Библиографическое описание:

Кашкарева А. П., Щелкунова А. С. Тип героя-праведника в творчестве Н. С. Лескова (на примере рассказа «Несмертельный Голован») [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы II междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2016 г.). — Краснодар: Новация, 2016. — С. 11-13.



 

В статье рассматриваются вопросы, связанные с особенностями изображения типа героя-праведника в творчестве Н. С. Лескова (на примере рассказа «Несмертельный Голован»). Анализируются отдельные элементы поэтики персонажного образа; приводятся черты, характерные для лесковского праведника; делается вывод о том, что праведничество — это путь развития, эволюции, преображения героя.

Ключевые слова: Н. С. Лесков, герой-праведник, русская литература.

 

Тип героя-праведника входит в русскую классическую литературу во второй половине XIX века. Этот образ появляется в творчестве И. С. Тургенева («Живые мощи»), Н. А. Некрасова («Кому на Руси жить хорошо»), Ф. М. Достоевского («Идиот», «Сон смешного человека»), занимая важное место в художественном сознании эпохи. Герои праведники становятся воплощением национально-традиционных ценностей и обычно запечатлеваются русскими писателями в ореоле святости. Творчество русских писателей XIX века в целом представляло собой опыт художественного моделирования мира праведничества.

Попытка изобразить человека, достигшего полного нравственного и духовного равновесия, положена в основу всех произведений о праведничестве, в том числе и в основу произведений Н. С. Лескова.

Праведники Н. С. Лескова, праведничество — феномен русской литературы, в основе которого вера в идеал, в высшую правду. Смысл жизни праведники Н. С. Лескова видят в деятельной нравственности. Главное, что определяет их поведение в жизни — служение живому делу. Ежедневно его герои совершают незаметный подвиг доброго участия и помощи ближнему.

Герою-праведнику Н. С. Лескова присущи следующие черты:

                    отрешённость по отношению к вещам материального мира;

                    чувство справедливости и чувство долга перед людьми;

                    сострадание;

                    борьба за народную правду.

Желая воплотить в героях-праведниках наиболее общие черты нравственных принципов, столь необходимых, по мнению Лескова, для человеческого благоденствия. Как отмечает В. Троицкий, писатель «воссоздавал своих героев как живые лица, в характерах которых переплетаются обыденные интересы и жажда лучшего» [4, с. 71]. Герой-праведник — воплощение русского народа. Говоря, например, о Левше, сам Лесков соглашается с мыслью, что в этом произведении, «где стоит «Левша», надо читать «русский народ» (XI, с. 20), а о Несмертельном Головане заявляет в начале рассказа: «Он сам почти миф, а история его — легенда» [3, с. 351] — на примере образа Голована можно проследить, как раскрывается образ лесковского праведника.

Сразу обращает на себя внимание название текста. Некоторые критики (А. И. Фаресов, К. Ф. Головин и др.) интерпретировали это свойство поэтики как «оригинальничанье». Семантика названия данного рассказа раскрывается в прозвище, данным Головану народом. Оно «не выражало насмешки, и отнюдь не было пустым, бессмысленным звуком — его прозвали несмертельным вследствие сильного убеждения, что Голован — человек особенный; человек, который не боится смерти» [3, с. 351]. «Несмертельный» значит бесстрашный, мужественный; человек, который пойдет на риск: «безбоязненно входил в зачумленные лачуги и поил зажаренных не только свежею водою, но и снятым молоком… шнырял из лачужки лачужку, чтобы промочить из склянницы засохшие уста умирающих или поставить мелом крест на двери» [3, c. 366].

Начиная со слов: «Он сам почти миф, а история его легенда» [3, с. 351], автор заявляет о своём герое, как о выдающейся личности из народа, способной на такие поступки-подвиги, после исполнения которых, о ней помнили и говорили даже после смерти. С первых страниц рассказа, с первой главы автор знакомит нас с праведным героем, детально описывая его внешность и уже совершенные подвиги Голована: «В нем было, как в Петре Великом, пятнадцать вершков; сложение имел широкое, сухое и мускулистое; он был смугл, круглолиц, с голубыми глазами, очень крупным носом и толстыми губами <…>. Спокойная и счастливая улыбка не оставляла лица Голована ни на минуту: она светилась в каждой черте, но преимущественно играла на устах и глазах, умных и добрых, как будто немножко насмешливых. Другого выражения у Голована как будто и не было» [3, c. 353–354]. Стоит обратить внимание на цвет глаз героя: легко провести параллель с небесной символикой, с природой — органичным для праведников пространством. Еще одной ключевой чертой во внешности является улыбка Голована. Она спокойная и счастливая, это говорит о созвучии внутреннего мира героя с миром внешним, реальным. Голован живёт в гармонии: улыбка спокойная, от того и счастливая. Автору удаётся убедить читателя в высоконравственности главного героя, наделяя его внешность чистыми и сильными чертами. В образе Голована проявляется смирение. Смирение — это скромность духа; отсутствие гордыни.

На страницах рассказа Лесков-писатель раскрывает тему религиозных убеждений главного героя. Голован не боится смерти и бескрайне добр по отношению ко всем людям без исключения: «Приходили к нему, бывало, какие-то простые люди — всегда за советами» — Голован никогда не отказывал в своей помощи. Он был народным любимцем, его все знали, уважали и любили: «Вынимал соленым огурцом жар из головы, отлично «воду показывал» (то есть место, где можно рыть колодец), в народе был чем-то вроде нотариуса, потому как слыл справедливым человеком» [3, c. 372]. Это особенности характера, которые сложились под влиянием веры.

Как и все лесковские «праведники», Голован «сумнителен в вере» [3, c. 373]: «И, наконец, сами обстоятельства ставили Голована в несколько странное положение: неизвестно было — какого он прихода <...> Всегда отвечал — Я из прихода творца-вседержителя,– а такого храма во всем Орле не было» [3, c. 375] Творец-вседержитель есть Бог. Тем самым автор указывает на принадлежность героя к Всевышнему, на связь с миром небесным (но при этом в тексте не даётся конкретного указания религии, главное — вера в Бога, служение идеалу, но, все же, когда разговор заходил о вере, Голован отвечал уклончиво и неясно, что ходил к отцу Петру в Борисоглебский собор «совесть проверять» [3, c. 375])).

Праведность Голована проявляется и в его отношении к Павле, своей сожительнице. Все удивлялись: почему он не женится на Павлагеюшке. Но, как оказалось, до конца дней своих Голован оставался девственным, а с Павлой они «жили по любви совершенной…– ангельски» [3, c. 396]. Любовь Голована и Павлы чиста, непорочна, они свято оберегают друг друга, а отношение героя к любви во многом объясняет особенности его мировоззрения.

С помощью такого наивно-детского понимания Голованом происходящего автор доносит до нас легенды о главном герое, что дает возможность писателю воссоздать этот мир загадочной русской души. Личное повествование помогает усилить изображение исторического и бытового фона. Подлинное знание народной жизни демонстрирует автор, не приукрашивая действительность: «Смерть шла об руку с голодом и друг друга поддерживали. Голодающие побирались у голодающих, больные умирали «борзо», то есть скоро, что крестьянину и выгоднее. Долгих томлений не было, не было слышно и выздоравливающих» [3, c. 363]. Жизнь русского народа состояла из бесконечных забот и бед. Крестьянам не к кому было обратиться, они искали поддержки и нашли опору в образе обычного русского человека — в Головане.

На протяжении всего произведения Голован остаётся загадочным героем, интригуя читателя. Н. С. Лесков открывает завесу тайны только в конце произведения, подчеркивая праведность самого героя. Мы узнаём, что все поступки, совершённые Голованом, обусловлены естественными причинами. Резал ногу, не потому, что хотел излечить народ от эпидемии, а потому что сама смертоносная болезнь, сам «пупырух» [3, c. 363] его одолел, и таким образом он избавился от него. Был девственным, и с Павлой жил «по любви совершенной» [3, c. 396]. «Исцеленного Фотея» не выдал по причине любви к Павле, так как это вовсе не Фотей был, а законный муж Павлы. Т. е. можно заметить, природное/интуитивное понимание жизни, согласно Священному Писанию и из-за это совершенство Голована на грани святости: «строгостью к себе и снисходительностью к другим достигший высоты совершенного самоотвержения» [3, c. 396].

Исследователь творчества Н. С. Лескова В. А. Гебель выразила свое понимание лесковского миросозерцания: «Лесков в большом и малом выражал свой взгляд на русское начало. Для писателя типы и лица черноземной России представляли особый интерес как проявления русского характера. Всеохватывающий взгляд художника позволял изображать настоящую правду…» [1, с. 90].

В своём творчестве Н. С. Лесков большое значение уделял культуре и жизни русского народа, затрагивал тему героизма и одарённости простого русского народа. «Несмертельный Голован» — произведение, пропитанное народным русским духом со всеми его достоинствами и недостатками. Как писал М. Горький, «он [Лесков] любил Русь всю, какова она есть, со всеми нелепостями её древнего быта, любил <…> народ и вполне искренно считал его “способным ко всем добродетелям”, но он любил все это, не закрывая глаз <…>. В душе этого человека странно соединились уверенность и сомнения, идеализм и скептицизм» [2, с. 233].

На протяжении всего произведения Несмертельный Голован проявляет себя так, что его можно назвать святым. Голован — бывший крепостной, человек огромной физической силы, обладающий незлобивой нежной натурой. Его образ вырастает в символическую фигуру народного подвижника, жертвующего собой для страдающих крестьян во время народного бедствия — чумной эпидемии. Лесковское праведничество — не синоним святости. Праведничество — это путь развития, эволюция от грехопадения к нравственному идеалу. В своих произведениях Лесков ярко отразил данный принцип, который составляет основу праведничества. Лесковский праведник всегда деятельно добр. Его религия — религия добрых дел. В жизни праведник незаметен, невиден, скромен, в глазах обывателей он непрактичен, смешон, но ежедневно, ежечасно он творит добро, спасаясь сам и спасая людей.

 

Литература:

 

  1.                Гебель, В. А. Н. С. Лесков. В творческой лаборатории / В. А. Гебель. — М.: Сов. писатель, 1945. — 319 с.
  2.                Горький, М. Собр. соч. в 30-ти т. Т. 24. Статьи, речи, приветствия (1907–1928) / М. Горький. — М.: Худож. лит., 1949–1955. — 480 с.
  3.                Лесков, Н. С. Собрание сочинений: в 11 т. / Под общ. ред. В. Г. Базанова, Б. Я. Бухштаба, А. И. Груздева, С. А. Рейсера, Б. М. Эйхенбаума / Н. С. Лесков. — М.: ГИХЛ, 1956–1958. — Т. IV. — 558 с.
  4.                Троицкий В. Ю. Лесков-художник / В. Ю. Троицкий. — М.: Наука, 1974. — 216 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle