Библиографическое описание:

Майорова А. В. Языковая культура современных средств массовой информации [Текст] // Филологические науки в России и за рубежом: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, декабрь 2016 г.). — СПб.: Свое издательство, 2016.

Препринт статьи



The impact of language to the individual, his way of thinking and his behavior directly related to mass media

Keywords:linguistic culture, standard, copping of errors

В современном обществе большая роль в определении языковой, социально-психологической и культурной жизни отведена СМИ. Прочно войдя в нашу жизнь, СМИ оказывают влияние и на мышление, и на мировосприятие людей, и на современную культуру. Именно язык СМИ относят к одной из основных форм языкового существования, так как, обладая самыми современными средствами распространения, он играет роль своеобразной модели национального языка, активно воздействуя на литературную норму.

Одним из показателей культуры как отдельного человека, так и всего общества в целом является культура речи. Чем бережнее будет отношение к культурному наследию, в том числе и к русскому языку, тем дольше сохранится и национальная культура.

Воздействие языка на человека, его способ мышления и его поведение напрямую связано со средствами массовой коммуникации. Заполняя его досуг и информируя о состоянии мира, СМИ оказывают влияние на его мировосприятие и на современную культуру. Поэтому в современной России особенно остро встаёт вопрос о формировании высокой информационно-языковой культуры в обществе, о сохранении языковых традиций и культуры речи. Именно культура речи в средствах массовой информации является одной из главных характеристик, позволяющих определить профессиональный уровень телерадиопередач, их публицистическую и художественную полноценность. И в первую очередь её определяет характеристика культуры речи ведущих. В советские времена речь диктора радио или телевидения была непререкаемым образцом нормы. Речевые ошибки практически не встречались. К сожалению, сегодня этого сказать нельзя, хотя, надо отдать должное, на некоторых отдельных телерадиоканалах предпринимают меры, позволяющие хоть как-то предупреждать речевые ошибки дикторов.

Язык СМИ играет важную роль в повышении грамотности населения. Отмена цензуры привела к появлению в прямом эфире спонтанной устной речи, к участию в общении лиц, имеющих различное образование и уровень культуры. В итоге снижение культурно-речевого уровня в СМИ естественным образом отражается на состоянии русского языка в современном обществе.

Одной из особенностей языка СМИ последнего десятилетия является обилие неоправданных заимствований из иностранных языков и в первую очередь из английского и даже в большей степени из американского английского. Неоправданные английские заимствования употребляются сейчас везде: в политике, прессе, рекламе, на радио и телевидении, в речи предпринимателей, молодёжи. Происходит постепенное засорение русского языка.

Русские междометия употребляются всё реже. Пресловутое «вау» давно заменило их. В профессиональной сфере уже почти не осталось операторов, приёмщиц, агентов, администраторов, кадровиков. Все — менеджеры, дистрибьюторы, маркетологи, дилеры, хедхантеры. Даже маникюрши теперь стали называться мастерами ногтевого сервиса. Нередко подобные заимствования просто заменяют давно обрусевшие слова: сэндвич (бутерброд), хит (шлягер), лайн, трэвел (маршрутное такси, маршрутка) и др. Всё чаще телохранителя называют бодигардом, охранника — секьюрити. Игрок превратился в геймера, послание стало постингом, а избиратели − электоратом. Слово паблисити заменило старые, понятные популярность, публичность, хотя и не всегда употребляется правильно: иногда его путают с имиджем, PR, пропагандой или другими смежными терминами. Быть модным — значит быть в тренде.

Мы уже не замечаем, что нас окружают сплошные хаузы: таунхауз, кофехауз, обувьхауз, грильхауз, а также экофлэт и даже хомкредитбанк. Слово магазин уже почти не встречается. Теперь везде маркеты и мегамолы. К этим словам мы уже привыкли. Но есть ещё много других, которые остаются непонятными большинству: хэштэг, кроусорфинг, андерайтер, фандрайзер, краудфандинг, лайфхак, воркшоп, эмодзи и др.

На Руси всегда были благотворители, меценаты. Теперь добровольная помощь хорошим идеям называется краудфандингом, а человек, который это организовывает — фандрайзером. Семинары, курсы, кружки и т. п. теперь называются воркшопами, а если эти обсуждения проходят в неформальной обстановке, то митапами. Сленговое словечко чекиниться, то есть зарегистрироваться, возможно, в недалёком будущем из соцсетей перейдёт в аэропорты и дальше.

Широкое распространение заимствований можно объяснить восприятием иноязычного слова как более престижного. Так нынче модное слово элита употребляется в том значении, в каком оно употребляется в английском языке. И вот числят к элите политиков, бизнесменов, то есть людей богатых и успешных в своей карьере; политологи важно толкуют о взаимоотношениях «местных элит». Но в России элитой всегда называли носителей высшей культуры и духовности, в отличие от министров и миллионеров. Потеря этого оттенка, преобразование в элиту вульгарных выскочек означает пренебрежение духовными ценностями. Можно сказать, что проникновение в речь иноязычных слов, имеющих эквиваленты в русском языке, способствует варваризации родного языка. Вспоминаются по этому поводу слова В. И. Даля: «Испещрение речи иноземными словами вошло у нас в поголовный обычай, а многие даже щеголяют этим, почитая русское слово, до времени, каким-то неизбежным худом, каким-то затоптанным половиком, рогожей, которую надо усыпать цветами иной почвы, чтобы порядочному человеку можно было пройтись» [1, 23]. И это слова остаются актуальным и сегодня.

СМИ недаром называют четвёртой властью. Каждый человек ежедневно испытывает мощное воздействие телевизионной речи, речи, звучащей в радиоэфире или представленной на страницах газет и журналов. Именно они для многих носителей языка служат основным источником представлений о языковой норме, формируют языковой вкус. Желание высказаться, как можно «красивее» приводит к тому, что даже такое простое предложение, как задайте ему вопросы, превращается в аккумулируйте ему вопросы.

Загрязнение языковой среды, которая происходит непосредственно участниками СМИ, не может не оказывать пагубного воздействия на речевую культуру. У многих носителей русского языка, в том числе и получающих высшее образование, исчезло естественное чувство стыда за грубые ошибки в устной и письменной речи. Ливнем хлынули новые ударения: премировать вм. премировать, догмат вм. догмат, знамение вм. знамение, вероисповедание вм. вероисповедание, договор вм. договор и др.

Иногда трудно определить идёт ли речь о торжестве просторечья или происходит какой-то сдвиг нормы. Так, например, почти никогда, в том числе и журналисты, не употребляют выражение по приезде. Чаще мы слышим просторечное по приезду.

Рушится сама основа языка — отмирают дополнения: контроль над вооружениями вм. контроль вооружений; согласно приказа вм. согласно приказу; вопреки решения комитета вм. вопреки решению и т. д. Засильем предлога о можно назвать ошибки с ним связанные: это методы, которые показывают о том, что пришедшие к власти силы…; мы поняли о том, что…; я бы хотел, чтобы мы пояснили зрителям о том, что… и т. п.

Постоянно путаются устойчивые сочетания типа играть роль и иметь значение: Турция играет ключевое значение….

Числительные не склоняются вообще или склоняются неправильно: около двухста, трёхста вм. двухсот, трёхсот; с восьмидесятью вм. восьмьюдесятью; двухстам, трёхстам вм. двумстам, трёмстам и т. п.

Отдельно хочется остановиться на новом значении слова крайний. В среде профессионалов, чья работа связана с риском для жизни (в основном лётчиков и космонавтов), это слово употребляется в значении последний. Не хочет лётчик сказать в мой последний полёт. Его можно понять. Но доходит до смешного, когда это слово вставляют повсеместно, где надо и не надо. Так критическая статья Константина Зарубина называется «Крайняя битва Пелевина с литературой». Сразу и не сообразишь, о чём идёт речь. Некоторые журналисты уже говорят в моём крайнем репортаже, а на вокзале можно услышать: крайний поезд отходит в… часов и т. п. Дальше осталась очередь за книгами, пьесами: Крайняя жертва, Крайний из Могикан, Крайний дюйм, Крайний поклон и др. Так и хочется сказать этим горе-реформаторам: «Крайними бывают плоть, Север, мера, срок и необходимость. Остановитесь!»

Языковая раскрепощенность, временами переходящая в разнузданность, тиражирование языковых ошибок, не встречающих должного отпора, притупляет чувство языковой ответственности. Вступая в широкое общение с аудиторией, журналисты, ведущие и дикторы, авторы программ невольно воспитывают её, заставляя усваивать предлагаемые ими произносительные нормы языка. Появившись вначале как чисто технические способы фиксации, трансляции, консервации, тиражирования информации и художественной продукции, СМИ очень скоро превратились в мощнейшее средство воздействия на массовое сознание. Правильный русский язык в средствах массовой информации определяет профессиональный уровень телевизионных и радиопередач, их публицистическую и художественную полноценность. Именно СМИ в значительной степени определяют нормы языка, и именно они в первую очередь должны проводить сознательную работу по повышению культуры речи.

Литература:

  1. Толковый словарь современного русского языка. Языковые изменения конца XX столетия. / Г. Н Скляревской, — М.: АСТ, Астрель, 2001.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle