Библиографическое описание:

Тесленко О. А. Современная естественная письменная речь: неполный стиль написания, или аллегровое письмо [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы III междунар. науч. конф. (г. Москва, ноябрь 2014 г.). — М.: Буки-Веди, 2014. — С. 108-114.

 

Статья посвящена анализу орфографического и пунктуационного устройства современной естественной письменной речи. Анализ проведён на материале текстов русскоязычных смс-сообщений. В работе решается актуальная на сегодня проблема лингвистического статуса речи повседневного электронно-опосредованного общения.

Ключевые слова: неполный стиль написания, неполный стиль произношения, аллегровое письмо, аллегровое произношение, идеальный орфографический облик слов, хэштег, псевдопарцелляция (псевдодислокация), естественная письменная речь (ЕПР).

 

В последние годы в лингвистике наблюдается активный научный интерес к компьютерно-опосредованной и смс-опосредованной коммуникации. Пытаясь обосновать актуальность своих многочисленных работ (в том числе диссертаций), исследователи лингвистических параметров электронного коммуникативного пространства часто утверждают, что научные изыскания в этой области носят фрагментарный характер и находятся чуть ли не на начальном этапе своего становления. На самом деле это далеко не так. В области компьютерной лингвистики существует достаточно большое количество работ обобщающего характера, что говорит о уже наметившемся в этой области научного познания переходе от частного к общему. Среди этих обобщающих работ можно выделить работы Ю. Е. Венедиктовой [2], Е. И. Горошко [3], [4], Т. Н. Колокольцевой [7], Л. Ф. Компанцевой [8], О. В. Лутовиновой [13, с. 58–65], С. А. Лысенко [14], Т. А. Сорокиной [15, с. 51–57], Г. Н. Трофимовой [18], Л. Ю. Щипициной [22] и многих других современных языковедов. Правомерно утверждать, что работы в области изучения лингвистических особенностей электронно-опосредованной коммуникации уже вышли на высокую ступень абстракции. Исследователи уже извлекли наиболее общие закономерности функционирования языка в пространстве электронных коммуникаций из хаоса затемняющих эти закономерности частных явлений.

Итак, лингвистические исследования в области электронной коммуникации на данный момент находятся на этапе обобщения полученных результатов. Языковеды выделяют такие важнейшие особенности речи повседневного электронного общения: диалогическую форму, активное использование тех лингвистических средств, которые считаются специфическими средствами живой разговорной речи, широкое использование всевозможных видов языковой игры, в том числе орфографической (точнее антиорфографической), общее огрубление и снижение речи [7, Электронный ресурс]. К настоящему моменту языковедами уже определён перечень специфических лингвистических средств и моделей, используемых в непринуждённой электронно-опосредованной переписке.

Второй важнейшей своей задачей исследователи электронной среды общения считают определение лингвистического статуса интернет- и смс-речи. Эту речь необходимо вписать в общую систему, определить её место среди других существующих на сегодня типов речи. Вопрос о лингвистическом статусе интернет- и смс-речи на данный момент является дискуссионным.

Актуальность нашей работы обусловлена следующим фактором: требует научного осмысления проблема лингвистического статуса интернет- и смс-речи.

Цель статьи — решить проблему лингвистического статуса повседневной электронно-опосредованной переписки.

Для того чтобы решить эту проблему, обратимся к анализу лингвистического устройства русскоязычной смс-коммуникации, а именно к анализу её орфографического и пунктуационного устройства. Смс-сообщения — наименее исследованная разновидность электронно-опосредованной непринуждённой переписки.

Русскоязычная смс-коммуникация на орфографическом уровне являет себя очень интенсивно: она проявляет себя в виде крайней степени естественности и натуральности. Естественность смс-орфографии проявляется в разных формах. Рассмотрим лингвистическое устройство смс-переписки в области передачи буквами фонемного состава слов и их частей.

Отправители смс-сообщений часто пытаются отображать на письме позиционные мены фонем:

«ну по идее да, я не психиатр жи»

«ну ты вапще»

«кароче я всё решил»

«он нинормальный»

«Фу((Пиченька»

«неудачник по жизни, только ныть и умеет жи.)»

В приведённых примерах орфографические ошибки сделаны смс-коммуникантами сознательно. Осознанное нарушение орфографических правил в этом случае выступает как приём выразительности, часть языковой игры. Языкова игра понимается как «некоторая языковая неправильность (или необычность) и, что очень важно, неправильность, осознаваемая говорящим (пишущим) и намеренно им допускаемая» [цит. по 12; Электронный ресурс]. В смс-сообщениях довольно часто встречаются написания, которые соответствуют произношению, но не соответствуют нормам русской орфографии. Как показывают примеры, узуальной нормой русскоязычной смс-коммуникации является осознанное обозначение фонем слабых позиций, с которыми чередуются фонемы сильных позиций, буквами, адекватными фонемам слабых позиций на основе прямой связи «фонема — адекватная ей буква», что даёт право говорить о фонетическом принципе [6, с. 111–115] как об орфографическом начале русскоязычной смс-коммуникации. Это явление было осмыслено лингвистикой как «антиорфография» [12], или «орфографический троп» [1]. Другие виды орфографических тропов, используемых в современной естественной письменной русской речи, описаны в работе Е. И. Литневской [12, Электронный ресурс].

Отметим, что орфографические тропы в русскоязычной смс-переписке встречаются достаточно часто. При этом необходимо сказать, что сейчас (в период с 2011 по 2014 гг.) орфографические тропы в смс-сообщениях встречаются реже, чем в период с 2005 по 2007 гг., когда, по свидетельствам активных пользователей смс-канала, «все шпарили на албанском» («албанский язык» — неофициальное название этого письменного феномена).

Многочисленны в смс-сообщениях неправильные с точки зрения норм кодифицированного литературного языка (КЛЯ) написания в сфере слитных, дефисных и раздельных написаний. Чаще всего нарушения в этой области присутствуют в тех зонах, в которых компоненты должны передавать одно фонетическое слово. Приведём примеры смс-сообщений, демонстрирующих особенности смс-орфографии в области раздельного, полуслитного и слитного написания слов и их частей:

«Это новенькая какая-т штоле?»

«ты уже уснула штоле?»

«я ваще вшоке!!!»

«Идико ты в пень».

«чёртзнаетчто там будет»

Фразеологические обороты могут оформляться в смс-переписке как одно слово, слитно («чёртзнаетчто там будет»).

В русскоязычной смс-коммуникации как разновидности современной ЕПР в качестве особых лингвистических единиц употребляются сложные образования, которые сами смс-коммуниканты определяют словом «хэштег». Пример диалогического смс-единства с хэштегом:

у тебя парень есть сейчас?

— нет.и мне не нужен парень.мужаищумужа.

Сочетание мужаищумужа в качестве характеристики семейного статуса женщины представляет собой пример этого нового лингвистического явления, которое очень часто встречается в электронно-опосредованной непринуждённой переписке. Хэштеговые единицы выступают в смс-коммуникации в ряду других значимых единиц, а потому раскрытие их специфики требует чёткого отграничения хэштегов, с одной стороны, от свободных словосочетаний, а с другой — от фразеологизмов. Сразу отметим, что различаются структурные типы хэштегов. Существуют хэштеговые единицы, которые по структуре соответствуют предложению. Иногда встречаются хэштеги, по объёму совпадающие с одним словом. Самыми распространёнными являются хэштеги, по структуре соответствующие словосочетанию. Хэштеги всех структурных типов пишутся слитно. Все хэштеги (в том числе те, которые по структуре и по значению не соответствуют предложению) в речи выступают как самостоятельные коммуникативные единицы, а не как члены предложения. В рамках определённого смс-контекста или конситуации они выступают как достаточные сообщающие единицы.

Как и фразеологизмы, хэштеги состоят из компонентов словного характера и обладают при этом цельностью значения. В отличие от фразеологических оборотов, хэштеговые единицы не обладают таким качеством, как воспроизводимость. Хэштеги не являются готовыми целостными единицами — эти сочетания создаются непосредственно в процессе спонтанной письменной речи.

В отличие от компонентов фразеологических оборотов, компоненты хэштегов пишутся слитно. Эта формальная особенность отличает хэштеги и от фразеологизмов, и от свободных словосочетаний. Кроме того, хэштегу должен предшествовать знак # (маркер хэштега). В идеале запись хэштегом должна выглядеть так: # мужаищумужа.

Хэштеги зародились в интернете. Изначально записи хэштегом были предназначены для того, чтобы создавать гипертекст в сети интернет: слово или выражение (чаще выражение), записанное хэштегом, превращалось в ссылку, по которой в глобальной сети можно было перейти к другим документам, содержащим это же слово или выражение. Такова была первоначальная функция хэштегов. Позднее эти единицы стали употребляться и в тех жанрах ЕПР, которые не являются интернет-опосредованными, в частности, в смс-переписке. Здесь хэштеги перестали быть средством формирования ссылок: они превратились в особые лингвистические единицы смс-речи, обладающие своей семантикой и своеобразной формой. В смс-речи хэштеги выступают в ряду других значимых единиц.

Основным критерием для отграничения хэштега от свободных словосочетаний и обычных предложений является характер соотнесения хэштеговых единиц с действительностью. Хэштеги являются цельными номинациями усложнённых явлений действительности (пример — единица мужаищумужа как ответ на вопрос у тебя есть парень?). Хэштеги пишут слитно именно для того, чтобы подчеркнуть их номинативную цельность. Эта номинативная цельность сближает хэштег с фразеологизмами, но, как уже отмечалось, хэштег — это не воспроизводимая готовая единица, а единица, творимая в процессе письменной естественной речи. В то же время хэштег, подобно фразеологическому обороту, состоит из компонентов, тесно связанных между собой подобно частям одного целого.

Значения хэштегов отличаются от значений фразеологизмов. Н. М. Шанский отмечает, что для фразеологизмов «характерно собственное значение, независимое от значений составляющих их компонентов» [20; с. 22]. Что касается хэштегов, то их значения непосредственным образом обусловлены семантикой компонентов, входящих в их состав. В этом плане хэштег подобен свободному сочетанию слов. От свободного сочетания слов его отличает степень семантической слитности компонентов. В семантическом плане хэштег — это единое целое.

Важным отличием хэштегов от фразеологизмов является следующее свойство: фразеологизмы представляют собой единицы языка как системы; хэштеги не являются единицами языковой системы — они представляют собой факты индивидуальной речевой деятельности отдельных пользователей смс-канала или сети интернет. Сами интернет- и смс- пользователи так характеризуют смысл этого явления: «Хэштег — это слово или целая фраза, которому предшествует знак #. «Волшебная» решеточка превращает слово или фразу в ссылку. Зачем нужны хэштеги? Это же очевидно — чтобы выпендриваться. Понимаете, вы же всего лишь ставите решётку перед фразой, а ощущение такое, как будто бы вы создали что-то новое, великое. Раньше можно было написать: «Плохая погода». «Плохая погода», — ну и что? Погода часто бывает плохой, нового мы ничего не узнали. А теперь лишь добавим к этой фразе стильную решеточку (# Плохаяпогода) — и вот перед нами уже фактически массовое движение людей, которые критично относятся к метеорологической ситуации в стане. Во фразе сразу появляется энергия, движение, глубина, жизнь! Создать свой хэштег может каждый» [19; Электронный ресурс]. Таким образом, хэштег обладает смысловой двуплановостью: смысл хэштега двоится на конкретно-обстоятельственную и глубинно-субстанциональную стороны. При этом важно понимать, что хэштег может реализовываться в одной из двух «тональностей»: либо в серьёзной, либо в шутливой. В связи с этим субстанциональную глубину некоторых хэштегов нужно воспринимать с определённой долей чувства юмора.

Смысловая двуплановость хэштега — это то его определяющее качество, которое позволяет отграничить хэштег от других лингвистических единиц, с которыми он может быть сопоставлен в рамках ЕПР в тех или иных аспектах.

Отметим, что иногда в хэштег могут превращаться даже сами фразеологизмы: # Печальбеда.Такие единицы также обладают смысловой двуплановостью. В условиях определённой конситуации или лингвистического контекста смс-общения они выполняют самостоятельную коммуникативную функцию.

Нужно отметить, что некоторые хэштеги, используемые в сети интернет, получают значительную популярность и из фактов индивидуальной речевой деятельности отдельных коммуникантов превращаются в единицы массовой интернет-речи и на правах слов входят в списки самых часто упоминаемых слов в «Твиттере» и других социальных сетях. Такого рода хэштеги, в отличие от большинства других, обладают воспроизводимостью: они не создаются в процессе ЕПР, а воспроизводятся как уже существующие целостные единицы. Но даже такие хэштеги трудно назвать полноценными единицами русского языка как системы: во-первых, в своём употреблении они ограничиваются исключительно сферой электронно-опосредованных коммуникаций; во-вторых, хэштеги обычно появляются на очень недолгое время, быстро выходят из употребления, и затем прочно забываются, сменяясь новыми удачными и/или остроумными хэштегами. Хотя не исключено, что в будущем некоторые хэштеги могут стать фактами русской языковой системы.

Итак, в русскоязычной смс-переписке наблюдаются систематические нарушения правил русской орфографии в области слитных, полуслитных и раздельных написаний. Нарушения наблюдаются преимущественно в тех зонах, в которых компоненты передают одно фонетическое слово. Цельнооформленными могут быть фразеологические обороты. Как особое семантико-орфографическое явление можно выделить хэштег, который активно используется во многих жанрах непринуждённого электронно-опосредованного письменного общения, в том числе и в смс-коммуникации. Хэштег является специфическим семантико-орфографическим средством современной естественной письменной речи. В других речевых сферах (в том числе в устной естественной речи) это явление не имеет аналогов.

Особого внимания заслуживают особенности графического сокращения слов и целых выражений в смс-переписке.

В смс-переписке используются такие приёмы компрессии, как консонантное письмо («выдёргивание» тех букв, которые обозначают согласные, например: пзв вместо позвоню), фонетическое письмо (купаца короче, чем купаться), логографические символы (смо3 короче, чем смотри), аббревиатуры, усечения [2, с. 90–102].

Консонантное письмо является очень эффективным средством экономии пространства смс-сообщений. Обычно этот приём комбинируется с усечением. Приведём пример диалогического смс-единства, в котором используется эта техника:

завтра неделя как он не выходил вк [в контакт — социальную сеть в интернете — прим.] и на смс не отвечает((

— я волнуюсь((

— позвони ему же.

— думаешь? Подожду до вечера тогда и пз

— потому что отчет о доставке пришел

— просто вдруг у него всё збс, а я тут панику развожу

— ну,тогда звони сейчас прямо.

— но вечером стопроц пз если не ответит

— ок.

Консонантное письмо используется в тех случаях, когда в смс-сообщениях есть нелитературные элементы:

«завести ребёнка потому,что так надо — это ппц»

В подобных случаях этот приём выступает как средство эвфемизации.

В смс-коммуникации используется такой приём компрессии, как усечение. Обычно усекается конец слова (нра — нравишься, бу — буду), но иногда встречаются и случаи аферезиса, когда усекаются начальные элементы слова:

«Это пока не известно,он его разобрал,спиртом протирал,там всё позалипало внутри,теперь бук [т. е. ноутбук — прим.] будет сохнуть до понедельника,в пн скажет ответ»

В связи с присутствием в русской смс-речи всех этих специфических явлений (консонантного письма, логограмм, аббревиации, усечений и т. п.) некоторые лингвисты говорят о существовании т. н. русского «смс-подъязыка» [2, с. 83]. Как показало проведённое нами исследование, консонантное письмо, аббревиация, логографические символы действительно используются в русскоязычной смс-переписке, но намного реже, чем, например, в англоязычной смс-коммуникации. Отметим, что существование английского смс-подъязыка (текстинга) — доказанный научный факт [2]. Говорить о существовании особого русского смс-подъязыка (русского «текстинга») пока слишком преждевременно. В русскоязычной смс-коммуникации используются преимущественно те лингвистические средства, которые присутствуют и в других жанрах современной естественной письменной русской речи, в частности электронно-опосредованной. Дело в том, что в англоязычной смс-коммуникации с помощью таких средств, как консонантное письмо, логограммы, аббревиация записываются не просто отдельные слова, но целые смс-высказывания. В русскоязычной смс-переписке этого пока не наблюдается.

Как средство сжатия текстов смс-коммуниканты активно используют элиминацию пробелов и знаков препинания. Элиминация знаков препинания является характерной пунктуационной особенностью русскоязычных смс-сообщений. Примеры смс-сообщений с использованием этого приёма:

«про учительницу которая расстреляла класс»

«как поспал братишка?»                            

«надо будет заняться как время появится».

«если быть честным то тема и тогда уже надоела, и сейчас когда её просматриваю, чувствую что переболел этим».

Нередко смс-коммуниканты между частями полипредикативных высказываний (ППВ) вместо запятых ставят точки. Точка — намного более удобный, чем запятая, знак препинания с точки зрения степени сложности его набора с помощью «клавиатуры» мобильного телефона (для того, чтобы поставить в смс-сообщении запятую, необходимо произвести большее количество нажатий). Наличие точек внутри ППВ в таких случаях не делает ППВ совокупностью нескольких простых предложений. Точки вместо запятых ставятся лишь из-за нежелания отправителя смс-сообщения лишний раз нажимать кнопки мобильного телефона. Пример ППВ с точками между предикативными частями:

«кстати мне сегодня приснился кот.но не мой покойный.а какой-то серый котёнок.которого мне подкинули,как того мопса,что приснился мне недавно»

«а я было подумал.что тебе всё равно»

Очевидно, что в данных случаях перед нами ППВ, о чём свидетельствуют союзные средства связи между предикативными частями высказываний и смысловые отношения между ними. Точки поставлены внутри ППВ лишь для того, чтобы избежать «трудного» с точки зрения его набора пунктуационного знака ««,. Это явление, характерное для непринуждённой письменной электронно-опосредованной речи, мы назвали псевдопарцелляцией (или псевдодислокацией).

В смс-сообщениях часто не соблюдаются правила употребления прописных (больших) и строчных (малых) букв. Вместо прописных букв смс-коммуниканты предпочитают писать строчные в целях экономии времени набора смс-сообщений.

Правила переноса слов с одной строки на другую в смс-сообщениях не соблюдаются. Обрыв слова и перенос его на другую строку происходит автоматически без соблюдения правил орфографии и без маркера переноса (без знака «-») с целью сэкономить пространство смс-сообщения и время набора текста.

Стремление смс-коммуникантов экономить речевые усилия и пространство сообщений, как можно сильнее сжимать тексты, нарушая при этом правила орфографии и пунктуации, отмечают все исследователи смс-коммуникации. Е. Ю. Венедиктова называет эти черты чертами устности в смс-дискурсе [2, с. 83–105]. В связи с этим лингвистический статус смс-речи (речи с графической основой) определяется термином «устно-письменная речь» [2, с. 70]. Такая точка зрения является сейчас общепринятой. Мы не можем согласиться с этой концепцией, поскольку сильная компрессия и деформация слоговой структуры слов характерны далеко не для всякой устной речи, а лишь для такой, которая обнаруживается в условиях непринуждённого неофициального межличностного общения. Склонность коммуникантов значительно редуцировать и деформировать сегментный ряд правомерно считать чертой естественной (непринуждённой, повседневной) речи, а не чертой устной речи. Для многих жанров устной речи (в частности публичной, официальной) это явление не характерно. Для устной публичной речи, напротив, характерно использование того стиля произношения, который Л. В. Щерба назвал «полным стилем произношения» (с чёткой артикуляцией) [21, с. 21–25]. Проблема многих современных лингвистов-исследователей электронного коммуникативного пространства заключается в том, что они не разделяют, смешивают такие понятия, как «устная речь» и «непринуждённая речь» (т. е. естественная, повседневная, разговорная). Что же касается черт собственно устности, то к ним правомерно отнести использование аудиального канала как основного канала передачи информации, а так же использование в качестве дополнительных средств общения возможностей человеческого голоса (громкости, темпа, тембра, агогики и т. д.). В смс-коммуникации аудиальный канал и возможности человеческого голоса не используются, а потому говорить о том, что в смс-дискурсе присутствуют черты устности, нельзя. Нельзя так же употреблять как синонимы такие термины, как «устная речь» и «разговорная речь». Не всякая устная речь является разговорной: существуют жанры устной речи, в основе которых лежат средства и нормы кодифицированного литературного языка (такая речь является объектом изучения риторики). Термины «устная речь» и «разговорная речь» в отечественном языкознании чётко разграничил ещё 1965 году В. Г. Костомаров в работе «О разграничении терминов «устный» и «разговорный», «письменный» и «книжный» [9]. Эти понятия принципиально разделяли также выдающиеся отечественные лингвисты Е. А. Земская, М. В. Китайгородская, Е. Н. Ширяев [5]. Этот мировой лингвистический опыт необходимо учитывать при попытках определить лингвистический статус речи электронно-опосредованного коммуникативного пространства (в частности смс-речи).

Наблюдения в области орфографического и пунктуационного устройства русскоязычной непринуждённой электронно-опосредованной переписки показывают, что в сфере естественной письменной речи формируется и активно развивается неполный стиль написания, или т. н. «аллегровое письмо». Сам термин «неполный стиль написания» мы перенесли из области фонетики, преобразовав термин «неполный стиль произношения» Л. В. Щербы. Проблему наблюдающегося формирования на базе смс-коммуникации неполного стиля написания мы уже затрагивали в работе [16, с. 172–177].

Как известно, в устной речи существуют разные стили произношения. Л. В. Щерба писал в связи с этим: «Вопрос о разных стилях произношения не является новым в фонетике: П. Пасси в своей классической книжечке «Les sons du francais», вышедшей недавно в 7-м издании (первое издание в 1887 г.), различает следующие стили: pronunciation familiere rapide, pronunciation familiere ralentie, pronunciation soignée, pronunciation tres soignée. Два примера из русского языка помогут понять, в чём тут дело: здравствуйте и здрасте, человек и чек, говорит и грит принадлежат, очевидно, разным стилям произношения (в немецкой лингвистике эти дублеты известны под именем Lentro- и Allegroformen). Внимательное наблюдение показывает, что это лишь крайние случаи и на самом деле существует бесконечное множество переходных нюансов, и что полные формы в сущности в обычной речи никогда не употребляются» [21, с. 21]. Существование полного и неполного стилей произношения (и не только в русской речи) — общеизвестный научный факт. В устной речи существуют разные стили произношения, обслуживающие разные сферы общения: неполный стиль произношения используется в речи «обычной» [21, с. 21], т. е. повседневной, неофициальной. Полный стиль произношения используется в речи публичной, официальной [21, с. 21]. В письменной речи, соответственно, должны существовать разные стили написания. И они действительно существуют, как показывают многочисленные современные исследования в области электронно-опосредованной переписки. Бесспорно, неполный стиль написания, используемый во многих жанрах неофициального межличностного письменного общения, раздражает и возмущает многих грамотных носителей русского языка, но наука не может не признать объективно существующий в повседневной письменной речи способ написания, для которого характерны письмо по фонетическому принципу, «игра с буквой», усечения, элиминация пробелов и знаков препинания, псевдопарцелляция, хэштег и др. Этот стиль мы определяем как «аллегровое письмо» (по аналогии с «аллегровым произношением» [21, с. 21–25]). Мы ни в коем случае не хотим давать каких-либо эмоциональных оценок этому явлению; мы говорим лишь о том, что такой способ написания реально существует, о чём свидетельствует огромное количество фактического материала — текстов современной естественной письменной речи. Неполный стиль написания — это лингвистическая реальность, такая же, как и неполный стиль произношения. Кроме того, современные требования функционального подхода и «уважения к коммуникантам» [10, с. 4–10] требуют исследовать не только те письменные тексты, в основе которых лежит кодифицированный литературный язык, но и те тексты, которые являются результатами естественной (непринуждённой, повседневной) русской речи и нормам КЛЯ не соответствуют.

Наблюдения в области орфографических и пунктуационных особенностей русскоязычной смс-коммуникации позволяют дать следующее определение термину «неполный стиль написания». Под неполным стилем написания мы понимаем такой способ написания, для которого характерны нарушения норм орфографии в области слитных, дефисных и раздельных написаний, в области переноса слов с одной строки на другую, в области употребления больших (прописных) и малых (строчных) букв, усечения слов, разные виды орфографических тропов, использование логографических символов, консонантное письмо, фонетическое письмо, аббревиация (типа лол), элиминация знаков препинания, псевдопарцелляция, хэштег. Все эти средства используются в условиях непринуждённого неофициального межличностного письменного общения (не только в смс-переписке, но и в других жанрах неофициального письменного общения). Нормой неполного стиля написания являются искажение идеального орфографического облика слов и пренебрежение правилами пунктуации:

«поло. божк. пора уже словарь опечаток издавать».

«какаянеприятность»

«ну бывает, чё»

«ты как настя»

«шо?»

«какого утра? Вылезь из окопа,уже вечер»

«вчера таксист посоветовал некого клизовского почитать. тоже что то про жизнь и смерть».

«Щас посмотрю».

«он нинормальный»

«Изза мужа что ли?»

«вы забыли обнятца)))»

Аллегровое письмо используется только при неофициальной переписке. В условиях официальной письменной коммуникации такой способ написания никогда не используется.

Неполному стилю написания (аллегровому письму) противостоит полный стиль, для котрого характерны написания, соответствующие правилам всех пяти разделов русской орфографии. Полный и неполный стили написания отличаются друг от друга с экстралингвистической точки зрения (т. е. условиями их употребления), и с собственно лингвистической точки зрения. Этими двумя стилями написания пользуются многие носители русского языка в зависимости от условий коммуникации (официальных/непринуждённых).

Наблюдения над орфографическим и пунктуационным устройством русскоязычных смс-сообщений показывают, что в жанровом пространстве смс-переписки доминируют черты естественной и письменной речи. Лингвистический статус непринуждённой электронно-опосредованной переписки правомерно определять термином «естественная письменная речь». Использовать для определения лингвистического статуса смс-речи общепринятую номинацию «устно-письменная речь» неправомерно. В смс-переписке нет черт устности, в ней есть: а) черты естественной (непринуждённой) речи; б) черты письменной речи. Подробнее вопрос о лингвистическом статусе электронно-опосредованной речи раскрыт в нашей работе «Смс-коммуникация как жанр «естественной» письменной речи» [17, с. 146–152].

Разделы русской орфографии мы перечислили в соответствии с источником [6, с. 77].

 

Литература:

 

1.                  Булохов В. Я. Экспрессивная орфография: Учебно-методическое пособие / В. Я. Булохов. — Красноярск: РИО КГПУ, 2001. — 70 с.

2.                  Венедиктова Ю. Е. СМС-сообщения: опыт типологического исследования (на материале английского и русского языков): дис. … кандидата филол. наук: 10.02.20. / Венедиктова Ю. Е. — М.; 2011. — 217 с.

3.                  Горошко Е. И. Интернет-коммуникация: настоящее и будущее // О некоторых чертах цивилизации будущего. Научное издание по материалам Международного Форума к 90-летию со дня рождения академика РАН Н. Н. Моисеева / Под ред. А. Т. Никитина и С. А. Степанова. — Москва, 2008. — 502 с.

4.                  Горошко Е. И. Современные Интернет-коммуникации: структура и основные характеристики [Электронный ресурс] // Интернет-коммуникация как новая речевая формация / Е. И. Горошко. — М., 2012. — 323 с. — Режим доступа к документу: http://www.textology.ru/article.aspx?aId=232

5.                  Земская Е. А. Русская разговорная речь. Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис / Е. А. Земская, М. В. Китайгородская, Е. Н. Ширяев: ответственный редактор Е. А. Земская. — Москва: Наука, 1981. — 276 с.

6.                  Иванова В. Ф. Современная русская орфография / В. Ф. Иванова. — М.: «Высшая школа», 1991. — 192 с.

7.                  Колокольцева Т. Н. Интернет-коммуникация как зеркало основных тенденций развития и функционирования русского языка [Электронный ресурс] / Т. Н. Колокольцева // Электронный научно-обозревательный журнал ВГПУ «Грани познания». — 2011. — № 4 (14). — Режим доступа к документу: www.grani.vspu.ru

8.                  Компанцева Л. Ф. Интернет-лингвистика: когнитивно-прагматический и лингвокультурологический подходы / Л. Ф. Компанцева. — Луганск: Знание, 2008. — 528 с.

9.                  Костомаров В. Г. О разграничении терминов «устный» и «разговорный», «письменный» и «книжный» // Проблемы современной филологии / Редкол.: М. Б. Храпченко (гл. ред.), В. И. Борковский, В. Д. Левин, Д. С. Лихачёв, И. Ф. Протченко, А. Н. Робинсон. — М., 1965. — 475 с.

10.              Лебедева Н. Б. Естественная письменная русская речь как объект лингвистического исследования [Электронный ресурс] / Н. Б. Лебедева // Вестник БГПУ. — 2001. — № 2. — С. 4–10. — Режим доступа к документу: http://www.uni-altai.ru/Journal/vestbspu/2001/gumanit/PDF/lebedeva.pdf

11.              Леонтьева А. В. Особенности компрессии средств выражения информации в современном языке: на материале электронного дискурса: дис. … кандидата филол. наук: 10.02.19 / А. В. Леонтьева. — М., 2009. — 173 с.

12.              Литневская Е. И. «Антиорфография» как лингвистический феномен и как письменная речевая субкультура [Электронный ресурс] / Е. И. Литневская // Ярославский педагогический вестник. — 2010. — № 4. — Режим доступа к документу: http://vestnik.yspu.org/releases/2010_4g/42.pdf

13.              Лутовинова О. В. Интернет как новая «устно-письменная» система коммуникации // О. В. Лутовинова / Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена: общественные и гуманитарные науки (философия, языкознание, литературоведение, культурология, экономика, право, история, социология, педагогика, психология). — 2008. № 11. — С. 58–65.

14.              Лысенко С. А. Взаимодействие устной и письменной формы существования языка в Интернет-коммуникации: автореф. дис. на соискание науч. степени канд. филол. наук: спец. 10.02.19 «Теория языка» / С. А. Лысенко. — Воронеж, 2010. — 24 с.

15.              Сорокина Т. А. Специфика реализации речи в Интернет-пространстве / Т. А. Сорокина // Известия САМНЦ РАН, Вып.: Педагогика и психология, Филология и искусствоведение. — 2009 (1). — № 3. — С. 51–57.

16.              Тесленко О. А. Графико-фонетические особенности русскоязычной смс-коммуникации / О. А. Тесленко // Наукові записки Кіровоградського державного педагогічного університету імені Володимира Винниченка. — 2013. — Випуск 119. — Серія: Філологічні науки (мовознавство). — С. 172–177.

17.              Тесленко О. А. Смс-переписка как жанр «естественной» русской речи / О. А. Тесленко // Лінгвістичні студії. Міжнародний збірник наукових праць Донецького національного університету. — 2014. — Випуск 28. — С. 146–152.

18.              Трофимова Г. Н. Функционирование русского языка в Интернете: концептуально-сущностные доминанты: дис. … доктора филол. наук: 10.02.01 «Русский язык» / Г. Н.Трофимова. — М. — 509 с.

19.              Уроки твиттера. Хэштеги и фейки [Электронный ресурс] / Режим доступа к документу: http://уря.рф/ %D1 %85 %D1 %8D %D1 %88 %D1 %82 %D0 %B5 %D0 %B3

20.              Шанский Н. М. Лексика и фразеология современного русского языка / Н. М. Шанский. — М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР, 1957. — 168 с.

21.              Щерба Л. В. О разных стилях произношения и об идеальном фонетическом составе слов // Избранные работы по русскому языку / Л. В. Щерба. — М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР, 1957. — С. 21–25.

22.              Щипицина Л. Ю. Комплексная лингвистическая характеристика компьютерно-опосредованной коммуникации [Электронный ресурс]: автореф. дис. на соискание уч. степени доктора филол. наук: спец. 10.02.04 «Германские языки» / Л. Ю. Щипицина. — Воронеж, 2011. — 40 с. — Режим доступа к документу: http://cheloveknauka.com/kompleksnaya-lingvisticheskaya-harakteristika-kompyuterno-oposredovannoy-kommunikatsii

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle