Библиографическое описание:

Айрян З. Г. Оценка качества перевода на примере переводов В. Звягинцевой из поэзии Ованеса Шираза [Текст] // Современная филология: материалы IV междунар. науч. конф. (г. Уфа, март 2015 г.). — Уфа: Лето, 2015. — С. 105-107.

Статья посвящена освещению переводческих принципов русской поэтессы В. К. Звягинцевой, внесшей большой вклад в развитие русско-армянских литературных взаимосвязей. В статье рассмотрены переводы Звягинцевой из поэзии Ованеса Шираза, где всецело воссоздана поэтическая индивидуальность армянского поэта.

Ключевые слова: поэзия, перевод, оригинал, литературные связи, рифма, интонация, мастерство переводчика.

 

В истории развития русско-армянских литературных взаимосвязей второй половины ХХ столетия колоссальная роль по праву принадлежит талантливой поэтессе Вере Клавдиевне Звягинцевой (1894–1972).

С глубоким проникновением русская поэтесса отнеслась к поэзии выдающегося армянского лирика Ованеса Шираза, где образы родины и народа являются доминирующими темами. Эти образы вобрали в себя раздумья поэта над прошлым, настоящим и будущим. Поэзия Шираза явилась отражением всей его жизни, выявив внутреннюю глубину и богатство его духовного мира.

Указывая на достоинства и масштабность поэзии Шираза, литературовед Сурен Агабабян писал: «Вся его жизнь — с воспоминаниями о печальном детстве, светлыми грезами юности, пьянящим ликованием зеленой и голубой природы, с миром нескончаемых радостей и тревог его любви и ненависти, материнских и сыновних переживаний, патриотических порывов, нравственных исканий и убеждений — все это настолько органично вошло в его стихи, что судьба поэта отождествилась с его песней. Шираз вправе повторить известные слова: «Моя биография — это мои стихи»«.. [1, с. 5]

Поэзия Шираза послужила для русской поэтессы-переводчицы еще одним поводом для познания Армении и любви к древнейшей стране, образ которой был воспет поэтом самыми яркими и живыми красками бытия. Связав свою творческую судьбу с поэзией Ов. Шираза, Звягинцева перевела свыше десятка его стихотворений, передав при этом творческую индивидуальность и специфические особенности его поэзии. Ее переводы из поэтических циклов Ов. Шираза, как «Родина», «Венок матери», «Раздумья», «Строки любви» и других, передают подлинную народность его поэзии, вобравшей в себя лучшие традиции народного творчества и классической армянской поэзии.

Лучшие переводы В. Звягинцевой были включены в сборник Ованеса Шираза «Лирика» (1986), где помимо ее переводов также были представлены работы таких выдающихся мастеров переводческого искусства, как А. Тарковский, Е. Николаевская, Н. Кремнева, К. Арсеньева, Н. Панченко, Ю. Хазанов, И. Снегова, Л. Гинзбург, Вл. Лифшиц, В. Тушнова и других, свидетельствующие о большом интересе русских поэтов-переводчиков к творчеству армянского поэта.

С особым вдохновением Звягинцева перевела такие стихотворения Ов. Шираза, как «Армения-мать», «С берега Арпачая кто-то зовет меня…», «Маленькая, кроткая моя…», «Мне аромат цветка сказал…», « Пора ей образумиться, пора…» и другие, в которых передан и раскрыт феномен поэзии армянского поэта, внесшего большой вклад в развитие армянской поэзии.

В переводах Звягинцева проявила себя талантливым и высокоодаренным поэтом-переводчиком, мастером сплетения и кладки рифмы, которая благодаря своим вольным переводам воссоздавала их аналоги на русском языке.

Подлинным празднеством жизнелюбия и гуманизма можно назвать стихотворение Шираза «Мир», где проявляются его нравственные идеалы. Поэт с чувством радости говорит о значении мира в жизни людей, называя его владыкой, добрым сеятелем, могучим и желанным. Созвучно оригиналу, Звягинцева передала мироощущение поэта, его возвышенные чувства к миру, созидательной жизни тружеников, благословляя их будни на удачу. В переводе, как и в подлиннике, мысли поэта звучат с чувством гордости и оптимизма: [1, с.32]

Мир, добрый сеятель, ты сеешь вечный свет,

В ладони солнечной сжав семена побед.

Пусть борозды твои по всей земле пройдут,–

Сторонники войны могилы в них найдут.

Пусть вдалеке еще немало черных туч –

Ты нас объединил, и натиск наш могуч.

Благоухание, цветенья буйный пир…

Ты все желаннее, все сладостнее, мир…

Образ родины в поэзии Шираза является источником его надежды и оптимизма, который тесно переплетается также с глубокой любовью к образу матери. Все стихотворения Ов. Шираза, посвященные образу матери, которую поэт, обожествляя, сравнивает с богиней, лучом света, дарящим счастье и жизнь, отличаются искренним и теплым чувством. Все эти стихотворения проникнуты лиризмом и имеют ярко эмоциональную окраску, раскрывающую душевную глубину и величие его чуткой души. Так, в стихотворении «Маленькая, кроткая моя» поэт, рисуя образ матери, сопоставляет ее с солнцем, тихим огоньком, душа которой озаряет его днем и ночью. В переводе В. Звягинцевой предельно близко переданы не только смысл и стиль подлинника, в нем особо выделены и чувства поэта, его трепетное отношение к матери. На русском языке голос поэта звучит также взволнованно и искренне: [1, с.32]

Маленькая, кроткая моя,

Просто — мать, каких не счесть на свете.

Не сравню родную с солнцем я,–

Тихим огоньком она мне светит.

 

Но когда внезапно на лету

Горе тучей солнце заслоняет –

Наступающую темноту

Огонек чуть видный разгоняет.

 

Маленькая, кроткая моя,

Просто — мать, каких не счесть на свете.

С горстку солнца вся-то жизнь твоя.

А душе и днем, и ночью светит.

 

 В отличие от подлинника, написанного мужской рифмой, перевод выполнен чередованием женской во втором, четвертом, шестом, восьмом, десятом и двенадцатом стихах, с мужской рифмой, соответственно, в первом, третьем, пятом, седьмом, девятом и одиннадцатом. Фонетическое звучание стиха обеспечивает точная рифма с перекрестной рифмовкой — абаб.

В переводе Звягинцевой, как и в подлиннике, рефрен использован в первых двух стихах первого четверостишия и первых двух стихах третьего четверостишия, которые придают мыслям и чувствам поэта особую музыкальность. Богатство поэтического языка Звягинцевой созвучно поэтическому языку Шираза, состоящего из ярких сравнений, характеризующих образ матери.

Отметим, что стихотворения Шираза, посвященные образу матери, в свое время были высоко оценены литературоведом С. Агабабяном, который писал: «Черты подлинной народности присущи стихотворениям Шираза, посвященным матери. Развивая известные традиции армянской поэзии («Сон» С. Шахазиза, «Сердце матери» Ав. Исаакяна, газеллы В. Терьяна и Е. Чаренца), Шираз и здесь остается самобытным, поскольку подчеркивает в образе матери не трагическое начало, как это делали его предшественники, а прославляет материнскую любовь как силу, дарящую человеку свет и радость». [1, с.32]

В своей статье «Что такое переводчик», Звягинцева, по поводу своей переводческой деятельности, писала: «Добиваться по мере своих сил, чтобы на русском языке звучали, не теряя своих особенностей, голоса друзей-современников и их великих предшественников, посильно содействовать своим трудом укреплению дружбы народов, которая стала одним из самых замечательных явлений нашей действительности,– в этом для меня смысл и значение работы поэта-переводчика».[3, с.120]

Синтезом поэтического почерка Ов. Шираза и В. Звягинцевой является перевод стихотворения «Пора ей образумиться, пора…», где раскрыты пламенные чувства поэта, для которого жизнь без возлюбленной является непроходимой тьмой. Перевод совершенен и тем, что, помимо основного смысла, В. Звягинцева передала стиль подлинника, соответствующий стилю средневековой народной поэзии: [1, с.51]

Пора ей образумиться, пора…

Довольно очагу стыть без огня,

А сердцу пламенеть огнем костра.

Довольно ей во тьме держать меня.

Прекрасен непорочный горный снег,

Но он еще прекраснее, когда,

Растаяв, превратился в струи рек

И кружит жернова его вода…

 

Перечисляя и анализируя переводы Звягинцевой из поэзии Шираза, бесспорен тот факт, что переводчица блестяще справилась со своей переводческой задачей, представив на русском языке аналоги, всецело раскрыв поэтическую сущность армянского поэта.

Поэзия и переводческая деятельность Звягинцевой была высоко оценена как русской, так и армянской критикой. Так, большой ценитель армянской поэзии, русский поэт-переводчик Евг. Евтушенко, оценивая переводческую деятельность Звягинцевой, писал: «Вера Звягинцева принадлежит к тем чистым, светлым людям, без которых немыслима атмосфера искусства. Ее душа была переполнена поэзией — больше чужой, чем своей, что служит драгоценным признаком преданности смыслу искусства, который важней мелкого смысла ежедневных, увы, неизбежных забот. Она была в жизни трогательно близорука, но близорукостью по отношению к другим поэтам никогда не отличалась». [2, с. 47]

Изучая переводы В. Звягинцевой из армянской поэзии, приходим к выводу, что она была масштабной переводчицей, которой удалось проникнуться поэзией армянских поэтов разных эпох и стилей, выделяя при этом их поэтическую индивидуальность. В. Звягинцева блистательно вживалась в подлинник, образуя поэтический синтез с языком переводимого поэта, что является свидетельством того, что она обладала большим поэтическим талантом, служению которому посвятила всю свою жизнь.

 

Литература:

 

1.                  Шираз Ов. Лирика. Ереван. Советский писатель. 1986. 150 с.

2.                  Звягинцева В. Душа, открытая людям: Воспоминания, статьи, очерки. / Сост. Дейч Е. К. Ереван. 1981. 220 с.

3.                  Звягинцева В. Кланяюсь Еревану и Арарату. Ереван. 1998. 120 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle