами о языках (от 22 сентября 1989г. и 11 июля 1997г,) Концепцией языковой политики Республики Казахстан (4 ноября 1996г.), Государственной программой функционирования и развития языков на 2001-2010г.г. (17 февраля 2001г) и другими документами, регулирующими государственно – правовые аспекты языковых отношений.

Казахский поэт Абай Кунанбаев учил казахский народ не замыкаться, не стоять на месте, обогащать своё творчество достижениями русского и других народов. Это важно и для нашего времени. Всякая национальная культура, замкнутая в себе, неизбежно проигрывает, теряет черты общечеловечности. Русский язык функционирует параллельно с казахским во всех сферах жизни и деятельности населения.

В настоящее время есть два направления развития русского языка: 1) на территории Российской Федерации; 2) в странах СНГ. В Казахстане остро стоит вопрос об изучении проблем русского языка. В последние годы в Казахстанской лингвистике усилился интерес к анализу заимствований из казахского языка в русский язык.

Наиболее яркие примеры реализации употребления казахских слов можно обнаружить в русскоязычных билингвистических текстах. В таких произведениях текст опирается на казахскую культуру. Именно такой текст требует от читателя погружения в чужую культурную среду. Основной единицей билингвистических текстов является заимствованное слово. А.Ф.Кони пишет: «Слово – одно из величайших орудий человека. Бессильное само по себе – оно становится могучим и неотразимым, сказанное умело, искренно и во время». [1.1]

В словарном составе русского языка имеется огромное количество таких слов – тюркизмов, как «сундук», «башмак», «карандаш», которые не требуют перевода. Высокая употребительность таких слов приводит к тому, что носитель русского языка не ощущает их языковую инородность.

В русскую речь входят единицы казахского языка разной степени освоенности, как безэквивалентные, так и эквивалентные. Такие слова можно распределить на следующие группы – это лексические единицы, связанные

1) с праздниками (наурыз, той)

2) с обычаями и обрядами (тусау кесу, аластау),

3) с национальными блюдами (курт, айран, кумыс, коже)

4) с национальной одеждой (саукеле, кимешек, камзол)

5) с национальными играми (алтыбакан, асык, тогызкумалак)

6) с религией (намаз, коран, суре)

7) с другими предметами (шанырак, тундик, туырлык)

8)с музыкой (домбра, куй, айтыс, акын)

9) с политикой (аким, мажилис, маслихат)

10)с родственными отношениями (женеше, ата, баур)

11)с животными(тулпар, бура, атан)

12) с растениями (саксаул, жусан, адыраспан)

В написании некоторых слов иноязычного происхождения имеются известные трудности, а частично и колебания. Объясняется это в первую очередь отсутствием в некоторых случаях единого подхода к передаче на письме иноязычных слов.

Используются два принципа: транскрипция (передача звуков иноязычного слова средствами русского письма) и транслитерация (передача букв иноязычного слова при помощи букв русского алфавита). В результате применения обоих принципов к одним и тем же иноязычным словам они передаются у нас по разному, например: тюре или торе – каста ханов, султанов – правителей и их родичей; по обычаю, они могли жениться на дочерях простых людей, а своих дочерей не отдавали. Фонетическое пояснение: в казахском языке о – широкий губной твердый гласный. В начале слова произношение о близко к произношению «уо», поэтому в некоторых казахских словах с начальным о в русском варианте произносят у, например: ораза – [ураза]

Как называются эти лексические единицы? Нам необходимо определить их статус. В статье «О некоторых тенденциях влияния казахского языка на русский язык в Казахстане» Н.Н. Чайковская, Л.П. Осенмук называют заимствованные единицы казахизмами.[2] Следует отметить, что ознакомившись со статьей Е.А.Журавлёвой «К проблеме национальной вариативности языков: особенности развития русского языка в Казахстане», мы убедились в том, что автор придерживается иного мнения и называет лексические единицы казахского языка регионализмами. [3]

В нашем понимании, статус казахских единиц в билингвистическом тексте имеют казахизмы, которые не зафиксированы в толковых словарях русского языка, не освоены русским языком. Повышенное внимание к слову как характерная черта двуязычных индивидов отмечалось еще Л.В. Щербой: «соприкосновение одного языка с другим на почве сравнений, - как одна и та же мысль в разных языках по-разному выражена, - естественным образом останавливает на средствах выражения и делает человека внимательным к тонким нюансам мысли и чувства.

Это делает его естественно, более восприимчивым к анализу и восприятию слова, произносимого и читаемого» [4,53]

Опираясь на это высказывание, мы считаем, что писатели- переводчики осмысленно используют лексические единицы казахского языка в русскоязычных текстах. Бахытжан Канапиянов пишет: «Перевод – это не механическое переложение с одного языка на другой, это золотой мост, который соединяет народы, культуры, цивилизации…». Если писатели будут приводить русские эквиваленты таких сугубо национальных понятий как «отау», «жыршы», «бикеш», «кубыла», то подлинное содержание и смысл сказания, дух народа, его традиционный быт не были бы раскрыты.

Тучи встали над страною,

Гром войны просторы рвёт,

Наш народ готовый к бою,

Воевать с врагом идёт

Из аулов Казахстана,

На родной вождя призыв,

У Талгара встали станом.

На винтовку плуг сменив. [5,319]

Среди строк, взятых из книги Бауыржана Момышулы, ярко выделяется слово «аул». В казахском языке это слово пишется как «ауыл». Вы видите в русском варианте специфический звук [ы] теряется. Здесь сказывается закономерность фонетики русского языка, где в одном слове не встречается стечение гласных звуков. В русском языке закономерным является стечение согласных звуков, такое фонетическое явление наблюдается в русском варианте слова домбра, хотя в казахском языке оно пишется «домбыра».

Домбра – это двухструнный национальный музыкальный инструмент. Это слово широко употребляется в произведениях переводной и оригинальной, художественной литературы, в научных трудах без дополнительных лексических толкований, например: «Все они были поэты, и хотя обычно сочиняли стихи дома с карандашом в руках, никто из них не отказывался сложить песню или стихотворение перед друзьями по-акынски – под напев домбры» [6, 5].

Казахским словам, начинающимся со звука [ж] характерна следующая тенденция: если раньше в этих словах обязательно перед буквой стояла буква д, то сейчас в современных учебниках эту букву д убрали, например: джайляу -жайляу, джуз-жуз. Это больше соответствует произношению этих лексических единиц в казахском языке. Хотя можно предположить, что есть объяснение написанию буквы д. Мы считаем, что здесь немаловажную роль сыграл диалект местных жителей Южного Казахстана. Особенность их говора состоит в том, что они все слова начинающиеся с буквы ж, произносят звуком [дж].

Благодаря высокой частотности употребления некоторые тюркизмы не только укрепились в русском языке, но и стали оформляться его словообразовательными аффиксами, например: по-акынски, чапановая, очапанили. Слова чапановая и очапанили встречаются в творчестве Герольда Бельгера. Он мастерски перевел оду казахскому чапану:

Хоть названием прост, да смыслом богат казахский чапан.

Украшением пира слывет, мой брат, казахский чапан.

Священных традиций яркий знак казахский чапан.

Дружбы верной свидетель и клад казахский чапан.

Зал затих. Все превратились в слух.

-Уай де! – послышался чей – то восторженный голос.

Оратор воодушевился, продолжал:

К почетному месту гостя ведет казахский чапан,

Он славы честь и мысли полет казахский чапан,

Храбрецу по плечу и хану к лицу казахский чапан,

Он признан в степи, желанен в дому казахский чапан,

-Ойдойт!Так-то вот!- послышались возгласы публики.

И оратор, выдержав паузу, заключил:

На радость и гордость нам дан казахский чапан!

Гости, довольны, взволнованы, громко рукоплескали. [7]

Следует отметить, что автор умело использовал такие междометия на казахском языке как «Уай де! Ойдойт!».

Роман «Путь Абая» М. Ауэзова – это казахская эпопея, которая полностью раскрывает жизнь казахского народа. В этом романе автор, чтобы с точностью передать своеобразие казахского народа, использует огромное количество казахизмов. Смысл этих слов объясняется путем сносок, например:

Ага – обычное у казахов обращение к старшим мужчинам, близкое по смыслу русскому «дядя», но без обозначения родственной близости. [6.5]

Суюнши – подарок в награду за радостное известие. [6.12]

Джут – стихийное бедствие, когда в суровые зимы скот не может добыть подножный корм из-под сугробов снега или корки гололедицы и гибнет. [6.21]

Женеше – почтительное обращение к жене старшего брата.[6.28]

Жатаки – люди, охраняющие зимовье и обслуживающие его постройки; обычно это были бедняки, не имевшие своего скота. Жили на зимовьях безвыездно, не уходя в летние кочевья.[6.56]

При употреблении казахизмов наблюдается использование различных значений одного того же слова, например: 1) «Непереводимая игра слов: «баур» означает одновременно «печень» и «родичи». [6.106]

2) «Утром скажу. Ну спи, баурым». Здесь: Бауырым – ласкательное обращение в смысле «душа моя» [8.3]

Р.О. Туксаитова в статье «Термин в лингвокультурологическом аспекте» выделяет на фоне национальной лексики в билингвистическом тексте экзотизмы.[9] В современном русском литературном языке дается такое определение: «Экзотизмы – это слова, использующиеся для создания местного колорита, передающие национальную специфику страны и народа. Основу экзотической лексики составляет лексика этнографическая». [10, 35] Экзотизмом может быть иноязычный элемент, не имеющий эквивалентов как в русской, так и в казахской культурной среде, например: халиф – «титул феодального верховного правителя мусульман, совмещающий духовную и светскую власть в ряде стран Ближнего и Среднего Востока»; шах – «титул монарха в некоторых восточных странах, а также лицо, носившее этот титул»; эмир – «титул военачальника, правителя, а также лицо, носившее этот титул».

Для того, чтобы нейтрализовать дискомфорт в понимании лексических единиц,

заимствованных из казахского языка мы предлагаем создать словарь казахизмов для

широкого круга читателей.



Русский вариант

Казахское слово

Лексическое пояснение

1

Аударыспак

Аударыспақ

Состязание, где противники перетягивают друг друга из седел

2

Аламан - байге

Аламан бәйге

Скачка на дальние расстояния

3

Айран

Айран

Напиток из коровьего молока

4

Байпак

Байпақ

Войлочная обувь


5

Белдик

Белдік

Пояса женские для старшего, среднего и младшего возраста

6

Етик

Етік

Легкие сапоги из окрашенной кожи, вышитые канителью.

7

Касаба

Қасаба

Старинный головной убор

8

Саукеле

Сәукеле

Свадебный головной убор невесты

9

Такия

Тақия

Шапочка на твердой основе, расшитая жемчугом, золотистыми нитями, украшенная бусинками из драгоценных камней, кораллов и перьями совы

10

Шильдехана

Шілдехана

Праздник по поводу рождения ребенка


Семантическое освоение казахских слов русским языком в основном протекает в соответствии с теми закономерностями, которые обычно проявляются при изучении заимствований. Из установленных учеными признаков, которые могут служить критериями освоения заимствованных слов, наиболее существенными являются следующие.

  1. Отсутствие адекватного эквивалента в русском языке (дублета, синонима), точно передающего понятие. Таковы, например, саксаул, тау-сагыз, кок-сагыз, кумыс, таволга (кустарниковое растение), алмаз, яхонт, байга и др.

  2. Широкое употребление слова в произведениях переводной и оригинальной художественной литературы, в научных трудах, часто без подстрочного перевода и пояснений в тексте. Так, например, высокой частотностью употребления в произведениях казахстанских писателей обладают такие тюркизмы, как домбра, байга, джайляу, юрта, казы, кумыс, чапан, камча, казан, джейран и др.

  3. Оформление заимствованных слов, в том числе и казахских, элементами русского словообразования и словоизменения. Так, слова языка-источника, оканчивающиеся на твердый согласный, переводчики и авторы оформляют обычно русскими флексиями мужского рода (например: саксаул, -а, -у..; бархан, -а,-у, -ом….), а слова языка – источника, оканчивающиеся на –а, - русскими флексиями женского рода (например: байга, -и, -е, -у, -ой и др.).

Воздействие одного языка на другой проявляется на различных уровнях, но, как известно, наиболее отчетливо оно наблюдается в сфере лексики. Лексические заимствования – постоянный источник пополнения словарного состава языков на всем пути их существования.


Литература:

  1. Калюжный А.А., Унгарбаева Г.И. Методика ораторского мастерства учителя. Актюбинск, 1992.

  2. Н.Н. Чайковская, Л.П. Осенмук «О некоторых тенденциях влияния казахского языка на

  3. русский язык в Казахстане». Интернет – ресурс.

  4. Е.А.Журавлёва «К проблеме национальной вариативности языков: особенности развития русского языка в Казахстане». Интернет – ресурс.

  5. Щерба Л.В. Избранные работы по русскому языку. Москва, 1957.

  6. Б.Момышұлы Қанмен жазылған кітап. Алматы, 1991.

  7. М. Ауэзов .Путь Абая. Алма-Ата, 1987.

  8. Г.Бельгер. Из 11-ти тетради.

  9. Э.Габбасов. Маленький мальчик и двое мужчин. Алма-Ата, 1983.

  10. Р.О. Туксаитова «Термин в лингвокультурологическом аспекте». Интернет –ресурс.

  11. П.А. Лекант. Современный русский литературный язык. Москва, 1982.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle